Молитва Дыю и ее продолжение

Чудинов Валерий Алексеевич


В моей книге «Загадки славянской письменности» я пометил небольшой раздел о том, что русские в первые века нашей эры, находясь на службе в римской армии, использовали для написаний смешанное письмо из латинских и греческих букв и знаков руницы. После этого, однако, имелось продолжение в виде письма ко мне Энтони Амброзича. Эти документы, а также свой комментарий, я и предлагаю читателю.

Оглавление:
  • Вступление
  • Раздел из книги «Загадки славянской письменности»
  • Комментарии
  • Письмо В.А. Чудинову (Энтони Амброзич)
  • Комментарии
  • Литература
  • Вступление

    В моей книге «Загадки славянской письменности» я пометил небольшой раздел о том, что русские в первые века нашей эры, находясь на службе в римской армии, использовали для написаний смешанное письмо из латинских и греческих букв и знаков руницы. После этого, однако, имелось продолжение в виде письма ко мне Энтони Амброзича. Эти документы, а также свой комментарий, я и предлагаю читателю.

    Раздел из книги «Загадки славянской письменности»

    Предлагаемый образец античного текста был обнаружен в римской крепости Дура-Европас на берегу реки Евфрат в Месопотамии, в том месте, где проходила римская оборонительная линии. Внутри крепости находился храм Митры; как известно, римляне заимствовали митраизм из Персии, а здесь, на территории Вавилонии (нынешней Сирии и Ирака), влияние митраизма было особенно сильным, ибо Персия (нынешний Иран) оказывалась соседней страной. Одним из посвятителей (ктиторов), заказавшим изображение Митры, был командир римских лучников по имени Яриболь. Уже это имя можно считать вполне славянским, поскольку состоит из двух славянских корней, ЯР и БОЛЬ; оба они входят в такие широко известные славянские имена, как Ярослав и Болеслав. Соединительная гласная тоже славянская. Правда, до сих пор такое имя нам не встречалось; тем интереснее было с ним познакомиться. То, что среди римских легионеров находились и славяне — факт, достаточно широко известный историкам.

    Крепость, окруженная сирийскими песками, была захвачена римлянами в 165 году н.э., а в 256 году отвоевана персами. Следовательно, надпись была сделана в промежутке между этими датами, скорее всего, в начале третьего века. Текст нанесен на рельеф Митры, видимо, процарапан; такое могло быть либо с одобрения заказчика, либо, что более вероятно, по его прямому поручению или даже им самим. Поскольку имя посвятителя известно, мы имеем все основания назвать рассматриваемый текст “надписью Яриболя”, хотя степень его участия в ней пока остается дискуссионной. Исследователь Амброзич, словенец, проживающий в Канаде и собирающий и комментирующий венетские надписи, посчитал ее венетской, ибо провинция Венеция входила в состав Римской империи. Сам текст таков, см. рисунок (1).

    Якобы венетская надпись из римской крепости Дура-Европас
    Рис. 1. Якобы венетская надпись из римской крепости Дура-Европас

    Для того, чтобы судить об этнической принадлежности автора этих строк, необходимо их прочитать и проанализировать полученный результат; вполне возможно, что Яриболь (которого мы пока считаем автором) действительно был венетом. Эпиграфический осмотр показывает, что в надписи содержатся буквы греческого и латинского алфавита, а также некоторые загадочные знаки; анализируемый отрывок, исполненный смешанным греко-латино-славянским письмом для нас очень ценен: он позволяет воспроизвести славянскую речь III в.н.э.

    Эпиграфисты уже пытались прочитать этот текст; в качестве примера привожу чтение и перевод Антонина Амброзича: «34. … DIMIHRANETTOJESEN ?ENOHJOZDRAJEJAJE, IRASJARIBOLEUJC / … AT JE (?) GOSTOJEDOT ON JE TOJI DE I TE ROJ (VAR) J!» «…МОЖЕШЬ СПАСТИ МНЕ ЖЕНУ В СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ОНА ЗДОРОВА И МАЛЕНЬКИЙ РЫБОЛОВ РАСТЕТ… АТ ЙЕ – ПИЩА ГОСТЕЙ – ТВОЯ. МОГУТ НЕБЕСА ТАКЖЕ ЗАЩИТИТЬ ТЕБЯ» (2). Текст, скорее всего, является молитвой, но в таком случае он выглядит несуразным. Прежде всего, бросается в глаза то, что молящий не просит бога, а позволяет ему спасти жену, как если бы молящий был выше бога и имел право что-то разрешать и что-то запрещать богу. К тому же идея спасения является чисто христианской, в славянском тексте употреблено слово хранить, что подразумевает сохранение тела, но не спасение души. Далее, неясно, зачем нужно сохранить жену, «если она здорова». Это если непонятно. Выходит, что если жена нездорова, то ее и сохранять не нужно? Кто такой «маленький рыболов»? Ребенок Яриболя? Но почему «рыболов»? Детей могут называть по их увлечениям в частной беседе, но вряд ли будут упоминать таким образом в молитвах. Совсем неясен и пассаж относительно пищи: неужели Яриболь осмелился предложить богу пищу, оставшуюся после гостей или даже не тронутую ими, но специально для них приготовленную? Угощать бога по остаточному принципу? Такого себе истинно верующий позволить не мог. Ну и совсем непонятно выражение «Могут небеса также защитить тебя». Тут уже видно разрешение со стороны Яриболя, адресованное небесам, чтобы они защитили бога. Вряд ли бог нуждается в защите, и вряд ли Яриболь в состоянии разрешить небесам что-то предпринимать. Просто перед нами – не законченный перевод, а, так сказать, полуфабрикат эпиграфиста. …

    Сначала надо устранить очевидные недостатки, к которым относятся непрочитанные места. …Знаки, написанные в конце текста ниже двух строк, я принимаю за «загадочные», чтение которых я отчасти знаю, и читаю БЕДЬНОЙ. В результате получается достаточно отличающееся от Амброзича чтение, где отличия я выделил жирным шрифтом.

    Мое чтение надписи из римской крепости
    Рис. 2. Мое чтение надписи из римской крепости

    Полный текст получился таким: ДЕТЕА, ДЫЙ, МИ ХРАНЕ, ПО ЕСЕНЬ, ЖЕНО, ХЬЁ ЗДРАЕЯЕ, И ВАСЬ ЯРИБОЛЕУЦ, И ЙЕГО С(ВЯ)ТО(Й) ЖИВОТ, ОНЕ ТОЙИ ДЕЙТЕ, РО(ДО)Й ДЫЙ! БЕДЬНОЙ. На мой взгляд, надпись весьма прозрачна для русского глаза, и ее можно понять так: ДЕТЕЙ, ДЫЙ, МНЕ ХРАНИ ПО ОСЕНЬ, ЖЕНУ И ЕЕ ЗДРАВИЕ, И ВАСЮ ЯРИБОЛЬЦА, И ЕГО СВЯТУЮ ЖИЗНЬ! ОНИ ТВОИ ДЕТИ, РОДНОЙ ДЫЙ! – БЕДНЫЙ. …

    Данный текст интересен не только в плане истории духовной культуры славян, выделения главных богов до Перуна, Сварога и Велеса или языческой молитвенной формулы, и не только в плане реконструкции русского языка периода поздней античности. Он крайне любопытен и с точки зрения интересующей нас проблемы славянской письменности. Подтверждается тезис, что до определенного момента славяне не имели буквенной письменности и в связи с этим терпели большие неудобства. … Теперь мы тоже не имеем текст из одних греческих букв, поскольку среди них попадаются редкие латинские и славянские, но все же перед нами текст преимущественно из греческих букв на славянском языке, что прежде в руки ученых не попадало (2, с. 142-144, 146, 150).

     

    Комментарии

    Данная статья представляет собой несколько фрагментов из главы в моей книге «Загадки славянской письменности». Я привел ее с целью показать, что существовали тексты, написанные смешанным письмом, в том числе и буквами протокириллицы. Правда, употребляемые здесь буквы П, С и В в их нынешнем кирилловском чтении, могут рассматриваться и как греческие. Вместе с тем, В может иметь и латинское чтение Б, греческая Р и латинская R обозначать один и тот же звук; короче говоря, в данном тексте не выдержано единство алфавита, так что орфографически его письмо не устроено. Этот эталон позволит нам понять, являлись ли устроенными приводимые ниже образцы протокириллицы.

    Письмо В.А. Чудинову (Энтони Амброзич)

    Мистер Чудинов! Часть вашей статьи, направленной в Любляну и посвященной «Надписи Яриболя», привлекла мое внимание. Поскольку я заметил, что несколько символов вызвали Ваше затруднение, я шлю Вам фотографию реального барельефа, найденного в Митреуме города Дура-Европас (ныне хранится в Митреуме Йельского университета, Нью Хевен, Коннектикут, США).

    Мои возражения против Ваших предположений следующие:

    1. Я не вижу, каким образом кто-либо смог бы прочитать слова ДЕТЕА в первых пяти символах надписи. Подобным же образом, как можно вычитать слова РУСЫЙ ДЫЙ БЕДЬНОЙ в конечной части надписи? Это меня полностью ошеломило.
    2. Из Ваших доказательств по поводу странности молитвы я могу заключить только то, что более тонкие нюансы английского языка ускользнули от Вас в отношении слов ВОЗМОЖНО, ВЫ…, которые, как я вижу, Вы читаете ВЫ МОЖЕТЕ. Существует различие между этими двумя выражениями. Оптативное наклонение (в словенском – желательное), функцией которого является выражение просьбы, призыва, обращения, требования, предложения, а также желания – это некоторая трудность. Например, БОГ, ВОЗМОЖНО, ГАРАНТИРУЕТ НАМ МИР и ПУСТЬ БОГ ГАРАНТИРУЕТ НАМ МИР.
    3. В отношении слов РЫБАК, КОТОРЫЙ РАСТЕТ – это поговорка о возрасте. Это внутриутробный плод «плавает с рыбами». Пожалуйста, посмотрите мою книгу «Adieu to Brittany» в разделе РЫБОЛОВЕЦ, где я отсылаю читателя к этому слову как к универсальному разговорному выражению.
    4. Просто положим, что всё, что мы тут имеем, есть беременная жена Яриболя, чье время родов приближается и потому пожелание ее мужа состоит в том, чтобы она пережила роды в добром здравии. Смертельная угроза во время рождения ребенка в те давние времена выступает здесь источником большого беспокойства. В качестве другого примера того же посмотрите, пожалуйста, надпись В-С1 на с. 52 моей книги «Gordian Knot Unbound». Строчка 7 констатирует: КА ВАР МОЙУН МАТАР (У)О ОТЕКО НОВО – ЧТОБЫ ВЫ ЗАЩИТИЛИ МОЮ МАТЬ В ЕЕ НОВОЙ БЕРЕМЕННОСТИ.
    5. Добавляю. Яриболь обращается по поводу защиты нарождающегося ребенка к своему богу Митре и намекает на ритуал религиозного введения и земной ГЕСТИИ, которые сопровождают рождение (празднование инициации нового члена общества Митры с приглашением гостей на пир). Слово ГОСТОЕДОТ возможно и не сохранилось, по крайней мере, в митраизме (но сохранилось в христианских таинствах, прежде всего, в конфирмации). Однако, это не означает, что оно не существовало. Сохранилось, например, слово, содержащее начало, ГОСТО-, например, ГОСТОЛЮБЕН (HOSPITABLE, ГОСТЕПРИИМНЫЙ).
    6. Если «надпись Яриболя» русская, мы должны были бы ожидать, что такими же будут и другие пять переведенных македонских надписей из Дура-Европас. Однако совершенно ясно, что они не такие. Следовательно, Вы сталкиваетесь с незавидной задачей демонстрации того, каким образом русский язык исторически мог бы иметь какие-то корни в данной крепости. Другими словами, то, что мы здесь имеем, есть некий заскок русского отшельника, профинансировавшего создание барельефа с надписью, понятной только ему. И новорожденному он также посвятил руницу – скульптурную инструкцию, чтобы выгравировать на ней каждый свой шаг.
    7. Наконец, чтобы сохранить Ваше предположение, Вам необходимо преодолеть невозможный абсурд демонстрации того, каким образом страстный митраист типа Яриболя, который помещает свой горельефный портрет в непосредственной близости от своего бога Митры, мог бы направить свои пожелания какому-либо иному богу. Можно ли приписывать и на других предметах искусства монотеизму толерантность к другим религиям внутри их храмов, а тут был не один из них. Даже Яхве говорил: «Я есть ревностный бог, и не было бога прежде меня…», и строгую приверженность этому соблюдали Ахура Мазда, Митра, Иисус и Аллах, постоянно следуя тому же предписанию. Краткое напоминание этого вы получите, лишь только вступите в Нагорный Храм в Иерусалиме в наши дни. Сценарий, которые предлагаете Вы, равносилен приведению в действие христианами сцены, нарисованной на стекле, где они изображены вместе с Иисусом. И с подписью внизу, которая гласит: ДА ЗАЩИТИТ ГОСПОДЬ БУДДА МОЮ СЕМЬЮ! Я действительно верю пастору и конгрегации, пусть одной лишь из епархий, и мог бы сказать то же самое о проявлении этого и в церкви.

    Рельеф Митры с посвятителем из Дура-Европас
    Рис. 3. Рельеф Митры с посвятителем из Дура-Европас

    Искренне Ваш,
    Э. Амброзич

    Комментарии

    Данное письмо Энтони Амброзича на английском языке (перевод мой) из Онтарио (Канада) было мне послано 1 ноября 2003 года. Я его публикую по нескольким соображениям. Во-первых, я отношусь к критике весьма положительно, и полагаю, что подлинное значение древних надписей может выявиться лишь после их всестороннего обсуждения. Таким образом, в отличие от многих моих коллег, я критики не боюсь, а, напротив, ее приветствую. Во-вторых, в письме затрагивается несколько как частных, так и общих моментов, что весьма важно для дешифровок любых авторов, включая и меня самого. Иными словами, письмо посвящено не только частностям чтений знаков. В-третьих, я хочу показать, что славянские исследователи, даже разбросанные по всему миру, проявляют интерес к работам друг друга.

    1. Речь идет о надписи на одном из славянских языков; на каком именно – это должно выявиться в ходе чтения. Различие между русским и другими славянскими в античное время было не столько уж велико. Так что в самом основном я и Э. Амброзич сходимся. Но, поскольку Э. Амброзич не знаком с руницей, его, естественно, удивляют надписи этим шрифтом, так что он, разумеется, их и не может найти. С другой стороны, я тоже допускаю, что необоснованно принял ряд штрихов за буквы, отталкиваясь от его прориси. Теперь, когда он любезно прислал мне фотографию рельефа, о надписи можно будет судить более определенно.

    2. Действительно, я принял более категорическую форму возможности, чтобы усилить некоторую трудность ситуации, когда нечто предписывается богу. Вероятно, я тут переборщил, и потому благодарен Э. Амброзичу за то, что он обратил мое внимание на это обстоятельство. С другой стороны, я благодарен ему и за разъяснение беспокойства Яриболя по поводу состояния здоровья жены – если она ожидает ребенка, то это, действительно, весьма существенно.

    3. В русском языке существует слово ГОСТЕПРИИМНЫЙ, но не ГОСТОЕДОТ. Поэтому данное разъяснение Амброзича я принять не могу. Значение этого слова неясно.

    4. По поводу того, что если одна надпись русская, то русскими должны быть и другие надписи, согласиться не могу. Яриболь мог быть как русским, так и славянином, знавшим русский язык. Ради здоровья своей жены и еще неродившегося ребенка он мог приказать создать горельеф. Но одного такого изображения ему могло быть вполне достаточно, и совершенно незачем было делать еще ряд изображений.

    5. Совершенно не считаю большой трудностью объяснение существования русских людей в римских войсках, в том числе и в крепости Дура-Европас. Если прежде, когда я обратил внимание на вкрапление руницы в данный текст, наличие русских военачальников еще могло объясняться исторической случайностью, то после публикации в 2006 году книги «Вернем этрусков Руси», где я прочитал на этрусских зеркалах, что завоевание Северной Италии и основание Рима было прямым заданием Москвы, данным этрусскому экспедиционному корпусу, наличие русскоговорящих лиц среди римских командиров стало мною восприниматься скорее как норма, чем как исключение.

    6. Создание рельефа – не заскок и не дорогостоящее изделие римского воина. Имея в подчинении не только армию, но и местное население, где были, в том числе, и скульпторы, Яриболь мог осуществить любой свой каприз совершенно бесплатно – стоило только приказать.

    7. Основная трудность в моих рассуждениях, которая моему оппоненту кажется совершенно непреодолимой и даже абсурдной, на самом деле вовсе не является трудностью. Здесь он рассуждает не просто как христианин, но как христианин наших дней, для которого единобожие – непреходящая ценность. Но Яриболь не был ни нашим современником, ни христианином, так что Э. Амброзич модернизирует историческую реальность. Римляне были язычниками, более того, весьма непоследовательными, и наряду с римскими богами Юпитером и Юноной могли молиться фригийской Кибеле, египетским Осирису и Исиде, персидскому Митре. Почему Амброзич не удивляется тому, что Яриболь поставил рельеф не Юпитеру, а Митре? Ведь это же лежит на поверхности! Это имена та ситуация, когда на изображении Иисуса будет написано: ДА ЗАЩИТИТ ГОСПОДЬ БУДДА МОЮ СЕМЬЮ! Уже то, что римлянин молится не римскому, а персидскому богу, достойно удивления. Но если римлянину по большому счету безразлично, какому богу молиться, а Митра входит в число разрешенных богов, то почему бы и не поставить рельеф Митре?

    8. С Дыем, как и с протокириллицей, ситуация особая: Гай Юлий Цезарь запретил письмо на всех шрифтах, кроме латинского и греческого, и на всех языках, кроме латинского. Поэтому применение греческих и латинских букв на данной надписи – не добровольное (или от незнания протокириллицы), а вынужденное (из-за запрета). Да и на открытое поклонение русскому Дыю римское начальство посмотрело бы очень косо. Именно поэтому вместо Дыя изображен Митра. Кроме того, возможно, что я чего-то не учитываю, и это может открыться при рассмотрении изображения рельефа.

    Мое чтение надписей слева от Митры
    Рис. 4. Мое чтение надписей слева от Митры

    Рассмотрим данное изображение более подробно и в увеличенном масштабе. В центре рельефа изображен некий парящий бог, и я предлагаю рассмотреть изображение слева от него. Тут мы имеем фрагмент, показанный на рис. 4 слева. Вверху можно прочитать надпись МИТРА, начертанную протокириллицей, но настолько неясно, что эта надпись читается с большим трудом. Затем очень крупной протокириллицей написано слово РУСКИЙ, где буквы РУСК весьма очевидны, а буквы ИЙ написаны одна над другой. Правее (этот фрагмент я даю отдельно) я читаю ДЫЙ (Д и Ы рядом, а Й – справа от Д, но повернуто вправо на 90°). Так что эта фраза гласит: МИТРА – РУССКИЙ ДЫЙ, из чего следует, что поклонение русскому Дыю – то же самое, что поклонение персидскому Митре. И в этом смысле никакого религиозного раздвоения веры у Яриболя нет, а есть просто два разных названия одного и того же бога.

    Но дальше мы читаем на данном фрагменте массу неявных надписей с крайне интересным содержанием. Так, принимая левую колонку неоднородностей за надписи, и спускаясь с одной строки на другую, читаем: РАБ МИТРЫ И ДЫЯ, ДЕРЖАВЫ ЯРА ХАН И РУССКИЙ ЦАРЬ ЯРИБОЛЬ. Под ДЕРЖАВОЙ ЯРА в античности (в том числе и поздней) понималось Средиземноморье, а, возможно, и более восточные земли вплоть до крепости Дура-Европас; сюда же входила и Италия. С другой стороны, Яриболь, как выяснилось, оказался не просто римским военачальником, но и русским царем, так что русская надпись на данном рельефе вполне соответствует его национальности. Хочу при этом поздравить Амброзича с тем, что данная неявная надпись протокириллицей вполне подтвердила его чтение имени главного действующего лица.

    На этом же участке в обращенном цвете, то есть, при переходе от позитива к негативу можно прочитать слова РУССКАЯ ЯРА РУСЬ. Это означает, что когда-то вся ЯРОВА РУСЬ, как говорит само название, была русской. Однако со временем многие ее части были заняты другими народами. Участок Яровой Руси, всё еще находившийся под юрисдикцией русского царя Яриболя, как раз и являлся РУССКОЙ ЯРА РУСЬЮ.

    Мое чтение надписей справа от Митры
    Рис. 5. Мое чтение надписей справа от Митры

    Справа от изображения Митры я вначале читаю явные надписи. К ним следует отнести имя русского царя, написанное латинскими буквами, IARIBOL.Правая часть надписи с трудом выявляется из темного фона. Под ней на темном фоне видна надпись ВЕРЕН, причем буква Н далеко отстоит от первых четырех букв. Левее и ниже можно прочитать слово ЯРУ. Слева читается надпись ЯРА РАБ. Под ней, достаточно неразборчиво, ЯРА РУСИ ЦАРЬ. Таковы явные надписи. Однако имеются и неявные. Их можно обнаружить на самом верху выделенного фрагмента, где читаются слова ЯРА РАБ, А НЕ ЦАРЬ. Строкой ниже также по диагонали можно прочитать текст Я УБОЯЛСЯ ЯРА. Но, пожалуй, самая интересная надпись читается на правой верхней кромке всего изображения: ЯРАРАКА, РАКА ЯРИБОЛЯ. Из этого следует, что Яриболь почил в бозе, и его останки находятся в раке.

    Было бы весьма интересно узнать, какая фигура кого изображает. До сих пор я предполагал, что фигура в центре наверху является изображением Митры. Однако это предположение можно проверить. В нижней части его торса слева можно прочитать слова ЯРА ЛИК. Следовательно, это не Митра, а Яр. Далее, любопытна человеческая фигура с развевающимся шарфом, сидящая на животном. На верхней части головы у нее написано: ЛИК ЯРИБОЛЯ. Таким образом, мы видим скульптурный портрет русского царя. А на его рукаве можно прочитать слова: ЛИК МИТРЫ. Тем самым, Яриболь был как бы земным ликом Митры. Что же касается самого Митры, то это, видимо, фигура человека, стоящего справа. На его голове можно прочитать слова ЛИК МИТРЫ, тогда как правее и ниже с трудом читаются слова ВО РУСИ. И в левом нижнем низу рельефа в обращенном цвете, также с трудом, можно прочитать слова ЛИКИ ЯРИБОЛЯ ЯКО МИТРЫ.

    Мое чтение надписей на фигурах основных персонажей
    Рис. 6. Мое чтение надписей на фигурах основных персонажей

    Теперь можно вернуться к чтению основной надписи. Когда я стал вглядываться в каждый ее знак, я понял, насколько далеко от подлинника скопировал ее Э. Амброзич. Следовательно, для ее правильного чтения он не оставил ни малейшего шанса, так что наш спор с ним, изложенный выше, не имеет под собой ни малейшей почвы. Теперь, при детальном воспроизведении каждого знака, получается совершенно иное чтение.

    Мое чтение основной надписи рельефа
    Рис. 7. Мое чтение основной надписи рельефа

    Я читаю: первое слово ДЫЙ, хотя слева кромка обломана. Наверху стоят две крупных латинских буквы Д и Ы, между ними – маленькая буква Й. Далее по-гречески четко написано слово МИТхРА, то есть, МИТРА. Затем идет слово НЕ в латинской графике, и предлог ПО в греческой. Дальше я читаю букву Н как греческую И, тогда как следующую – не С, как она выглядит, а ММ, поскольку такую букву имеет как крыша, так и нижняя часть этой буквы. Затем следуют буквы ЕНИ (от И – только маленькая палочка наверху). После буквы З следует пробел, в котором видна буква В протокириллицы, а под перекладиной следующей буквы видна буква А. Следовательно, тут надо читать по-гречески ЗВАИН, то есть, ЗВАНЫ. Итак, первая строка имеет текст ДЙЫ МИТхРА НЕ ПО ИММЕНИ ЗВАИН, что означает ДЫЙ, МИТРА НЕ ПО ИМЕНИ ПОЗВАНЫ.

    Во второй строке (в моем чтении, но не в исходном тексте) де первых буквы написаны по-гречески с чтением ОТх, далее следует протокирилловская буква Ч с разворотом вправо, образуя лигатуру с соседней буквой И, завершает слово вторая буква И. Получается слово ОТЧИИ. Далее более или менее благополучно можно прочитать слово СО РАЙЕМ (последняя неявная буква М сидит на вершине явной буквы И). Далее читается ЙА, затем В (хотя явно написана вроде бы протокирилловская буква Б), затем Е, на крыше которой укреплена буква Л, затем справа наверху Н, внизу Ы, что образует слово ЙАВЛЕНЫ. Целиком большая буква может быть прочтена как В, над ней помещен знак руницы НА, который продолжается в полноценной букве А, а затем и в буквах СЬ, что образует слова В НААСЬ. Вся вторая строка читается ОТхЧИИ СО РАЙЕМ ЙАВЛЕНЫ В НААСЬ, то есть, ОТЦЫ С РАЕМ ЯВЛЕНЫ В НАС.

    Третья строка читается без особых помех ЯРИБОЛЬ Е ДЫЯ, а затем идут едва заметные буквы, написанные над моими: РАБ. Иными словами, ЯРИБОЛЬ ЕСТЬ ДЫЯ РАБ. Последнее слово знакомо нам по христианству: каждый верующий есть раб божий.

    В четвертой строке ряд знаков образует лигатуру, но все-таки можно прочитать слово МИТхРА. Затем читаются слова Е ИГО, то есть, ЕСТЬ ЕГО. Последнее слово этого предложения – СВЯТОЙ, где ряд букв вписан в явные буквы СТО. Следующее слово МИТхРА располагается вокруг явной буквы Т: М слева, И справа, Т в центре и явно, Х – в самом низу буквы Т, РА – чуть выше слева, соединенные в лигатуру. Далее следует явная буква О и неявная, правее и выше – Н, образуя слово ОН. Ниже находится неявная буква Е. Далее написано слово ТВОЙ. Таким образом, два предложения четвертой строки таковы: МИТхРА Е ИГО СВЯТОЙ. МИТхРА – ОН Е ТВОЙ. Тем самым, МИТРА ЕСТЬ ЕГО (ДЫЯ) СВЯТОЙ, МИТРА ЕСТЬ ТВОЙ (бог).

    На пятой строке ряд неявных букв вписан внутрь явных, что дает текст: НО Е ТО ДЫЙ И. Затем читаются две неявных и одна явная буквы: ЯРА. Данное предложение имеет смысл: НО ТО ЕСТЬ ТАКЖЕ ДЫЙ ЯРА. А затем явные и неявные буквы образуют другой текст: Е ДЫЙА ТРОЕ РБЫ, И ДЫЯ, то есть, ТЕ ТРОЕ (изображенные на рельефе) ЕСТЬ ТАКЖЕ РАБЫ (БОЖЬИ), В ТОМ ЧИСЛЕ И ДЫЯ.

    Имеет иное чтение и надпись в полукруге: ВЪЯВЛЕНЫ МЫ, что можно понять, как ПРЕДСТАЛИ МЫ (пред богами). А сразу за этой надписью справа можно прочитать другие слова: ЯРИБОЛЯ РУНЫ, то есть, НАДПИСИ НА НАДГРОБИИ ЯРИБОЛЯ.

    Итак, на данной надписи соединились явные греческие и латинские буквы и неявная протокириллица. Полный текст этой надписи таков: ДЙЫ, МИТхРА НЕ ПО ИММЕНИ ЗВАИН. ОТхЧИИ СО РАЙЕМ ЙАВЛЕНЫ В НААСЬ. МИТхРА Е ИГО СВЯТОЙ. МИТхРА – ОН Е ТВОЙ. НО Е ТО ДЫЙ И ЯРА. Е ДЫЙА ТРОЕ РБЫ, И ДЫЯ. ВЪЯВЛЕНЫ МЫ. Итого – 34 слов. К нему добавлен неявный текст: ЯРИБОЛЯ РУНЫ. МИТхРА – РУССКИЙ ДЫЙ. РАБ МИТРЫ И ДЫЯ, ДЕРЖАВЫ ЯРА ХАН И РУССКИЙ ЦАРЬ ЯРИБОЛЬ. РУССКАЯ ЯРА РУСЬ.IARIBOL ВЕРЕН ЯРУ, ЯРА РАБ. ЯРА РУСИ ЦАРЬ. ЯРА РАБ, А НЕ ЦАРЬ.УБОЯЛСЯ ЯРА. ЯРАРАКА, РАКА ЯРИБОЛЯ.ЯРА ЛИК, ЛИК ЯРИБОЛЯ. ЛИК МИТРЫ. ЛИК МИТРЫ ВО РУСИ. ЛИКИ ЯРИБОЛЯ ЯКО МИТРЫ. ЛИКИ ЯРИБОЛЯ ЯКО МИТРЫ. Этот неявный текст из 56 слов с буквами протокириллицы (лишь одно слово составлено из латинских букв) явно раза в полтора больше явного; тогда как вместе они составляют 90 слов. Из этого можно сделать печальный вывод: Э. Амброзич воспроизвел примерно одну треть всей надписи, и совершенно не видел неявных букв. Поэтому его чтение (как и мое вслед за ним) – неверное. Здесь вообще нет на малейшего намека ни на беременную жену, ни на ее здоровье, ни на некого мальчика в качестве ее плода. Единственное правильно прочитанное слово – это ЯРИБОЛЬ. Но этот персонаж оказался не римским воином, а русским царем, к тому же умершим, и в его память была сооружена данная рака. В отношении иных стран он был ханом.

    На данной раке показана иерархия между богами: наиболее высоким из них является Яр, которому подчиняется Дый, тогда как Митра оказывается всего лишь святым Дыя. А Яриболь является рабом божьим всех троих. Рака Яриболя им и посвящена.

    Моей задачей, когда я приводил данный пример в моей книге «Загадки славянской письменности», была демонстрация того, что славяне и русские, когда не могли пользоваться кириллицей, писали греческими и латинскими буквами. При новом чтении эта задача выполняется столь же успешно, но теперь вместо молитвы Дыю мы видим надгробное посвящение покойного Яриболя трем богам – Яру, Дыю и Митре. Так что принципиально здесь ничего не меняется. Разве что текст оказывается русским с огромным количеством букв протокириллицы, хотя и неявных. И в этом отношении он очень похож на этрусские тексты, которые я приводил в моей книге «Вернем этрусков Руси». Так что традиции в разных местах античного мира, похоже, были одинаковыми.

    Вместе с тем, если в книге об этрусках я пришел к выводу о том, что транслитерации этрускологов доверять нельзя, то на данном примере я прихожу к еще более радикальному выводу: нельзя доверять прорисям текстов, выполненным эпиграфистами. Желательно читать только фотографии, хотя они и много хуже качеством, чем прориси.

    Литература

    1. Ambrozic Anthony. Adieu to Brittany: a Transcription and Transliteration of Venetic Passages and Toponyms. Cytera Press, Toronto, 1999, 134 pp.
    2. Чудинов В.А. Молитва Дыю, или Поиски протоглаголицы // Чудинов В.А. Загадки славянской письменности, М., «Вече», 2002, 528 с.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову