Мой вклад в изучение Великого Новгорода

Чудинов Валерий Алексеевич


 В данной статье я хотел бы собрать вместе все те новые сведения, которые мне удалось собрать в предыдущих статьях. И начинаю я с копии рисунка Леонардо да Винчи.

Оглавление:
  • Рисунок Новгородского храма как крепости и церкви.
  • Фантазии археологов по поводу детали виманы.
  • Завод виман.
  • KNO как факт или Новгородский семинар с оргвыводами.
  • Проблема новгородской торговли.
  • Общие итоги.
  • Монография о древненовгородском диалекте А.А. Зализняка [12].
  • Существовали ли в древности диалекты?
  • Моё отношение к термину «древнерусский язык».
  • Неологизм А.А. Зализняка.
  • Соотношение понятий «диалект» и «язык».
  • Графика и орфография.
  • Об орфографических системах.
  • Фонематическая орфографическая система.
  • Звучали ли слова в древненовгородском диалекте так, как были написаны?
  • Конкретные чтения.
  • Грамота № 590.
  • Грамота № 7.
  • Грамота № 12.
  • Грамота № 15.
  • Грамота № 18.
  • Грамота № 20.
  • Грамота № 24.
  • Грамота № 26.
  • Грамота № 28.
  • Грамота № 33.
  • Грамота № 40.
  • Обсуждение.
  • Что собой представляют берестяные грамоты.
  • Якобы нечитаемые новгородские БГ.
  • Мои дополнения, чтения лакун и чтение «бессмысленных» букв.
  • Смешанные написания.
  • Грамота № 292.
  • Моё чтение грамоты.
  • Более древние надписи на бересте.
  • Общий вид БГ №3 Новгорода.
  • Моё чтение явной надписи грамоты.
  • Современное изложение текста грамоты.
  • Обсуждение особенностей неявного текста грамоты.
  • Заключение.
  • Литература.
  • Рисунок Новгородского храма как крепости и церкви.

    Рис.1.   Изображение крепости на рисунке Леонардо и моё чтение надписей

    Он взят из "Атлантического кодекса" Леонардо да Винчи. О нём написана заметка [1]: «2 мая 2019 г. - памятный день, когда во многих странах мира тем или иным способом отмечали 500-летие со дня смерти Леонардо. По этому случаю было организовано множество разнообразных мероприятий, мимо которых не могла пройти и Амброзианская библиотека в Милане, где хранится оригинал "Атлантического кодекса", знаменитой подборки манускриптов да Винчи. 1119 страниц, созданных между 1478 и 1519 гг, разбитых на 12 томов. Тонны заметок на самые разнообразные темы: от естественных и гуманитарных наук до анатомии и, конечно же, архитектуры и инженерии. И всё это украшено рисунками мастера. Амброзианская библиотека сделала нам большой подарок, полностью оцифровав "Атлантический кодекс" и выложив его в открытый доступ: http://www.codex-atlanticus.it/#/Overview

    Содержимое кодекса тщательно проанализировали, каждую страницу по возможности датировали, а их содержимое разбили на множество рубрик, и теперь у нас появилась возможность фильтровать содержимое кодекса! Причём фильтровать можно не только по широким разделам (к примеру, Архитектура или Инженерия), но и по подразделам (к примеру, в Архитектуре можно выделить подраздел именно Фортификации, Мостов, Каналов и т.д.), а параллельно можно задействовать ещё и фильтр по датировкам. Помимо множества изображений, в кодексе содержится и масса текстовых заметок на разные темы (написанных известным "зеркальным письмом"). Кстати, именно в этом кодексе можно найти знаменитое резюме Леонардо, созданное, чтобы привлечь внимание желанного работодателя – миланского герцога Лодовико.Сфорца.Резюме в переводе: https://hrliga.com/index.php?module=news&op=view».

    Эта заметка сопровождается несколькими фотографиями рисунков Леонардо да Винчи, среди которых я выделил рис.1. На нём изображена звёздчатая крепость с 10-ю башнями. Вокруг рисунка можно видеть текст, написанный зеркальным письмом чёрными буквами. Однако над тремя нижними башнями на рисунке и между строк. Кстати, между строк имеется две строки, написанные карандашом и совпадающие по тону с изображением звёздчатой крепости. После того, как я прочитал их обе, я понял, что заглавной является нижняя строка, которую я поместил на поле дешифровки в самом низу. Я читаю её так: ХАРАОНА ХРАМЫ В РЮРИКА КРЕПОСТИ. Уже из этого следует, что Леонардо изучал древние русские строения.

    А основной карандашный текст написан между чернильным (или сделанным тушью) и рисунком. И первую строку я читаю, как: ХРАМА И КРЕПОСТИ РИМА СТЕНА, что указывает на определённый город. Но какой именно Рим имеется в виду, в Италии, в Египте или в Европе (города «Рим» Рюрика), неясно. Далее я читаю верхнюю межстрочную карандашную надпись: ХАРАОНА РИМА ИС КРАЯ МАРЫ РУСИ РЮРИКА РИМА МАРЫ, что означает: ХАРАОНА РИМА ИЗ КРАЯ ЕВРАЗИИ РИМА МАРЫ РЮРИКА.  Поскольку Италия обозначалась, как Край Рима, а не Русь Мары, то нынешний Рим отпадает, как и Западный Каир в Африке. Остаётся только Великий Новгород. Это – его крепость. Кстати, она очень напоминает звёздчатую крепость Твери. Далее я  читаю строки карандашного текста между чернильным и рисунком. На 2-й строке это будут слова: ХАРАОНА РИМА МАРЫ, на 3-й – 35 ХРАМ ИС КРАЯ МАРЫ, на 4-й – ВОЙСКА МАРЫ, что можно понять, как ХАРАОНА ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА  ХРАМ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА ИЗ КРАЯ АЗИИ ВОЙСКА ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСИХ СИЛ. Так что моя догадка о Великом Новгороде подтвердилась прямым указанием на 35-ю Аркону Яра.

    Однако возникает вопрос, какой именно храм описан на рисунке Леонардо? Выяснение я начинаю с самой нижней правой башни. Находящаяся ближе всего к зрителю башня подписана: МАРЫ ХРАМ ЯРА МИМА, то есть, ХРАМ МАРЫ ЖРЕЦА ЯРА (РЮРИКА). И далее я перехожу к чтению надписи на верхней части горизонтальной стены между двумя круглыми башнями в самой середине рисунка: МАРЫ ХРАМ ЯРА МИМА 35 МАРЫ МИМА ВИМАН МАРЫ ВОЙСКА МАРЫ, что означает: ХРАМ МАРЫ ЖРЕЦА ЯРА (РЮРИКА) ИЗ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА, ВОЙСКА ЛЕАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ  ВКС ЖРЕЦА МАРЫ.  Иначе говоря, ничего нового здесь не написано, а потому дальнейшее чтение не имеет смысла. Странно, но археологам о каком-то каменном храме Мары в виде звёздчатой крепости с 10 башнями ничего не известно. Следовательно, чтобы проверить истинность рисунка Леонардо да Винчи, необходимо найти этот объект на виде Великого Новгорода сверху.

    Однако затем возникает вопрос, где искать? – Согласно моим предположениям о храмовом строе, любой город исторически начинался не с рынка, а с храма и его инфраструктуры. А остальные постройки возводились вокруг храма. Следовательно, искать надо с центра города.

     

    Рис. 2. Вид на центр Великого Новгорода с высоты 532 метра

    Программа Гугла «Планета Земля» даёт возможность увидеть любой город с разной высоты. Я остановился на изображении Новгородского кремля с высоты в 532 м, рис. 2. Но здесь никакой крепости, и круглых башен не видно. Это, разумеется, не означает, что их тут не было. Зато видно, что внутри  кремля имеются постройки, а также много деревьев, и, что интересно, некоторые группы деревьев образуют незамкнутые окружности. Не повторяют ли они контуры башен?

    Правда, таких групп деревьев можно выделить всего 2-3. А для более или менее достоверной реконструкции следует обратить внимание на рисунок Леонардо да Винчи. На нём видно, что 2 первых башни отделены от остального массива небольшим Г-образным двором. Полагаю, что великий итальянский мастер расположил рисунок по всем правилам, то есть, у него южная сторона внизу, северная наверху. Именно эта деталь и помогла найти не только верную ориентацию разрушенного храма-крепости, но и найти соответствующий Г-образный дворик  и 2 башни перед ним.

     

    Рис.3. Моя реконструкция храма Мары Великого Новгорода

    Итак, я выделил по окружностям из деревьев, а также по изображению дворика предполагаемый вид храма Мары в виде крепости, рис.3. Здесь мы видим 10 башен и 2 дворика. – Читая надписи из других групп деревьев, я получаю поддержку: внутри этой крепости находится текст: 35 МАРЫ ВИМАН ХРАМ ЯРА, РУСЬ МАРЫ, что означает: ХРАМ ЯРА (РЮРИКА) КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЕЙ ВКС, ЕВРАЗИЯ, то есть, те же самые слова, которые были написаны карандашом Леонардо да Винчи.

    Таким образом, произведена взаимная проверка: рисунок и подписи Леонардо да Винчи (1452-1519) и реальной структуры внутри Новгородского кремля. Иными словами, Леонардо  в начале XVI века знал в подробностях устройство и название этого  храма-крепости, что позволило не просто подтвердить его слова, но и доказать, что первоначальный храм Мары в Великом Новгороде был не деревянным, а каменным, и притом воинским, то есть, храмом-крепостью. Интернет содержит описание храмов этого города только с XII века н.э., а данный храм Рюрика, скорее всего, был построен во второй половине IX века н.э. [2,3].

     

    Рис. 4.  Кусок виманы и моё чтение надписей

    Фантазии археологов по поводу детали виманы.

    Заметку [4] я читал с большим недоумением: «В руки исследователей попал загадочный предмет, который натолкнул их на такой вывод. Об этом рассказывается в интернет-издании The Mirror. В 1973 году на берегу реки Морш в окрестностях трансильванского города Аюд строители обнаружили в грунте, на глубине порядка 10 метров 3 предмета.

    Всех их передали румынским ученым для исследований, и специалисты установили, что два из них изготовлены из костей животного, обитавшего на Земле 80 000 лет назад. В большей степени экспертов заинтересовал третий предмет, сделанный из металла.

    Ученые изучили артефакт, и установили, что его возраст составляет примерно 248 000 лет. Предмет, в некотором смысле схожий с наконечником топора, состоит из 12 металлов, из которых на алюминий приходится 90% сплава. Специалисты удивились этому, так как ранее наука считала, что в те времена человек не мог работать с такими материалами, и начал заниматься этим совсем недавно. Румынские ученые высказали смелое предположение, согласно которым они имеют дело с предметом, который принадлежит инопланетянам, прилетавшим ранее на Землю. К слову, мнение исследователей разделяют специалисты из Лозанны, которые также изучили артефакт».

    Эту деталь я уже видел в заметке [9] 2013 года, где говорилось: «Этот алюминиевый клин был найден в Румынии в 1974году, на берегу реки Мурес, недалеко от города Аюд. Нашли его на глубине 11-ти метров, рядом с костями Мастодонта - гигантского, похожего на слона, вымершего животного. Сама находка очень напоминает головную часть огромного молота. В археологическом институте города Клуж-Напока, куда предположительно отправился артефакт, был определено, что металл, из которого сделан данный клин, - это алюминиевый сплав, покрытый толстым слоем оксида.

    Сплав содержал в себе 12 различных элементов, и находку отнесли к разряду странных, так как алюминий был открыт только в 1808 году, а возраст данного артефакта, учитывая его нахождение в слое вместе с останками вымершего животного, определяется, примерно, в 11 тысяч лет».

    Понятно, что я обследовал этот артефакт, проведя его эпиграфический анализ, написав: «Вообще-то алюминиевый сплав - это металл авиации. Данный клин мог быть помещен в исторический музей того времени, где содержались останки животного. Что касается самой конструкции клина, то он вращался вокруг горизонтальной оси, подпирая подпятником некую металлическую вертикальную тягу. Левая часть, таким образом, служила рукояткой, или, что скорее, педалью. Там, где она выходила наружу, она потемнела, а там, где оставалась внутри механизма, сохранилась светлой» [10].

    Но использование клина, на взгляд исследователей, иное: «В 1974 или 1973 гг. на берегах реки Марош в Румынии близ города Аюд был найден алюминиевый клин, напоминающий верхнюю часть молота или топора. Все бы ничего, но предварительный анализ показал, что клину 300-400 лет. Более глубокий анализ, насколько позволяли тогдашние технологии, подтвердил этот "диагноз". Одна беда - в  чистом виде алюминий в природе не встречается, это сплав металлов. Масла в огонь подлило то, что рядом с этим "костылем" были найдены останки доисторического животного, возраст которого был определен как "примерно 20 тысяч лет". Разумеется, клин немедленно оброс слухами и домыслами, от того, что это древний кусок инопланетного корабля и, заканчивая тем, что в средние века случайно изобрели способ делать алюминий, а затем его утратили. Проблема в том, что костыль бесследно исчез. Сегодняшние технологии могли бы многое рассказать о его природе и происхождении, но исследовать нечего» [9].

    Как видим, предполагается, что это молот или топор. Однако для того, чтобы убедиться в этом, необходимо прочитать надписи. Надписей тут весьма много, но, чтобы их увидеть и выделить, необходим эпиграфический опыт.

    На середине тёмной части верхушки клина можно выделить мужской лик анфас с пышной бородой и довольно моложавым лицом. Лицо достаточно молодо и не лишено привлекательности. Наверху читается надпись: СКИФА ЯРА РЮРИКА ВИМАНА ЯРА. Иначе говоря, данный клин действительно являлся деталью виманы Яра.

    А строкой ниже можно усмотреть такие слова: КРАЙ МАРЫ РУСИ МАРЫ. Это - место, где производились виманы и откуда они вылетали. А ниже можно видеть сидячее изображение мужчины, опирающегося левой рукой о посох. На этом месте можно прочитать подпись: РУКА ХАРАОНА-СКИФА.  Она, видимо, означает: РУКОВОД-СТВО СО СТОРОНЫ ХАРАОНА И СКИФА. Ниже читается продолжение: ВОИНА МАРЫ. Справа, на светлой части клина можно выделить старческое лицо анфас с небольшим поворотом влево. Виден мясистый нос и окладистая борода. Над ликом можно прочитать подпись: МАСКА РЮРИКА МИМА, то есть, ИЗОБРАЖЕНИЕ РЮРИКА МИМА. Правда, какое из трёх, нужно догадываться.

    Таким образом, часть конструкции виманы относятся ко временам Рюрика, то есть, к IX веку н.э., когда практически на всём земном шаре был распространен русский язык. Другое дело, что огромный подъём науки, техники, экономики и военного дела этого периода западная историография замалчивает, отчего русские надписи кажутся современным читателям какой-то странной фантасмагорией. Между тем, читать древние надписи по-русски - это норма, а не случай» [10].

    На рис. 13 фотография алюминиевого клина стала крупнее и с более высокой разрешающей способностью, поэтому я решил прочитать новые надписи, тем более, что фотография сделана с другого ракурса. На этот раз я решил начать чтение не с верхней, а с нижней строки верхней поверхности, на грани ее перехода в вертикальную плоскость. И здесь я читаю слова: 39 СТАН ВИМАН ХРАМА 35 АРКОНЫ. На современном языке это означает: 39 СТАН ВВС ХРАМА ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА.

    Это - весьма любопытная информация. До сих пор я констатировал соответствие нумерации воинских частей нумерации храмов Мары, а через них - нумерации городов вторичных Аркон. Только 36 Аркона Яра как нынешняя Москва - столица России, оказалась не входящей в число 35 Аркон Рюрика, при условии, что и первую Аркону Яра, нынешний италийский Рим, создал он (а сейчас я уже близок к тому, чтобы в этом сомневаться). Но из только что полученной информации получается, что воинские станы виман Рюрика создавались быстрее, чем в их честь нумеровались новые города, и в дополнении к 15 и 35 станам воинов виман Рюрика в великом Новгороде существовал и 39 стан. Опять-таки подозреваю, что это был авиационный завод, который передавал свою продукцию 35-му стану воинов Рюрика.

    Далее я читаю датировку, которая написана внутри фрагмента, обведенного черной рамочкой: ГОД 3-5 ЯРА. В пересчёте на привычное для нас летоисчисление это означает даты 859-861 ГОДЫ ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА. Эти две даты, как я полагаю, означают: первая - дату ввода завода в строй, вторая - дату создания виманы.

    Затем я читаю надпись вокруг центрального отверстия на верхней поверхности: ХРАМ ВИМАН ВОИНОВ РЮРИКА. Это - надпись с трех сторон (снизу, слева и сверху). А справа находится весьма интересное дополнение: ЗАВОД ХРАМА МИМА ЯРА. Оно подтверждает мою версию. Кстати, слово «ЗАВОД» мною встречено впервые. Более того, пока никому из академических историков даже в страшном сне не снилось, что в Великом Новгороде заводы существовали с середины IX века н.э.!

    Так что данная надпись относится к заводскому клейму. А внутри центрального отверстия никаких заводских надписей быть не должно, это - паз для помещения в него некоторого стержня округлой формы. Тем не менее, внутри отверстия надписи имеются. Сначала я читаю надпись на вертикальной стенке: ХРАМ МАРЫ 35. Иначе говоря: В ХРАМ МАРЫ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА. А затем я читаю надписи на дне отверстия: В РЕМОНТ, СЛОМАНЫ, ЗАМЕНА. А это - надпись, сделанная авиационным техником. Опять-тки, все три слова, и «РЕМОНТ», и «СЛОМАНЫ», и «ЗАМЕНА» мною встречены впервые. Однако эта запись техника по каким-то причинам выполнена не была, и деталь осталась лежать на берегах реки Марош в Румынии близ города Аюд до 1974 г. там, где находился один из СТАНОВ ВИМАН ВОИНОВ РЮРИКА [5].

    Завод виман.

    А далее я перехожу к теме «Новости моих последователей». На этот раз речь пойдёт о находках кандидата наук Марины Чекмарёвой, которую я попросил найти завод в Великом Новгороде, на котором изготавливались виманы. И она мне прислала ответ, рис. 5. Правда, с подписью «Нечто похожее на взлётные полосы».

     

    Рис. 5. Геоглиф, присланный мне Мариной Чекмарёвой, усиленный по контрасту

    На рис. 5 показан фрагмент местности рядом с «Рюриковым городищем» вблизи Великого Новгорода. Напомню, что в статье [7] я писал: «Я читаю надпись вокруг центрального отверстия на верхней поверхности: ХРАМ ВИМАН ВОИНОВ РЮРИКА. Это - надпись с трех сторон (снизу, слева и сверху). А справа находится весьма интересное дополнение: ЗАВОД ХРАМА МИМА ЯРА. Оно подтверждает мою версию. Кстати, слово «ЗАВОД» мною встречено впервые. Более того, пока никому из академических историков даже в страшном сне не снилось, что в Великом Новгороде заводы существовали с середины IX в. н.э.!» Марина попросила дать ей задание и теперь доложила мне о его выполнении. Но для того, чтобы понять, действительно ли здесь изображены взлётные полосы виман (что косвенно указывало бы на близость завода), требуется сначала прочитать соответствующие надписи. Взлётная полоса обозначалась словом РАВНИНА.

     

    Рис. 6. Моё чтение надписей на скриншоте рис. 5

    Исходное изображение появилось довольно тусклым и тёмным, и чтение надписей на нём стало возможным только после усиления контраста. На первый взгляд, взлётными могли быть полосы на левой части изображения, образующие «ёлочку». Однако, тут я сначала читаю слово СТАН, написанное очень крупными буквами, а затем название столиц, которому этот воинский стан принадлежал: 33, 35 АРКОНЫ (ЯРА). На современном русском языке это обозначает: ВОИНСКИЙ СТАН ЛАДОГИ И ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА. Кроме того, на левой части поля можно видеть мужские лики анфас - усатые и бородатые (я их выделяю три, хотя их больше).

    Затем я рассматриваю правое поле. Здесь можно видеть еще один усатый и бородатый мужской лик анфас, то ли в шлеме, то ли с распушенными волосами. На уровне его бровей и глаз можно прочитать цифру 253, а ниже - слово ВИМАНЫ, и на уровне рта я читаю искомое слово: РАВНИНЫ 35. Иначе говоря, указано точное число виман на левой стоянке, 235 (ёлочкой помечены места их стоянки), и все они принадлежали к ВЕЛИКОМУ НОВГОРОДУ.

    Таким образом, можно заключить, что косвенный признак был выявлен совершенно точно: найдена и ВЗЛЁТНАЯ ПОЛОСА (РАВНИНА) и МЕСТА СТОЯНКИ ВИМАН.

     

    Рис. 7. Геоглиф места завода виман в Рюриковом городище

    Следующее изображение геоглифа на рис. 7 с подписью Марины «Место завода» выглядело еще более тёмным и достаточно тусклым, и опять мне пришлось усилить контраст. На изображении мы видим трапециевидную площадку, расширяющуюся кверху, обнесённую забором, внутри которой, видимо и располагался этот завод. В левом нижнем углу территории находится озеро, которое называется ДАНЕЦ. Выше него находится еще один водоём, возможно, меньшей глубины, а правее - нечто вроде заболоченной низины. Так что в этой части огороженной территории завода точно нет.

    Но зато всю правую половину изображения занимают корпуса предприятия. Возможно, они подписаны, но для этого нужно рассмотреть каждый промежуток между корпусами. Похоже, что корпуса не только разрушены, но и, будучи углублёнными, сегодня оказались затопленными. Полагаю, что было бы интересно организовать здесь археологические раскопки. Если что-то сохранилось от оборудования и от запоротых деталей, было бы интересно их откопать и пристально рассмотреть.

    Белой прямоугольной рамочкой я выделил фрагмент поля перед заводом, внутри которого я прочитал подпись: ЗАВОД ВИМАН. Так что Марина Чекмарёва с задачей обнаружения данного объекта великолепно справилась. Теперь осталось разобраться с отдельными корпусами.

     

    Рис. 8. Моё чтение надписей на отдельных фрагментах изображения

    Сначала я читаю подпись на самом верху, повернув данный фрагмент вправо на 90 градусов. Она гласит: ЗАВОД ВИМАН 35, то есть, ЗАВОД ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА, что подтверждает предыдущее чтение. Чуть ниже, на двух диагональных фрагментах можно прочитать слова ХОЗБЛОК ВИМАНСКИЙ. Вполне возможно, что в этом хозяйственном блоке находились заготовки и материалы для изделий, а также необходимые инструменты.

    Центральные перемычки завода, к сожалению, не подписаны, и какие цеха они окружали, понять трудно. А подписи тут таковы: МАСКА 30 АРКОНЫ РЮРИКА МИМА МИРА ВОИНОВ. Полагаю, что в данном случае эта подпись означает: ВИД ИЗДЕЛИЙ ДЛЯ  ЗАПАДНОГО КАИРА ВОИНОВ ЖРЕЦА РЮРИКА. Над нижним самым крупным корпусом, отдалённо напоминающим сердце, я читаю словаВИМАН КОРПУС. Скорее всего, это – СБОРОЧНЫЙ ЦЕХ.

    На центрально площадке между корпусами можно видеть изображение лица мужчины анфас с бородой и усами. На этом лице можно прочитать слова: РУСЬ РЮРИКА, ХРАМ МАРЫ. И, наконец, я читаю слова на самом правом треугольном участке, повернув его вправо на 90 градусов. Тут написано: 35 АРКОНЫ ВИМАН ВВОД В СТРОЙ ВОИНСКИХ ВИМАН ВОИНОВ РЮРИКА МИМА. Скорее всего, это был цех отделки и приёмки летательных аппаратов, который располагался в самой крупной постройке, отдалённо напоминающей сердце.

    Так что назначение и расположение хозблока, сборочного цеха и цеха окончательной сборки и отделки, а также приёмки удалось определить по надписям.

     

    Рис. 9. Расположение завода по отношению к Великому Новгороду

    На рис. 9 показан вид завода (обведен белой окружностью) по отношению к Великому Новгороду. От сегодняшней кромки города он удалён на 6 км, от центра города – на 8,8 км. Размер совокупности корпусов составляет в длину 880 м, в ширину – 510 м. При этом хозяйственный блок вытянут по диагонали на 300 м, имея ширину всего 10 м.

    Остальные цеха таковы: подготовительный цех – 180 м на 90 м (находится ниже хозяйственного), храм Мары - 130 м на 110 м, цех слева от храма Мары - 140 м на 100 м, самый крупный цех (отделки и приёмки) – 210 м на 160 м. Полагаю, что размеры цехов завода вполне сопоставимы с современными размерами цехов соответствующих назначений. И слева, за забором размещался воинский стан с готовой продукцией. Общая длина взлётной полосы составляла 1030 м, однако накатанная активная часть - всего 580 м. Из чего следует, что взлётные скорости самолётов были невелики.

    Транспортной артерией для подвозки материалов и инструментов для завода являлся канал, прорытый от реки Волхов почти перпендикулярно по идеальной прямой линии, шириной 100 м, а также идущее от него перпендикулярно к озеру Данец ответвление шириной в 10 м, тоже прямое, но с небольшими изгибами. Далее совсем узкие, менее 10 м ширины каналы подходят, по меньшей мере, к 4 северным цехам завода. С нашей точки зрения водная инфраструктура предприятия весьма необычна, однако она объясняет, почему в наши дни цеха оказались под водой: вода подмыла перегородки, отделяющие каналы от самих цехов и затопила цеха. Поэтому я восхищаюсь верностью догадки Марины Чекмарёвой, которая смогла интерпретировать цепь озер прямоугольной и вытянутой формы как остатки крупного завода. Вот каких исследователей не хватает современной археологии!

    Обнаружение древнего завода по изготовлению виман – очередной триумф геоглифической археологии. Вместе с тем ёмкость накопительной площадки в 253 единицы готовой продукции мне представляется нормальной только для мирного времени. В дни войны, когда по тем или иным причинам выходят из строя более десятков самолётов в день, одного завода мало. Да и с точки зрения безопасности одно предприятие всегда уязвимо – диверсанты могут вывести его из строя. Вероятно, существовали и иные заводы. Но зато теперь становится понятно, по каким признакам можно обнаружить аналогичные древние заводы: близость к крупному городу (наличие рабочей силы) и к крупной реке (основной транспортной артерии), наличие от реки прямых каналов (возможно, перпендикулярно к ней), а также каналов второго порядка, и существование целой сети близко расположенных озёр не округлого, а близкого к прямоугольным очертаниям. А также наличие рядом стана готовой продукции и взлётной полосы [6].

    KNO как факт или Новгородский семинар с оргвыводами.

    Полемика бывает разной. В нормальном обществе каждый человек излагает свою точку зрения и отвечает на аргументы противника. Конечно, одна точка зрения слушателям может нравиться больше, другая меньше, поэтому кому-то дают высказаться подробно и аргументированно, тогда как его оппонента могут перебивать и заставлять говорить предельно кратко. Тут можно говорить о неравных условиях и о том, что демократия полемики нарушена. Однако, если руководитель призывает высказаться всех, а потом кому-то волевым решением высказаться запрещает, о какой-то демократии речь уже не идет. Это – научная цензура, которая заставляет вспомнить о незабвенном Лаврентии Павловиче.

    Я, признаться, не ожидал, что могу оказаться персоной non grata не где-нибудь, а в нашем вузе номер один, моей alma mater, Московском государственном университете. Правда, я кончал физический факультет, а забрел на исторический. В 2003 г. Новгородский семинар при кафедре археологии долго не открывался, но во вторник 21 октября он начал свою работу. Я с удовольствием поприветствовал руководителя кафедры, академика РАН Валентина Лаврентьевича Янина, с которым меня связывало многолетнее знакомство. Он и открыл семинар, рассказав об успехах летней Новгородской экспедиции. Как и обычно, успехи были очень неплохими, чуть позже была принесена коллекция подъемных предметов и мы имели удовольствие подержать их в руках. О находках докладывала Л.В. Покровская, которая, наряду с самими предметами, демонстрировала и прориси отсутствующих предметов. Отсутствовали предметы из дерева – дерево сохраняется плохо и требует более жесткого режима хранения, поэтому деревянные изделия лучше показывать в прорисях. В частности, была показана прорись одной деревянной тарелочки с надписью.

    Рис. 10. Прорись деревянной тарелочки с надписью

    В процессе демонстрации прориси докладчица упомянула и о надписи, и даже прочитала ее - КНО. «Что-что?» - переспросил один из слушателей. - «КНО!» - невозмутимо повторила Покровская. Всем стало ясно, что она-то абсолютно точно знает, что такое КНО, а вот каждый из присутствующих - нет. Но стыдно признаваться в таком неведении одного из самых распространенных русских слов.

    Меня этот пример поразил. Для меня-то было ясно, что надпись сделана руницей, но не вполне правильно. Дети и малограмотные часто путают буквы, и вместо И пишут N, а вместо Я - R. Эпиграфисты называют буквы с разворотом не в ту сторону зеркальными. Так вот, в данной надписи зеркальной была буква N. Вместо нее должен был стоять слоговой знак И, а вся надпись КИО на рунице означал КЪРОВА, то есть, КОРОВА. Иными словами, тарелка была предназначена для того, чтобы на ней что-то подавать корове, какой-то изысканный корм в небольших количествах. Либо как поддон под бидон. И чтобы тарелку не спутать и затем не использовать для подачи в ней каких-то продуктов людям, ее и подписали. Но не вполне аккуратно, поскольку крестьяне не были особыми грамотеями. Именно об этом я и хотел бы сообщить, если бы мне дали слово.

    В конце заседания руководитель семинара профессор Елена Александровна Рыбина попросила участников семинара назвать свои возможные темы выступления и даты. Поднялось 2-3 руки. После всех поднял руку и я. Но если записывали всех, даже студентов, то на мою руку внимания не обратили. После заседания я обратился к ней со своим недоумением – почему мне нельзя было бы выступить. На это Рыбина ответила, что она меня знает по моим статьям на сайтах в интернете, и что всё, что я там публикую, я выдумал, и она не хочет предоставлять трибуну фантазеру. А если я очень настаиваю, то я могу предоставить тезисы, которые кафедра обсудит с привлечением таких эпиграфистов, как Медынцева и Рождественская, и, если они признают мою правоту, тогда, возможно, кафедра примет положительное решение. Получалось так, что если бы я был студентом исторического факультета, мне было бы достаточно назвать дату и тему, а вот если я являюсь Председателем комиссии по культуре Древней и Средневековой культуре РАН, то сне сначала нужно будет предоставить тезисы, а затем, если отзывы будут положительными, и если с ними согласится кафедра, то тогда, при благоприятном стечении обстоятельств, вполне возможно, что... Что за чушь? Это была просто форма отказа, причем эшелонированная, на тот случай, если бы я стал жаловаться.

    Было ясно, что никому ни на какой отзыв мои тезисы отдавать не будут. Меня в данном случае уже интересовала чисто социально-психологическая составляющая нашей полемики, я написал тезисы и передал их Рыбиной на следующем заседании Новгородского семинара. Она явно не ожидала такого разворота событий, поскольку о тезисах мне сказала лишь «для красного словца», теперь она предельно откровенно заявила о том, что она меня ни в каком виде не допустит до выступления на ее семинаре. Теперь все точки над i были расставлены.

    У меня это вызвало улыбку. Со мной поступили не только не как с профессором, а хуже, чем со студентом. Я вспомнил замечательную кинокомедию, «Каин XVIII», где персонаж, похожий на Альберта Эйнштейна, был «разжалован» в студенты. Ну, а у меня всё случилось рангом ниже, ибо я был даже хуже студента. А, возможно, и лучше, ибо я был возведен в ранг фантазера. Это ж ведь заслужить надо! Взять хотя бы KNO. Любой человек прочитал бы простое русское слово KNO, которое всем известно, и удовлетворился, ибо это - научный факт, а вот я тут обнаружил такое неблагозвучное и совершенно неизвестное слово, как КОРОВА. Фантазёр, что тут сказать! Ату меня!

    Ну что ж оргвыводы были сделаны, я отлучен от Новгородского семинара, а KNO (хорошо еще, что не KNO3) осталось как научный факт. Но меня заинтересовала причина: что именно вызвало такую неадекватную реакцию Е.А. Рыбиной? Какое конкретно мое сообщение было атрибутировано как эпиграфическая фантазия?

    Проблема новгородской торговли.

    Я вновь вернулся к проблеме славянской письменности, на этот раз уже связанной с проблемой новгородской торговли. Дело в том, что исследования докирилловской славянской письменности, даже если такая случайно попадала в поле зрения ученых, постепенно "спускались на тормозах", а затем замалчивались.

    Возникает вопрос, каким же способом археологи ухитрились не обнаружить наличие славянского письма, доставая массу подъемного материала, в том числе и с надписями? Во многих моих статьях на сайте было показано, как это происходило. Действительно, таких источников было очень много. Но, во-первых, любую найденную на территории Руси письменность можно отнести к какой-либо из уже известных, но непрочитанных; например, Х.М. Френ объявил письмо, образец которого привел арабский путешественник Якуб Ибн Недим у русов, синайским. Точно так же письменность, которую русский археолог В.А. Городцов обнаружил на сосуде из Алеканово в 1897 г., веком позже эпиграфист Г.Ф. Турчанинов объявил аланской, но не прочитал. Во-вторых, можно было поступить еще проще: объявить любые знаки, найденные на территории Руси, простыми метками, "знаками собственности". Начало этому положил в 1871 году А.А. Котляревский. Второй путь оказался гораздо более перспективным, поскольку не надо было указывать на этническую принадлежность письма и не строить догадок насчет возможного содержания текста. Так что даже если присутствие письменных "буквоподобных" символов на изделии скрыть было невозможно, они объявлялись просто "знаками собственности".

    Гораздо дальше пошла в этом отношении профессор кафедры археологии исторического факультета МГУ, доктор исторических наук Е.А. Рыбина. Ее комментарий есть смысл процитировать отдельно, хотя он и достаточно объемист. «Предметы с купеческими знаками собственности. С массовым ганзейским импортом связаны находки остатков дубовых бочек (днища, клепки) и некоторых других предметов со знаками1. Впервые днища бочек с геометрическими знаками в значительном количестве были найдены на Неревском раскопе в слоях XIV-XV веков (рис.325 А). При публикации этой категории сами знаки были признаны бортными знаменами, то есть древнерусскими знаками собственности2. Пр раскопках Готского двора подобные знаки (рис. 325 Б) были обнаружены на различных деревянных предметах: обломках посуды, подсвечниках, плоских прямоугольных предметах3. Предметы, и не только деревянные, с подобными геометрическими знаками собственности изредка встречаются на разных раскопах, как правило, в комплексе с другими западноевропейскими древностями.

    Геометрические знаки, обнаруженные в Новгороде, имеют прямые аналогии в западноевропейском и прибалтийском материалах. Такие знаки, известные под названием Hausmarke и Hofmarke, то есть домовые и дворовые марки, были широко распространены в средневековой Западной Европе, особенно в странах германского мира. Как установлено многочисленными документами, марки употребляли без исключения все сословия, лица разных званий и состояний как светского, так и духовного характера. Особенно активно применяли марки ремесленники и купцы, которые были заинтересованы в маркировке своих изделий и товаров. Купеческое сословие, несомненно, было заинтересовано в использовании марки, которая была необходима для того, чтобы можно было легко опознать свой товар среди подобных товаров других купцов.

     

    Рис. 11. Знаки на деревянных предметах Неревского (А) и Готского (Б) раскопов

    Большое значение для изучения купеческих марок имело издание ганзейских документов, в которых в значительных количествах находилось изображения знаков купцов4. Купеческие марки, принадлежавшие конкретным лицам, впервые появились в Любеке в конце XIII века. Они являются древнейшими знаками собственности, известными в средневековой Европе. Городские власти не предписывали купцам обязательное употребление марки, однако всегда в случае необходимости готовы были подтвердить марку своих граждан, занимающихся торговлей.

    Купеческие марки были в торговле главным доказательством во всех притязаниях на товары. Как и в других видах знаков собственности в купеческих марках преобладали прямые линии. Одной из самых популярных была простая форма с треугольником наверху, которая дополнялась различными прямыми линиями или изображениями в виде сердца, якоря, букв. Главным принципом в составлении купеческой марки были простота формы и вместе с тем обязательная индивидуальность. Похожие марки непременно отличались какой-нибудь дополнительной линией. Это касается и марок близких родственников: известны купеческие марки братьев, которые, хотя и были похожи в общих чертах, но всегда имели ту или иную общую отличительную деталь (рис. 3).

    Купеческие марки ставились на самом заметном месте упаковки. На деревянных бочках и ящиках они вырезались или выжигались, иногда марку образовывали шляпки забитых гвоздей. На бочках марки помещали, как правило, на клепке рядом с затычкой, но часто ставили ее на дне или крышке бочки. На мягкие тюки с тканями марки нашивались или рисовались, воск имел знаки на упаковке, кроме того, этот знак оттискивали на самом воске.

    Значение купеческих марок в торговле многообразно. Прежде всего, как отмечалось, они служили основным отличительным признаком товара разных купцов. Особенное значение имели марки, если товар того или иного купца пропадал во время кораблекрушения или разбоя. В таких ситуациях купцу возвращали найденный товар только в том случае, если он мог убедительно доказать, что товар принадлежал ему. Главным доказывающим аргументом при этом были, конечно, марки.

     

    Рис. 12. Западноевропейские купеческие знаки.

    В торговых привилегиях, которые выдавали купцам правители разных стран, существовали разделы, где указывалось, что по маркам, удостоверенным властями, можно требовать возвращения товара, пропавшего во время кораблекрушения или войны на море. Каждый, кто мог доказать принадлежность марки, получал обратно свой товар. В ганзейских документах сохранились многочисленные постановления различных городов и съездов этих городов, по которым купцам на основе их марок возвращался пропавший или украденный товар. Так, рецесс (съезд) 1394 года в Данциге постановил, что каждый купец, если он имеет марку, должен получить обратно свое полотно, пропавшее при кораблекрушении5. Контора в Брюгге вернула в 1370 году тюки с сукном их владельцу по содержавшимся на них марках. Попытка подделать марку того или иного купца и присвоить себе его товар строго наказывалась; даже только по подозрению в том, что метка подделана, подозреваемый попадал в тюрьму. По постановлению Ревельской купеческой гильдии за подделку или уничтожение марки виновные подверглись крупному денежному штрафу.

    Однако купеческие марки имели не только правовое значение, они активно использовались купцами во всех сферах деятельности. Купцы ставили свои марки не только на товарах, но и в сопроводительных письмах, как в самом тексте, так и на конверте, на домах и даже могильных камнях, то есть использовали марку и как личный знак.

    Наряду с главными купеческими марками употреблялись еще и дополнительные марки (Beimarke). Для них выбирались не характерные формы марок, а различные фигуры в виде звезд, кругов, крючков, штрихов или буквы. По этим дополнительным маркам можно было узнать о качестве товара, об определенном сорте пива или сукна. Существовали также специальные знаки, которыми власти контролировали качество и количество товаров, кроме того, были знаки происхождения, по которым легко устанавливалось место производства товаров. Эти знаки ставились на товарах вместе с личными купеческими знаками.

    Новгородские геометрические знаки совершенно аналогичны рассмотренной западноевропейской системе знаков собственности, и в частности купеческим маркам. Они составлены по тому же принципу, многие из знаков находят прямые аналогии в западноевропейском и прибалтийском материале. Большое сходство обнаруживают они с марками ревельских купцов. Все геометрические знаки, обнаруженные на днищах бочек и других предметах, несомненно, относятся к западноевропейской системе знаков собственности и принадлежат к разряду купеческих марок» [8] Вот, - может сказать читатель, не симпатизирующий славянофильскому направлению данной статьи, - наконец-то мы видим, что славяне заимствовали у немцев то, чего у них не было, торговые знаки! Стало быть, что-то они все-таки заимствовали!

    Да, именно так, и я против этого не возражаю. Я только хочу напомнить, что во-первых, знаков такого типа на Руси было великое множество, и не только торговых, но и другого назначения, например, указателей улиц [9] Так что сначала необходимо разобраться, действительно ли то, что исследовательница посчитала знаками собственности является таковым. И вполне может оказаться, что назначение обнаруженных Б.А. Колчиным [10] знаков было иным. С другой стороны, город Любек изначально был славянским и входил в тройку славянских городов с аналогичными названиями (еще имеется польский Люблин и словенская Любляна). Отсюда следует, что торговые марки Любека первоначально были лигатурами из знаков славянской руницы и затем, по мере онемечивания славянского населения, остались теми же самыми, с тем же чтением; другое дело, что по мере забывания онемеченными славянами своего родного языка и письменности эти знаки перестали читаться. Но это уже совершенно другая проблема. Это все равно, что сказать, что слово "бистро" пришло из французского языка для обозначения предприятия быстрого питания; забывая то, что данное слово является просто произнесенным по-французски русским словом "быстро", которое употребляли русские солдаты в Париже, разгромив армию Наполеона и прося местных официантов обслужить их побыстрее. То есть факт обратного русского заимствования действительно существует, однако ему предшествовал гораздо более интересный факт прямого заимствования французами русского слова, а германцами - системы славянской графики.

    Рассмотрим теперь опубликованные Е.А. Рыбиной знаки более внимательно. Под ее рис. 18 на с. 247 её книги [11] (у меня это рис. 13 А) стоит подпись "Купеческие знаки на днищах дубовых бочек (по материалам Неревского раскопа)". Помня о том, что доктора исторических наук имеют обыкновение (хотя и редко) путать левую и правую части описываемых предметов, я не ленюсь посмотреть образец в книге Б.А. Колчина8, где изображена "Десятиведерная бочка XIV века". Так и есть: знаки на рис. 34 А 2-3 нанесены не на днище, а на боковину бочки, рис. 4. Это, конечно, мелочь, но весьма настораживающая, - не основан ли весь процитированный выше текст на таком же поверхностном отношении к объекту исследования?

     

    Рис. 13. Мое чтение надписей на бочках Неревского раскопа

    Теперь попробуем прочитать надписи. Сначала на бочке, изображенной на рис. 12 - данные лигатуры легко членятся на части, причем к ним примыкает и следующий "знак собственности" (в нумерации Колчина бочка имеет номер 7-8-958, а первые 2 знака имеют номера 2-7-8-958 и 3-7-8-958; третий знак, соответственно, 4-7-8-958; а оставшийся знак 1-7-8-958 я прочту чуть позже). Знаки имеют чтение ЦЕНЬНО ТУТЬ ЖЕЛЕЗО КЪРАКУВА, то есть ТУТ ЦЕННОЕ ЖЕЛЕЗО (ИЗ) КРАКОВА. Под "ценным железом", видимо, понимаются стальные изделия высокого качества, а сама надпись вполне напоминает современную маркировку товаров. О собственности тут речи не идет, разве что упоминается город-изготовитель Кракове (который поименован в польской орфографии, "Кракув"). Так что доктор исторических наук Е.А. Рыбина в данном случае абсолютно неправа, полагая, что имеет дело с новгородскими знаками собственности. Но, может быть, другие знаки подтверждают ее позицию? Ничуть, ибо дальше мы видим надпись ТЕЧЕТЪ ДЬНО, то есть, ТЕЧЕТ ДНО (У БОЧКИ), типичная надпись для получателя относительно состояния товара – ее скорее можно назвать товароведческой, чем знаком собственности. Таковы же и другие надписи: ВЪЗЯТЬ НЕ ЗА ТЕЛО (скорее всего, в данной бочке имелись специальные ушки для такелажных работ), ЖЕЧЬ (то есть данная тара после употребления не нужна и подлежит сжиганию), КУСАТЬ (вероятно, упаковка открывается после перекусывания стального обруча кусачками). И опять надписи не имеют отношения к собственности.

    До некоторой степени можно отнести к знаку собственности слово ТЬВЕРИ, то есть ТВЕРИ, которое показывает город-изготовитель, но он являлся владельцем до продажи товара, и этот вид знаков у Рыбиной имеет особое название "знаков происхождения". Интересно отметить, что по-русски изделия называют не только новгородцы или тверяне, но и поляки из Кракова, которые пишут не о "вартошчи" (ценности) железных изделий, а об их "ценности".

     

    Рис. 14. Мое чтение надписей Неревского и Готского раскопов

    Рассмотрим дальнейшие надписи Неревского раскопа (А): 1 – КОШИЦЕ, название польского города, 10 – ЗАЛАТАНЫ, имеется в виду, что текущие днища отремонтированы, 11 – тут я повернул надпись на 900 вправо, поскольку археологи ее расположили неверно, и прочитал слово ЛЕНЪТЫ, 12 и 13 – НИВА ЖАТА, то есть урожай хлебов, 14 и 15 КАТЪКИ ТЕВЪТОНЕ, то есть ТЕВТОНСКИЕ КАДКИ (видимо, НЕМЕЦКОЕ ПИВО), 16 и 17 - КЪНИГИ ВЫТЯНИ, то есть (АККУРАТНО) ДОСТАНЬ (РУКОПИСНЫЕ) КНИГИ, 18 - НИЗЪ, то есть НИЗ (БОЧКИ) - бочку следует ставить именно на низ (соответствует современной надписи НЕ КАНТОВАТЬ).

     

    Рис. 15. Продолжение моего чтения надписей Готского раскопа

    Как видим, опять нет ни одной владельческой надписи. Теперь приступим к чтению знаков Готского раскопа (Б): 1 – КУСАЙ, 2 – ПИВО, 3 – ТЮКЪ, ТЮКИ, 4 – тут надпись помещена по ошибке развернутой на 1800; я читаю ее СЪЗАДИ ТЮКИ, 5 – ТЮКИ, 6 –РОНЯТЬ (иными словами, тару с данным товаром вполне можно кантовать и даже слегка уронить), 7, 8 и 9 – ЗАЛИТА ВЪ ЛИТЪВЕ, ПИВЪНАЯ, 11 – ВЫНЬ. По характеру данные надписи абсолютно ничем не отличаются от надписей Неревского раскопа, разве что в упаковке находились несколько иные товары, и с ними предлагалось производить несколько иные операции. Заметим, что и страна тут отмечена несколько иная, а именно ЛИТВА, о чем прежде речи не было.

    Закончим чтение надписей Готского раскопа: 10 – НЕ ЦЕНИТЪСЯ, 12 - ЛОЖЬНАЯ ЖЕСЪТЬ (то есть ЛОЖНОЕ УКРАШЕНИЕ), 13 – НЪЛИТЬ, то есть НАЛИТЬ, 14 - ЗАЛЕЙ, 15 (с разворотом на 1800) – ЛЕНЪТЫ, 16 – ВЫЛЕЖАТЬ. Возникает впечатление, что надписи 10 и 12 образуют пару. Опять - ни одной владельчекой надписи. Следовательно, утверждение о знаках собственности, якобы нанесенных на деревянные изделия Неревского и Готского раскопов - ложь. Но под нее ряд парных или тройных лигатур 2-3-4, 5-10, 12-13, 14-15, 16-17 Неревского раскопа и 3-4-5, 6-7-8, 10-12 Готского раскопа были разбиты на отдельные фрагменты, которые и трактовались как разрозненные знаки. Вот так поступает "истинная наука", которая ни секунды не сомневается в своей непогрешимости.

     

    Рис. 16.Мое чтение западноевропейских знаков

    Теперь рассмотрим, как читаются западноевропейские знаки. Прежде всего, отметим, что они не образуют слово MARKE ни на латинице (в приведенных лигатурах отсутствуют такие легко обнаружимые буквы как M, A, R, K и E), ни на рунице (отсутствуют знаки М и на очень многих - знаки К). Но, возможно, они применены вместо русское слово ЗНАК, как немецкое слово? Такое предположение подтверждается во всех без исключения случаях. Таким образом, данные знаки можно прочитать как слова 1  ЗЪНАКЪ, то есть ЗНАК, 2 – ЗЪНАКЪ НИКА, 3 – ЗЪНАКЪ СИЛЬВАНА, 4 – СЕ ЗЪНАКЪ, то есть ЭТО ЗНАК, 5 – ЗЪНАКЪ РЕВЕЛЯ, 6 – ЗЬНАКЪ РЕВЕЛЯ, 7 –ЗЪНАКЪ РЕВЕЛЯ, 8 – ЗЬНАКЪ РЕВЕЛЯ, 9 – ЗЪНАКЪ РЕВЕЛЯ, 10 – ЗЬНАКЪ РЕВЕЛЯ, 11 – ЗЬНАКЪ РЕВЕЛЯ, 12 – ЗЪНАКЪ РЕВЕЛЯ, 13 – ЗЪНАКЪ ВИКИНЪГА, 14 – СЪНАКЪ ВИКИНЪГА, 15 – СЕ ЗЪНАКЪ, знак на бочке – ЗЪНАКЪ. При этом знаки 6, 8, 10, 11 выполнены через силлабографы, обозначающие мягкие варианты звука З, то есть ЗЬ, а знак 14 - через оглушенное произношение звука З как С. Все это можно рассматривать как иностранные варианты произношения русского слова ЗНАК, фиксируемое на письме.

    Таким образом, мы видим различные варианты начертания и оформления одного и того же русского слова ЗЪНАКЪ, соответствующие немецкому слову MARKE, но не написание самого слова MARKE. Из этого следует, что именно славянские купцы города Любека ввели в употребление торговую (или, если угодно, "купеческую") марку, которая представляла собой лигатуру из слоговых знаков руницы, читаемую словом ЗЪНАКЪ, а уж затем немецкие купцы, осознав выгоду от такого нововведения, стали использовать подобное начертание с некоторыми отличиями, причем отличия представляли собой либо иной вариант начертания слова ЗНАКЪ, либо присоединение дополнительных слов с именами купцов или названием города, либо то название немцев, которое нравилось им самим, либо (если речь шла о браться) торговая марка происходила от основного знака с добавлением, устранением или перестановкой одной черточки (мы это видим на знаках 13, 14 и 15).

    С другой стороны, на торговой марке не присутствовала фамилия собственника и очень редко встречалось его имя. Это давало возможность для совершения ряда коммерческих операций с торговой маркой, как с любого вида товаром, то есть ее продажа, сдача в залог и завещание любому лицу, не обладающему данным именем и фамилией. Именно таким условиям анонимности и удовлетворяло славянское слово ЗНАК, которое вначале, несомненно, читалось, причем именно по-русски, затем стало читаться с особенностями фонетики данной местности (где происходит либо палатализация, либо оглушение звука З), и, наконец, по мере забывания славянского языка в Германии, перестало пониматься вовсе, став чисто графическим логотипом. Так что "западноевропейское заимствование новгородцев", о котором пишет Е.А. Рыбина, оказывается на поверку германским заимствованием у славян. Новгородцам же незачем было заимствовать у немцев слово ЗЪНАКЪ, поскольку они его прекрасно читали и, как слово родного языка, не могли забыть. Однако они им не пользовались, ибо каждое начертание слова ЗНАКЪ было зарегистрировано в определенных немецких городах в качестве торговой марки, и его использование в любом другом городе иным пользователем каралось бы штрафом.

    Теперь вернемся к основному выводу Е.А. Рыбиной: «Новгородские геометрические знаки совершенно аналогичны рассмотренной западноевропейской системе знаков собственности, и в частности купеческим маркам. Они составлены по тому же принципу, многие из знаков находят прямые аналогии в западноевропейском и прибалтийском материале. Большое сходство обнаруживают они с марками ревельских купцов. Все геометрические знаки, обнаруженные на днищах бочек и других предметах, несомненно, относятся к западноевропейской системе знаков собственности и принадлежат к разряду купеческих марок»[11]. Этот вывод в свете полученных данных, можно оценить как ложный. Несмотря на внешнее сходство, которое относится не к содержанию надписей, а лишь к виду письменных знаков и способам их соединения в лигатуры, новгородские надписи представляют собой либо маркировку товаров, либо указания по их обработке при перегрузках, но не торговые марки. Что же касается внешнего сходства, то более десяти букв кириллицы полностью тождественны буквам латиницы, однако из этого вовсе не следует, будто кирилловские надписи входят, например, в "систему знаков западноевропейской литературы". Судить только по внешнему сходству не понимая сути дела - это первый и самый существенный признак дилетантизма.

    Парадокс, однако, заключается не в том, что доктор исторических наук, профессор Е.А. Рыбина в силу незнания эпиграфики пришла к ложным выводам, которые она стала повторять из одной своей работы в другую и передавать новым поколениям студентов, что весьма печально, но в том, что этот в корне неверный взгляд выдается за истинную науку. С другой стороны, я прекрасно понимаю, что принятие провозглашаемой в данной статье концепции о древней славянской культуре в противовес современному германофильскому взгляду заставит пересмотреть весьма многие положения в ранее высказанных взглядах ряда археологов и эпиграфистов, что, разумеется, весьма болезненно для профессионального самолюбия.

    Общие итоги.

    В результате проведенного исследования выяснилось, что декларируемые от лица "истинной науки" положения некоторых историков, археологов и эпиграфистов не только ложны по своей сути, но и демонстрируют низкий уровень профессиональной подготовки этих исследователей. Прежде всего, они не принимают существование одного из видов славянской письменности, руницы, а отсюда не желают читать совершенно явные тексты на ней, объявляя их "знаками собственности" славян, хотя при ближайшем рассмотрении они таковыми не являются. Не могут они прочитать и элементарных бытовых надписей, выполненных руницей.

    Таким образом, под "дилетантами" данные историки в духе германской исторической школы понимают все противоположные парадигмы, независимо от их доказательного уровня, превосходящего доказательный уровень их парадигмы. В результате современная русская историческая наука трактует место славян в историческом процессе не только неверно, но и сугубо непрофессионально. Так в современной лингвистике обстоит дело с пониманием древнерусской письменности на примере Новгорода. А теперь рассмотрим древний Новгородский диалект.

    Монография о древненовгородском диалекте А.А. Зализняка [12].

    Писать о монографии такого человека, как академик РАН А.А. Зализняк в 2011 г., довольно трудно.

    Кто такой А.А. Зализняк. По словам Википедии, «Андре́й Анато́льевич Зализня́к (р 29 апреля 1935, Москва-24 декабря 2017 г., Москва) – российский лингвист, действительный член (академик) Российской академии наук по Секции литературы и языка Отделения истории и филологии (1997), доктор филологических наук (1965, при защите кандидатской диссертации). Лауреат Государственной премии России 2007 г. Награждён Большой золотой медалью имени Ломоносова Российской академии наук (2007). Окончил филологический факультет Московского государственного университета (МГУ), учился в Сорбонне у французского структуралиста Андре Мартине.

    С 1982 г. А. А. Зализняк ведёт систематическую работу по изучению языка берестяных грамот, как уже известных, так и вновь обнаруживаемых в ходе раскопок. Он является соавтором издания «Новгородские грамоты на бересте» - тома VIII (1986), IX (1993), X (2000), XI (2004). В этих томах опубликованы его работы, посвящённые выявлению специфических особенностей древненовгородского диалекта, его отличиям от наддиалектного древнерусского языка, орфографии и палеографии берестяных грамот, методике их датирования. Обобщающим трудом А. А. Зализняка в этой области стала книга «Древненовгородский диалект» (1995; 2-е изд. 2004), где представлен грамматический очерк древненовгородского диалекта и даны с лингвистическим комментарием (более подробным, чем в издании) тексты практически всех берестяных грамот». Именно об этой книге и пойдёт речь в моём исследовании. В последние годы он обратился к проблеме любительской лингвистики, позиционируя себя в качестве профессионала. У профессионалов всегда есть, чему поучиться, особенно так называемым любителям. В этом плане работа А.А. Зализняка о древненовгородском диалекте подходит как нельзя лучше.

    Существовали ли в древности диалекты?

    Ответ на этот вопрос не всегда был однозначен. Еще в начале ХХ в. ряд западных диалектологов (Г. Шухардт, п. Мейер, Г. Парис, Ж. Жильерон отрицали существование диалектов, хотя признавали наличие ряда диалектных явлений. Вопрос осложняется, когда речь заходит о более древних состояниях языка, например, в Средние века.  Вообще говоря, для ответа на этот вопрос должны существовать какие-либо источники, и, желательно, многочисленные. После находки Новгородских берестяных грамот ответ на этот вопрос появился и для русского языка, который представлялся прежде единым с названием «древнерусский язык». Сейчас Википедия даёт такую справку: «Древнеру́сский язы́к – язык восточных славян в период примерно с VI по XII-XI в., предок белорусского, русского и украинского языков (Г. А. Хабургаев. Древнерусский язык // Языки мира. Славянские языки. М., Academia, 2005, с. 418-438). Древнерусский язык включал множество разных диалектов и представляет собой результат их конвергенции в связи с объединением восточных славян в составе Киевской Руси. Древнерусские диалекты не совпадают с современными. Например, в древнерусском языке не было «аканья», которое отмечено с XIV в. (хотя вопрос о его более раннем возникновении окончательно не решен). «Цоканье» же, напротив, существует с очень давних времён, примером могут служить древненовгородский и древнепсковский диалекты. Также очень древним является противопоставление смычного [ɡ] [ґ] в северных диалектах и фрикативного [ɣ] [ғ] в южных. Древнерусский язык существенно отличался от современного не только по своему звуковому строю, но и по грамматике. Так, в древнерусском языке было три числа: единственное, множественное и двойственное; пять типов склонения, несколько форм прошедшего времени - подобно тому, как их несколько в современных западных языках, и др. Большим своеобразием отличался диалект древнего Новгорода, известный по найденным берестяным грамотам. Как показали недавние исследования языка новгородских берестяных грамот (А. А. Зализняк), древненовгородский диалект развился из праславянского языка независимо от древнекиевского. Носовые гласные (õ, ẽ) в древнерусском языке были утрачены ещё в дописьменный период. В XII-XIII вв. древнерусский язык подвергся радикальной перестройке из-за падения редуцированных гласных (ъ, ь). Кроме множества устных диалектов существовала и относительно стандартизированная письменная форма древнерусского языка, использовавшаяся в основном для юридических документов. Считается, что в основе этого письменного языка в Киевской Руси лежал древнекиевский диалект  (С. Б. Бернштейн. Константин-философ и Мефодий. М., 1984; А. А. Зализняк. Древненовгородский диалект, М., 2004)».

    Здесь приводится несколько более точная формулировка по сравнению с той, которую дал В.В. Иванов: «Древнерусский язык – общий язык восточных славян, сформировавшийся в Древнерусском государстве в 7-8 вв. и существовавший до 14-15 вв., когда распался на 3 отдельных восточнослявянских языка (русский, украинский и белорусский)» (Иванов 1990). В определении Иванова указано некое Древнерусское государство 7-го века, о котором никто ничего не знает. Современные историки датируют создание государства даже не Рюриком (9-й век), а Ольгой (10-й век). После работы А.А. Зализняка стало ясно, что в так называемой «Древней» Руси существовало, по меньшей мере, 2 независимых друг от друга диалекта, Новгородский и Киевский. Каждый из них мог называться «древнерусским языком», хотя этот термин весьма неудачен.

    Моё отношение к термину «древнерусский язык».

    Согласно моим исследованиям, много сотен тысяч лет назад существовала письменность, языком которой был русский язык древнейшей эпохи, который я назвал РУСЕЦКИМ. По отношению к нему язык Киевской Руси и средневековой Новгородской республики являлся очень и очень молодым, поэтому его название «древнерусский» не соответствует действительности, а является результатом развития сравнительного языкознания, которое опиралось на кабинетные исследования, а не на реальный материал надписей.

    Неологизм А.А. Зализняка.

    Сначала рассмотрим принципиальные положения данного автора. Книга называется «Древненовгородский диалект» (сокращенно ДНД). Она посвящена исследованию языка средневекового Новгорода. Коллега А.А. Зализняка и соавтор ряда его книг, академик РАН В.Л. Янин назвал монографию о Новгороде «Средневековый Новгород» (Янин 2004), где он также ведет речь о берестяных грамотах Новгорода, тех же самых, на которых базируется и исследование А.А. Зализняка. И сразу же возникает вопрос: почему население СРЕДНЕВЕКОВОГО Новгорода говорило на ДРЕВНЕМ (а не средневековом) диалекте? А куда же девался СРЕДНЕВЕКОВЫЙ Новгородский диалект? Или в средневековом городе жило население предшествующей, древней эпохи? Которое потом, минуя Средневековье, вмиг стало населением Нового времени?

    Та же Википедия даёт такую периодизацию: «Исторические формы российской государственности: Древнерусское государство (Киевская Русь) (862-1240), Новгородская республика (1136-1478)». Таким образом, понятие «Древнерусское» относится только у Киевской Руси, а Новгородская республика, как справедливо отметил В.Л. Янин, является СРЕДНЕВЕКОВЫМ государством. По другим языкам мы знаем, что существовал среднеанглийский и средневерхненемецкий. Во всяком случае, здесь имеется определенная проблема, которую А.А. Зализняк вообще не рассматривает.

    Между тем, я готовлю к изданию монографию по текстам на русском языке периода палеолита, отстоящего от ДРЕВНЕНОВГОРОДСКОГО диалекта примерно на 11 тысяч лет вглубь веков. Так что если в Новгороде говорили на ДРЕВНЕМ диалекте, то как назвать намного более древний диалект? СВЕРХДРЕВНИМ? Ясно, что этот путь обозначения древности языка непродуктивен, ибо всегда найдётся более древнее состояние языка, чем рассматриваемое.

    Соотношение понятий «диалект» и «язык».

    Однако автор ДНД рассматривает другую проблему: «Слово «диалект» в нормальном случае предполагает вопрос: какого языка? Коль скоро средство общения восточных славян XI-XIV вв. мы именуем древнерусским языком, древненовгородский диалект, разумеется, выступает как диалект древнерусского языка. Следует учитывать, однако, что такие явления, как ДРЕВНЕРУССКИЙ язык, древнечешский язык и т.д., отражают в первую очередь взгляд со стороны  современных языков (русского, чешского и т.д.). Самостоятельность современного русского языка несомненна, отсюда кажущаяся очевидность того, что древняя фаза развития того же объекта должна именоваться древнерусским я з ы к о м. Ситуация выглядит несколько иначе, если взглянуть на нее не из современности, а с позиций людей, например, IX-XI вв. Как уже многократно отмечалось исследователями, языковые различия между всеми славянскими племенами, скажем, в XI в. с чисто синхронической точки зрения никоим образом не выходят по своему масштабу за рамки междиалектных различий, существующих внутри любого современного языка. Взаимное понимание между всеми славянами в это время не составляло особых трудностей. С этой точки зрения мы вправе говорить еще и в XI веке о позднем праславянском языке и его диалектах» (ДНД:5). – Итак, А.А. Зализняк оправдывается в употреблении термина «русский», который с его точки зрения правильнее было бы назвать «диалектом праславянского языка». Здесь он соскальзывает с той почвы, на которой он твёрдо стоит – с языка берестяных грамот, на зыбкую почву сравнительного языкознания, не подкрепленную конкретными надписями. Ибо, действительно, существовало население ряда археологических культур, например, Черняховской, Трипольской и т.д., которое  говорило на своих диалектах – вовсе не ПРАСЛАВЯНСКИХ, а своих собственных.

    И тут же возникает другой вопрос: а что такое этот ДРЕВНЕРУССКИЙ ЯЗЫК? И мы получаем такой странный ответ: «Идиом, который за неимением более общего термина мы будем обозначать как «стандартный древнерусский язык». Это некоторая образцовая форма древнерусского языка, применявшаяся (хотя бы в некоторых ситуациях) на всей территории древней Руси. Из общих соображений можно предполагать, что она была в большей или меньшей степени ориентирована на столичный, то есть, киевский говор (но конкретных данных в этом отношении, к сожалению, почти нет). Именно эта форма обычно описывается просто под именем древнерусского языка в исторических курсах» (ДНД:3). Вот те на: конкретных данных нет, а язык считается не только стандартным, но и образцовым. Как это понять, если образцы отсутствуют? В каких «исторических курсах» мы можем найти подобные образцы? Возьмём для примера один из них, сотрудника (бывшего) Института российской истории РАН, доктора исторических наук А.А. Бычкова, под названием «Киевская Русь» с подзаголовком: «Страна, которой не было», и прочитаем там такой абзац:  «На территории современной Украины в Х в. еще не звучала славянская речь. Не было больших городов. Не было своих летописцев. Для того, чтобы появились свои историки, необходимо иметь достаточно развитую городскую культуру» [13:444]. Вот вам и «исторические курсы» и «стандартный, образцовый язык», которого якобы вообще не было, даже нестандартного. «В Новгородской земле данная форма языка употреблялась главным образом при составлении официальных документов - политических (договоры и т.п.) и юридических» (ДНД:3) - Допустим. Но почему это не посчитать просто «деловым стилем» языка или вообще, «среднекиевским диалектом»? На каком основании среднекиевский диалект отождествляется с древнерусским языком? Тем более что ниже говорится: «Примерно до конца XIII в. стандартный древнерусский язык в основном един для всей древней Руси. С XIV в. на будущей великорусской территории функцию основных представителей данной системы начинают выполнять владимиро-суздальские и московские документы. Соответственно, с точки зрения Новгорода стандартный древнерусский язык начинает отождествляться в эту эпоху с его московской формой» (ДНД:3).

    Еще один пример неологизма: выделение древнего «севернокривичского» диалекта (ДНД:37). Почему не «Псковского» по аналогии с Новгородским? Ведь если исходить из этнического названия, то новгородцы именовали себя «словенами», и тогда речь следовало бы вести о «среднесловенском» диалекте. Конечно же, название «Новгородский» точнее и удачнее. – Итак, мы видим, что предположения А.А. Зализняка не подкреплены никакими вескими доказательствами, а являются лишь выражением его личной точки зрения по ряду лингвистических проблем.

    Графика и орфография.

    Понятно, что фонетические явления можно понять только после того, как выяснена графика и орфография какого-либо языка или диалекта. Рассмотрен ли этот материал в ДНД? – Нет. Вместо него имеется отсылка к другой работе того же автора (Зализняк 1983:89-219). Вероятно, это сделано сознательно, ибо очень краткий пересказ этого материала в ДНД приводит к большим сомнениям. Итак, посмотрим: «В берестяных грамотах и других древненовгородских источниках отразилась не одна, а несколько графических систем. Их можно разделить на два основных типа: 1) книжная система (представленная несколькими слабо различающимися между собой разновидностями); 2) некнижные, или бытовые системы; они имеют некоторые общие отличия от книжной системы, но в то же время довольно заметно  различаются между собой» (ДНД:19).

    Что такое графическая система? Это - совокупность графем, где имеются основные графемы и их варианты. Например, в грамоте № 292 графема О выглядит как , но читается именно как О. Таким образом, графическая система средневекового Новгородского диалекта - это не только азбука, но и те варианты букв, которые встречаются в текстах Новгородских грамот. Однако А.А. Зализняк думает иначе: «Отличие некоторой конкретной графической системы S от стандартной системы (того же периода) состоит в ином способе употребления одной или нескольких букв» (ДНД:20). Простите, но способ употребления графем относится не к графике, а  к орфографии, о чем сам автор говорит чуть ниже: «Бытовой письменности не чужды также элементы собственно орфографической регламентации, то есть правил выбора какого-то одного написания из нескольких равно допустимых с точки зрения графики, хотя, конечно, таких элементов здесь меньше, чем в книжной письменности» (ДНД:30). Итак, А.А. Зализняк знает, что способ употребления графем, или их выбор и предпочтения писцов относится к орфографии, но, очевидно, сознательно запутывает читателя, говоря, что этот выбор относится не к орфографической, а к графической системе. Неужели академик не различает графику и орфографию?

    Этот вопрос у меня не возник бы, однако он был навеян его критикой моего прочтения на этрусских зеркалах слова РИМ как слова МИР. Дело в том, что способ написания слов слева направо, или справа налево, или способом бустрофедон у этрусков относится как раз к орфографии, то есть к выбору писцом одного из нескольких равно допустимых начертаний. Однако А.А. Зализняк, который никогда не занимался анализом этрусской письменности, допустил эту оплошность из-за полного незнания традиций этрусской орфографии. Я уже тогда заподозрил, что академик РАН путается в проблемах различения графики и орфографии, и теперь в его монографии я нашел полное подтверждение этому крамольному предположению. Теперь становится понятным заголовок данного раздела в ДНД: «Графико-орфографические системы». Иными словами, различать их нет смысла, коль скоро автор ДНД такого различия не ощущает.

    Более того, А.А. Зализняк показывает, что абсолютно все графемы «стандартной системы» существуют и в Новгородской: ЯТЬ, Юсы, От, Фита  и другие встречаются и в Новгородских грамотах. Иными словами, разницы в графических системах между «стандартом» и Новгородскими грамотами» нет. Разница заключается только в орфографии.

    Об орфографических системах.

    Не только А.А. Зализняк, но и многие этрускологи Запада не подозревают, что помимо этрусской графики существовала и этрусская орфография. Причина этого заключается в том, что история графики как научная дисциплина существует (правда, монографии по ней называются «История письма»)., а  сводный курс по истории орфографии отсутствует. Кроме того, часто продукты орфографии принимаются за новые графемы, например, лигатуры. Так, например, может быть написано этрусское слово , которое представлено первой буквой А и лигатурой А и N, так что читать слово следует АNА, что означает ОНА. Так что лигатура просто похожа на один из вариантов написания буквы А, следовательно, ее относят к графике, тогда как право писать буквы слитно (в виде лигатур) или раздельно, является свободным выбором писца, то есть, реально, относится к орфографии. Поэтому А.А. Зализняк, полагая, что исследует графическую систему новгородского диалекта, на самом деле исследовал его орфографическую систему.

    Фонематическая орфографическая система.

    Орфографическая система современного русского языка - фонематическая, то есть, изображает звук фонематического ряда в сильной позиции. Википедия поясняет:  «Термин «фонема» в близком современному смысле ввели работавшие в Казани польско-российские лингвисты Н. В. Крушевский и И. А. Бодуэн де Куртене (после ранней смерти Крушевского Бодуэн де Куртене указывал на его приоритет). Значительная часть лингвистов (например, представители Пражской лингвистической школы, Московской фонологической школы (МФШ), а также основоположники самого термина «фонема») считает, что безударный звук [ʌ], например, в первых слогах слов сорняк, домой является реализацией в речи фонемы <о>. Соответственно, в первых слогах слов сама, давать тот же самый звук [ʌ] является реализацией фонемы <а>. Согласно такому пониманию, фонема является обобщением, инвариантом ряда чередующихся звуков: с[а]м - с[ʌ]ма - с[ъ]мосвал - <а>, д[о]м - д[ʌ]мой - д[ъ]мовой - <о> - и не может быть определена иначе как через значимую единицу языка - морфему, составной частью которой фонема является. То есть, не понимая содержания речи, значения произносимых слов и частей слова, невозможно определить фонемный состав языка».

    Понятно, что если орфография ориентирована на фонемы, то их выделять целесообразно. А если реализуется иной тип орфографии, например, фонетический как в белорусском языке? Словосочетание ГОРОД МОСКВА там будет выражено таким начертанием: ГОРАД МАСКВА. Вообще говоря, звучит это примерно также и по-русски, как ГОР[ът] М[ʌ]СКВА. Однако звуки О двух ступеней редукции, то есть, [ʌ] и [ъ] передаются буквой А. Следовательно, в этой орфографической системе (не совсем точно названной фонетической), буква А является графемой как для передачи этимологического звука А, так и для передачи редуцированного звука О.  Такая орфографическая система также имеет право на существование. Но для правильного написания слова ее будут интересовать не фонемы, а наличие любого типа редукции гласного звука О. Так что когда А.А. Зализняк пишет: «В стандартной раннедревнерусской системе переход от этих звук к фонемам таков» (ДНД:19), он невольно предполагает, что орфографическая система этого периода развития русского языка ориентировалась на фонематический принцип. Но принцип был другим. И он не выявлен.

    В лингвистике известны такие принципы орфографии как семантический (например, в китайском языке) традиционный (например, в английском языке) и фонетический (например, в грузинском). Вообще говоря, в любой орфографии решается своеобразная проблема соотношения неопределенностей (как в физике): чем точнее передаётся звучание, тем меньше связи с историей и с диалектами, и наоборот. Так, традиционное написание может быть понятно любым диалектам и сохраняет исторический облик слова, но уже не соответствует современной фонетике, тогда как фонетический принцип, напротив, весьма точен в передаче звучания, но уже не вполне понятен другим диалектам. Фонематический принцип совмещает в себе до определённой степени и традиционность, и точность, но устраивает не всякий этнос и не на любой ступени развития. Однако можно перейти и к другому принципу, который А.А. Зализняк никак не назвал, где передаётся не фонема, а редуцированный звук, причем графемой, не похожей или похожей на графему звука фонемы в сильной позиции, например, редуцированный звук О как А (в белорусском языке), как Ъ (в болгарском) или как О  (в средненовгородском диалекте). В этом случае возникает избыточное число графем О по сравнению с современным русским языком, например, слово ПОКЛОН передаётся как ПОКОЛОНО. В качестве рабочего термина можно предложить такое название: «орфография с выделением редуцированных».

     

    Рис. 17. Новгородская грамота № 590

    Звучали ли слова в древненовгородском диалекте так, как были написаны?

    Итак, А.А. Зализняк приводит примеры из средненовгородского диалекта: ПОКОЛОНО и КОНЕ (ДНД:21), которые, как он полагает, звучали не так, а ПОКЛОН и КОНЬ, и хотя «в этих условиях нет возможности надёжно отграничить случаи, где смешение Ъ, Ь с О, Е имеет фонетическую основу, от остальных», всё же «мы должны исходить из того, что такое смешение может быть чисто графическим» (ДНД:21). Таково мнение автора. Но возможно ли проверить это предположение? Полагаю, что да. Для этого нужно воспользоваться системой письма не столько с другой графикой, сколько с другой орфографией. Но что это за система письма? Понятно, что не латиница. Во-первых, сами новгородцы так не писали, а, во-вторых, если они писали кириллицей ПОКОЛОНО и КОНЕ, то они написали бы и латиницей POKOLONO и KONE. А письменностью, которой они действительно владели помимо кириллицы, была руница. И если бы они произносили ПОКОЛОНО, они должны были бы написать , а если звучало ПОКЛОН - то . Соответственно,  КОНЕ и  КОНЬ. Иными словами, с точки зрения методологии науки слова А.А. Зализняка об отсутствии возможности надёжно отграничить случаи, где смешение имеет этимологическую и орфографическую природу, то есть, неверифицируемо, мы предлагаем как раз способ проверки, то есть, верификацию. Но для академика РАН этот способ не годится - иначе ему придётся признать существование руницы.

     

    Рис. 18. Грамота № 590 - моё чтение «тамги»

    Конкретные чтения.

    Как мы видим, далеко не все проблемы были доказательно рассмотрены в книге А.А. Зализняка. Однако, возможно, конкретные чтения им выполнены безупречно? Попробуем прокомментировать чтения им некоторых грамот.

    Грамота № 590.

    Здесь мы сталкиваемся с интереснейшим замечанием автора: «К сожалению, при первоначальной датировке грамоты № 590, основанной на полевой оценке, была допущена серьёзная ошибка, которая проникла и в издание (где грамота отнесена к концу XII века). Ошибка была исправлена в ходе итогового стратиграфического анализа всей совокупности находок Нутного раскопа, проведённого П.Г. Гайдуковым» (ДНД:228). Теперь А.А. Зализняк датируете последней третью XI века.

    Любопытно! Стало быть, Янин и Зализняк ошиблись в датировке примерно на 110 лет, причем не по отношению к одной грамоте, а по отношению ко всей совокупности находок Нутного раскопа! И только П.Г. Гайдуков оказался внимательнее академиков РАН. Не странно ли это?

    Сама надпись А.А. Зализняком прочитана только наполовину: «Литва пошла войной на корел». А дальше идёт помета: «Помимо текста, грамота содержит большой тамгообразный знак; быть может, это личный знак, заменяющий имя автора-лазутчика» (ДНД:228). Нет, это предположение ложно: перед нами надпись в виде лигатуры знаков руницы с чтением: СЕ ДОБРЕ ВЕСЬТЬ, то есть, ЭТО - ДОБРАЯ  ВЕСТЬ. Так что перед нами - ремарка автора грамоты, которому известие о нападении Литвы на племена карел понравилась.

    Это меня навело на мысль, что не только часть одной грамоты оказалась непрочитанной - но что могли по разным причинам оказаться непрочитанными другие грамоты, причём, как мне показалось, их могло быть несколько. Поэтому я обратился к опубликованным в интернете Новгородским грамотам и стал читать те из них, на которых была помета «Перевода нет». При этом меня интересовали в первую очередь не грамматические, а эпиграфические проблемы, то есть, причины, по которым данные надписи не читались. И вот что оказалось:

     

    Рис. 19. Грамота № 7

    Грамота № 7.

    О ней написано следующее: «Грамота 7. Новгород, {1200-1220}. Раскоп Неревский, усадьба «Б». Условная дата: 1200-1220, стратиграфическая дата: посл. четв. XII - 1 четв. XIII в. [предпочт. не ранее конца XII в.]. Категория: письма Содержание: Фрагмент распоряжений сборщикам податей. Сохранность: фрагмент. Статья ДНД: Б132. Литература: Жуковская 1959; Палеогр. 1955. Том НГБ: I Место хранения: ГИМ. Перевода нет. Чтение: СОЧИТАОУКОРОМАН(А)...(ГРИ)ВНОСОРОКИЛИСИЧЬСОРО(КЕ)...КООСМЫШЕСТЬ БЬБОРОКО». Разумеется, я постарался сделать перевод в предположении, что чтение было сделано неточно, а потому и неверно. А.А. Зализняк анализирует ее под № Б 101 и пишет: «СОЧИТА ОУ КОРОМАN(А) \... (ГРИ)ВНО СОРОКЕ ЛИСИЧЬ СОРО(КЕ)... КО ОСМЬ ШЕСТЬ  БЬБОРОКО.... Странное БЬБОРОКО - возможно, просто описка вместо слова БЬБРОВО. О БЕБРЪ «БОБР» см № 600 (В5)» (ДНД:370). Итак, А.А. Зализняк перевода так и не дал. Между тем, перевод вполне возможен.

     

    Рис. 20. Моё чтение грамоты № 7

    В первом слове третья буква является лигатурой Ч и Т, так что оно читается как СОЧТИ. Следующее слово читается со второй буквы А, затем следует слоговой знак КИ, что образует слово АКИ (КАК). Затем читается первая буква Т и за ней остаток слова ТОУ (ТУТ). Затем следуют слова КОРОМА (КОРМА) НА. На второй строчке : некое слово, кончающееся на КЬ, например, слово (БЕЛО)КЬ, затем следует перечисление животных: НА СОРОКЬ ЛИСИЧЬСОРОКО. Третья строчка: ОСМЬ И (буква И наложена на букву Ш) ШЕСТЬ БЬБОРОЦКА. Перевод: СОЧТИ ТУТ КАК КОРМА НА (БЕЛО)К, НА СОРОК ЛИСИЦ, СОРОК ВОСЕМЬ И ШЕСТЬ БОБРОВЧИКОВ. – Перед нами – распоряжение о содержании животных; видимо, была прислана какая-то нестандартная еда, которую предполагалось пустить на корм пушных зверей, которых разводили в неволе. В чтении эпиграфистов оказалась незамеченной лигатуры Ч и Т, Ш и И, а также неопознанным слоговой знак КИ. Полагаю, что именно это помешало правильно понять текст. Поэтому я не согласен с тем, что перед нами находится «распоряжение сборщику податей». Слово КОРМА написано как КОРОМА, что А.А. Зализняк называет обычно «скандированием». В словах ЛИСИЧЬ и БЬБРОЦКА путаются Ц и Ч, что характерно для Новгородского диалекта.

     

    Рис. 21. Грамота № 12

    Грамота № 12.

    О ней можно прочитать такие строки: «Грамота 12. Новгород, {1430-1450}. Раскоп Неревский, усадьба «В».Условная дата: 1430-1450, cтратиграфическая дата:30-е - сер. 40-х гг. XV в. Категория: ярлычки. Содержание: Ярлычок с именем Сидора. Сохранность: целый документ Статья ДНД: Д39. Литература: Жуковская 1959. Том НГБ: II. Место хранения: ГИМ. Чтение: СИДОРЕ. ДВОРЯН-...ЯКОЛЬ. Перевода нет». И в этом случае я предположил, что чтение было сделано неточно, а потому и неверно. По мнению А.А. Зализняка «Это документ того же типа, что и № 632». А о № 632 он писал: «Кузьма, Тудоров свойственник, Селятин сын». Это своего рода «визитная карточка». Назначение подобных грамот (ср. .№ 12) не вполне ясно» (ДНД:264). Иными словами, А.А. Зализняк не стал размышлять в своей монографии над тем, как осмыслить эту надпись, согласившись, что перевода нет.

     

    Рис. 22. Моё чтение грамоты № 12

    Я читаю: СИДОРЬ ДВОРЯНАМ (последняя буква в строке, непрочитанная эпиграфистами, есть А, тогда как над ней в лежащем на боку виде написана мелким шрифтом буква М, ЯКО СОЛЬ. В двух последних словах буквы СО второго слова наложены на буквы КО слова ЯКО, образуя неявную лигатуру. Перевод: СИДОР ДВОРЯНАМ КАК СОЛЬ. Эпиграфистов остановили в их чтении буква в виде надстрочного знака, похожая на Е (на самом деле М), и неявная лигатура.

    Категория документа – действительно ярлычок, но необычный, с характеристикой персонажа. Заметим, что тут буква Е в конце имени действительно передаёт Ь, то есть, имя написано как СИДОРЬ.

     

    Рис. 23. Грамота № 15

    Грамота № 15.

    Казалось бы, здесь всё ясно. Но нет: «Грамота 15. Новгород, {1410-1420} Раскоп Неревский, Условная дата: 1410-1420, cтратиграфическая дата: 10-е- нач.20-х гг. XV в. Категория: письма Содержание: От Нестерка к Ивану Борисовичу. Сохранность: фрагмент Статья ДНД: Д4. Литература: Буров 1979; Жуковская 1959; Попр.-IX; Янин 1986. Том НГБ: II. Место хранения: ГИМ. Чтение ЧЛБТ (ОТ) НЕСТЕРКА ГНУ ИВАНУ БОРИСО(ВИЧУ)... (М)Я ГНЕЕСИПОЖА(Л)ОВАЛ... Перевода нет». – Странно. Вероятно, и тут чтение было сделано неточно, а потому и неверно.

     

    Рис. 24. Моё чтение грамоты № 15

    Я читаю: ЧЛБИТЬЕ (ЧЕЛОБИТЬЕ) ОТ НЕСТЕРКА Г-НУ ИВАНУ БОРИСО(ВИЧУ). МЯ (МЕНЯ) Г-НЕ ЕСИ ПОЖАЛОВАЛ. Перевод: ЧЕЛОБИТЬЕ ОТ НЕСТЕРКА ГОСПОДИНУ ИВАНУ БОРИСОВИЧУ. ТЫ МЕНЯ, ГОСПОДИН, ПОЖАЛОВАЛ...  Странно, что при ясности начертания каждого слова, перевод так и не был сделан.

     

    Рис. 25. Грамота № 18

    Грамота № 18.

    Вероятно, эта грамота немного обрезана слева, так что 1-2 буквы начала строк исчезли. О ней говорится так: «Грамота 18. Новгород, {1410-1420} Раскоп Неревский, усадьба «А». Условная дата: 1410-1420, cтратиграфическая дата: 10 е - нач. 20-х гг. XV в. Категория: письма. Содержание: Фрагмент письма к Тимофею. Сохранность: фрагмент. Статья ДНД: Д39. Литература: Буров 1979; Попр.-X. Том НГБ: II

     

    Рис. 26. Моё чтение грамоты № 18

     (Здесь буква А одновременно изображает и А, и Р). Перевод: ИДИ КО БРАТУ ЕГО ТИТУ. ОН НА ДВОРЕ ПОМЕР. ИДИ СНОВА К ПАНИ. ТЕБЕ ЕЁ СДЕЛАТЬ ИЗВЕЩЕННОЙ: ВЕДЬ ЖАЛУЕТ ЕЙ (ДЕНЕГ) НА БЫКА ОТ АВРАМА. Вероятно, в этой грамоте извещается о смерти известного адресату человека, который должен был бы сходить сначала к брату умершего, а затем к его жене, чтобы передать ей, что некий Авраам по поводу потери кормильца жалует ей денег на покупку быка. – Полагаю, что предложенный вариант «К ТИМОФЕЮ» не имеет достаточно места в левой, обрезанной части грамоты, тогда как вариант «К ТИТУ» гораздо короче. Трудности для чтения обусловлены первой лигатурой, а также слоговыми знаками КО и ВЕ, без которых этот текст уже не читается.

     

    Рис. 27. Грамота № 20

    Грамота № 20.

    О ней сообщается: «Новгород, {1380-1400} Раскоп Неревский, усадьба «Б». Условная дата: 1380-1400, cтратиграфическая дата: 80-е - 90-е гг. XIV в. Категория: письма. Содержание: Фрагмент (хозяйственные дела). Сохранность: фрагмент. Статья ДНД: Г87. Литература: Анкудинов 2003; Жуковская 1959; Мелин 1966; Мещерский 1958; Попр.-VIII. Том НГБ: II. Место хранения: ГИМ . Чтение: () (С)МИСИКЛИ. СУКИ NА РИКИ...У.ДАВЫДОВЫ ПРИСИКВАЛИ... (ОУ)... АНАОУШЕМЕНКИNПАЛЕ.   Перевода нет».

     

    Рис. 28. Моё чтение грамоты № 20

    Я читаю: (Т)О МИ СИКЛИ НА РИКЕ. У ДАВЫДОВЫ ПРИСТЫКЪВАЛИ. А НА ОУШИ МИ НОЖИ НАКОЛЛЬПАЛЕ. Здесь в слове ПРИСТЫКЪВАЛИ имеются слоговые знаки ТЫ и КЪ, в слове НОЖИ - слоговой знак НО, а в слове НАКОЛЛЬПАЛЕ - 2 буквы Л соединены в лигатуру, напоминающую букву N. Перевод: ТО МЕНЯ СЕКЛИ НА РЕКЕ. СУКИ! У ДАВЫДОВЫХ ПРИСТЫКОВАЛИ. А НА УШИ МНЕ НОЖИ НАКЛЕПАЛИ. Как видим, ни о каких хозяйственных делах тут речь не идёт, поскольку перед нами – типичная жалоба на издевательства. Так что неверное чтение привело к неправильной атрибуции грамоты.

    Грамота № 24.

    О ней в интернете написано: «Грамота 24. Новгород, {1400-1410}. Раскоп Неревский,  усадьба «А». Условная дата: 1400-1410, cтратиграфическая дата: 1380-е 1400-е гг. [предпочт. 1400-е гг.] Категория: письма  Содержание: «с человеком грамотку пришли тайно». Сохранность: фрагмент. Статья ДНД: Д1 Литература: Буров 1979; Жуковская 1959; Палеогр. 1955 Том НГБ: II. Место хранения: ГИМ. Чтение (Ц)ОЛОВЕКОМЪ ГРАМОТКУ ПРИШЛИ. ТАИНО. Перевода нет». Очень странно, что содержание есть, а перевода - (С) ЧЕЛОВЕКОМ ГРАМОТКУ ПРИШЛИ ТАЙНО – нет. А.А. Зализняк пишет по этому поводу: «Грамота интересна как свидетельство существования тайной переписки, при которой, естественно, нельзя было прибегать к помощи посторонних писцов» (ДНД:571). – О существовании тайных грамот мне было известно по дешифровке грамоты № 444, содержании которой я опубликовал еще в 2011 году. Отсутствие полноценного разбора данной грамоты А.А. Зализняком можно объяснить, видимо, просто его усталостью.

     

    Рис. 29. Грамота № 26

    Грамота № 26.

    Ее характеристика: «Грамота 26. Новгород, {1380-1400}. Раскоп Неревский, Условная дата: 1380-1400, Категория: официальные документы Содержание: Фрагмент официального документа. Сохранность: фрагмент Не описана в книге «Древненовгородский диалект». Литература: Вермеер 1992; Палеогр. 1955. Том НГБ: II. Место хранения: ГИМ». Интересно, что тут даже нет транскрипции. Таким образом, А.А. Зализняк не захотел рассмотреть этот документ. Почему – можно будет сказать после его анализа. Замечу, что отсутствует большая часть левой стороны грамоты

     

    Рис. 30. Моё чтение грамоты № 26

    Я читаю: (ГРАМ)ОТИ, хотя написано ОИТ. Но дальше следует слово СЛЮ (буквы С и Л написаны в столбик, что образует виртуальную букву Я), так что логично предположить, что человек шлет именно грамоты, однако в написании он переставил буквы, что можно принять за описку. Итак, первая строчка: (ГРАМ)ОТИ  Я СЛЮ, А . Вторая строчка ...Е (дательный падеж имени адресата, типа Егорке, Димке и т.д.) МЪЮ  (МОЮИ (еще кого-то), то есть, отправитель письма шлет грамоту свою и еще чью-то.

    Вырисовывается такой перевод: (ГРАМОТЫ)  Я ШЛЮ. МОЮ И (ЧЬЮ-ТО). Я в СВОЕЙ (ПИШУ О ТОМ-ТО); в другой грамоте, ВОЕННОЙ, (РЕЧЬ ИДЁТ О ДРУГОМ). В соответствии со сказанным даётся поручение адресату: ВОЗЬМИ У НИХ И У НЕЕ (СКОТИНУ, возможно, БЫКОВ), ОТ ЭТОГО (СТАДА), (НАДЕНЬ ИМ) ЯРМО, ЗА ЭТО ДАЮ П(ЯТЬ ГРИВЕН), а у НЕЕ (ВОЗЬМИ) ТАК  (ДАРОМ). Так что эту (ПОСЛЕД)НЮЮ (СКОТИНУ НЕПРЕМЕННО) БРАТЬ. – Как видим, в этом фрагменте имеются значительные орфографические трудности: и чтение двоеточий и троеточий, и наличие слогового знака МО.

     

    Рис. 31. Грамота № 28

    Грамота № 28.

    В интернете написано: «Грамота 28. Новгород, {1400-1410}. Раскоп Неревский, усадьба «Б-В». Условная дата: 1400-1410, cтратиграфическая дата: кон. XIV в.-1400-е гг. Категория:  официальные документы Содержание: Фрагмент завещания. Сохранность: фрагмент Статья ДНД: Д39. Литература: Жуковская 1959 Том НГБ: II. Место хранения: ГИМ. 

     

    Рис. 32. Моё чтение грамоты № 28

    Я читаю точно так же, поэтому текст не повторяю, но перевод тут очевиден: ВО ИМЯ ОТЦА, И СЫНА, И СВЯТАГО ДУХА. ФЕТИНИЯ, ОТХОДЯ ОТ СЕГО СВЕТА, (ЗАВЕЩА-ЕТ) ПРИ СВОЕЙ ЖИЗНИ. Действительно, перед нами – фрагмент завещания. Для А.А. Зализняка он, видимо, не представил большого интереса потому, что написан на церковно-славянском языке. В графике имеются буквы . Казалось бы, с ним было бы возможно сравнивать чисто Новгородские тексты. Однако, в задачу А.А. Зализняка это, видимо, не входило.

     

    Рис. 33. Грамота № 33

    Грамота № 33.

    О ней написано так: «Грамота 33. Новгород, {1380-1400}. Раскоп Неревский, усадьба «Б»Условная дата: 1380-1400, cтратиграфическая дата: 80-е - 90-е гг. XIV в. Категория: фрагменты. Содержание: Фрагмент с упоминанием обиды, нанесенной Давыду. Сохранность: малый фрагмент Статья ДНД: Г87. Том НГБ: IIМесто хранения: ГИМ Чтение: ...ДАВЫДА ОБИДИО... ()NЪ. Перевода нет». Кстати, в ДНД нет раздела Г 87. Кончается разделом Г77.

     

    Рис. 34. Моё чтение грамоты № 33

    Я читаю: (ОТ)Ъ ДАВЫДА. ОБИДНО ИМЪ. Перевод: ОТ ДАВИДА. ОБИДНО ИМ. Как видим, смысл грамоты получился другим: Обидели не Давида, а каких-то других людей, а Давид является автором письма. Вероятно, неуверенность в правильности чтения и заставила эпиграфистов отказаться от перевода.

     

    Рис. 35.Грамота № 40

    Грамота № 40.

    Наконец, рассмотрим грамоту № 40. «Грамота 40. Новгород, {1410-1420}. Раскоп Неревский, усадьба «А». Условная дата: 1410-1420, cтратиграфическая дата: 10-е - нач. 20-х гг. XV в. Категория: письма. Содержание: Фрагмент с упоминанием "берёста". Сохранность: фрагмент Статья ДНД: Д39. Литература: Буров 1979; Жуковская 1959; Кафенгауз 1960; Палеогр. 1955. Том НГБ: II. Место хранения: ГИМ. Чтение: NЕИГВОЗДУ. АСТОТЫВОПО... ТКЛТЕЛТОП... РИДЕТЬ С БЕРОСТОМЪ. Перевода нет» В ДНД нет раздела Д 39, кончается разделом Д 36.

     

    Рис. 36.Моё чтение грамоты № 40

    Я читаю иначе: (Я)ТЬ СЬ НЕИ ГВОЗДИК (одна из мачт буквы К может рассматриваться как буква I), А СТОТЬ ВО ПОТКЛТ? КТО ПАНА ЕТЬ С БЕРОСТОМЪ? Перевод: ВЗЯТЬ С НЕЕ ГВОЗДИК. А ЧТО БРАТЬ В ПОДКЛЕТЕ? КТО ВОЗЬМЁТ ПАНА С БЕРЕСТОЙ? - Как видим, перевод тут очень несложный. Однако прочитано эпиграфистами было неточно, и потому нормальные русские слова после такого чтения не угадывались.

    Обсуждение.

    Целью данной рецензии являлось выяснение уровня эпиграфической компетенции академика РАН А.А. Зализняка с целью поучиться у него его мастерству. Однако данную цель достичь в полной мере не удалось. При всём том, что работа о Новгородском диалекте в средневековом Новгороде была и нужна и важна, она оказалась выполненной нанизком эпиграфическом уровне. Различного рода словари, указатели и транскрипции, вообще говоря, делаются обычно не автором, а редакторами издательства, и в данной книге они сделаны неплохо, хотя, как я показал, в интернете сделаны ссылки на несуществующие разделы книги. Я специально не затрагиваю разделы о морфологии, словообразовании и синтаксисе, поскольку мне как эпиграфисту, были важны именно эпиграфические достижения монографии. В данной статье было показано, что неологизмы, предложенные А.А. Зализняком, не коррелируют с работами других авторов. Так, в средневековом Новгороде А.А. Зализняк обнаруживает ДРЕВНИЙ диалект, хотя никто и никогда раскопанный археологами Новгород не считал древним. Новгород считается СРЕДНЕВЕКОВЫМ. Далее, из его рассуждений толком нельзя понять – существовал ли ДРЕВНЕРУССКИЙ язык, или это был всего-навсего СРЕДНЕВЕКОВЫЙ КИЕВСКИЙ диалект (автор этой гипотезы сам признался, что доказательств у него практически никаких нет). Средневековый Псковский диалект у него стал СЕВЕРНОКРИВИЧСКИМ, то есть если до этого диалекты назывались по городам, то теперь – по этносам. Всё это производит впечатление отсутствия системы названий. Еще в одном месте оказывается, что русский язык начала средневековья – это язык праславянский. На самом деле русские надписи, которые существовали еще в нижнем палеолите, гораздо древнее всех славянских, включая и праславянский язык. Так что здесь мы видим навеянное компаративистикой голословное (и к тому же ложное) утверждение.

    Графика Новгородских надписей не показана (вместо этого имеется отсылка к иной работе), хотя монография как раз предполагает основной текст исследования, а не отсылки к другим работам, которые имеют менее высокий научный ранг. Более того, графику А.А. Зализняк путает с орфографией, что непростительно уже студенту-лингвисту.

    Конечно, наиболее удручающим выглядит демонстрация собственной эпиграфической деятельности академика РАН. Очень многие грамоты, рассмотренные А.А. Зализняком, были прежде прочитаны Арциховским, Яниным, Жуковской или еще кем-то. Выяснилось, что на 40 первых грамот, среди которых были и мелкие обрывки,  нашлось 10 достаточно длинных, имеющих смысл, причем эпиграфисты даже пытались их читать, однако перевод у них отсутствует. Как это можно объяснить? Эпиграфисты не могут дать перевода в тех случаях, когда не понимают смысла отдельных слов. При более детальном анализе выясняется, что в ряде случаев тут присутствуют знаки руницы (которую эпиграфисты не знают и знать не хотят), в других случаях - лигатуры, причём иногда даже виртуальные. В некоторых случаях применялись значения, известные и по этрусским текстам, например, двоеточие как Е, а троеточие как I (Иными словами, эти значения были не этрусскими или средненовгородскими, а общеславянскими). То есть, , не зная всего этого и не владея соответствующими навыками, академик РАН А.А. Зализняк не смог дать максимально полного чтения и перевода ряда грамот.

    Заключение. В этой статье было показано, как можно прочитать и понять грамоты, оставшиеся за бортом ДНД. Поэтому при всём желании назвать А.А. Зализняка выдающимся эпиграфистом нельзя. Он идёт по проторенному его предшественникам пути, но пасует в случае малейших трудностей. Понятно, что он в своих рецензиях будет поддерживать таких же середнячков от эпиграфики среди зарубежных учёных, и нападать на тех, кто выходит за рамки интернациональной научной корпорации.

    Что собой представляют берестяные грамоты.

    Википедия по этому поводу пишет: «БГ — письма и записи на коре берёзы, памятники письменности Древней Руси XI—XV вв. БГ представляют первостепенный интерес как источники по истории общества и повседневной жизни средневековых людей, а также по истории восточнославянских языков. Берестяная письменность известна также ряду других культур народов мира». – Вполне согласен с таким пониманием. Однако к датировке у меня имеются претензии, ибо на БГ имеются и более ранние тексты, открытые мной за последние несколько лет.

    Сначала я искал в новгородских БГ слоговые знаки, ибо мне было важно показать, что слоговая графика была широко известна нашим предкам, но не учёным ХХ в., которые о ней не имели ни малейшего представления. А потому они, столкнувшись с такими письменными знаками, должны были как-то выделять их из общего потока. Как именно? – На мой взгляд, прежде всего, как нечитаемые (либо знаки, либо слова, либо целые грамоты). И, как оказалось, я был прав. В то время я перерисовывал сами изображения от руки, а картинку сканировал, ибо графического редактора на моём первом компьютере не было.  

     

    Рис. 37. Моё чтение новгородских грамот № 89 и 255

    Якобы нечитаемые новгородские БГ.

    Среди них есть ряд «нечитаемых», где исследователи не понимают смысла. Так, грамота № 89 ХI в. была прочитана Арциховским как ИМЮН [8:14], рис. 2-1, что непонятно. На мой взгляд, грамоту нужно перевернуть на 1800 и прочитать: НАШЕЙ, принимая средний знак за силлабограф ШЕ, рис. 1-2, написанный по ошибке слоговой руницей (рунами Макоши), а не буквами рун Рода, как остальные буквы. Это показывает, что в XI в. в Великом Новгороде обе графические системы использовались одинаково часто, и перейти с одного вида письма на другое было несложно. Я бы прокомментировал данный вид подмены как бытовую описку. А на грамоте № 255 середины ХIV в. разбросаны буквы и слоговые знаки, рис. 1-3. Арциховский полагал, что «кто-то пробовал на этом куске бересты орудие письма перед тем, как начать писать на другом куске. Для каллиграфического упражнения буквы слишком небрежны» [8:82]. Чтения текста он не дает. На мой взгляд, в опубликованном им положении правильно читается лишь надпись в овале (смешанная), БЕСИАТА, тогда как для чтения основного текста грамоту надо повернуть на 1800. Тогда читается смешанный тект: ВЫЛАЗЯТЪ НЪ ВЛАСА, рис. 2-4. Окончательно можно понять текст так: БЕСЯТА ВЫЛАЗЯТ НА (ДЕНЬ) ВЛАСА (день св. Власия приходился на 6 января по старому стилю, на Богоявление). Эта надпись подтверждает интересное наблюдение Б.А. Рыбакова: «Случайно сохранившееся свидетельство о построении на месте идола Велеса церкви Богоявления позволило привлечь интереснейший этнографический материал, в свою очередь проливающий свет на культ Велеса. Теперь выяснился еще один день чествования «скотьего бога» (помимо знаменитого Юрьего дня) – 6 января; Велесов день завершал собою обширный цикл празднеств зимнего солнцестояния» [9:430]. Так что текст грамоты свидетельствует о пережитках в ХIV в. культа Велеса; саму грамоту можно рассматривать как христианский донос, а применение слогового письма и разбросанность букв говорят о тайнописи.

    Мои дополнения, чтения лакун и чтение «бессмысленных» букв.

    Далее я перехожу ко второму этапу эпиграфического анализа, где объём моего чтения существенно увеличился, так что речь идёт уже о некоторых дополнениях к официальным чтениям, а иногда – и о заменах официальных чтений.  

     

    Рис. 38. Более сложные для анализа надписи

    На рис. 38 я воспроизвел те грамоты, где каждую я рассматривал на одном листе, часто только намечая чтение или продвигаясь в нем до середины с тем, чтобы через некоторое время вновь вернуться к дешифровке. Это была очень полезная школа чтения, как кириллицы, так и слоговых знаков. Разумеется, мои предшественники по берестяным грамотам, А.В. Арциховский и В.Л. Янин полагали, что те знаки, которые я считал слоговыми, были признаны ими описками или какими-то плохо написанными буквами. Арциховский иногда в описании грамот даже сердился на авторов таких начертаний.

    Но далее я перешел ко второму этапу исследования. Среди Новгородских БГ, написанных кириллицей, оказалось некоторое число написанных смешанным письмом, кириллицей и руницей. И оказалось, что эти тексты уже не просто немного дополняют основной текст, но сами являются основным текстом.   

     

    Рис. 39. Моё чтение надписи на новгородской грамоте № 116

    Смешанные написания.

    Так, в грамоте № 116 из Новгорода на основной надписи СЕ ЛУШЕВАН (Лушеван – имя мальчика-владельца) только буква Н на конце слова является кирилловской, остальные знаки – слоги руницы. И далее эта надпись в виде зигзагов имеет продолжение, а всё вместе выглядит так: СЕ ЛУШЕВАН – МИМ И МИМИН ВЕНЕТС, что на современном русском языке означает: ЭТО ЛУШЕВАН – ЖРЕЦ И ВЕНЕЦ ЖРЕЦА. А академические эпиграфисты прочитали только подпись рунами Рода: СЕ ЛУШЕВАН.  Так что вместо 6 слов «профессионалы» прочитали только 2, одну треть.

    Понятно, что это качественно изменило ситуацию [15]. В этой статье я повторил свой вывод о том, что, хотя на БГ вкрапления слоговых знаков в кирилловский текст в средние века происходило не очень часто, значение этого фактора важно в нескольких отношениях. Причиной такого рода описок являлось то, что слоговая письменность была очень хорошо известна населению, и потому любой пишущий мог свободно употребить слоговой знак наряду с буквами руницы. Таким образом, нам становится понятно, что уровень грамотности населения в то время был весьма высоким, и что наряду с кириллицей в период обучения изучалась и руница. Кроме того, я написал: «Далее, поскольку все приведённые примеры не были прочитаны современными эпиграфистами, включая докторов наук и даже академиков АН СССР или РАН, оказывается, что наличие нескольких знаков руницы делает для них текст совершенно нечитаемым. Но зато они могут гордо заявить, что никакой руницы не существовало, следуя знаменитой латинской пословице ICNORABIMUS. И чем дольше они будут упорствовать, те больше окажется непрочитанных надписей, то есть, эпиграфического брака».

     

    Рис. 40. Берестяная грамота № 292 и её прорись у академических эпиграфистов

    Грамота № 292.

    Поводом для её чтения явилось письмо моего коллеги из Словении, профессора Антонина Пердиха. 21.03.2011 г. оннаписалмне: «Dragi profesor Chudinov, I have also two questions to you. Some time ago, I e-mailed you few photos. Have you noticed any inscriptions on them? And, is the Finnic inscription on bark No. 292, http://en.wikipedia.org/wiki/Birch_bark_letter_no._292, really Finnic, or is it possibly Slavic written in Runitsa?» – Попервомувопросуяответил, чтоначалдешифровкукерамическогососуда, гденадписиимеются, носамадешифровказайметкакое-товремя; долетаянамеренеёзавершить. Что же касается второго вопроса, то тут мне пришлось заново прочитать текст, уже по-русски, на что мой корреспондент мне ответил: «Dragi Valerij Chudinov, Thank you very much! You may publish your reading of the birch inscription No. 292 as your own, and add it also to that site. I'm very curious what will be the reaction of western mainstream linguists to your reading. Lep pozdrav, A. Perdih». – На это послание я ответил, что пока не решил, следует ли мне размещать моё чтение на том же сайте, что и берестяная грамота, или на своём сайте. 27.03 онмнеответил: «Dragi profesor Valerij Chudinov, I would suggest to send it to both sites. Including the explanation in the last sentence, possibly with the list of such mixed inscriptions and links to each of them. Lepo pozdravljeni! A. Perdih». Так что эта статья явилась ответом на его просьбу, и в самом начале я поместил список смешанных надписей и связь их со слоговыми знаками в каждом случае. Что же касается реакции иных учёных, то она меня мало интересует, ибо они совершенно не знают руницы, и потому не смогут оценить данное чтение профессионально. – Теперь перехожу к рассмотрению самой грамоты.

    Комментарии к ней таковы: «Новгород, {1240-1260}, Раскоп Неревский, Условная дата: 1240-1260, Категория: литературные и фольклорные тексты Содержание: Заговор на карельском языке Сохранность: целый документ. Не описана в книге «Древненовгородский диалект». Литература: Вермеер 1991; Орел и Торпусман 1995; Хелимский 1986. Том НГБ: Место хранения: НГОМЗ. Перевода нет». Взято из интернета по указанному выше адресу. Снабженоследующимипометами: «The text is written in the Cyrillic alphabet in the Karelian dialect of the archaic Finnish or Finnic language. A transcription of the Cyrillic text is as follows:». Говоряпо-русски, «Текстнаписанкириллическималфавитомнакарельскомдиалектеархаическогофинскогоилинафинскомязыкетакимобразом: юмолануолиїнимижи / ноулисѣханолиомобоу / юмоласоудьнииохови». Далеепоясняется: «Yeliseyev believes, that this is an invocation against lightning, as evidenced by "ten your names" construction. According to superstitious notions, knowledge of the name gives a human the magic power over an object or phenomenon». Иначе говоря, «Елисеев полагает, что это – вызов против молнии, доказательство «конструкции из 10 имён. В соответствии с суеверными понятиями, знание имён даёт человеку магическую силу над неким объектом или явлением». 

    Финский исследователь Martti Haavio прочитал надпись так: «jumolan nuoli inimizi / nouli sekä noli omo bou / jumola soud'nii okovy» Это он понял, как надпись на финском: Jumalan nuoli, ihmisen / nuoli sekä nuoli oma. [Tuomionjumalankahlittavaksi.] . Это якобы означает: «God'sarrow, man's / arrow, and (his) ownarrow” [TobechainedbytheDoom-God.] то есть, «СТРЕЛА БОГА, ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ СТРЕЛА И (ЕГО) СБСТВЕННАЯ СТРЕЛА». Профессор Евгений Хелимский в работе 1986 года критиковал интерпретацию Haavio и дал такую версию обращения к богу, подобно Елисееву: «Jumalan nuoli 10 nimezi / Nuoli säihkyvä nuoli ampuu / Suuto-Jumala (Syyttö-Jumala)† ohjaa (johtaa?). Наанглийском: «God's arrow, ten your name(s), / Arrow sparkling, arrow shoots / The Doom-God guides/directs (leads/rules?)». Или «БОЖЕСТВЕННАЯ СТРЕЛА, 10 ВАШИХ ИМЁН, ИСКРЯЩАЯСЯ СТРЕЛА, СТРЕЛА СТРЕЛЯЕТ / ДУМ-БОГ ВЕДЁТ».У меня это вызывает сомнение: и  что финны писали не германскими рунами (их у финнов в своё время обнаружил датский исследователь Финн Магнусен), а русскими буквами, и то, что в Новгороде в частной переписке речь шла о «глупом боге» и о «божественной стреле», и о том, что стрела искрится. Не проще ли предположить, что и тут мы имеем русский текст с добавлением нескольких слоговых знаков? Тогда он должен быть прочитан и понят по-русски.

     

    Рис. 41. Моё чтение новгородской берестяной грамоты № 292

    Моё чтение грамоты.

    Я полагаю, что обычное чтение даёт вполне нормальный результат. Первое слово: МОЛЮ. Оно вполне понятно и легко читается, правда, первая буква тут является последней буквой слова. Причину я объясню ниже. Второе слово также легко читается АНУ, то есть, АННУ. Двойные согласные часто передавались на письме как одинарные. Дальше: О ЛИДИИ. Здесь между последней и предпоследней буквами Н и имеются две вертикальные мачты, которые образуют виртуальный знак ДИ. Так что начало грамоты вполне понятно: МОЛЮ АННУ О ЛИДИИ. Затем на строке читаются два слова НИМИ ЖИ, то есть, ИМИ ЖЕ. Тут речь идёт о ком-то, кого знают автор письма и адресат, Анна. Так что, пока вся надпись выглядит чисто русской, ничего финского в ней нет. Вторая строка: НАЧАЛИ СЕЧИ. Здесь знаки ЧА и ЧИ - слоговые (все слоговые знаки я обвёл кружками и привел их транскрипцию). Далее НО ЛИДА (знак ДА – слоговой) БРУХОМО, то есть, БРЮХОМ (последний слог МО поставлен перед словом; то, что твердый знак Ъ часто изображался как О, хорошо известно по Новгородским грамотам). Третья строка: МАЛА. Здесь первая буква А похожа на О. Далее два слова С ЛУДЬИИ читаются просто. Последнее слово ПОХОВАНА имеет ясное чтение начала ПОХ, затем следует буква О и буква В, после которой следует вернуться назад и учесть в букве О небольшую перекладину, из-за которой она читается уже как А. И далее - слоговой знак НА.

    Полный текст читается так: МОЛЮ АНУ О ЛИДИИ. НИМИ ЖИ / НАЧАЛИ СЕЧИ. НО ЛИДА БРУХОМЪ / МАЛА. С ЛУДЬИИ ПОХОВАНА. Это означает: ПРОШУ АННУ О ЛИДИИ. (С) НИХ ЖЕ (ДВУХ) НАЧАЛИСЬ СЕЧИ. НО ЛИДИЯ ЖИВОТОМ МАЛА. ЛЮДЬМИ СПРЯТАНА. Итак, возможно, что речь идёт о каких-то напастях, о погромах. Лидия была беременна, но на малых сроках, и автор письма, видимо, женщина, просит Анну о заступничестве. Так что перед нами не вотивное письмо, как полагали Елисеев, Мартти Хаавио и Евгений Хелимский, а обычная просьба на русском языке. Но наличие 5 слоговых знаков и перестановок слогов сделало русский вариант нечитаемым. Мы вновь сталкиваемся с тем, что незнание руницы эпиграфистами приводит их к неверной атрибуции текста и, как следствие, к неправильному пониманию содержания.

    Более древние надписи на бересте.

    К сожалению, эпиграфисты академического направления не видят более древний слой надписей.

     

    Рис. 42. Общий вид БГ № 3 и её прорись

    Общий вид БГ №3 Новгорода.

    Как обычно, я взял изображение этой бересты из источника [32] в статье [33]. В нем показана не только фотография этого артефакта, рис. 38, но и прорись явной надписи, как на бересте, рис. 49 вверху, так и построчно на бумаге, рис. 49 внизу: «Новгород, {1360-1380}. Раскоп Неревский, усадьба «Б». Условная дата: 1360-1380, cтратиграфическая дата: 40-е - нач. 80-х гг. XIV в., внестратиграфическая дата: предпочт. 60-е - 90-е гг. XIV в. Категория: письма. Содержание: От Григши к Есифу (о варке пива). Сохранность: фрагмент Статья ДНД: Д1Литература: Буров 1979; Жуковская 1959; Мещерский 1962; Палеогр. 1955; Попр.-X; Янин 1986.Том НГБ: I. Место хранения: ГИМ». Далее я показываю официальное чтение грамоты. В орфографии XIX века, с учётом новгородской орфографии (где О в конце закрытого слова передавало знак Ъ, а Е после мягких согласных – знак Ь), и без передачи ЯТЕЙ, написано: ПОКЛОНЪ ОТ ГРИКШИ (ГРИШКИ) КЪ ЕСИФУ. ПРИСЛАВЪ ОНАНЬЯ ЮНА(КА). ЯЗЪ ЕМУ ОТВЕЧАЛЪ, НЕ РЕКЛЪ: МИ ЕСИ ФЪВАРИТИ ПЕРЕД БАРЫН, И НА КОГО ОНЪ ПРИСЛАЛЪ КЪ ФЕДОСЬЕ ВАРИТИ ПИВЪ, СЕДШИ НА БАРИНОВЪЙ, И НЕ СВАРИВШИ ЖИТА.

    Моё чтение явной надписи грамоты.

    С моей точки зрения, часть букв в данной прориси была выявлена эпиграфистами неверно, однако это не играет большой роли для понимания смысла. А смысл примерно такой: ПОКЛОН ОТ ГРИШКИ К ИОСИФУ. ПРИСЛАЛА АНАНЬЯ ЮНОШУ. Я ЕМУ ОТВЕЧАЛ, НЕ ПРОИЗНОСИЛ РЕЧИ: МЫ У БАРИНА – ФАВОРИТЫ, И ЗАЧЕМ ОН ПРИСЛАЛ ГОНЦА К ФЕДОСЬЕ СВАРИТЬ ПИВА, СИДЯ В БАРСКИХ ПОКОЯХ И НЕ СВАРИВ ЖИТА?

     

    Рис. 43. Левая, средняя и правая части грамоты

    Меня, однако, интересует не эта более поздняя записка из 35 слов, более ранний текст. Для этого я разбиваю длинную берестяную грамоту на 3 фрагмента, и изучаю каждую часть, усилив контраст. Верхнее поле поздней грамоты в 1/3 длины строки вполне достаточно для размещения I строки древней грамоты. Остальные строки оказались примерно такой же высоты. Моё чтение (строка 1А) В МОСКВУ МАРЫ ОТ РУСИ РЮРИКА ЯРА ОТ ЯРА РЮРИКА К АРКОНАМ И ВОИНАМ 35 МАРЫ ХРАМА НА МАРЫ АРКОНАХ РЮРИКА, рис. 51.Продолжение (строка 1 Б): МАРЫ В МАРЫ РУСИ И РИМА РУСИ ХРАМЫ К РЮРИКА ВОИНАМ РУСИ РЮРИКА ЯРА И ХРАМАМ РЮРИКА МИРА РУСИ МАРЫ ЯРА И ...

     

    Рис. 44. Моё чтение первых пяти строк берестяной грамоты № 3 Новгорода

     Здесь верхняя строка оборвана, и потому я перехожу к чтению II строки, 2 А: В 28 И 35 РУСИ И РИМА АРКОНАХ АРМИЯ ВАРЯГА ЯРА РЮРИКА И ВОИНЫ РУСИ МАРЫ АРКОНЫ 30 РИМА ЯРА МАРЫ И АРКОНЫ 33 РЮРИКА. На рис. 51 читаю: ВИМАНЫ ИЗ РЮРИКА ХРАМА МАРЫ И ХРАМА ЯРА МАРЫ МОГУТ ПОКИНУТЬ СТАНЫ И МЕСТА В ХРАМАХ МАРЫ И ХРАМАХ ... 3А: ЯРА РИМА РЮРИКА 30 ЯРА АРКОНЫ, И НАПАСТЬ НА ХРАМЫ И АРМИЮ МИРА РУСИ РИМА, НА ХРАМЫ РИМА И ХРАМЫ ЯРА, НА ВОИНОВ. 3Б: ЯРА ВОЙСКА АРКОН ЯРА АРАВИИ И РИМА ХРАМОВ РУСИ ЯРА И МАРЫ СТРАН СКИФИИ. ВОИНАМ ВИМАН РЮРИКА НАВЛЕКАТЬ НА МИР. 3В: МАРЫ ... 4А: НАШЕСТВИЕ РЮРИКА ВИМАН И МАРЫ ВИМАН РЮРИКА ХРАМА РОДА И МИМЫ ХРАМОВ МАРЫ РЮРИКА РУСИ ЯРА ДОЛЖНЫ НАПРАВИТЬ ВИМАНЫ МАРЫ В ХРАМЫ РИМА И ХРАМЫ, МИРА РЮРИКА, В ВОЙСКА РУСИ ХРАМОВ МАРЫ.

     4Б: РУСИ МАРЫ В ХРАМЫ СТРАН-ВОИНОВ В РУСИ ЯРА И В ХРАМЫ РУСИ МАРЫ РИМА, И НА ХРАМЫ РИМА ЯРА И МОСКВЫ МАРЫ, И РИМА. 4В: РЮРИКА РУСИ РЮРИКА. 5А: МАРЫ ХРАМОВ ВАРЯГИ ЯРА АРКОН ЯРА РУСИ МАРЫ РЮРИКА ВМЕСТЕ С ХРАМАМИ МАРЫ И С 35 АРКОНОЙ ЯРА РЮРИКА ХРАМОМ МАРЫ ДОЛЖНЫ ЯВИТЬСЯ В ЯРА МАРЫ 30 АРКОНУ, К МИМУ РЮРИКУ В МАРЫ ХРАМ ЯРА АРКОНЫ … 5Б: ЯРА РЮРИКА, ХРАМ ЯРА РУСИ РЮРИКА РИМА, ХРАМ РЮРИКА РУСИ ВАРЯГОВ, ХРАМ ВОИНОВ ВИМАН РЮРИКА РИМА РЮРИКА ЯРА.5В: ВАРЯГА РЮРИКА ХАРАОНА МАРЫ ХРАМА ВОИНА РЮРИКА.  6А: ХРАМА ВИМАН ВАРЯГА РЮРИКА ИЗ ЯРА РИМА И ХРАМА ВИМАН С КРАЯ АРМИИ СКИФИИ ВАРЯГА ЯРА ВИМАНЫ ЯРА ВХОДЯТ В ХРАМ ВИМАН РИМА РЮРИКА ЯРА, ХАРАОНА РУСИ РЮРИКА ЯРА И МАРЫ РУСИ, рис. 52. 6Б: ВИМАНЫ РЮРИКА В ЯРА ХРАМЕ: ВОЙТИ В ВЫСОТЫ В 35 АРКОНЕ ЯРА И В РУСИ ЯРА РИМА, А ВЫЙТИ В РЮРИКА РУСИ У РЮРИКА МАРЫ ХРАМА У АРКОНЫ ЯРА 30, И ПОСТРОИТЬСЯ У ХРАМА РЮРИКА РУСИ РЮРИКА ЯРА, НО НЕ ВРАЩАТЬ ВИНТЫ ВИМАН МАРЫ. 6В: ВЫСОТЫ НЕ НАБИРАТЬ! А РЮРИКА ВИМАНАМ МИМА ЯРА РЮРИКА ОЖИДАТЬ ЯРА РЮРИКА. 7А: ВИМАНАМ МАРЫ ИЗ МАРЫ РУСИ И РЮРИКА МАРЫ ХРАМА ХАРАОНА ЯРА МАРЫ НАПРАВИТЬСЯ В ХРАМ ВИМАН МАРЫ ХАРАОНА РИМА К МИМУ МАРЫ В МОСКВУ РУСИ РЮРИКА, 30 МАРЫ ЯРА РЮРИКА АРКОНУ СКИФИИ.7Б: МАРЫ, В МЕСТО ВЗЛЕТА ВИМАН МАРЫ НА РАВНИНАХ ХРАМА РЮРИКА РИМА, ВИМАН ХАРАОНА РЮРИКА. А ВЫСОТЫ ВИМАН ВЫБРАТЬ НОРМАЛЬНЫЯ ДЛЯ ВЫМАНИВАНИЯ РЮРИКА ВИМАНАМИ ХАРАОНА ХРАМОВЫХ МИРА МАРЫ ВОИНОВ НА МАРЫ ХРАМАХ В АРКОНАХ ЯРА. 7В: А В ХРАМАХ РЮРИКА ВИМАНАМ НАДЛЕЖИТ СОМКНУТЬСЯ И НАЧАТЬ МАРЫ ВОИНОВ ВИМАНАМИ РЮРИКА СНИМАТЬ ВОИНОВ МАРЫ АРКОН ЯРА РЮРИКА СО ВСЕХ СТАНОВ МАРЫ РЮРИКА РИМА И РЮРИКА РУСИ ЯРА.8А: ВИМАНАМ МАРЫ РЮРИКА ЯРА ВЫСТУПИТЬ ИЗ 35 АРКОНЫ ЯРА И ИЗ 30 АРКОНЫ ЯРА, И ВОСПОЛНИТЬ УБЫЛЬ ВИМАН РЮРИКА МАРЫ И РЮРИКА ЯРА ХАРАОНА РЮРИКА ЯРА МИРА РУСИ ИЗ 30 АРКОНЫ ЯРА. 8Б: И НАПРАВИТЬ НА ВОЙСКА РИМА И СКИФИИ РЮРИКА ЯРА МАСКИ МАКАЖИ И РЮРИКА СКИФИИ РЮРИКА ЯРА МИРА РЮРИКА И МАРЫ РУСИ И СКИФИИ РЮРИКА ЯРА ВАРЯГА В РЮРИКА МАРЫ РИМ И ВИМАНАМ МАРЫ ВОЙТИ В РИМ РЮРИКА. 8В: ВАРЯГА АРКОНЫ МАРЫ 30, И ХАРАОНА.

    Современное изложение текста грамоты.

    Так выглядит приказ для виман из стана армии Яра Рюрика в Западном Каире от 3 марта 863 года н.э. Разумеется, читать его было непросто, поскольку каждая из 8 строк содержала слова и вверху, и внизу, и посередине, и не всегда было легко понять порядок их чтения. Кроме того, пришлось читать менее заметные мелкие буквы древней надписи, перекрытые более крупными буквами более позднего текста, что также составляло определенные трудности. Не исключено, что какие-то слова прочитаны или не совсем точно, или не совсем в том порядке. Однако смысл приказа, содержащего 486 слов и 13 чисел, предельно ясен.Перед нами находится подлинный приказ не просто по войскам, но по военно-воздушным силам Рюрика, отданный 1153 года назад. Ничего подобного в существующей историографии до сих пор не встречалось!Переводя названия номерных городов в их современные имена, и поясняя древние термины современными, получим следующий документ:(КОМУ): В ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД ОТ РУСИ РЮРИКА ЯРА ОТ ЯРА РЮРИКА К (ВТОРИЧНЫМ) АРКОНАМ (ЯРА) И ВОИНАМ МАРЫ ХРАМА ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА НА (ВТОРИЧНЫХ) АРКОНАХ ЕВРАЗИИ РЮРИКА В МАРЫ РУСИ И РИМА РУСИ ХРАМЫ К РЮРИКА ВОИНАМ РУСИ РЮРИКА ЯРА И ХРАМАМ РЮРИКА МИРА РУСИ СЕВЕРА АФРИКИ И В АФИНЫ, И В ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА РУСИ, И В РИМА АРКОНЫ АРМИИ ВАРЯГА ЯРА РЮРИКА И ВОИНАМ ЕВРАЗИИ АРКОНЫ ЗАПАДНОГО КАИРА И ЛАДОГИ РЮРИКА.

    (ПРИКАЗ): ВИМАНЫ ИЗ РЮРИКА ХРАМА МАРЫ И ХРАМА ЯРА МАРЫ МОГУТ ПОКИНУТЬ СТАНЫ И МЕСТА В ХРАМАХ МАРЫ И ХРАМАХ ЯРА РИМА РЮРИКА (ЗАПАДНОГО КАИРА), И НАПАСТЬ НА ХРАМЫ И АРМИЮ МИРА РУСИ РИМА (В ИТАЛИИ), НА ХРАМЫ РИМА И ХРАМЫ ЯРА, НА ВОИНОВ ЯРА ВОЙСКА АРКОН ЯРА АРАВИИ И РИМА ХРАМОВ РУСИ ЯРА И МАРЫ СТРАН СКИФИИ.

    ВОИНАМ ВИМАН РЮРИКА НАВЛЕКАТЬ НА МИР МАРЫ НАШЕСТВИЕ РЮРИКА ВИМАН И МАРЫ ВИМАН.

    РЮРИКА ХРАМЫ РОДА, И МИМЫ ХРАМОВ МАРЫ РЮРИКА РУСИ ЯРА ДОЛЖНЫ НАПРАВИТЬ ВИМАНЫ МАРЫ В ХРАМЫ РИМА И ХРАМЫ МИРА РЮРИКА, В ВОЙСКА РУСИ ХРАМОВ МАРЫ РУСИ МАРЫ В ХРАМЫ СТРАН-ВОИНОВ В РУСИ ЯРА И В ХРАМЫ РУСИ МАРЫ РИМА, И НА ХРАМЫ РИМА ЯРА И МОСКВЫ МАРЫ, И РИМА РЮРИКА РУСИ РЮРИКА.

    МАРЫ ХРАМОВ ВАРЯГИ ЯРА АРКОН ЯРА РУСИ МАРЫ РЮРИКА ВМЕСТЕ С ХРАМАМИ МАРЫ И С ЯРА РЮРИКА ХРАМОМ МАРЫ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА ДОЛЖНЫ ЯВИТЬСЯ В ЯРА МАРЫ ЗАПАДНЫЙ КАИР, К МИМУ РЮРИКУ В МАРЫ ХРАМ ЯРА АРКОНЫ ЯРА РЮРИКА, ХРАМ ЯРА РУСИ РЮРИКА РИМА, ХРАМ РЮРИКА РУСИ ВАРЯГОВ, ХРАМ ВОИНОВ ВИМАН РЮРИКА РИМА РЮРИКА ЯРА ВАРЯГА РЮРИКА ХАРАОНА МАРЫ ХРАМА ВОИНА РЮРИКА. 

    ХРАМА ВИМАН ВАРЯГА РЮРИКА ИЗ ЯРА РИМА И ХРАМА ВИМАН С КРАЯ АРМИИ СКИФИИ ВАРЯГА ЯРА ВИМАНЫ ЯРА ВХОДЯТ В ХРАМ ВИМАН РИМА РЮРИКА ЯРА, ХАРАОНА РУСИ РЮРИКА ЯРА И МАРЫ РУСИ,

    ВИМАНЫ РЮРИКА В ЯРА ХРАМЕ: ВОЙТИ В ВЫСОТЫ В ВЕЛИКОМ НОВГОРОДЕ И В РУСИ ЯРА РИМА, А ВЫЙТИ В РЮРИКА РУСИ У РЮРИКА МАРЫ ХРАМА У ЗАПАДНОГО КАИРА, И ПОСТРОИТЬСЯ У ХРАМА РЮРИКА РУСИ РЮРИКА ЯРА, НО НЕ ВРАЩАТЬ ВИНТЫ ВИМАН МАРЫ, И ВЫСОТЫ НЕ НАБИРАТЬ!

    А РЮРИКА ВИМАНАМ МИМА ЯРА РЮРИКА ОЖИДАТЬ ЯРА РЮРИКА.

    ВИМАНАМ МАРЫ ИЗ МАРЫ РУСИ И РЮРИКА МАРЫ ХРАМА ХАРАОНА ЯРА МАРЫ НАПРАВИТЬСЯ В ХРАМ ВИМАН МАРЫ ХАРАОНА РИМА К МИМУ МАРЫ В МОСКВУ РУСИ РЮРИКА, В ЗАПАДНЫЙ КАИР РЮРИКА, В АРКОНУ СКИФИИ МАРЫ, В МЕСТО ВЗЛЕТА ВИМАН МАРЫ НА РАВНИНАХ ХРАМА РЮРИКА РИМА, ВИМАН ХАРАОНА РЮРИКА.

    А ВЫСОТЫ ВИМАН ВЫБРАТЬ НОРМАЛЬНЫЯ ДЛЯ ВЫМАНИВАНИЯ РЮРИКА ВИМАНАМИ ХАРАОНА ХРАМОВЫХ МИРА МАРЫ ВОИНОВ НА МАРЫ ХРАМАХ В АРКОНАХ ЯРА.

    А В ХРАМАХ РЮРИКА ВИМАНАМ НАДЛЕЖИТ СОМКНУТЬСЯ И НАЧАТЬ МАРЫ ВОИНОВ ВИМАНАМИ РЮРИКА СНИМАТЬ ВОИНОВ МАРЫ АРКОН ЯРА РЮРИКА СО ВСЕХ СТАНОВ МАРЫ РЮРИКА РИМА И РЮРИКА РУСИ ЯРА.

    ВИМАНАМ МАРЫ РЮРИКА ЯРА ВЫСТУПИТЬ ИЗ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА И ИЗ ЗАПАДНОГО КАИРА И ВОСПОЛНИТЬ УБЫЛЬ ВИМАН РЮРИКА МАРЫ И РЮРИКА ЯРА ХАРАОНА РЮРИКА ЯРА МИРА РУСИ ИЗ ЗАПАДНОГО КАИРА И НАПРАВИТЬ НА ВОЙСКА РИМА И СКИФИИ РЮРИКА ЯРА МАСКИ МАКАЖИ И РЮРИКА СКИФИИ РЮРИКА ЯРА МИРА РЮРИКА И МАРЫ РУСИ И СКИФИИ РЮРИКА ЯРА ВАРЯГА В РЮРИКА МАРЫ РИМ, И ВИМАНАМ МАРЫ ВОЙТИ В РИМ РЮРИКА ВАРЯГА ЗАПАДНОГО КАИРА, И ХАРАОНА РЮРИКА  ЯРА. ВОИНАМ ВИМАН МАРЫ ВАРЯГА РЮРИКА И 3АПАДНОГО КАИРА ВЫБИТЬ ВРАГОВ РИМА РЮРИКА ИЗ ВОЙСКА МАРЫ НА ХРАМАХ МАРЫ ВОЙСКА МАРЫ.

    (ПОДПИСЬ): МАСКОВА РЮРИКА ВАРЯГА (ЗАПАДНЫЙ КАИР), МАРЫ МИМА, ХАРАОНА И АРМИИ ЯРА РЮРИКА СТАН, МАРТА 3, 863 ГОДА Н.Э.

    Обсуждение особенностей неявного текста грамоты.

    В этом документе мы видим настоящий русский язык тысячелетней давности, который имеет мало общего с языком более поздней начальной летописи Нестора, переполненной старославянизмами. До сих пор мне попадались в основном названия, а в назывных предложениях глаголы отсутствовали. А в этом приказе встретились такие обороты речи, как: МОГУТ ПОКИНУТЬ СТАНЫ И ХРАМЫ И НАПАСТЬ НА ХРАМЫ И АРМИЮ, НАВЛЕКАТЬ НА МИР МАРЫ НАШЕСТВИЕ, ДОЛЖНЫ НАПРАВИТЬ ВИМАНЫ, ДОЛЖНЫ ЯВИТЬСЯ В ЗАПАДНЫЙ КАИР, ВИМАНЫ ВХОДЯТ В ХРАМ, ВОЙТИ В ВЫСОТЫ В ВЕЛИКОМ НОВГОРОДЕ И В РУСИ ЯРА РИМА, А ВЫЙТИ В РЮРИКА РУСИ У РЮРИКА МАРЫ ХРАМА У ЗАПАДНОГО КАИРА, И ПОСТРОИТЬСЯ У ХРАМА РЮРИКА РУСИ РЮРИКА ЯРА, НО НЕ ВРАЩАТЬ ВИНТЫ ВИМАН МАРЫ, И ВЫСОТЫ НЕ НАБИРАТЬ!

    ВИМАНАМ НАДЛЕЖИТ СОМКНУТЬСЯ И НАЧАТЬ СНИМАТЬ ВОИНОВ, ВИМАНАММАРЫ РЮРИКА ЯРА ВЫСТУПИТЬ ИЗ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА И ВОСПОЛНИТЬ УБЫЛЬ ВИМАН РЮРИКА, ВОЙТИ В РИМ РЮРИКА, ВЫБИТЬ ВРАГОВ РИМА РЮРИКА ИЗ ВОЙСКА МАРЫ.

    Слова простые, но полностью совпадающие с современными, – это вам не «не лепо ли бяшеть, братие, почати старыми словесы...». Из этого следует, что историки русского языка то ли по ошибке, то ли по незнанию, но, скорее всего, поддерживая восточно-христианскую религию Руси, выводили русский язык из старославянского и из кириллицы, тогда как в письменности времени Рюрика не встречается ни конечный твёрдый знак («еры»), ни «юсы», ни «ять», ни «фита», ни «ижица», ни «i», ни «от», ни другие буквы кириллицы. Иначе говоря, перед нами – руны Рода в чистом виде! И никакой кириллицы!

    Заключение.

    На основе прочитанных в данной работе и в других статьях беретяных грамот я пришёл к ряду выводов.

    1) Академическое чтение ряда БГ было либо неточным, либо неверным по ряду объективных и субъективных причин. К объективным относятся: отрезанные или оторванные части текста, плохо продавленные или плохо выделяемые из тёмного фона буквы. К субъективным: незнание эпиграфистами РАН руницы, неумение разлагать лигатуры, вольности чтения, вызванные желанием прочитать оригинальные имена или подкрепить некоторую гипотезу по поводу образа жизни автора грамоты.

    2) Каждая грамота имеет второй, более древний слой, написанной красками, скорее всего, с помощью кисточки.

    3) Буквы красочного слоя много меньше букв внешнего слоя и относятся к IX-Х векам н.э.

    4) Содержанием красочного слоя БГ являются распоряжения по воинам, летательным аппаратом, храмам и их жрецам, а также по общему поведению войск Рюрика.

    5) БГ не являются оригиналами распоряжений Рюрика или ответов на них из других городов, но копиями. Возможно, что оригиналы были написаны на металлических пластинах.

    6) БГ копий распоряжений хранились в пачках, на которых лежали БГ-бирки с названиями типа распоряжений.

    7) По прошествии нескольких веков БГ архивов Рюрика была отосланы в разные города Руси (и не только) для повторного использования в бытовых целях в качестве писчего материала.

    8) Более древний красочный слой отличается русским языком, более близким к современному, чем внешний слой, куда благодаря христианству проникли старославянизмы. Однако многие привычные слова имели в эпоху Рюрика иной смысл.

    9) Объём текстов красочного слоя намного больше объёма текста внешнего слоя, и в качестве исторического источника тексты красочного слоя много информативнее.

    10) В силу большего объёма текстов чтение текстов красочного слоя потребует много большего времени и выразится в создании многих монографий.

    11) Современная эпиграфическая наука РАН на сегодня не готова заниматься подобной деятельностью, ибо нигде не высказывается о существовании красочного слоя БГ.

    12) Сами попытки читать источники эпохи Рюрика учёные РАН считают лженаукой, антинаучной мифологией, борясь с ними,

    Литература.

    1. Чудинов В.А. Римский шлем 2-го века н.э. и другие новости.  – Сайт  chudinov.ru от 21 февраля 2020 года

    2. НАУКА И ТЕХНИКА. Что изобрел Леонардо да Винчи // Избретения Леонардо да Винчи с названиями, фото рисунков, эскизов. 14 ноября 2016 года.

    Источник: https://vseonauke.com/1024398178156283989/izobreteniya-leonardo-da-vinchi-s-nazvaniyami-foto-risunkov-eskizov/  

    3. Topor.info. Выдающиеся изобретения Леонардо да Винчи. Источник: https://topor.info/tops/izobreteniya-leonardo-da-vinchi

    4. Румынские учёные обнаружили доказательства существования инопланетян. 22 октября 26 года. Источник: http://old.archeo-news.ru/2016/10/blog-post_68.html#more

    5. Чудинов В.А. Портал в подземный мир и другие новости археологии. – Сайт  chudinov.ru от 25 октября 2016 г.

    6. Чудинов В.А. Розыгрыш наших предков 1000-летней давности и другие новости археологии. – Сайт  chudinov.ru от 25 февраля 2017 года

    7. Чудинов В.А. KNO как факт или Новгородский семинар с оргвыводами.Сайт  chudinov.ru от 15 марта 2007 года

    8. Рыбина Е.А. Торговля средневекового Новгорода. Историко-археологические очерки. Великий Новгород, 2001, с. 246, 248, 250 и 252

    9. Чудинов В.А. Руница и тайны археологии Руси. М. "Вече", 2003, 432 с.

    10. Колчин Б.А. Новгородские древности..., с. 36, рис. 17

    11. Рыбина Е.А. Западноевропейская система знаков собственности // Вспомогательные исторические дисциплины, 1981, с. 252

    12. Чудинов В.А. Монография о древненовгородском диалекте А.А. Зализняка. – Сайт   chudinov.ru от 10  апреля 2011 г.

    13. Бычков А.А. Киевская Русь. Страна, которой никогда не было? Легенды и мифы. - М.: Олимп. АСТ:Астрель, 2005. – 443 с.

    14. ДНД: Зализняк АА. Древненовгородский диалект. - М.: 1995. Школа «Языки русской культуры».  – 720 с

    15. Арциховский А.В. и Борковский В.И. Новгородские грамоты на бересте. Из раскопок 1953-1954 гг. – М: Наука,1958.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову