Контуры русологии

Чудинов Валерий Алексеевич


 Русология является комплексной научной дисциплиной, являющейся учением о Руси и русичах. Поскольку Русь существовала сотни тысяч лет под покровительством разных ведических богов, то каждый исторический период имеет своё название. Разделами русологии поэтому являются: Макошь-русология, Мара-русология, Род-русология, Яр-русология, Аркторусология, Славянорусология, и Доромановская русология. Каждый из разделов представляет собой учение о Руси и русичах на определенном этапе их исторического развития. Более поздние периоды изучаются такими дисциплинами, как отечественная культурология, отечественная историография, древнерусский и современный русский язык и другими.

Славянорусология отчасти известна как история Древней Руси. Однако совсем не в том объёме, как хотелось бы. Разделы до Яр-русологии пока едва намечены и представляют собой гораздо более древнюю историю и культуру, чем Яр-русология. Наиболее актуальной и интересной поэтому представляется Яр-русология.

Оглавление:
  • Русология как комплексная дисциплина.
  • Методы исследования истории.
  • Микроэпиграфика как принципиально новый метод.
  • Врисовывание текста в изображения.
  • Усиление контраста.
  • Критика метода якобы со стороны науки.
  • Направления русологии.
  • Надежда на население.
  • Литература
  • Русология как комплексная дисциплина.

     В науке существует традиция, согласно которой комплексные дисциплины с названием страны возникают обычно о тех странах, которые существовали в истории, но в настоящее время их в том смысле уже не существует, например, египтология или этрускология. Однако имеются науки, включающие в себя исследование и современного состояния страны, например, синология. «Синология (от позднелатинского Sina — Китай), или китаеведение, китаистика, — комплекс наук, изучающих историю, экономику, политику, философию, язык, литературу, культуру древнего и современного Китая» (Википедия). По аналогии под русологией можно понимать историю, экономику, политику, философию, язык, литературу, культуру Руси до середины XVII века. Потребность изучать указанные периоды существования Руси в комплексе возникло потому, что здесь знания одной из сторон общества того времени, например, географии, очень важны для понимания другой, например, культуры данного периода.

    Методы исследования истории.

    Долгое время основным методом реконструкции истории было изучение этногенетических мифов. Мы знаем различные мифы древней Греции, или, например, миф о постройке города Рим братьями Ромулом и Ремом, вскормленными капитолийской волчицей. Понятно, что миф – совершенно ненаучное повествование, к тому же довольно позднее во времени. Причем многие этногенетические мифы создаются и в наши дни. «Можно ли отличить этнополитический миф от произведения незаангажированного историка? Хотя грань здесь остается весьма зыбкой, все же имеются некоторые критерии, которые позволяют провести такие различия. Во-первых, разными являются цели: если историк стремится найти историческую истину, то мифотворец манипулирует историческими данными для достижения совершенно иных целей, связанных с современной этнополитикой (об этом речь идет ниже). Во-вторых, если историческое произведение открыто для дискурса и допускает внесение коррективов и изменений в соответствии с новой исторической информацией, то миф выстраивает жесткую конструкцию, нетерпимую к критике и требующую слепой веры. Наконец, в-третьих, мифотворец, как правило, полностью игнорирует принятые в науке методы. Он опирается на подходы, которые вообще характерны для псевдонауки.

    Когда-то Дж. Коул выделил среди них следующие: крайний партикуляризм и нежелание рассматривать сравнительные материалы, приверженность одной узкой теме и игнорирование более широкого контекста или родственных фактов, упрощенный подход к историографии и замалчивание или необоснованная дискредитация своих оппонентов, полный отказ считаться с мнениями авторитетных ученых и возведение на пьедестал лишь тех, чьи взгляды соответствуют настроениям мифотворца, убежденность в своем умении лучше разобраться в фактах древности, чем это могут сделать специалисты, повышенная эмоциональность, проявление псевдоэрудиции и нагромождение лавины фактов, сочетающееся с пренебрежением к их глубокому анализу, выборочное цитирование с указанием всех степеней и регалий понравившихся авторов, хотя заслуги последних, как правило, связаны с совершенно иными областями знаний, игнорирование предшественников и отсутствие даже попыток научной критики источников, и т.п. Среди прочих характеристик Дж. Коул упоминал и этноцентризм, который, как он справедливо отметил, может порой оборачиваться расизмом» [1]

    Именно поэтому ссылка на этногенетические мифы перестали рассматриваться как исторические источники, и отошли в область культурологии данного этноса.

    Затем основным методом исторического исследования стало изучение исторических хроник и летописей как произведений, специально созданных для  описания определенных этапов развития страны. «Летопись — более или менее подробный рассказ о событиях. Русские летописи являются основным письменным источником по истории России допетровского времени. Начало русского летописания относится к XI веку, когда в Киеве начали делать исторические записи, хотя летописный период начинается в них с IX века. Русские летописи обычно начинались словами «Въ л?то»+«дата» , что означает сегодня «в год»+«дата». Количество сохранившихся летописных памятников по условным оценкам составляет порядка 5000.

    Большинство летописей в виде оригиналов не сохранились, а сохранились их копии, так называемые списки, созданные в XIV—XVIII веках. Под списком подразумевается «переписывание» («списание») с другого источника» (Википедия).

     К сожалению, вплоть до XIX века летописи считались образцом научного изложения истории, несмотря на то, что и в них иногда вплетались этногенетические мифы, преувеличенное значение придавалось одним историческим событиям и малое внимание – другим событиям, тогда как некоторые события совершенно не изучались.

    Иными словами, полагаться только на летописи, которые к тому же в более поздние времена неоднократно редактировались, было бы не вполне научно. Даже если к ним присоединялись сочинения средневековых авторов, описывавших свои путевые впечатления об инокультурной реальности.

    В ХIX веке добавилась топонимика, то есть, наука о происхождении названий той или иной местности. К сожалению, названия исторически далеко не всегда записывались правильно, кроме того, ряд названий фонетически менялся, так что выводы оказывались неверными. Даже дополнение археологическими методами не давало полной картины, поскольку часто древние изделия определялись (атрибутировались) археологами, которые их видели впервые в жизни, неверно. Всё упиралось в ту проблему, что, как полагалось, раньше эпохи бронзы человечество не знало письменности.

    Микроэпиграфика как принципиально новый метод.

     Каждая наука рано или поздно переходит с исследования объекта обычного размера на микроуровень. Первой на рубеже XVIII-XIX веков перешла биология, когда стала рассматривать биологические объекты под микроскопом. Выяснилось, что все известные и видимые невооруженным глазом объекты состоят из микрообъектов, которые были названы клетками. А большинство болезнетворных паразитов – это микрообъекты другого рода: клетки, бактерии, вирусы. Однако микробиология остановилась бы в своём развитии, если бы не была решена другая проблема – различения  клеток организма и тел болезнетворных микрочастиц. Для повышения контраста был применены различные способы окрашивания, ибо все тела под микроскопом выглядят одинаково полупрозрачными.

    Примерно так же развивалась и микроэпиграфика. Она является продолжением науки эпиграфики. «Эпиграфика (от греч. επιγραφ? — надпись) — вспомогательная историческая дисциплина (прикладная историческая и филологическая дисциплина), изучающая содержание и формы надписей на твёрдых материалах (камне, керамике, металле и пр.) и классифицирующая их в соответствии с их временным и культурным контекстом» (Википедия). Микроэпиграфика, как это следует из названия, переходит к рассмотрению малых и мельчайших надписей.

    Первая статья с названием новой дисциплины появилась 9 июня 2008 года [2]. На нём плащаница была обследована на уровне каждого стежка ткани (столь мелкий размер надписи до того учёными не исследовался). Но результат превзошёл все ожидания: плащаница оказалась принадлежащей вовсе не Христу!

     Рис. 1. Микроэпиграфическое чтение ряда надписей на плащанице

     Вот цитата из данной моей работы: «Надпись ЛИК С КНИГИ ПИЯ сразу снимает проблему подлинности лика Христа на плащанице – это изображение является всего лишь копией с иллюстрации в уже опубликованной книге. Правда, мне никогда не встречалось словосочетание КНИГА ПИЯ, так что разгадка одной загадки тут же порождает другую. Во всяком случае, такой исторический персонаж известен, хотя о существовании какой-то принадлежащей его библиотеке книге с изображениями я слышу впервые.

    Правда, основная надпись на этом не заканчивается. Прямо под ней в обращенном цвете можно видеть другую надпись: ЯРОВ ЛИК. Она удостоверяет, что мы тут видим не лик Христа, а лик основного бога русского ведизма Яра. Более того, если мы обратим в цвете те знаки, которые начертаны между буквами основной надписи, мы получим подтверждающую надпись: ЛИК ЯРА. Итак, никаких сомнений нет: перед нами - не только вполне рукотворное произведение, являющееся копией одной из иллюстраций с книги, принадлежавшей папе Пию, но и относится оно к Яру, а не ко Христу».

    Можно, разумеется, понять, какой именно из Пиев сделал подобные заказ. ПППапа Пий I оказался мифологическим: «Пий I (лат. Pius I; ? — 154 (155)) — мифический, выдуманный (не познее 1458 года) епископом в Триесте Энеа Сильвио Пикколомини (с 1458 года – Папа Пий II) – будто бы епископ Рима с 142 по 154 (155). Эта мистификация понадобилась Пию II для доказательства якобы его преемственности от первых епископов Рима. Пий I по этой легенде родился в Аквилее. Имя Пий Пикколомини взял у римского императора Антонина Пия (благочестивый) (138 — 161), который свято чтил римских богов, практически не преследовал христиан, но и не отменил запрета на их организацию. Поэтому основание Пием I храма Санта-Пуденциана является также вымыслом. Письма, согласно которым Пий I во время папства подтвердил празднование Пасхи в воскресенье, отлучил от церкви гностиков признаны даже католическими богословами фальсификацией. По преданию казнён при императоре Марке Аврелии, что не соответствует действительности, Марк Аврелий был императором с 7 марта 161 г. по 17 марта 180 г. День памяти Пия I у католиков — 11 июля».

    Именно по склонности к авантюризму можно предположить, что автором заказа явился Пий II: «Пий II (лат. Pius PP. II, в миру — Энеа Сильвио Пикколомини, итал. Enea Silvio Piccolomini; 18 октября 1405 — 14 августа 1464, Анкона) — папа римский с 19 августа 1458 по 14 августа 1464. Основоположник Вифлеемского ордена» (Википедия). До сих пор считается, что «Туринская плащаница (итал. Sindone di Torino) — христианская реликвия, четырёхметровое льняное полотно, в которое, по преданию, Иосиф из Аримафеи завернул тело Иисуса Христа после его крестных страданий и смерти (Мф.27:59-60). В настоящее время хранится в соборе Святого Иоанна Крестителя в Турине» (Википедия).

    «В 1988 году было проведено датирование методом радиоуглеродного анализа. Образец был разделён на три части и исследован в лабораториях Аризонского университета (США), Оксфордского университета (Великобритания) и Федерального политехнического института в Цюрихе (Швейцария). Специалисты лабораторий пришли к выводу о радиоуглеродном возрасте плащаницы в 691 ± 31 год, что после калибровки с 95%-ной вероятностью указывает на дату изготовления между 1275 и 1381 гг. Однако позже появились, по крайней мере, четыре статьи в научных рецензируемых журналах, подвергавших критикерезультаты датировки» (Википедия). Если разброс последних дат составил 106 лет, то в этот доверительный интервал вписываются и даты вплоть до 1497 года. Иными словами, годы понификата Пия II.  

    Так микроэпиграфика помогла разоблачить подделку, ибо в древних книгах, изображался, естественно, бог Яра, а не Иисус Христос. Благодаря другим аналогичным исследованиям стало понятно, что наши предки не только знали микроэпиграфику, но и умело ею пользовались.

    Врисовывание текста в изображения.

     Другой особенностью микроэпиграфики является то, что буквы часто врисовываются в картины или рельефы. Примером является моё чтение надписи на римской монете якобы Пакациана.

     Рис. 2. Реверс монеты якобы Пакациана

    Википедия (статья «Новая хронология») пишет: «На одной монете имеется надпись «Romae Aeter(nae) an(no) mill(esimo) et primo» (рус. Вечному Риму – тысяча и один год), следовательно, она была выпущена в 248 году». Однако в моей статье [3] я пишу: «Здесь изображена женщина со странной головой, напоминающей голову барана с рожками. Тени от рельефа очерчивают очень чётко слово РИМ. Хотелось бы задать вопрос академику А.А. Зализняку: видит ли он эту крупную надпись русскими буквами и звучащую по-русски? И где здесь утверждаемое им совершенно безоговорочно слово ROMA, которое якобы было именем этого города все века? Его нет!

    Но самая потрясающая надпись находится внизу, в виде трона Рима. Первая буква начертана зеркально, однако если ее развернуть правильно, получается латинская буква S. С не начинается текст SECULO XII, ВЕК 12-Й. Если остановиться только тут, то мы получаем вроде бы полное соответствие с тестом легенды, ибо 12-й век начинается с 1100 года, когда отсчитывается 1101-й год. Это и есть Вечному Риму в его тысяча первый год, если считать, что 12-й век начинается не с 1100-го, а с 1000-го года. Либо Вечному Риму в его тысяча сто первый год. Во всяком случае, расхождение может быть обусловлено трактовкой века, но никак не тысячелетия. 

    Замечу, что моё чтение надписи на основании трона находится В ТОЧНОМ СООТВЕТСТВИИ с текстом, принятом научным сообществом. Так что никакой Сер Серж не может сказать, что тут имеется серьёзное расхождение.

    А теперь читаем дальше всего две буквы, а именно AD. Это действительно АД для старой хронологии, ибо они означают ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА, а вовсе не от «основания Рима». Итак, моё полное чтение данной надписи будет SECULO XII ANNO DOMINI, то есть, XII ВЕК ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА». Это, разумеется, не означает, что чеканка золотых монет реально началась с XII века. Согласно А.Т. Фоменко, буква Х означала ПО ХРИСТУ, а далее следовал II век от него. Фоменко полагал, что Христос жил в XII веке, то реальный срок чеканки золотой монеты перемещается в XIV век, в эпоху Возрождения. Так что вместо заявленного историками 248 года реально мог быть 1348 год. – Так микроэпиграфика разоблачает сегодняшние этнографические мифы.

    Усиление контраста.

     Наиболее удивительные результаты были получены при усилении контраста на мумиях египетских фараонов.

     Рис. 3. Мумия фараона Мернептаха и моё чтение надписей

    В статье [4] я писал: «Эта статья подвела определенный итог под мои исследования русских надписей на египетских артефактах, чем я занимался порядка полутора десятка лет. Сначала, когда я обнаружил в конце 90-х гг. ХХ века сходство между некоторыми египетскими и русскими словами (Сокар – Сокол, Дуат – Двойник, Тот – тот, Он – он и т.д.), я подумал, что благодаря мореплаванию по Средиземному Морю Египет мог познакомиться и с некоторыми славянскими словами. Это – обычная практика, что некоторые географические или религиозные названия входят в чужие языки.

    Позже я обнаружил как бы русскую подсказку на некоторых египетских иероглифах, например, на иероглифе царской титулатуры в виде птички ноги и низ оперения образовывали слово, написанное русскими буквами, AMON, которую можно было счесть русской подсказкой для понимания смысла. Тогда можно было предположить, что среди рабов, которые занимались выбиванием или оттискиванием египетских иероглифов на твердых предметах или штукатурке, имелись и славяне, которые чуть изменяли внешний вид иероглифа в сторону образования на нём совпадения с русскими буквами для его понимания и запоминания. Иными словами, теперь я полагал, что в Египте находились не только некоторые русские слова в измененном виде, но и небольшая часть русского населения в качестве военнопленных или рабов.

    Однако этим русское присутствие в египетской культуре не ограничилось. Выяснилось, что на Сфинксе, на пирамидах и на геоглифах вокруг пирамид также имелись русские надписи. Случайным своеволием  ничтожного количества русских рабов это объяснить было уже невозможно. И объяснений у меня на тот период не было, так что я решил отложить осмысление полученных результатов наблюдений на более позднее время, а пока накапливать массив прочитанных надписей.

    Эта тактика принесла свои плоды. Параллельно я занимался дешифровкой этрусских надписей, и когда я понял, что неявные русские надписи, встречавшиеся там в большом количестве, объясняются очень простой надписью, РУСЬ ЯРА, всё встало на свои места. Этруски писали по-русски не только потому, что были выходцами из Северо-Западной Руси (Полоцка и Смоленска), но и потому, что входили в Ярову Русь. Иными словами, государственным языком всех тех стран МИР ЯРА, которые входили в РУСЬ ЯРА, был язык русский. Так что достаточно найти хотя бы на одном артефакте любой древней страны слова РУСЬ ЯРА, как сразу становится ясно, что основным языком этой провинции был язык русский. Что, однако, не исключало и наличие языка регионального, который в Риме был латинским, в Этрурии – этрусским, в Греции – греческим, а в Египте – египетским. Это понимание пришло летом 2012 года.

    Таким образом, наличие русских надписей в Египте оказывалось не необъяснимой случайностью, не подпольной деятельностью неведомых славянских рабов и не результатом торговых операций. Теперь стало ясно, что русские надписи в Египте – не просто допустимы с точки зрения логики и существовавшего в Египте законодательства, они просто необходимы в Египте как части русского географического пространства, подчиняющегося юрисдикции Яровой Руси».

    Не только в этой статье, но и во многих других статьях стало ясно, что все страны, входившие в Ярову Русь, просто обязаны были писать по-русски. А в дополнение могли писать и на своих языках. Однако основные тексты, написанные на русском языке, были западной историографией объявлены несуществующими, а само понятие Яровой Руси изгнано из историографии. Им так показалось комфортнее, и никто их за это не осудил. И если в 2013 году Австрия, поставляя нам продукты говядины, добавила в них конину и ослятину, заставив нас отказаться от ее поставок, то почему нельзя отказаться отряда положений западной историографии, которые не только противоречат науке, но и ущемляют русское национальной достоинство?

    Критика метода якобы со стороны науки.

     Казалось бы, всякое внедрение нового научного метода, тем более, приносящего великолепные научные результаты, должно наукой только приветствоваться. В истории науки новые методы обычно применяют уже лет через двадцать полностью и широко.  Так бы и было в отношении микроэпиграфики, если бы целью науки являлся поиск научной истины. Однако новые результаты сразу доказательно подрывают многие общепринятые положения уже сложившейся академической науки, а потому идут вразрез с интересами и амбициями некоторых именитых исследователей. Поэтому возникла критика моих работ.

    Сначала меня «критиковали» сетевые хулиганы, которые меня объявили сумасшедшим. Эта тактика себя не оправдала. Тогда из меня попытались сделать мошенника – и вновь ничего не получилось. Теперь хулиганы занимаются оскорблениями, пересмеиванием и мелочными придирками. Однако один из них, по кличке Сер-Серж, иногда выступает под псевдонимом С.В. Яковлев. Естественно, первое обвинение состоит в том, что я «не получил специального лингвистического или исторического образования» [5:3]. Я лишь не завершил своё образование на филологическом факультете МГУ, то есть, не прошел практику в школе, и не написал дипломной работы. На юридическом языке это называется незаконченное высшее образование по филологии. Поэтому С.В. Яковлев просто лжет.

    А вот что он, например, пишет по поводу мелких надписей: «Как можно понять из умолчаний, само собой подразумевается наличие в глубокой древности и специальных инструментов, которыми наносили невидимые невооруженным глазом надписи далёкие лесковского Левши, у которых, очевидно, как и у него, никакого «мелкоскопа» и в помине не было, а просто «так глаз пристрелявши» [5:3]. – В этом заключается суть моих оппонентов: исходить не из результатов, а из фигур умолчания. Кто и какого размера может читать надписи – это проблема психофизики зрения, а вовсе не историографии. Имеются и в древности имелись люди, которые могут разглядеть микроскопические надписи, если им это позволено. Но ведь и в наши дни масса реклам завлекает какими-то льготами и выгодами. А все условия, которые этому препятствуют, даны таким мелким шрифтом и в таком большом объёме, что с одного взгляда не читаются. Так почему С.В. Яковлев не предъявляет претензий к существованию мелких надписей на рекламах?   

    Другая претензия касается качества исходных материалов: «Особенностью процесса поиска неявных надписей является то, что В. Чудинов не считает принципиально значимой разницу между фотографией предмета и сделанной с целью передачи «общего» представления о предмете зарисовкой» [5:7]. Но такова была вся существовавшая до моих работ эпиграфическая практика. Сначала были просто зарисовки надписей, потом появились гравюры с прорисями. Первые фотографии начала ХХ века им сильно уступали. К тому же основным способом передачи информации были печатные книги с черно-белыми растровыми иллюстрациями. И только по мере оцифровывания всё большего количества исторических источников и выкладывания их в интернет появилась возможность переходить к отлично сделанным фотографиям. Но это относится просто к вопросам совершенствования технологии обработки информации, ибо любая буква будет узнаваемой не только на отличном снимке, но и на снимке невысокого качества, а также при размытом изображении, поскольку для эпиграфики важны именно топологический свойства букв, а не предельная ясность картинки.

    Все эти мелочные придирки, которые С.В. Яковлев наслаивает друг на друга (хотя в одних случаях надписи крупные и не подпадают под первый пункт критики, в других – предельно ясные и не допускающие разночтений, так что не подпадают по второй пункт критики) нужны С.В. Яковлеву для того, чтобы придти к выводу: «В. Чудинов использует для своих исследований с неизменно сенсационными результатами фиктивный материал – псевдоинскрипции» [5:10]. Впрочем, эту же мысль и в этих же терминах С.В. Яковлев отстаивал и в качестве Сер-Сержа.

    Я привел выше 3 изображения, которые в точности копировали все ниточки и стежки на Туринской плащанице, мельчайшие детали на реверсе римской монеты якобы Пакациана и на черепе мумии Мернептаха – где здесь псевдоинскрипции? – Естественно, как и во всякой исследовательской деятельности, бывают более доказательные и менее доказательные дешифровки, более успешные и менее успешные. Да и применение моего метода требует опыта, поэтому ранние мои чтения могли быть уязвимы именно с этой точки зрения. Если же подмечать только недостатки, то невозможно будет сделать ни одного открытия, а также защитить диссертацию. У Сер-Сержа-Яковлева не нашлось ни одного слова в пользу нового подхода, что само по себе выходит за рамки науки.

    Зато сразу высветилось, что новый научный метод оказался с неизменно сенсационными результатами именно потому, что не разделял устоявшихся заблуждений. Более того, содержать штат из нескольких сетевых хулиганов в течение пяти лет только для того, чтобы ЕЖЕДНЕВНО оскорблять исследователя фиктивного материала В.А. Чудинова – не слишком ли большая роскошь? А как объяснить, что, по мнению одного из моих почитателей, за 2012 год более 60% запросов россиян в Гугл были сделаны именно по истории Руси и именно в связи с моими работами? Что уже ряд вузов РФ перестраивает свои программы по истории России и по русскому языку, учитывая вновь открывшиеся данные? Словом, вся эта «критика» есть или откровенная ложь, или суммирование мелких недостатков отдельных работ, чтобы получить в результате абсурдное обвинение.

    Направления русологии.

     Прежде всего, здесь выявляются исследования в области русского языка. Понятно, что рассматривая артефакты любой эпохи, включая палеолит, можно выявить русские надписи и по ним составить представление о языке того времени.

     Рис. 4. Надписи на ребре мамонта со стоянки Авдеево

     Здесь, например, видно, что наши предки не только пользовались широким набором слов, но предпочитали конструкцию существительного с кратким притяжательным прилагательным нынешней конструкцией из двух существительных, одно из которых стоит в именительном, а второе – в родительном падеже, например, МАМОНТОВО РЕБРО вместо РЕБРО МАМОНТА.

    Другое направление – выявление исходного названия ряда населенных пунктов по старым географическим картам и урбаноглифам, то есть, геоглифам, на которых показан город в его древнем состоянии. Таков, например, урбаноглиф Москвы, на котором читается первоначальное название города: МАСКОВА.

     Рис. 5. Урбаноглиф Москвы, на котором читается древнее название города

    Так может быть сделан вклад в историческую топонимику многих мест. А чтение надписей на обычных ремесленных изделиях может выявить русские названия древних артефактов, например, шило называлось прежде ЖАЛЕВО, пломба – ВЖАТЕЦ и ВЫЖАТЕЦ, браслет – РУЧИЦЕ и т.д. Это – третье направление, которое занимается исторической реконструкцией древних слов, которые сегодня вышли из речевого употребления.

    Четвертое направление – выявление русских слов, которые затем вошли в состав других языков в несколько измененном виде. Например, от ЛОТ-КАРТ (географических карт), иногда с обозначениями глубин и мелей, пошла наука ЛОЦИЯ, от названия породы быков БЕГУНЫ возникло греческое слово БИЗОНЫ, от русской металлической пластины БИЛО, издававшей мелодичный звон, возникло английское слово БЕЛЛ (колокол) и т.д. Тогда станет понятным, что русский язык в основном был донором слов, а не потребителем. Сейчас этимологические словари демонстрирую прямо противоположную тенденцию – будто бы русский язык только заимствует чужие слова.

    Пятое направление – выявление древних диалектов, от которых позже пошли те или иные славянские языки. Например, украинско-сербский диалект возник от русского языка скифов, этрусский диалект – от языка полочан и кривичей. Имеются подозрения, что болгарский диалект возник от северянского (черниговского). По некоторым словам этрусского языка можно понять процессы, происходившие в русском языке.

    Шестое направление – дешифровка некоторых закодированных русских ведических рукописей типа манускрипта Войнича, и получение знаний о культуре и традициях древних русичей. Кроме того, получение представлений о способах кодирования письменного русского текста.

    Затем, разумеется, русология – это создание представлений о русских территориях в разные эпохи, об их названиях и, возможно, об их политике. Прекрасный материал по античности дают этрусские зеркала, которые в виде разыгрываемых персонажами сценок показывают разные стороны жизни как этрусков и русских, так и близких им народов. Например, территория современной России имела разные названия – и РУСЬ СЛАВЯН, и ЯРОВА РУСЬ, и СТОЛИЧНАЯ РУСЬ, и МОСКОВИЯ. Союзниками этрусков обычно выступала МАЛАЯ АЗИЯ.

    Кроме того, отличный материал дают древние геоглифы, где часто содержатся интересные сведения. Так, например, на одном из геоглифов Китая написаны слова СКИФСКАЯ КРАИНКА, то есть, ОКРАИНА СКИФИИ

    На сегодня весьма слабо изученная тема – это многообразие русских ведических храмов (пещерных, горных, открытых круговых, болотных, храмов-хенджей, закрытых храмов) и их влияние на храмовое строительство других стран. Отдельная тема – пирамиды как русские ведические храмы особой формы.

     Замечу, что сопоставлению разных народов в истории весьма мешает предпринятый Западом хронологический сдвиг, который является разным не только для разных стран, но и для разных периодов. Например, историография констатировала, что этруски исчезли как народ в первом веке до нашей эры. Между тем, на этрусских артефактах прекрасно отражены не только арабские завоевания (седьмой век н.э.), но и княжение Рюрика (Х век н.э.). Именно поэтому в работе [5] автор удивляется слову «араб» вычитанному на этрусских зеркалах. Полагаю, что русология сможет прояснить ситуацию и в этом отношении.

    Надежда на население.

     По работе [5], где автор выступает в принятой в науке форме (а не направляет в мой адрес поток оскорблений, что он себе позволяет как сетевой хулиган Сер-Серж) следует, что какая-то часть учёных РАН не стремится исследовать русскую древность, древние артефакты как надписи, да и вообще вполне удовлетворено современным состоянием дел и не желает никаких новшеств.

    Однако ко мне приходит с каждым годом всё больше писем не только от простых людей, но и от преподавателей вузов, людей со степенями и званиями в области русского языка, русской истории, русской культурологии. И в них видна горячая заинтересованность в исследованиях такого рода. Так что если какая-то часть специалистов РАН предпочитают не заниматься проблемами русологии, то, в таком случае, эти проблемы будут решать народные исследовательские коллективы. За неимением гербовой бумаги будем писать на обыкновенной. Пусть будет получаться на первых порах не строго академично, но со временем, когда прибавится опыта, эти исследования окажутся судьбоносными. А консервативная часть РАН останется далеко позади. 

    Литература

    1.      Шнирельман В.А. Национальные символы, этноисторические мифы и этнополитика. Сайт http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Article/schnir_nac_simv.php.

    2.      Чудинов В.А. Микроэпиграфика Туринской плащаницы. Сайт chudinov.ru от 9 июня 2008 года

    3.      Чудинов В.А. Когда в Риме появились золотые деньги. Сайт runitsa.ru от 13 января 2013 года

    4.      Чудинов В.А. Саркофаг Мернептаха. Сайт runitsa.ru от 14 декабря 2012 года

    5.      Яковлев С.В. «Чудеса науки» или чудачество от имени науки. Сайт www.lawinrussia.ru/node/128915 от 20 июня 2012 года

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову