Явные проблемы А.Г. Петрова

Чудинов Валерий Алексеевич


ЖЖ Чудинологии попал в ноябре под очередной секвестр. Если с июня число выпусков было ограничено десятью в месяц, то теперь, с ноября, и это показалось расточительством. А также оказалось расточительным критиковать меня силами своих сотрудников. Денег на это почти не осталось, пришлось перебиваться чужими статьями о разных праздниках (а их в течение года бывает немало), да ссылками на разных моих последователей, среди которых имеются и слишком резвые (которые читают более того, чем реально написано), и слишком скептические (которые не видят даже того, что реально существует). Мне это полезно, поскольку это хорошо оттеняет золотую середину нормальной микроэпиграфики. Крайности только очерчивают фарватер.

Оглавление:
  • Петров А.Г.
  • Яр в латинском Риме.
  • Что не устроило «эпирафиста».
  • Признание нового направления.
  • О неявных надписях.
  • Основа для критики.
  • Ощущение и восприятие.
  • Передергивание смысла.
  • О камнях с Брайтон-Бич.
  • О методологии науки.
  • О наличии невидимой Петровым надписи.
  • Окончание статьи Петрова.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература
  • Комментарии
  • Петров А.Г.

    Моё внимание ЖЖ чудинологии обратил на статью Александра Григорьевича Петрова на сайте Академии Тринитаризма. Там же помещена его биография: «Родился в Новосибиске в 1960 г. С 1971 по 1998 проживал в Алма-ате, Казахстан. В 1986 г. закончил Ташкентский электро-технический институт связи по специальности радио связь и радиовещание. С 1998 г. житель г. Монреаль, Канада».

    Статей по эпиграфике у него несколько. Одна из них называется «Яр в латинском Риме» [1]. Мой анализ я начну с нее. Статья посвящена моим дешифровкам надписи на ларце Фрэнкса. Значимость этого ларца Александр Григорьевич подчёркивает такими словами: «Для тех, кто не в курсе, объясню, о чём идёт речь. Ларец Фрэнкса(англ.  Franks casket, или auzon runic casket) — резная шкатулка, выполненная из китового уса. Была найдена при раскопках во Франции близ города Клермон-Ферран, передана в Британский музей Фрэнкcом (англ.  Augustus Wollaston Franks, английский антиквар; отсюда и такое название – «ларец Фрэнкcа»). Надпись, окаймляющая сцены из древнегерманских, римских и библейских сказаний, вырезанная на руническом ларце Фрэнкса — самый значительный среди ранних англо-саксонских рунических памятников».

    Прекрасно! Что ж, почитаем, что дальше.

    Яр в латинском Риме.

    «Переоценить значимость этого экспоната для англо - саксонской, да и вообще всей западно-европейской культуры просто невозможно. Это икона, библия и святая святых рунической письменности. Официально датируется началом 8 – го века нашей эры. Впрочем, задача эпирафиста состоит в умении обнаружить и прочесть надписи на артефакте, не обращая внимания на заявления археологов и других специалистов. Как результаты дешифровки будут соответствовать официальной историографии – это должно быть проблемой историков, так как надписи на артефактах являются документами, которые не подвергались корректировке, цензуре и фальсификации. Конечно, их тоже можно оспорить, полностью или частично, но это должно быть сделано очень аргументированно и …профессионально. Впрочем, иногда результаты настолько явные и выразительны, что оспорить их может только невменяемый. Об этом и пойдёт речь».

    С удовольствием послушаю ЭПИРАФИСТА (с такой новой для меня специальностью я сталкиваюсь впервые. Но допускаю, что об этой новой профессии я пока ничего не слышал). Вероятно, речь идёт о специалисте по северо-западной Греции, ибо «существует теория, что именно Эпир был прародиной греческих племён, откуда они расселились по Балканскому полуострову и островам Эгейского моря» (Википедия, статья «Эпир»).

    Что не устроило «эпирафиста».

    «О дешифровках западных специалистов можно прочесть в интернете. Тексты дешифровок настолько разнятся, что создаётся впечатление, что они работали над разными артефактами, хотя все пользовались одним и тем же алфавитом. Очевидно, пользуясь не вполне верным значением рун они получали невнятное чтение, которое потом интерпретировалось кому как понравится. К тому же язык выбирался тоже разный, немецкий, английский и т. д.».

    По своей неграмотности я решил, что в третьем предложении «эпирафист» пропустил пару запятых. Но что касается содержания данной фразы, то я с ним согласен.

    «Одно им удалось. Прочитать надпись латынью в правом верхнем углу на лицевой панели. Лично меня перевод устроил. Если точно, то в словаре значится fugient, но латынь ведь тоже менялась со временем. В современном французском окончания ent и ant произносятся одинаково».

    Ладно, согласимся и с этим. – «Здесь стоит привести пример дешифровки О. Л. Сокол Кутыловского этой же надписи из его статьи на сайте Тринитас.ру».

    Странно, но сам исследователь О.Л. Сокол-Кутыловский пишет свою фамилию не через пробел, а через дефис. Видимо, А.Г. Петров именно это имел в виду, когда писал: «иногда результаты настолько явные и выразительны, что оспорить их может только невменяемый». Так что, уважаемый Александр Григорьевич, спасибо за пример!

    Рис. 1. Пример дешифровки О.Л. Сокол-Кутыловского

    Так что же пишет этот эпиграфист? – «Правая часть верхней строки выполнена полностью латинскими буквами: «(T)hIE RUGI а N ThIE RU r CCU m». Начальная буква «Т», показанная в круглых скобках, образована горизонтальной и вертикальной ограничительными линиями». И далее идёт критика со стороны А.Г. Петрова: «Почему он увидел букву Т там, где её нет, непонятно. Скорей всего ему нужно было дотянуть до артикля THE. Очевидно, он вообще не знает, что в латыни нет и не было никаких артиклей. Путаницу с другими буквами можно не комментировать. Самое главное - он все футарки читает слогами, хотя ясно как день, что в любом языке количество слогов колеблется от 50 до 80, а знаков (рун) даже в младшем футарке не превышает 33! У физика элементарное незнание правила комбинаторики. Все патриотические сайты наполнены работами этого специалиста, который прочёл всё, что ему попало под руку, но при этом так и не привёл того волшебного силлабария, при помощи которого кому-нибудь другому удалось бы хоть что-нибудь прочитать!»

    Возможно, что А.Г. Петров прав, однако на сегодня эпиграфистов славянского направления слишком мало, чтобы подвергать их серьёзной критике. Вероятно, сначала необходимо дать им возможность показать, на что они способны. Сам Александр Григорьевич тоже исследовал этот ларец, и пришел к такому выводу: «А вот то, что написано на стенках ларца рунами так называемого англо-саксонского футарка я напишу второй части статьи. Во всяком случае, попытаюсь. Текст на ларце большой, а тема тёмная… Но язык не русский».

    К сожалению, что А.Г. Петров «НАПИСАЛ ВТОРОЙ части статьи» как некому адресату, я не знаю. Но зато он мне пожелал к моему 70-летию самого лучшего, и я ему за это признателен. Тогда я еще не знал, что мне пишет неадекват типа Авака Авакяна.

    А 20 октября 2013 года появилась новая публикация А.Г. Петрова [2].

    Признание нового направления.

    Вот первые строки новой статьи: «Не так давно, несколько лет назад, в эпиграфике появилось новое направление, так называемое чтение неявных надписей, выполненных различными методами на поверхности икон, камней, мозаик, колонн и стен храмов, поверхностей самых различных артефактов, а также земной поверхности и даже дна океанов. Выяснилась интересная, феноменальная и неожиданная вещь. На многих исторических артефактах имеются едва видимые, зачастую стилизованные под элементы изображений надписи, причём исключительно на русском языке. Первооткрывателем, основателем и разработчиком этого метода, как и чуть ли не единственным специалистом в этой области, является В.А. Чудинов».

    Как говорится, спасибо за признание. Продолжу цитирование.

    «Наиболее яркими научными достижениями академика Валерия Алексеевича Чудинова являются: 1. Дешифровка полного силлабария (азбуки) древнейшей русской руничной письменности, как слоговой, так и буквенной и выявление родственных силлабариев. 2. Дешифровка этрусского алфавита и новое прочтение многих этрусских текстов. 3. Под третьим номером можно было бы поставить его метод чтения т.н. «неявных» надписей, но… Разберёмся».

    Тут мне тоже хочется поблагодарить Александра Григорьевича, особенно за его желание разобраться. Если, разумеется, мы имеем в виду действительно выяснение истины, то есть, первый смысл этого слова, а не второй, то есть, не битьё в качестве «разборки».

    «Любое из этих достижений (моё личное мнение) заслуживает самое малое прижизненного памятника с прилегающим парком. И надписью на постаменте той же самой слоговой «руницей». Мнение моё основано на личном опыте, когда мне самому довелось столкнуться со всем этими явлениями в процессе попыток прочтения надписей на т.н. ларце Фрэнкса, а также и при попытках прочтения этрусских надписей. Что, собственно и дало мне повод написать статью «Яр в латинском Риме», в которой я показал верность утверждений В.А. Чудинова, вернее, сам лично в них убедился».

    И здесь, как мне кажется, мой доброжелатель предложил наивысшую степень научного признания. Во всяком случае, пока о моих заслугах в таком тоне никто не писал.

    О неявных надписях.

    «С неявными надписями тоже всё подтвердилось, мне удалось обнаружить и прочесть и другие надписи. Но я быстро понял, насколько эта тема сложна и противоречива. Просто очень «скользкая». То, что видит (и читает !) один, другой может не видеть вовсе. К тому же чтение производится с фотографий артефактов, а фотография – вещь сложная, содержащая в себе уйму нюансов. И об этом известно не только фотографам».

    Сущая правда! Тема действительно очень сложная и скользкая. Недолго и шею свернуть.

    «Эта фраза пришла в мою голову после прочтения статьи В.А. Чудинова «Лучший подарок к моему 70-летию», которая была своеобразным откликом на статью, написанной мною. Некоторые моменты из статьи меня насторожили. И даже удивили. Оказывается, лёгкость мысли и рассеянность свойственна не только авторам личных Живых Журналов, но и академикам. В.А. Чудинов прочёл на панелях ларца столько текстов, (включая и те, о наличии которых я и не подозревал), что я надолго задумался. И решил просто разобраться получше с проблемой «неявных надписей». Иллюстрации из статьи, рис. 2.

    Рис. 2. «Слева - чтение В.А. Чудинова, справа – моё»

    Пардон, а где чтение А.Г. Петрова? Он показывает просто рельеф поверхности ларца, никак не выделяя свои чтения. Поэтому я написал: «Вместе с тем, жаль и то, что Александр не озвучил слово, которое он прочитал. Ведь тут можно прочитать два слова, каждое из которых обозначает вечный город». Оба эти слова мною показаны слева.

    Он ответил: «Я не знал, что такую видимую надпись нужно «озвучивать». Но дело не в этом. Я так и не понял, как можно из буквы Р сотворить М, и наоборот. Тем более, что не понял этого не только я». Хорошо, можно не озвучивать, можно просто написать или выявить, как это сделал я. Какое из этих двух слов было прочитано А.Г. Петровым, как было неясно сначала, так и осталось неясно даже после этой второй статьи.

    Рис. 3. «Чтение В.А. Чудиновым надписи на латыни»

    Затем А.Г.Петров цитирует мои объяснения: «Два первых слова можно прочитать так, как сделал А. Петров, добавив во второе слово букву С (К), то есть, HIC FUGICANT (?), почти с тем же смыслом: ЗДЕСЬ БОРЮЩИЕСЯ (воюющие). Однако далее моё чтение отличается: HIER (IST) UNICUM. Слово HIER указывает на немецкий язык, в котором оно означает ЗДЕСЬ, а затем идёт слово УНИКУМ, то есть, ЗДЕСЬ УНИКАЛЬНО. Вероятно, имеется в виду, что завоевание Руси Яра этрусками, которые осуществили приказание Москвы, – это нечто уникальное в истории отношения между двумя странами. Надписи по латыни и по-немецки предназначены для……». И далее следует ремарка Петрова: «А казалось всё просто, - hic fugiant herusalim, а вот нет!».

    Я прочитал так, как было написано реально. Конечно, при желании подстрочник можно дотянуть до любого языка, в том числе и до латыни, хотя сам Александр Григорьевич в свое статье заметил неточность в окончании слова «бежавшие». Однако он уже забыл, что хотел «разобраться» с неявными надписями, тогда как приведенный им пример относится к надписям явным; это подтвердит любой эпиграфист. И комментирует: «Уникально здесь то, что латынь не читаема для эпиграфиста. Зачем читать явные надписи в обращённом свете, тоже загадка».

    На это можно было бы ответить в том же духе, что надпись по-немецки для А.Г. Петрова нечитаема, однако он сам признался в том, что он – не эпиграфист, а ЭПИРАФИСТ (специалист по Эпиру, в отличие от эллинистов, специалистов по всей Греции). Следовательно, по определению, языками он не владеет, и такой упрёк – это удар ниже пояса. А обращение в цвете я делаю не для себя, а для тех читателей, которые привыкли читать тёмные надписи на светлом фоне. Загадки тут никакой нет, я периодически об этом пишу в своих статьях. Но их-то всё-таки ради приличия надо бы прочитать, иначе получается конфуз.

    «Для чего предназначены надписи по-латыни и по-немецки так и осталось «за кадром». Видимо, он и сам так и не решил. Я просто-напросто понял, что В.А. Чудинов явно не в курсе как писали букву S в средних веках во многих текстах, в том числе и на географических картах». Понятно, что в силу того, что я не перенес чтение буквы S на географических картах на чтение надписи на ларце, я совершенно не умею читать надписи (я бы с удовольствием поучился этому у Александра Григорьевича). Вместе с тем, я так и не понял, почему в своём русском предложении он не поставил запятую перед словом «так». Видимо, нахождение вдали от России сыграло с ним злую шутку.

    «Далее в статье последовали выявления «скрытых надписей», которые окончательно посеяли в моей голове самые разные сомнения в «методологии» основоположника метода. Что и побудило меня заняться наблюдением за последующими работами учёного. «Стоит в этом всём разобраться», - сказал я себе».

    Это уже явный повтор, ибо желание «разобраться в неявных надписях» было сделано много ранее. Получается, что пока всё, что было сказано – это не «разбирательство».

    Основа для критики.

    «Собственно говоря, с тех пор прошло больше года, срок вполне достаточный, для того чтобы сделать какие-либо выводы как из работ В.А. Чудинова, так и из моих собственных находок, которые накопились в моём компьютере, и которые я так и не посчитал нужным использовать в качестве основы для написания статей». – Я знавал одного моего знакомого, который читал много чужих статей, завёл в компьютере специальную папку, куда складывал наиболее интересную информацию без ссылки на источник. Через какое-то время он посчитал эту информацию своей личной.

    «Наблюдение за работами В.А. Чудинова быстро убедило меня в том, что крайне малочисленные критики этой стороны его творчества сводятся к одному и тому же выводу: на многих артефактах, на которых он что-то читает, на самом деле никаких надписей нет. Правда, надо сказать, что артефакты с надписями тоже есть. Но речь не о них. Возьмём статью о Ватикане».

    Критики, наверное, «приходят к выводу», но они не могут «сводиться к выводу». Так по-русски не говорят. Ну, что ж, рассмотрим рисунок с моей дешифровкой.

    Рис. 4. «Вот что нашел В.А. Чудинов на крыше собора»

    Могу констатировать, что моя дешифровка воспроизведена правильно. А вот дальше идёт подтасовка. «Поиск мною другой фотографии занял пять минут. То же самое место! И что там видно? Черепицу, что же еще–то, ну и святых». И далее – вопрос, написанный под фотографией: «Те самые святые, даже видеокамера, и где тут надпись?»

    Казалось бы, на первый взгляд всё правильно. Но он не процитировал, каким образом я анализирую фотографии. А там написано, что фотографии типа той, что помещена на рис. 5, нет смысла рассматривать: контраст на них столь мал, что действительно никаких надписей не видно. Так что я тут соглашусь – надпись не видна. Я и сам это знаю.

    Рис. 5. Неконтрастная надпись крыши собора

    Для особо невнимательных читателей я повторяю описание своего метода снова: сначала я УСИЛИВАЮ КОНТРАСТ. Те люди, которые не привыкли внимательно читать текст, это моё напоминание пропускают мимо, полагая, что оно само собой разумеется. А потом удивляются, что после усиления контраста надпись ПРОСТУПАЕТ отчётливо.

    Именно такое случай имеет место и тут. Как только совершена процедура усиления контраста, надпись видна не теоретически, а практически. Хотя любители поспорить и здесь могут усомниться, рис. 6.

    Рис. 6. Та же надпись с усиленным контрастом

    Теперь видно, что имеются надписи, сделанные на красном фоне, как тёмными буквами, так и более светлыми. Слева на крыше можно прочитать слова, написанные более тёмными буквами: ХРАМ ЯРА. А правее находится надпись, начертанная более светлыми буквами, МАСКА МАРЫ. Наконец, еще правее, можно видеть светлые буквы, оконтуренные более темными границами и образующими слово РИМ.

    Иначе говоря, на сверхконтрастной фотографии надписи имеются. А если ее подменить надписью неконтрастной, надписей видно не будет. Но подмена подлинного документа фальшивкой на языке уголовного права квалифицируется как МОШЕНСТВО. С чем я своего почитателя и поздравляю.

    Рис. 7. Моё чтение надписей на рис. 6

    Аналогичная подмена происходит и с надписями на Львиных воротах в Микенах. Сначала А.Г. Петров приводит моё контрастное изображение, где я выделяю фрагменты для чтения и показываю чтение надписей (у него – рис. 6). Затем он тот же камень показывает без усиления контраста (у него – рис. 7) и пишет: «А так выглядит несущая балка ворот», как если бы это был какой-то другой камень. И далее – вопрос: «Каким таким таинственным способом произведено почтение надписи – неизвестно». То есть, мои объяснения того, что я усилил контраст надписи, он не прочитал, а если и прочитал, то не понял. И я уже к нему могу обратить его же слова: «Напомню – пояснения В.А. Чудинова даны на русском языке, не на суахили, и не на японском. Главное – их разглядеть. Вы видите?» Ответа А.Г. Петров не даёт, поскольку боится, что читатель скажет: «Вижу и пояснения Чудинова, и сами надписи». Но ЭПИРАФИСТ Петров их, увы, не видит.

    Мне это напоминает людей, которые не умеют ездить на велосипеде или плавать. А когда они видят велосипедистов или пловцов, они их считают обманщиками, рассуждая: «Я много раз садился на велосипед, и тут же падал. И в море я тут же тону, ибо вода заливается мне в нос и в рот. И я убедился в том, что велосипедисты и пловцы просто дурят народ». – Что можно ответить таким людям? Только посоветовать обучиться тому, чего они не умеют.

    Ощущение и восприятие.

    Смешно, но Александр Григорьевич не различает ощущения и восприятия. Книг по психологии он не читал, а потому решил меня сразить такой фразой: «Меня крайне тяжело обвинить в плохом зрении, или невосприятии каких-либо цветовых оттенков. В прошлом я ремонтировал телевизионную технику, а позже – весьма мелкую авиационную электронику». И эту фразу не только написал жирным шрифтом, но даже и подчеркнул.

    Напомню, что зрительные ощущения цвета или мелких предметов могут быть отличными, и при этом восприятие образа – отсутствовать напрочь. Просто за эти разные формы сенсорного познания отвечают разные зоны мозга. Ощущение обычно даётся от природы, тогда как восприятие формируется опытом. Особенно показательны при этом наблюдения над прозревшими слепыми. Например, после удаления катаракты, которая была с рождения. Такие люди, видя Луну, пытаются до нее дотянуться, чтобы положить на стол. Они ее ощущают, но не воспринимают как космическое тело. Им очень трудно понять, что крышка стола, которая им видится как параллелограмм, на самом деле прямоугольна. Они не готовы отождествить разные ракурсы (анфас, профиль, вид сзади) как разные проекции ОДНОГО И ТОГО ЖЕ человека или предмета. И их первая реакция на слова зрячих – что зрячие нарочно их обманывают!

    Иначе говоря, быть слепым нормально – привычно и не хлопотно, а попасть в число зрячих, – не дай Бог!

    Передергивание смысла.

    Говоря о моей реакции на чтение Сергея Сухарева, Александр Григорьевич Петров прикалывается: «Шутку про «Поле чудес» помните? «Угадал все буквы, но не смог прочесть слова». Или прочел слово, но не в том месте.

    Хорошо звучит – эпиграфист прочёл надпись, местонахождение которой установить не смог! Но ведь именно это и происходит».

    В «Поле чудес» прочитать слово не в том месте невозможно, ибо угадывается всего одно слово. Другого просто нет. Так что шутку про «слово не в том месте» придумал сам А.Г. Петров, и, надо признать, не очень удачно. Что касается моих ремарок в отношении Сергея Сухарева, то речь шла о том, что надпись размещалась немного правее или левее. Это примерно то же самое, что определить в математике число с точностью до третьего знака после запятой, но неточно вычислить последующие знаки. Для практических приложений этого вполне достаточно, а для человека, который освоил эти процедуры впервые, результат просто отличный! Что я и написал по повод дешифровок Сухарева.

    «Я эту скалу с «триумвиратом» уже разглядывал несколько месяцев назад, взяв фото у самого же С. Сухарева на «сайте» – его ВК. Ясно, что никакой надписи Яра (Яра чего?) там нет. Как нет и всего остального, «найденного» В.А. Чудиновым».

    Понятно, что если новичок, не имея опыта, «разглядывал» изображение без усиления контраста, он там, само собой, ничего не увидел. С таким же результатом он мог бы разглядывать изображение среза мозга, полученные с помощью лазерной томографии, и совершенно не видеть там никакой патологии, поскольку он не врач.

    «Эти надписи должны видеть хотя бы 10-15% человек. А сколько видит? И видеть не отдельные буквы, а прочесть тот же текст, или близкий по смыслу. Тогда это будет наукой». – Фраза в принципе правильная, но контингент испытуемых в ней не определен. Так, если взять неграмотных, то все 100% будут видеть отдельные буквы даже самой явной надписи, но их не опознают, и тем более не смогут прочитать, поскольку у них не сформирован соответствующий навык. А когда я показывал перечисленные Петровым неявные надписи и лики студентам изобразительных профессий (в одном случае художникам, в другом – дизайнерам), то лики и надписи они выявляли сами, без моей подсказки, причем таких студентов оказалось не 10-15%, а все 100%. Ибо образное восприятие пространственной формы – это их профессия.

    Еще одна фраза: «В самолёте минимум три гироскопа. Почему три? А из двух один может быть неисправен. Тогда какой из них верен?» – На этот вопрос Петров не знает, что ответить. Поскольку, видимо, плохо знаком с оборудованием самолёта, где кроме гирокомпаса имеется и магнитный компас, и радиомаяк. «С тремя уже какая-то гарантия, что направление правильное. По крайней мере, два показывают одно и то же направление. А как быть, если он только один? Он исправен или нет? А кто это решил? Пилот? А вы полетите с таким гироскопом в таком самолёте? Я – нет». – Можно подумать, что пилоты докладывают пассажирам о неполадках в системе навигации, а у пассажиров есть возможность, узнав о неполадках, спокойно выйти из самолёта, чтобы продолжить рейс на другом транспортном средстве. Словом, ситуация какая-то насквозь фантастическая. Замечу, что специалист в области электротехники, который пишет в своей биографии слово «электротехнический» через дефис, не вызывает у меня доверия.

    О камнях с Брайтон-Бич.

    «Интересная тема, которая была растиражирована везде и всюду. «Чудинов нашел надписи на Брайтон-Бич!» – слышалось повсюду». – Любопытное начало. Я, видимо, тугоухий, поскольку таких возгласов отовсюду я не слышал. «А почему другие не нашли? Этот вопрос никому в голову не пришел. Я со временем нашел лучшие фотографии, но так надписей и не разглядел».

    Это замечательное по своей наивности наблюдение. Это всё равно, как сказать: я каждый день ходил мимо скалы и видел все камни на ней. – Ничего особенного! Но вот пришел геолог и заявил, что тут находится медная руда. А я, сколько ни смотрел, никакой руды там не обнаружил. Видимо, геолог врёт! Вот и мои приятели тоже ничего особенного в этих камнях не заметили.

    Любопытно, что мне прислали не видео, а фотографии, да еще предупредили, что речь идёт не о Брайтон-Бич под Нью-Йорком, а о местности с таким же названием в Калифорнии. А последнего А.Г. Петров не прочитал в самом начале статьи.

    Заканчивается серия вопросов этого пытливого, но неопытного читателя просто анекдотически: «Лично мне неясно одно. Когда появилась буква «Я»? В азбуке ее нет, а на артефактах есть». Это предложение усилено и жирным шрифтом, и подчеркиванием. Я понимаю, что я для уважаемого Александра Григорьевича перестал быть авторитетом. Но обращаюсь к читателям: «Передайте, пожалуйста, этому русскому по фамилии человеку, что в русском алфавите буква «Я» занимает последнее, 33-е место». Надеюсь, что эту азбучную истину знают «хотя бы 10-15% читателей». Видимо, в алма-атинской школе он изучал русский алфавит в усеченном виде. Либо не был усидчивым учеником.

    О методологии науки.

    «Сам Чудинов много пишет про методологию науки, той же самой эпиграфики. Прекрасно, только чтение неявных надписей у него к этому не имеет никакого отношения. С одной стороны, пишет, что выявление надписей на одном артефакте у него занимает целый рабочий день, а потом на сайте появляются статьи сразу с несколькими «дешифровками» в каждой. Эта отрасль его деятельности вызывает массу вопросов. От чтения слов он плавно перешел к чтению дат, то есть, от букв уже перешел к цифрам. И опять кроме него никто не способен что-либо прочесть, даже его последователи, которые читают по его же мнению, «не совсем то и не совсем там».

    Опять мы видим сплошные передергивания. Так, например, возьмём наиболее плодотворный месяц, в котором я опубликовал 15 надписей – октябрь 2013 года. (Больше чем 15, у меня практически никогда не получалось). Но 15 статей в месяц – это 1 статья в 2 дня, а не в 1 день. А теперь рассмотрим конкретно, какие статьи были опубликованы. Вот их список:

    1. Об Амазонии                                                                                           10+11 ил 01.10.13
    2. Мы дождались! Закон против сенсаций и тролли чудинологи                     03 01.10.13
    3. Обратная связь № 63                                                                              13+16 ил 06.10.13
    4. Датировка по годам Яра                                                                         11+15 ил 08.10.13
    5. Комментарий к статье Анны Поповой                                                            13 10.10.13
    6. Комментарий к статье Поливанова                                                       08+06 ил 10.10.13
    7. Расследование по материалам Владислава Рунова                             09+15 ил 13.10.13
    8. Пётр Золин как автор антифольк-хисторизма                                                 14 13.10.13
    9. Кусочек вкусной бокрятины                                                                             10 15.10.13
    10. Обзор статей о ситуации в Бирюлёве                                                             08 17.10.13
    11. Скифские монеты по статье Золина                                                   1 2+17 ил 20.10.13
    12. Датировка годом Яра рисунка Леонардо                                            15+13 ил 24.10.13
    13. Европа эпохи Яра – причины забвения по Хронотрону                               11 27.10.13
    14. Генофонд славян по Золину                                                                               8 28.10.13
    15. По поводу этрусских чтений. Гаршин и Тимофеев                                         9 29.10.13
    16. Еще 9 зеркал Арконы и Этрурии                                                           12+13 ил 29.10.13

    Там, где написано «ил», имеются в виду иллюстрации, где стоят просто цифры – количество страниц статьи. Из 15 статей иллюстрации имеют только 8 – примерно половина. Иными словами, на статью без иллюстраций я действительно могу потратить один рабочий день. Но тогда на статью с иллюстрациями у меня уходит три дня. Таким образом, «коэффициент привираемости» А.Г. Петрова составляет «три». Иначе говоря, там, где я трачу три дня, он мне приписывает один. Конечно, я бы рад работать с такой интенсивностью, но, увы, не получается.

    Что касается того же Сергея Сухарева, то примерно половина надписей прочтена им и «так», и «там», о чём я и написал в моих статьях о его дешифровках.

    О наличии невидимой Петровым надписи.

    Перехожу к подписи на рис. 37. Там показана фотография головы Венеры Милосской в более крупном формате. Подпись А.Г. Петрова гласит: «Чтение В.А. Чудинова на поверхности Венеры. Совмещаем хорошую фотографию из интернета (по совету самого же Л.В. Закатова) с плохой. И… где надписи?»

    Да тут же, рис. 8. Правда, из-за того, что свет падает немного не с той стороны, буквы оказались вытянутыми немного не так. Кроме того, на более крупной фотографии свет не резкий, не дающий глубоких теней, однако надпись читается и тут, притом на том же месте. Та же надпись МАРА. Так что Петров и тут попал пальцем в небо.

    Рис. 8. Моё чтение надписи на том же месте

    Окончание статьи Петрова.

    Оказывается, самым компетентным арбитром в деле эпиграфике оказался пенсионер Сомсиков, который не знал, что Сфинкс внизу выглядит совсем не так, как наверху, где к нему в ХХ веке приделали лапы. Понятно, что в незнании Сомсикова можно обвинять только Чудинова, сам Сомсиков к этому не имеет отношения. Точно так же, как и при попытке Сомсикова прочитать надписи на пирамиде, где буквы читались им без какого-либо порядка, но очень выборочно, опять виноват, разумеется, Чудинов. Именно поэтому Сомсиков дал свой адрес чудиноманам, чтобы они переслали Чудинову сомнительную посылку. Иными словами, в плане вмешательства в личную жизнь В.А. Чудинова (а сегодня это считается преступлением) основное вещественное доказательство принадлежит Сомсикову – на нём находится его домашний адрес отправителя. Понятно, что мнение подобного эксперта – самое независимое в мире!

    И потому Александр Григорьевич весьма доволен. «Нужно ли быть профессором, чтобы прочесть то, что читает Чудинов?» – задаётся он непростым вопросом. Могу на него ответить: профессором быть необязательно, а вот профессионалом – непременно. «Может, нужно иметь какое-то особенное зрение?» – Именно! Возможно, не обязательно эпиграфическое, но художественное – как минимум. «Или вполне хватит желания, амбиций и фантазии?» – Без художественного восприятия – не хватит!

    «Интерес к его работам у меня давно пропал». – Как говорится, и слава Богу. Есть русское выражение: «Боже, обереги меня от друзей! А от врагов я и сам уберегусь!». «Можно прочесть заголовок, чтобы узнать, какой объект на сей раз пал жертвой «тайной методологии». Есть много других более приятных и полезных способов убить время и испортить зрение».

    А вот тут Александр Григорьевич на миг расслабился и выдал своё отношение к эпиграфике. Для него это – лишь «способ убить время». Замечу, что наука – это не приятное развлечение типа художественной литературы. Для получения научного результата приходится не только портить зрение, не спать по ночам и вглядываться в источники еще до усиления их контраста – приходится обдумывать связь полученных выводов с другими выводами, чтобы из пёстрой мозаики фактов вычленить необходимые причинно-следственные связи. Как говорится, приходится трудиться в поте лица. Однако никакой «тайной методологии» у меня нет, и я всегда показываю, каким именно способом я получил ту или иную надпись. Но есть люди, которым, сколько ни разжёвывай научную пищу, они всё равно не в состоянии её проглотить. Боюсь, что тут виноват вовсе не Чудинов с его методологией.

    «Главная проблема – «прочтения» самого учителя начинают походить на «прочтения» учеников, а не наоборот». – Это такая же ложь, как и прежние высказывания Петрова. Например, А.Г. Петров считал меня своим учителем, но оказался профессионально непригодным к выявлению неявных надписей. И мои прочтения вовсе не совпадают с его впадением в состояние ступора при виде неявных надписей. То есть, я читаю там, где он беспомощно разводит руками, восклицая: «А где же тут надписи?». – Что же касается, например, Сергея Сухарева, то я, как учитель в школе, радуюсь повышению уровня его мастерства, хвалю за удачные прочтения, показываю, где он слегка ошибся, а где и не заметил интересных надписей. И взаимоотношение учителя с учениками –  вовсе не главная проблема эпиграфики. Это – скорее проблема воспитания достойной смены, а не современного состояния данной отрасли.

    «Мыла и воды в этой «купели» уже столько, что «ребёнка» уже давно не видать, хотя изначально он был виден. Выплеснуть-то его не выплеснут, а вот дискредитировать идею и уже реально прочитанные надписи – наверняка». – Не могу удержаться, чтобы снова ни обратить внимание на отсутствие слов «ОНИ СМОГУТ». Таков русский язык у представителя русскоязычной канадской диаспоры. Не иначе, как мыло из купели настолько разъело глаза критика, что он не только не видит «ребенка», то есть, неявные надписи, но даже кричит об этом с явным канадским акцентом.

    И, наконец, эффектная концовка: «Абсолютно реальная научная идея поехала в сторону эзотерики. Туда, где ее ждут тридцатилетние «велимудры», читающие «футарки», и лишенные иммунитета мозги их последователей. Обидно, если такая идея уйдёт туда окончательно. И что удивительно, уведёт ее туда сам автор».

    Как обычно, причинно-следственные связи тут перепутаны. Лет пятнадцать назад, когда вышли мои первые брошюры, посвященные явным надписям руницей, восторженные отклики пошли первыми именно со стороны эзотериков. Они, как люди, обладавшие повышенной чувствительностью, раньше других заметили эзотерическую силу русских слоговых рун. Позже откликнулись и маги, гадающие на германских рунах, например, эрил Синько, который облил меня желчью за то, что я не желаю писать о мощной энергетике русских рун. Но он был девственно чист в знании проблем и методов эпиграфики. Зато пропагандировал эпиграфику «славянских рун», то есть, германских рун в русском употреблении, Антон Платов. Замечу, что в тогу моих критиков рядились люди, у которых за плечами был десяток статей и одна тоненькая монография. С их позиций, они являлись корифеями в том, чем они на досуге занимались последние год-два.

    А теперь моим обличителем выступает человек, у которого за плечами пара статей, причём своё неумение читать он выдаёт за своё особое достоинство. Иначе говоря, он кичится своей необразованностью. Так выражение «читающие футарки» у эпиграфиста может вызвать гомерический хохот, ибо оно означает примерно то же, что и «читающие азбуку». Ни азбука, ни футарк не являются текстом, который следует читать; это способ обучения чтению. Я понимаю, что в глазах невежественного критика выражения «читающие тексты на футарке» и «читающие футарки» равнозначны, но я бы рекомендовал ему всё-таки сначала «немного разобраться» с тем, что такое «футарк», и что такое «текст, написанный германскими рунами», чтобы не позориться.

    Но постепенно экстрасенсы и волхвы от моих дешифровок отдаляются, а среди последователей появляется всё больше нормальных людей, которые с удовольствием разделяют полученные знание. И лишь очень немногим удаётся повторить самостоятельно весьма сложный процесс чтения неявных надписей.

    Обсуждение.

    Мнение А.Г. Петрова, променявшего Россию на Канаду (видимо, в погоне за длинным рублём) как эпиграфиста, мне по большому счёту безразлично. Тем более что он ЭПИРАФИСТ, то есть, человек, по его собственному написанию его профессии, имеющий отношение к греческому Эпиру, но не к эпиграфике.

    Вместе с тем, с точки зрения методологии науки всегда интересен вопрос: а судьи кто? У В.И. Ленина имеется статья под названием: «Советы постороннего». Всё-таки Владимир Ильич Ульянов был великолепным и политиком, и философом, и революционером. Он мог бы озаглавить статью «Советы учителя». Или «Явные проблемы неявного революционного движения». Но его украшала скромность.

    На моём недолгом, составляющем на сегодня 23 года, эпиграфическом веку, мне встречалось множество людей, искренне не понимающих целей и задач эпиграфики. Их можно только пожалеть и посочувствовать им, как умственным инвалидам. Они не виноваты в том, что Бог не дал им возможности воспринимать изображения, символы, буквы и цифры, вычленяя их из сложно организованного фона. У них притуплены пороги ощущения контраста, они не способны продолжить контур предмета, если тот прерывается в некоторых точках, наложение двух фигур или двух букв друг на друга приводит их в замешательство (они не представляют, что разные люди и в разное время могли писать разные тексты на одном и том же участке поверхности). Иначе говоря, эти люди профессионально непригодны для занятия эпиграфикой.

    Я удивлен, что Петров вообще заинтересовался чтением чужих текстов, поскольку его собственный текст статьи НЕ ВЫЧИТАН. Иначе говоря, он не умеет читать даже то, что написал сам. Где-то пропущены глаголы, где-то – предлоги, получается, что он пишет письма «следующей статье», как если бы она была его корреспондентом. Иначе говоря, с ним не следует говорить о «высшем пилотаже», о чтении неявных надписей – он пока не умеет читать свои же собственные тексты, написанные явным образом. Этот житель Казахстана с узбекским высшим образованием решил, что переезд в Канаду сделал его критиком уровня Чернышевского или Стасова. Но, как говорит русская пословица, «Замыслы наполеонские, а своды – Антона печника».

    Ребенка с отсутствием музыкального слуха не примут в детскую музыкальную школу. Но даже если он ее окончит, это еще не означает, что он станет крупным музыкантом и само по себе не даёт права быть музыкальным критиком. Так что допуск к начальной ступени образования еще не является гарантией достижения высших ступеней. И любой музыкант знает, что если он музицирует только в качестве приятного и полезного способа убить время, он не сможет концертировать. Сольный концерт – это не только высшая ступень демонстрации своего дарования, но и огромный многолетний труд. Любой концертирующий музыкант вам это подтвердит.

    Кроме того, имеется «высший пилотаж» в каждом виде музицирования. Например, этюды Шопена бывают по силам ученика только на старших курсах музыкального училища или консерватории, и их способны сыграть далеко не любые пианисты. Поэтому, когда уголовник по кличке «Промокашка» из фильма «Место встречи изменить нельзя», говорит Шарапову, играющему этюд Шопена: «Так сыграть может каждый, а ты мне «Мурку» сбацай», это производит комическое впечатление. Для пианиста мелодия «Мурки» является примитивной с мелодической и гармонической точки зрения, так что в техническом отношении она доступна даже ученику детской музыкальной школы. А в качестве музыкального эксперта Промокашка очень напоминает Александра Григорьевича в качестве эксперта от эпиграфики.

    Конечно, существуют паралимпийские игры, где участники, преодолевая свои физические недостатки, доказывают и себе, и другим, что они – полноценные люди. Это очень трогательно и поучительно, это вызывает гордость за их участников. Но паралимпийских видов искусства, когда поют глухие, рисуют слепые, а экспертами выступают незрячие критики, не существует. Нет и паралимпийской науки. Во всяком случае, таковой не было, пока в 2006 ни появился ЖЖ Чудинология как ветвь на побеге «Лурков» и «Лингвофриков». Там очень любят убогих. Особенно хорош в этом отношении Сер-Серж, который, судя по его статьям, может рассуждать вполне здраво, однако в детскую художественную школу его бы не приняли из-за профессиональной непригодности. Так что эти мои критики, медленно, но верно, создают новую разновидность паранауки – науку паралимпийскую, с «картежниками», с «сумасшедшими тенями», с «некомплектами», с «лошадиными объездчиками» и «чухонцами» под руководством «будланутого глокой Куздрой» Бокра в качестве экспертов. Это – образец проникновения культуры постмодернизма в научную деятельность. Но сейчас, когда этому Живому Журналу до предела отказано в субсидировании, и единственным сотрудником ЖЖ остался Бокр, который способен только на краткие изречения, полуграмотный А.Г. Петров оказался настоящей находкой. – Забавно!

    Как говорится, в добрый путь! Паноптикум умственно увечных экспертов – это замечательная кунсткамера заспиртованных в банке журнала человеческих дефектов.

    Заключение.

    Любой крупный корабль в своём движении по бурному морю обрастает ракушками. И, несмотря на это, плывёт. Ибо большому кораблю – большое плаванье.

    Литература

    1. Петров А.Г. Яр в латинском Риме. Посвящается 70-летнему юбилею В. А. Чудинова, Эпиграфиста и Человека. http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/008a/02111145.htm , публикация 17566, 06.07.2012
    2. Петров А.Г. Явные проблемы неявных надписей. Публикация 18267, 20.10.2013, http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/002a/02111109.htm

Комментарии:

Ирина Туркина
21.11.2013 00:11
Не совсем поняла, кто или что имеется в виду под "большим кораблем". Пока, к сожалению, кораблю невелик, и команда немногочисленна. Валерий Алексеевич, есть ли у Вас прямые ученики? Если есть, то где их работы, а если нет, то почему? Спасибо за ответ.
Алексей
25.01.2014 19:01
Кстати,насчёт Ташкентского института связи,при Союзе этот ВУЗ очень котировался и выпускал прекрасных специалистов,уж не знаю какой из А.Г Петрова эпиграфист (В.А. Чудинову,наверное,лучше судить об этом),но как инженер-радиотехник он наверное хороший специалист.Просто немного покоробило выражение -\"узбекское высшее образование\" и \"житель Казахстана\",можно понять так,что люди с такими данными у В.А.Чудинова по определению не способны к постижению такой науки как эпиграфика.Некорректно.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову