Вестернизация российской гуманитарной науки как проблема

Чудинов Валерий Алексеевич


Казалось бы, наука интернациональна, и потому не имеет этнической составляющей. Скажем, в математике дважды два равно четырём для любого народа. Однако, тем не менее, можно отметить, перефразируя слова о республиках советских по форме, но социалистических по содержанию, что наука международна по содержанию, но этнична по форме. И, как ни странно, именно этничность обуславливает научный уровень.

Оглавление:
  • Примеры с этническими системами счисления.
  • Западная и российская идеология.
  • Политическая экономия.
  • Юриспруденция.
  • Лингвистика.
  • Историография.
  • Понятие вестернизации и смежные понятия.
  • Заключение.
  • Комментарии
  • Примеры с этническими системами счисления.

    Так, например, в древнем Вавилоне существовала 12-ричная система счисления, тогда как в Европе она 10-рична, а компьютеры используют двоичный принцип, придуманный в последние века. И если в 10-чной система 2 х 2 = 4, то в двоичной это же самое записывается как 10 х 10 = 100, а в троичной – как 2 х 2 = 11. Если компьютерами на основе двоичной системы занимались в основном в США, то в 1958 г., Н. П. Брусенцов построил в МГУ первую опытную электронную троичную ЭВМ (компьютер) «Сетунь», а в 1970 году он же построил вторую модель «Сетунь-70». По ряду отзывов экспертов, использование троичной систем счисления ускоряет работу компьютера и делает ее более удобной и управляемой. «Как это ни кажется парадоксальным, постепенно компьютерное сообщество все больше начинает осознавать правоту Николая Петровича Брусенцова, и многие компьютерные специалисты (в частности, известный американский ученый, почетный профессор Станфордского университета Дональд Кнут) склоняются к тому, что компьютеры будущего вполне могут быть «троичными» компьютерами» – пишет сайт http://www.trinitas.ru/rus/doc/0232/003a/02320001.htm. И, напротив, в римской 10-чной, но отчасти позиционной системе счисления считать очень неудобно, и, например, IIxII = IV, aIIIxIII = VI. И уж, что совсем парадоксально, XXVxII = L.

    Из этого следует, что хотя числа в таблицах умножения одни и те же, но цифры имеют разное начертание и разные системы счисления, обнаруживая, тем самым, либо низкий, либо высокий уровень математического развития. Так, Европа и Вавилония демонстрируют высокий или даже высочайший уровень математики, тогда как Рим – довольно низкий. Оказываются разными и компьютеры, придуманные в США и в России. Из-за давления западных технологий машину Н.П. Брусенцова в МГУ разобрали на металлолом, то есть, более примитивное и чужое закрыло путь отечественному и более перспективному.  

    Я не буду подробно повторять эту мысль на других примерах. Скажем, хирург, основатель искусственной трансплантации органов Владимир Петрович Демихов впервые в мире осуществил следующие операции: в 1937 году пересадил искусственное сердце, в 1946 году осуществил пересадку комплекса сердце-легкие, в 1947 году пересадил изолированное лёгкое, в 1948 году смог осуществить пересадку печени, в 1952 году осуществил маммарно-коронарное шунтирование сердца, в 1964 году пересадил вторую голову собаке. Каждого из этих достижений хватило бы на то, чтобы вписать его имя золотыми буквами в историю медицинской науки. Тем не менее, поскольку его достижения противоречили канонам официальной (западной) медицины, ему не дали защитить докторскую диссертацию, а позже вообще подвергли гонениям, отчего он в 1968 году получил инсульт и умер.

    Гавриил Абрамович Илизаров из города Курган разработал специальный аппарат из спиц, с помощью которого стало возможным осуществлять наращивание конечностей, или, говоря медицинским языком, он разработал методику замещения дефектов трубчатых костей при врожденных заболеваниях и переломах, став основателем остеопластики. Это также противоречило канонам официальной (западной) медицины, и Академия Медицинских наук СССР не сочла возможным сделать его даже своим членом-корреспондентом. Тогда его избрали в АН СССР.

    Получается, что каноны западной естественной или медицинской науки пагубны для российских ученых и для российской науки в целом. Они препятствуют деятельности первопроходцев, лишая их признания, наград, школ, а иногда места работы или даже жизни. Как говорится, что для русского хорошо, для немца – гибель. Как и наоборот.

    Западная и российская идеология.

    Корень зла, как обычно, коренится в разных идеологиях. Для Запада это идеология индивидуализма в любых его формах, для России – идеология коллективизма. Кроме того, сила русской философии всегда была представлена объективным идеализмом, тогда как Западная философия последних двух веков – сначала материализм, а затем совершенно примитивный субъективный идеализм, где обычные человек с его небольшим кругозором и несистематизированными знаниями объявляется центром Вселенной. И всё делается для ублажения недалёкого и капризного потребителя.

    Иными словами, для западного обывателя первоочередным является удовлетворение материальных потребностей. Духовные потребности невелики, но зависят от каприза потребителя. Постепенно его приучают к простенькому языку, к несложным проблемам, к бездумному следованию сложившимся недавно традициям. В комедиях Бенни Хилла 90-х годов ХХ века роман Л.Н.Толстого «Война и мир» стал примером совершенно неподъёмного и крайне сложного романа. Но Лев Толстой писал для русских дворян и русской элиты, а не для колонии Великобритании – Североамериканских Соединённых штатов. Западный по происхождению марксизм-ленинизм, берущий начало от баварских масонов-иллюминатов под руководством Адама Вейсхаупта, на деньги США и Германского Генерального штаба, лишил Россию не только дворянства и элиты, но и лучшей в мире литературы, искусства и науки. Это было торжество очередной духовной продукции Запада, рассчитанной на пропаганду среди невежественного населения России, которое, не разобравшись, поддержало собственных марксистов. Отсюда – концлагеря Троцкого, Ленина и Сталина, отсюда высылки и массовые репрессии советского времени. Не надо забывать, что это – вестернизм в действии.  

    Теперь нам прививают западные ценности везде. Оказывается, наше лучшее в мире высшее образование, с точки зрения Запада так не котируется, хотя сейчас уже стоит дороже западного, и в соответствие с этим его в содержательном отношении понизили до уровня развивающихся стран, предложив желающим обучаться на Западе. Наша промышленность, с такими усилиями созданная в СССР в первой половине ХХ века, была ликвидирована, чтобы мы все товары покупали на Западе. Сельское хозяйство России терпит убытки, поскольку отечественного производителя не пускают на российские рынки, открытые западным фермерам. Отечественные монографии и журналы, написанные по-русски, на Западе не читают. Теперь, если мы хотим получать информацию, мы должны читать по-английски. И писать по-английски, если хотим, чтобы нас услышали. По сути, мы стали колонией Западной Европы, ее сырьевым придатком, вроде Объединённых арабских эмиратов. Поощряется частное предпринимательство везде, вплоть до министерств обороны и внутренних дел, где государственные деньги становятся частными за счет продажи зданий, оборонных заказов и прочих видов государственной собственности. По западным законам, принятым Госдумой по инициативе СПС, такого рода мошенничество, которое в сталинское время называлось «вредительством» (за него полагался расстрел с конфискацией имущества), теперь квалифицируется как «спор хозяйствующих субъектов», за что не положено никакой уголовной ответственности – за миллиардные хищения полагается только штраф в несколько тысяч рублей. Так что сейчас вестернизм поставил всё российское общество на грань выживания.

    Однако можно спросить, причём здесь гуманитарные науки? – Притом. Это я постараюсь сейчас пояснить.

    Политическая экономия.

    Одной из задач этой науки было выяснение того, какова природа стоимости. Исходной точкой зрения была позиция французских физиократов, согласно которой стоимость создаётся природой и только ей. Это воззрение было очень близко русскому общественному сознанию, согласно которому природа есть источник не только богатства, но и всей человеческой жизни. Только в согласии с природой можно строить общество и собственную державу.

    Затем появилось учение Адама Смита и Давида Риккардо о том, что основой стоимости является человеческий труд. Теперь объективная составляющая переместилась от природы к одному из ее детищ, к человечеству. Это, конечно тоже объективно – количество вложенного человеческого труда, который можно измерить в калориях, но, с одной стороны, довольно примитивно (творческий труд может иметь меньше трудозатрат в калориях), а с другой стороны, уже несколько субъективно (калории тратят и животные, но трудом это не считается). Хотя и эта концепция согласуется с русской традицией, но уже в меньшей степени.

    Австрийская школа ХХ века стоимость начала связывать не с трудом, а с удовлетворением человеческой потребности, что уже переводило политэкономию в разряд прикладных психологических наук. Политэкономия постепенно из области естественных наук переползает в разряд наук гуманитарных. Потребности у человека меняются в зависимости от самых разных социальных процессов – уровня образования, наличия рекламы, от моды или личного пристрастия. Эта концепция уже лишь едва касается русской традиции, да и то лишь в той степени, где речь идёт о физиологических потребностях как о материальной составляющей человеческого организма. Замечу, что разного рода потребности существуют и у животных, однако политэкономии на них ровным счётом наплевать, равно как и на потребности обществ, стоящих на низких ступенях развития.

    Современная политэкономия, как говорил на лекции в ГУУ за пару лет до своей смерти академик-секретарь Отделения экономики РАН Дмитрий Семенович Львов, связывает стоимость с брендом, то есть со значимостью производителя (индивидуального или коллективного) в общественном сознании. Производитель навязывает свои эталоны продукта, и его начинают потреблять, несмотря на его бесполезность или даже вредность для потребителя. Однако при ближайшем рассмотрении за деятельностью производителя стоит совет директоров или даже единственный владелец, который и диктует моду на старые товары или новый товар, и через систему СМИ, которые расхваливают как производителя, так и его продукцию, воздействует на общественное сознание. Иными словами, в основе стоит сознание нескольких лиц или даже сознание индивидуума. Эта современная западная точка зрения не только не соответствует русской традиции, но и коренным образом противоречит ей.

    Правительство Гайдара, состоящее из «мальчиков Чикагской выучки» попыталось пересадить в Россию модель американской экономики. Это окончилось полным крахом и разрушением самой экономики России. А Анатолий Чубайс осуществил грабительскую приватизацию, раздав населению ваучеры. По состоянию на конец третьего квартала 2009 года ваучер в «МН-фонде» стоил около 19,95 рубля. На бирже РТС в 2010 году 1 ваучер стоил 33,8 рубля (www.dostup1.ru/finance/finance_13600.html). Получается, что за все годы советской власти советский народ, недоедая, недосыпая, работая в тяжелейших условиях за очень скромную зарплату и создавший в короткий срок и тяжелую, и лёгкую промышленность, заработал в качестве государственной собственности (которая стоит триллионы рублей, а в пересчете на душу населения – несколько миллионов рублей) всего на 1 или на 2 батона хлеба. Во времена Сталина ему бы не избежать репрессий. Такова экономика вестернизации в действии.

    Однако венцом экономического подхода стало понимание человека не как личности, а как вещи, товара, который можно купить, продать, испортить или убить, на всё имеются свои расценки. Эта западная позиция вызывает самое сильное чувство протеста у любого жителя России. Здесь мы поставим жёсткий заслон западным веяниям.

    Юриспруденция.

    Когда-то в России существовало вече как полномочное собрание всего народа, а не отдельных его представителей. У него имелась традиция, которая называлась кон, а также имелось копное право. Понятно, что полная демократия является первичной и естественной формой народовластия.

    Представительная демократия, когда сначала выбирают отдельных людей, а затем они в качестве народных избранников решают судьбы страны, уже не является естественной формой власти. В старину люди избегали подобного рода должностей, понимая огромную ответственность перед обществом. В наши дни люди ищут эти должности, чаще всего с целью получить возможность контроля над какой-то отраслью человеческой деятельности. Чтобы из этого извлечь немалые выгоды для себя лично.

    Традиционный кон постепенно был забыт, поскольку люди придумали тысячи новых прав и правил, которые в кон не вмещались, но зато составили человеческие выдумки в интересах отдельных слоёв общества, а подчас и отдельных личностей. Так появился ЗАКОН – всё, что ЗА КОНОМ. Законы часто принимаются в спешке, так, чтобы в них оставалось масса лакун, разных толкований и неоднозначных выводов, что создаёт питательную среду с одной стороны, для мошенников, а с другой – для юристов.

    Напомню, что Иван Грозный запретил дачу денег в рост. За курение табака полагалось палочное наказание, за употребление водки – арест на несколько недель или месяцев. Но всё это восстановил Петр I, который и стал самым основным вестернизатором Руси, и не только в отношении законов. Он ввел крепостное право; при нём русские стали голодать и пить, зато знать оделась по-европейски. А русские усы и бороды было велено сбоить. Уже этот пример должен был бы предостеречь нас от дальнейшей вестернизации.

    Лингвистика.

    Уж, казалось бы, в этой области нет, и не может быть никакой вестернизации. Вроде бы существует великий и могучий русский язык. И молодцы все те, кто его изучает.

    Однако не всё так просто. Сравнительное языкознание ставит на одну доску языки развитые и неразвитые, удобные для произношения и неудобные, языки с огромной и очень глубокой литературой и языки, на которых литература только начинает своё существование. Даже древняя литература на некоторых языках неизвестна широкому читателю. Например, на приводимой ниже схеме рис. 1 (сайт znatok.ua/language_tree) из единого прото-индоевропейского ядра выделяются языковые семьи, а в качестве внешнего слоя фигурируют отдельные языки. В этом смысле русский язык занимает такое же место, как и любой другой. Много ли говорит русскоязычному или мировому читателю перечисление таких фамилий, как Абу-ль-Касем Унсури, Фаррохи, Менучехри, Масуд Сад Сальман, Фтират Зардуз, Абдул-Кадыра Бедиля, Суфи Аллойор, Адо, Акмаль, Фазли, Ахмад Калла, Шохин, Возех, Сахбо, Соми, Абулькасима Лахути, Пайрау Сулеймани. Я перечислил 17 фамилий и имён поэтов и писателей за несколько столетий, которые сформировали, видимо, большую литературу на таджикском языке. Однако она известна только жителям данной страны. Мировое литературоведение таких фамилий не называет. И я привёл далеко не самый крайний случай.

    А вот возьмём, например, фризский язык. Он распространён в провинции Фрисландия в Нидерландах, включая Западно-Фризские острова Терсхеллинг и Схирмонниког (около 350 тыс. чел.), а также на северо-западе Германии, в Затерланде (земля Нижняя Саксония; около 3 тыс. чел., и на крайнем севере (земля Шлезвиг-Гольштейн, включая Северо-Фризские острова и остров Гельголанд; около 16 тыс. чел. Получается, что этот язык обслуживает примерно 370 тысяч человек. Что касается творчества драматурга Э. Мейндертса, поэтов Я. Альтхёйзен и Д. Лениге, писателя В. Дикстра и драматурга ван дер Мёлена, то никто, кроме самих фризов и специалистов по этой литературе их творчества не знает.

    Но все подобные языки занимают такое же место в классификации языков, как великий и могучий русский язык.

    Рис. 1. Схема индоевропейских языков

    Замечу, что ни одного произведения на предполагаемом индоевропейском языке не найдено, поскольку в качестве него в течение всего палеолита и отчасти мезолита действовал русский язык. Его надписи читаются на сотнях артефактов. Поэтому ставить на одну доску язык-прародитель всех языков планеты, который когда-то обслуживал всё человечество, и самые скромные языки мира, всё равно, что почитать в равной мере мирового гения и никому не известного человека без определенного места жительства.

    Еще лет 20 назад наша страна под именем СССР занимала второе место в мире (когда-то Русь была самой основной и самой могучей страной мира). Теперь под именем Россия она скатилась по разным направлениям на сотые места в мире, и нас сравнивают то с Угандой, то с Гондурасом. Но это сейчас. А в сравнительном языкознании место на уровне языка фризов Великий русский язык занимал с самого начала.

    Однако на рис. 1 мы видим еще самое безобидное расположение русского языка на древе языков мира. На других схемах русский язык выходит из славянского единства, а то – из балто-славянского, а оно – из германо-балто-славянского, которое уже непосредственно восходит к индоевропейскому. Получается, что русский язык через ряд языков-посредников и в последнюю очередь восходит к индоевропейскому. Хочу подчеркнуть, что единственным индоевропейским языком с самого начала был язык русский, диалекты которого стали языками славянскими. Германские языки возникают совсем недавно, в первом тысячелетии нашей эры из соединения русского языка с тюркской фонетикой. Просто вторгшиеся в пределы нынешней Германии тюрки перешли на русский язык и исковеркали многие русские слова. Прежде всего, у них существовало родимое пятно, придыхательные звуки типа kh, gh, th, dh. Отсюда русское слово ПЛУГ они произносили как ПЛУГХ, и именно так записывали, например, англичане, которые для правильного чтения звука У писали его как диграф OU. Отсюда – написание PLOUGH. Однако произнести слово БЫТЬ с русской фонетикой тюрки не могли, и произносили БИТХ. Что и писали beth. А затем не только переставили части, но и заменили thна написание to. Получилось tobe с тем же значением БЫТЬ. Так что никакого германо-славянского единства не было, а было образование нового пиджина (составного языка, выученного поневоле), который позже стал креольским языком (то есть, составным, который стал к тому же еще и родным).

    Еще позже появились балтские языки как латинизированные диалекты старобелорусского языка. И опять – никакого балто-славянского языка не было, а вместо него было замещение русского языка языком смешанным, от разных корней. Это и была вестернизация русского языка в Западной Европе и Прибалтике.

    Но это – только первые последствия вестернизации. Дальше – больше. Многие лингвисты, в том числе и родом из России, сочинили этимологические словари, из которых получается, что почти все слова русский народ заимствовал из языка своих соседей – например, французов, англичан, немцев, голландцев. При этом заимствования в языки тех народов из русского языка вообще никак не замечаются. Возникает ложное впечатление, что русский язык, как совершенно бездарный в творческом отношении, способен только заимствовать, но не способен создавать собственные новые слова, тогда как иностранцы только дарят, но ничего не берут взамен.

    Следующая позиция наступления еще изощрённее. Русский язык очень многолик и способен передавать и чувства, и оценки, и научные знания, и  бытовые мелочи, и административные распоряжения. Он многолик, и потому сложен. А нынешняя мода плодить людей-роботов, которые должны работать с 20 до 40 лет, а затем давать дорогу молодым, заставила предпочесть наиболее краткий и бессистемный язык, английский, где даже порядок слов строго регламентирован. Шаг влево, шаг вправо – неприемлем. Там не слова, а какие-то выкрики.

    Тем не менее, для ряда отечественных лингвистов он становится эталонным. Русский язык ругают в неуклюжести, неповоротливости и т.д. Доступ в Интернет способствовал появлению не только шуток над русским языком, которые быстро возникали и быстро рассеивались, но и так называемому «олбанскому языку» или «языку подонков». Там писали: «аффтар жжот нипадецки», «ржунимагу», «Аццкий Сотона», «В Бабруйск, мерзкайе жывотнайе», «зачот» и прочие нарушения русской орфографии. Как удалось выяснить, эту хулиганскую галиматью с массой ненормативной лексики придумал некий Дмитрий Соколовский из Бобруйска Могилёвской области Белоруссии. Ясно, что это – нерусский человек не только по культуре, но даже по происхождению.

    Под названием «Русский язык больше не язык» вышла статья на сайте fognews.ru, где было заявлено, что русский язык в течение ближайшего года может быть исключён из списка языков мира. И это при том, что на данный момент по приблизительным подсчётам количество носителей русского языка составляет около 277 миллионов человек! Такое громкое заявление было сделано Институтом лингвистики в Тарту на основании ежегодных мониторингов, проводимых сотрудниками института. В статье звучит грозное предупреждение: «Если в течение 2013 года картина не изменится, то русский язык будет объявлен мёртвым языком, со всеми вытекающими из этого последствиями: закрытие курсов русского языка в Европе, исключение его из официальных языков организаций мира (ООН, ЮНЕСКО) и запрет на его употребление в посольствах для общения с россиянами».

    К сожалению, академические лингвисты не забили во все колокола о том, что идёт наступление на русский язык, виновных не заклеймили позором и не привлекли к ответственности за его осквернение. Вряд ли такое можно себе было бы представить во Франции или Германии, где приняты особые меры по защите родной речи от всяческих покушений на неё. Этот случай может служить показателем того, к чему русские лингвисты глухи, а что они исследуют охотнее всего, отмечает, например, в своих возражениях Антон Карасёв. Вот плоды вестернизации в области языкознания. Просто Институт лингвистики из бывшего русского города Юрьева не только сменил русское имя города Ярослава Мудрого, но и озвучил идею Запада, поспешив пропеть отходную молитву  русскому языку. С другой стороны, если в курсе русской литературы патриотические стихи Пушкина заменяют безликими стихами Мандельштама, а сложнейшие и развивающие мышление романы Толстого – на романы постмодерниста и абсурдиста Пелевина, то русские школьники вряд ли будут ощущать прелесть родного языка. Правда, когда выясняются этнические корни, как лингвистов, так и представителей всех этих загибов на теле русской литературы, то становится ясно, что этнических русских среди них практически нет. От имени русской лингвистики и русской литературы, подчас под русскими фамилиями действуют инородцы, которые иногда случайно, но чаще целенаправленно наступают на великие завоевания русского языка и русской литературы.

    Недавно умерший лингвист Сергей Анатольевич Старостин в своём интервью примерно за год до смерти признался, что ныне отечественную лингвистику финансируют 2 источника: Российский еврейский конгресс и его председатель того времени, Евгений Янович Сатановский с одной стороны и грант Государственного департамента США через физика Мюррея Гелл-Манна (его выехавшие из России родители носили фамилию Гельман) – с другой стороны. Понятно, что кто платит деньги, тот и заказывает музыку.

    В том, что русский язык был самым старым языком на земле, можно доказать двумя путями. Один из них косвенный, но не слишком затратный. Это – исследование семантики частей корня и других морфем. Тогда становится ясно, что эти части имеют наибольшую ясность в русском языке, и присутствуют в других языках, но у же с менее ясными значениями. Именно поэтому лингвистика признает составленность слова из морфем (раздел грамматики под названием «словообразование) но не занимается морфемогенезом (набирая в поисковиках слово «морфемогенез», тотчас попадаешь на медицинский термин «морфогенез»).

    Рис. 2. Египетская каменная монета

    Другой путь прямой – это чтение русских текстов на древних артефактах, найденных во всех странах древнего мира. Казалось бы, материалов для этого – непочатый край. На каких-то артефактах надписи мелкие или не очень контрастные, но на ряде из них они достаточной крупные! Но даже и при наличии не очень крупных надписей их достаточно слегка увеличить, чтобы прочитать эти надписи. Например, на рис. 2 изображена египетская каменная монета с русскими надписями. Египет как провинция входил тогда в большое государство, которое называлось «Русь Яра».

    Именно этого и боятся лингвисты. Они бы и рады прочитать некоторые древние русские надписи, что удревнило бы представление о русском языке хотя бы на немного, и это дало бы возможность посмотреть особенности этого языка еще на несколько веков вглубь истории, однако сразу за этим выйдут на поверхность такие исторические подробности, которые заставят кардинально изменить наши представления о древней истории. Кроме того, выяснится, что русскому языку сотни тысяч лет (таких артефактов найдено уже около десятка). А если судить по верхней челюсти из Эфиопии с русскими надписями, то ей – ни много, ни мало, а 2,3 миллиона лет! И в этот период нет никаких следов того. Что язык или письменность только складывались. Они уже существовали в развитом виде! Просто археологи пока не нашли более древних артефактов!

    Теперь становится понятным, что русский язык уже в наши дни становится весьма опасным для Запада конкурентом, в силу того, что он является самым развитым языком человечества. Однако, поскольку это был единственный язык на протяжении всего палеолита, то есть, на протяжении 99% времени существования человечества, он просто несопоставим по древности ни с одним языком мира! Перед ним можно лишь застыть в немом благоговении. Но именно этого и не хочет делать Запад. Ведь если устранить самого мощного на Земле конкурента, то тогда все остальные западные страны станут по языковому могуществу примерно равными.

    Заметим, также, что в то время как люди нашли способ оценивать эффективность и полезность любого орудия человеческой деятельности, лингвисты до сих пор не создали раздела, который показывал бы удобство (фонетическое, грамматическое, лексическое), помехоустойчивость, красоту и структурированность каждого языка. И вполне понятно, почему – потому что выигрыш практически по всем параметрам достался бы русскому языку. А этого Запад не хочет.

    Так что вестернизация ставит под вопрос не только исследования по русскому языку и не только развитие тех или других направлений лингвистики. Эстония, при всей вздорности такого посыла, озвучила вековую мечту Запада: существование русского языка как языка, разрешенного международным сообществом. Так что вестернизация означает не просто «наезд» на русский язык – вестернизация направлена на его сначала обессмысливание всякого рода «олбанскими языками», а затем и на полную ликвидацию «за ненадобностью».

    К великому сожалению, большинство сотрудников и академиков РАН уже поражены вирусом вестернизма. Поэтому сопротивление западному нашествию пришлось осуществлять лицам, не связанным с РАН по должностной линии (иначе они бы остались без работы). Но и в этом случае их начали преследовать в интернете сетевые хулиганы (так называемые тролли), то есть, проплаченные из общественных фондов Запада лица под псевдонимами, которые обвинили защитников и исследователей русского языка «лингвофриками», то есть сумасшедшими, неучами и создателями лженауки.

    Таким образом, в области лингвистики вестернизация идёт полным ходом.

    Историография.

    Здесь западная точка зрения уже победила, причем после того, как Петр I «прорубил окно в Европу». Призванные после его смерти аспиранты и прочие мелкие научные сотрудники Миллер, Байер и Шлёцер вскоре стали российскими академиками. Они принесли с собой так называемый «норманизм», то есть концепцию, согласно которой древняя Русь, будучи дикой, запуталась в своих внутренних проблемах и призвала скандинава Рюрика, который ей дал всё: культуру и государственность.

    Утверждение было основано на подмене тезиса: жители Скандинавии IXвека н.э. действительно были скандинавами, однако еще не онемеченными, то есть, говорили на чистом русском языке. Сам Рюрик происходил из нынешнего Мекленбурга, который в те времена назывался Микулиным Бором, поскольку им управлял племянник Рюрика, Николай (Микула) Кродо. Рюрик – это, скорее всего, прозвище, означающее (на языке южных славян) Сокола, тогда как звали его Иваном Иммануиловичем (что можно прочитать на этрусском саркофаге его брата Трувора). Так что к нам пришел не немец, и не швед Рюрик, а русский человек Иван Соколов. И пришел из Руси Яра на Русь Славян, скорее всего, чтобы восстановить русский ведизм, который у русских князей был заменён русским язычеством. Такова была реальная история, которую исказили немцы.

    Однако старые церковные книги, находившиеся в разных монастырях России, еще сохраняли эти сведения. Поэтому при Петре и позже производились регулярные чистки монастырских библиотек с целью изъятия книг с соответствующими записями. Последняя и наиболее крупная чистка произошла уже в XIXвеке при Александре I. Занимался реквизицией книг Николай Михайлович Карамзин, который после этого, вздохнув свободно, смог написать «Историю государства Российского». Соединив в себе черты писателя и историка, он создал весьма искаженную русскую историографию. В ней нет ни Державы Ярова Русь со столицей в городе Аркона, которое включало в себя Скандию, почти всю нынешнюю Германию и часть Франции, Северную Италию и Рим, Грецию, Египет, Палестину, Месопотамию, а также государства Америки. Нет в ней и державы Русь Славян со столицей в Москве. Неизвестна ему и русская скифская держава, которая называлась Россия Скотия.

    Исследование древних артефактов показало, что историография, подвергшаяся вестернизации почти триста лет назад, пострадала больше других гуманитарных наук. История, особенно античности и эпохи бронзы, была искажена до неузнаваемости. Исаак Ньютон, Николай Морозов, Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко, группа «Хроноторон» (Д.В. Калюжный, С.И. Валянский, А.М. Жабинский) установили, что западная историография осуществила хронологические сдвиги, составившие от 300 до 2 000 лет и более для того, чтобы обосновать собственную древность. Именно поэтому и невозможно осуществить сравнение историографии одной страны с историографией другой страны. Так, американский исследователь Иммануил Великовский пытался определить время исхода евреев из Египта, сравнивая историографию Израиля и Египта. Это ему не удалось, что вынудило его предложить альтернативную реконструкцию истории. Это позволило ему согласовать некоторые до того не объясненные факты. В частности, он считал гиксосов аравийскими племенами (библейские амалекитяне), вторгшимися в Египет сразу вслед за Исходом евреев, а филистимлян и «народы моря» (в значительно более позднее время) — персидскими завоевателями и греческими наемниками, соответственно; отождествил египетскую правительницу Хатшепсут с библейской царицей Савской, а её преемника на египетском троне Тутмоса III, покорившего Сирию и Палестину (между концом XVI и серединой XV вв. до н. э.) — с библейским фараоном Шишаком (Шешонк, фараон XII ливийской династии, после 950 г. до н. э.), разграбившим Иерусалимский храм. Без создания альтернативных историографических концепций создать сравнительные историографии даже двух государств невозможно, поскольку хронологии государств сдвинуты на разное число столетий, причем даже в разные периоды – на разное число. Поэтому создать универсальную формулу сдвига не удаётся.

    Историография лишь одного государства осталась не сдвинутой – России, чтобы она считалась самым молодым государственным образованием (вопреки реальной истории). Однако ее начальный период называется Древнерусским, хотя он соответствует средним векам соседей. На самом деле, Древняя Русь действительно существовала во времена и Древней Греции, и Древнего Рима, и даже Древнего Египта и Месопотамии. Просто их западная историография отодвинула на максимальное число веков, по сравнению с чем история Руси выглядела совершенно короткой. Таковы последствия вестернизации.

    Запад оставил Руси всего период с IXвека н.э., то есть, около 1100 лет существования (из, по меньшей мере, двух миллионов лет!), приписав ее историю себе или малым народам на ее территории. Все остальное он выбросил, например, историю Европы первого тысячелетия н.э., поскольку это была история Яровой Руси. Осталась только история Греции и Рима.

    Так что, как это ни парадоксально, реальная история Руси нам на сегодня не известна. В этом отношении Запад победил!

    Но из этого следует, что нужна огромная работа по реставрации того исторического наследия, которое было у Руси, и которое теперь приписано другим народам.

    Понятие вестернизации и смежные понятия.

    В XIXвеке шел философский спор между западниками и славянофилами по вопросам будущего России. С тех пор западники подготовили две русских революции и развалили Российскую империю, которая очень мешала Западу. Был уничтожен и русский император, помазанник божий, а заодно и русское православное христианство. Однако созданное новое, меньших размеров российское государство, СССР, смогло в кратчайшие сроки создать дееспособное сельское хозяйство и тяжелую промышленность, за счёт чего СССР смог выдержать вооруженное вторжение всей Западной Европы и даже одержать военную победу. Такой финал совершенно не устроил Запад, и с помощью новых западников, которые теперь назывались диссидентами, СССР был развален.

    Теперь западные эмиссары вошли даже в состав правительства РФ. Понятно, что западная пропаганда смогла осуществляться уже внутри России. И мы видим, к чему это привело всего за какие-нибудь два десятка лет в гуманитарных науках России.

    Теперь стоит вопрос о выживании русского этноса не только в демографическом, но и в социокультурном аспекте. Если дело поёдет такими же темпами и дальше, но не останется ни русского языка, ни русской культуры. Первый язык человечества будет погребен даже не под нашествием французского или английского, а под грудой хлама, сделанного из обломков и обрубков когда-то великого и могучего русского языка. Ведь Госдепартамент США не бросает денег на ветер.

    Поэтому следует уточнить дефиниции: под вестернизацией можно понимать такое воздействие Запада на русский язык и гуманитарные науки, которое

    1. вымывает русские слова, словосочетания, понятия и представления, то есть, выхолащивает русское содержание науки, а также искажает русский язык,
    2. запрещает использовать название «русский» в названии, образовательных, общественных и государственных организаций, политических партий и движений,
    3. приписывает русское культурное наследие малым народам, не обязательно западным,
    4. запрещает исследовать определенные направления русской лингвистики, историографии, политологии и прочих гуманитарных наук,
    5. демонстрирует только привлекательные стороны западных языков, культуры, государственного и общественного устройства, не вскрывая всей полноты картины,
    6. сопровождает русских исследование хулиганским преследованием неустановленных лиц, скрывающихся под псевдонимами.

    Лиц, которые испытывают неприязнь к русскому языку и культуре, следует называть «русофобами», а лиц, которые стремятся заменить русский язык и культуру западными образцами – представителями антирусизма. С этой точки зрения западники XIXвека или диссиденты ХХ века – это типичные антирусисты, как бы они ни маскировались. А обычные граждане Запада, которые говорят, что русский язык или русская культура – это «слишком сложно», а потому неприемлемо, могут быть аттестованы как русофобы.

    Заключение.

    Борьба с вестернизацией, если мы хотим выжить как этнос, выдвигается на передний край обороны. Мы должны выиграть этот последний бой на собственной территории, иначе мы, возможно, не достойны существования.

    Пусть каждый из нас, независимо от степеней и званий, встанет на борьбу с наступлением западной идеологии и западных гуманитарных наук.

Комментарии:

Блощицина Галина Петровна
13.09.2016 20:09
Спасибо Вам за то, что поднимаете эту проблему. Надеюсь, будете услышаны.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову