Фильм о Гриневиче

Чудинов Валерий Алексеевич


 Не так давно я пообещал приступить к рецензированию некоторых видеофильмов, которые циркулируют в интернете на каналах YOUTUBE и RUTUBE. Первым из них я хотел бы проанализировать фильм о Г.С. Гриневиче. Для меня это важно и потому, что я начал заниматься эпиграфической деятельностью под влиянием трудов этого человека, и потому, что пока критика видеофильмов такого плана, по сути дела, отсутствует.

Оглавление:
  • Сведения о Г.С. Гриневиче.
  • Праславянская письменность.
  • Фильм о Гриневиче.
  • Первая часть.
  • Вступление Гриневича.
  • Оценка работ Гриневича.
  • Вторая часть фильма.
  • Третья часть.
  • Рассуждения об этрусках.
  • Четвёртая часть.
  • Фестский диск.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература
  • Комментарии
  • Сведения о Г.С. Гриневиче.

     В Википедии о нём можно прочитать такие строки: «Геннадий Станиславович Гриневич (родился в 1938 г.) — русский дешифровщик-любитель. По образованию — геолог. Занимался систематизацией и дешифровкой рунических знаков и надписей западных славян, о. Крит, этрусков, Древней Индии. Составил сводную таблицу знаков праславянской письменности. Идеи Гриневича отвергаются научным сообществом. Родился в 1938 г. в Москве. В 1956 году поступил в МГУ им. М. В. Ломоносова на геологический факультет. После окончания университета уехал работать геологом на Чукотку. В начале 70-х вернулся в Москву. Работал начальником геолого-съёмочной партии на Смоленщине. В 1975 году занялся лингвистикой, дешифровкой древних памятников письменности [1]. Является старшим научным сотрудником Отдела всемирной истории Русского Физического Общества».

    Как обычно, Википедия перемешивает в своих строчках объективные сведения с русофобскими позициями. Идеи Гриневича вовсе не отвергаются научным сообществом – не могут быть приняты конкретные результаты деятельности этого автора. Сами же идеи о древности русской и славянской письменности русской научной общественностью как раз приветствуются. Более того, Г.С. Гриневича можно считать одним из тех деятелей в области лингвистики, которые взялись за дешифровку древнейшей русской письменности конкретно, транслитерируя знак за знаком древние славянские письмена. На этом пути ему удалось до определенной степени продвинуться. Понятно, что ни одна сколько-нибудь важная дешифровка древних письменностей не была сделана сразу же, одномоментно; всегда находились те лица, которые, допуская ошибки по незнанию, все-таки делали первые шаги. Забывать о них было бы неправомерно.

    Праславянская письменность.

     Процитирую ту же Википедию: «По мнению Гриневича, многие древние памятники письменности являются праславянскими — выполненными «праславянским слоговым письмом». К таковым он относит тэртэрийские надписи (V тыс. до н. э.), протоиндийские надписи (XXV—XVIII вв. до н. э.), критские надписи (XX—XIII вв. до н. э.), в их числе надписи, исполненные «линейным письмом А», «линейным письмом Б» и Фестский диск; этрусские надписи (VIII—II вв. до н. э.)».

    В данном отрывке Википедия точна: именно эти надписи Г.С. Гриневич считал праславянскими. Однако Википедия лукаво умалчивает, что не они принесли известность этому дешифровщику, а чтение надписей на артефактах, найденных археологами на территории Руси. Здесь дешифровки Г.С. Гриневича, хотя и неверны в деталях, но передают общий смысл надписи. Тем самым этот исследователь показал на конкретных примерах, что русское слоговое письмо читать можно, а это и есть важный вклад в дешифровку.

    Что же касается перечисленных «праславянских» надписей, то, кроме надписей Тэртерии, все прочие вовсе не являются надписями руницей; их отнесение к славянской рунице ошибочно, а сами подстрочники (в силу этого) ужасны. Надписи Тэртерии, видимо, относятся к части надписей неолитической славянской культуры Винча, и здесь их отнесение Гриневичем к славянским правомерно, однако конкретная дешифровка, скорее всего, неверна. Не подходит сюда и термин «праславяне»: носители культуры Винча отличали себя от других этносов и называя себя «соколовяне». Приставка ПРА- обычно применяется к тем этносам, название которых мы не знаем.   

    Помещает Википедия и дешифровку Гриневичем надписей Фестского диска: «По утверждению Гриневича, Фестский диск, который, по преобладающему в науке мнению, ещё не дешифрован, содержит следующую надпись:

    Сторона А «Горести прошлые не сочтешь, однако горести нынешние горше. На новом месте вы почувствуете их. Все вместе. Что вам послал еще господь? Место в мире божьем. Распри прошлые не считайте. Место в мире божьем, что вам послал господь, окружите тесными рядами. Защищайте его днем и ночью: не место — волю. За мощь его радейте. Живы еще чада Ее, ведая, чьи они в этом мире божьем».

    Сторона Б «Будем опять жить. Будет служение Богу. Будет все в прошлом — забудем кто есть мы. Где вы пребудете, чада будут, нивы будут, прекрасная жизнь — забудем кто есть мы. Чада есть — узы есть — забудем кто есть. Что считать, господи! рысиюния чарует очи. Никуда от нее не денешься, не излечишься. Ни единожды будет, услышим мы: вы чьи будете, рысичи, что для вас почести, в кудрях шлемы; разговоры о вас. Не есть еще, будем Ее мы, в этом мире божьем».

    На мой взгляд, никакой дешифровки в данном случае нет, поскольку внешнее сходство знаков руницы с рисунками Фестского диска весьма натянуто. Гриневич тут явно фантазирует. Фантазией является и истолкование им подстрочника, который не имеет слов, похожих на славянские языки.

    Фильм о Гриневиче.

     Википедия также упоминает и фильм [2]. Он обычно даётся на сайтах под иным названием [3]. Но там же даётся и пояснение: «Тайны Славянской Цивилизации. В фильме рассказывается о появлении славянской письменности задолго до Кирилла и Мефодия. Это подтверждают древние находки неизведанной для нас письменности. Эта письменность была расшифрована».

    Первая часть.

     Но посмотрим сам фильм, который начинается названием на фоне Фестского диска, рис. 1.

     Рис. 1. Название фильма

     Первые минуты фильма показывают нищету русского народа начала 90-х годов, Россию после Горбачева и Ельцина. Зрелище не из приятных. Съёмки ведутся, видимо, первыми видеокамерами, пишущими на широкую кассетную видеоплёнку; разрешение плёнки очень невелико. Режиссёрский замысел понятен: на фоне упадка культуры и экономики России показать величие ее древности, чтобы сделать контраст разительным. Это – удачный ход. Не менее удачный ход и демонстрация заснеженного памятника Кириллу и Мефодию на фоне зимнего парка с тёмными ветками деревьев; от этой картинки веет мраком. Далее следуют цитаты из Жития Кирилла, и из рукописи XV века; в кадре показаны древние рукописи. Цитируются также Ломоносов, Татищев и Екатерина Великая о древности русской письменности. Всё это – неплохое введение в беседу с Г.С. Гриневичем как первым дешифровщиком славянских текстов.

     Рис. 2. Высказывание Гриневича

    Вступление Гриневича.

     Далее режиссёр совершенно правильно хочет дать слово Гриневичу. Но тут мы сталкиваемся с режиссерскими просчётами. После Екатерины Великой мы видим какое-то крупное лицо в очках с перекошенным ртом. И это неизвестное зрителю лицо весьма неуверенно говорит: «Видимо те, кто занимается этим, в общем-то, они, мягко говоря, плевали на Екатерину и на Ломоносова». Обилие вводных слов при том, что «те», «они, которые занимаются этим» (чем?) «мягко говоря, плевали». Зритель в недоумении. Кто они «эти»? Почему они «плевали на Екатерину и Ломоносова»? Конечно, можно догадаться, что так человек в очках выразил своё несогласие с кем-то, кто не придаёт значения доказательствам Ломоносова и Екатерины, однако термин «плевать» не относится к числу ораторских.

    Как видим, первые же слова произносит кому-то вбок некий малограмотный пожилой человек. И он продолжает: «Им до этих сведений, в общем-то, как-то, им не интересны, эти сведения». Иными словами, говорящая голова бесстрашно входит в новое предложение, произносит вводные слова, а затем конструирует другое предложение, бросив старое на произвол судьбы. Очень трудно представить себе, что человек, косноязычно говорящий по-русски, способен внести вклад в дешифровку древних русских надписей. Для этого нужно всё-таки любить русский язык.

     Рис. 3. Речь на зрителя

     Однако послушаем третье предложение: «Я вот знаю, в Московском …у… университете профессор,  я сейчас его ошибусь,  Барштейн, Берштейн, извиняюсь я, точно не помню, но он читал в течение десяти лет курс э-э, значить, по поводу славянской письменности, очень много у него о Кирилле-Мефодии рассказывать, так у него там чётко, сейчас я не помню страницу, но в книге я об этом пишу, он чётко сказал, что до Кирилла и Мефодия ни… не было и не могло существовать у славян никакой письменности». – А это уже шедевр: Я СЕЙЧАС ЕГО ОШИБУСЬ! – Как известно, глагол ОШИБАТЬСЯ в русском языке является непереходным, так что «кого-то ошибаться» невозможно.

    Так вот, что касается, э-э, значить, профессора у… университета, то такой действительно существовал, это – Самуил Борисович Бернштейн. Википедия о нём пишет: «Самуил Борисович Бернштейн (21 декабря 1910 (3 января 1911), Баргузин — 6 октября 1997, Москва) — лингвист-славист, балканист, диалектолог, специалист по болгарскому языку, лингвистической географии. Автор мемуаров, историк науки». Хотя я и не специализируюсь на балканистике, но всё-таки томик Бернштейна в моей библиотеке имеется [4]. Я не мямлю по поводу этого исследователя, поскольку я его читал, и полагаю, что он имел полное право высказываться о Кирилле и Мефодии, поскольку занимался болгарской филологией. Другое дело, что он не занимался докирилловской письменностью, но такого направления в ХХ веке в академической лингвистике не было.

    Понятно, что так говорить на камеру – значит, расписаться в собственном невежестве и косноязычии. Да и резкое суждение Гриневича в адрес Бернштейна – явно беспочвенное. Людей нельзя обвинять в том, чем они не занимались. Но дослушаем исповедь «говорящей головы»: «Этот человек преподавал в университете. Его слушали на протяжении десяти лет там, огромное количество студентов, которые потом выходили в жизнь и которые э-э, вслед за учителем повторяли то же самое. Они просто, никто не хотел этим заниматься». – Опять удивление: «ОНИ не хотели этим заниматься или НИКТО»? – «Очень уж это скользкая такая тема! Э-э… ведь… Хватит, э-э, допустим, Дмитрий Сергеевич Лихачёв говорит: «Хватит нам, значить, говорить о том, что, вот, там где-то копаться в какой-то древности, вот наша культура. Это, значить, крещение Руси, это православие, это Кирилл и Мефодий, это, значить, буквенное вот это письмо, всё – мы с этого времени стали культурными, стали причастны к европейской культуре, и всё, и нечего нам лезть куда-то! И люди… ». 

    Я долгое время искал примеры речи малообразованных людей для курса социолингвистики. Теперь я их нашёл. Имеется у меня в домашней библиотеке и томик Дмитрия Сергеевича Лихачёва [5]. Но в нём я не нашел выражения: «и нечего нам лезть куда-то!» Выражение, вообще говоря, непонятное, кто это МЫ, и куда мы не должны ЛЕЗТЬ.  – Но зато теперь оператор нам показал, для кого вещала говорящая голова – в углу сидела какая-то женщина, промелькнувшая своим видом со спины. Так обычно в кино не снимают, кадр получается не информативным.

    Оценка работ Гриневича.

     Далее закадровый голос перебивает оратора и поясняет: «Русский учёный Геннадий Станиславович Гриневич. Ему принадлежит фундаментальный труд, основополагающий во всех отношениях – открытие древнейшей письменности славян. Нам, его современникам, еще только предстоит понять и осознать значение этого открытия для нас и для развития истории мира о древнейших цивилизациях». Оценка труда закадровым голосом – явно преувеличенная. Труд Г.С. Гриневича вовсе не фундаментален, что я многократно показывал в моих публикациях. Он слаб и с точки зрения истории вопроса,  и в плане знания автором методик дешифровки, и при выборе им наименее удачной конкретной методики, и в некритическом отношении к результатам собственных чтений, и в смысле названия русской слоговой письменности. Да и трудно признать популярную книжку «фундаментальным трудом». – А из этого неверного постулата вытекает и неверное следствие об открытии, которое Гриневичу очень хотелось сделать, но которое он так и не совершил.  

    Режиссёрский ход с «говорящей головой» оставил у меня впечатление нарочитого издевательства автора фильма над «русским учёным». Прослушав невнятное блеяние головы по поводу того, что она ОШИБИЛАСЬ то ли Берштейна, то ли Барштейна, а также о том, что Лихачёв кого-то там «хватит», а с другой стороны, «хватит нам говорить о том, что копаться», слушатель ошеломлённо узнаёт, что только что перед ним выступил «русский учёный», которому принадлежит «фундаментальный труд». Мне это сразу напоминает бессмертные строки Ильфа и Петрова в адрес Кисы Воробьянинова: «Гигант мысли, отец русской демократии. Особа, приближенная к императору». И это при том, что часть лиц, слушавших Остапа Бендера, знала Кису как самого заурядного предводителя местного дворянства.  

    Но тут вновь включается Гриневич: «Никто древнеславянским письмом, даже э-э распространённым на территории расселения, современном, славян, никто же этим не занимался, никто эти надписи так и не собрал. Получилось, что я первый собрал эти надписи, которые бы… о которых упоминал Истрин, упоминали там Классен в прошлом веке, упоминал Лецеевский, граф Потоцкий, Маш-Воге, аж в восемнадцатом веке, значит, писали об этих… я их собрал, и я их расшифровал, считая, что эти надписи выполнены чертами и резами. Их еще называют славянскими рунами. Вот я их расшифровал, каждый значочек озвучил, и э-э у меня, получился, значить, набор слоговых знаков, которые я теперь и мог сопоставить с чем угодно». 

    Так видится Гриневичу его научный подвиг. Понятно, что историей дешифровок славянской письменности он не занимался, и о сербском Радивое Пешиче ничего не слышал, как и о болгарском академике Кристю Миятеве, о попытках словенца Матея Бора. Однако даже те исследователи, которых он перечислил, не только «упоминали» о славянской докирилловской письменности, но и приводили многочисленные его образцы, так что первая часть достижений Гриневича повисает в воздухе. Ведь недаром он оговорился, сказав «бы»; он хотел сказать «которые были опубликованы до меня», но тогда бы его вклад в науку сразу уменьшился. Кроме того, далеко не всё из перечисленного им, действительно относилось к рунице – сюда Гриневич ошибочно зачислил и германские, и тюркские руны, а также этрусское буквенное письмо.

    Что же касается второй части его открытий, то где-то порядка трети слоговых знаков он дешифровал правильно, тогда как о существовании двух третей вообще не имел представления. Зато оставшуюся часть силлабария он забил знаками из других письменностей. Не знал он и о том, что существуют лигатуры слоговых знаков. Словом, о нем нельзя сказать, что он ДЕШИФРОВАЛ славянскую слоговую письменность – тут больше подходит другой термин: он ПРИСТУПИЛ К ДЕШИФРОВКЕ. Но не прошёл даже половины пути. Это как бегун, который стартовал, но дальше соревноваться не стал, пробежав всего треть расстояния. О таких обычно говорят: ПРИНЯЛ УЧАСТИЕ, и, К СОЖАЛЕНИЮ, СОШЕЛ С ДИСТАНЦИИ. Это было бы честно. Однако при всём косноязычии Гриневич действительно считает себя крупным учёным.

    Конечно, кое-что он действительно собрал, но не первым, и кое-что дешифровал, но частично. При этом смысл был верным на уровне слогов, но исчезал на уровне слов, а тем более предложений. Поэтому этого русского любителя можно назвать приверженцем идеи древней славянской письменности, пожелавшим перейти к дешифровкам. Понятно, что о моих трудах он не говорит ничего, они ему не известны.

    «Работы Гриневича – сложный, объёмистый труд, кропотливо собранных и изученных письменных документов, история которых порой трагична. Это относится и к Микоржинским…» - фильм обрывается.  К сожалению и тут я подтвердить мнение автора сценария не могу. Документы собраны бессистемно, а монография Гриневича, которую кто-то в кадре листает, состоит из цитирования общеизвестных фактов. Дешифровки занимают в этой книге второстепенное место, они собраны в конце, составляя приложение.  

    Вторая часть фильма.

     Тут ничего оригинального нет, опять «говорящая голова» что-то вещает, но уже не от себя, а в качестве комментария к картинкам. Правда, любопытно и одно пояснение: «Я в своё время, на самом первом этапе, закончив вот с чертами и резами, так называемыми, с надписями, которые в пределах расселения современного славян, э-э, э-э, обращался в Институт славяноведения и балканистики, и там был такой учёный, доктор наук в то время, сейчас он академик, Вячеслав Всеволодович Иванов». В каком смысле «закончив»? Прекратил исследование? Прекратил первый этап исследования? И что означает: «доктор наук в то время»? Неужели ВАК лишил академика РАН докторской степени в связи с избранием его действительным членом Российской академии наук? Неясно также, почему «был»; в свои 82 года Вяч. Вс Иванов живёт и здравствует. «Он очень тепло принял мою работу, но кончилось, правда, потом это очень печально, но неважно». Если неважно, то зачем упоминать? «Он всегда, когда я к нему приходил, я очень приходил часто, он очень любезно меня встречал, и он меня всегда спрашивал: «А где корни? А где корни этого всего? Откуда такое совершенное письмо там в четвертом…?» Э-э, вот черты и резы у меня получились, гм, найдены вот в пределах современного расселения славян, самая древняя надпись – это четвёртый век. И, понимаете, вот в четвёртом веке там, получается, какая-то рядовая пряха спокойно владела этим письмом. Значить, истоки должны быть еще глубже!» Рассуждения, хотя и корявые, но правильные – да вот только сама дешифровка неверна, ибо надпись на пряслице была сделана германскими рунами, а не русской руницей. Однако Гриневич этого различия не улавливал. Он вообще письменностей, близких по начертанию к рунице, не знал. Именно это и показывает, что он был дилетантом и что он не знал, до какого предела нужно было исследовать руницу.

    Какими были устные фразы «учёного», такими же косноязычными оказались и его дешифровки. «Чтобы тоби еда не была ка вода, весу за диве бока ти тока взявше, писе». Что значит, «писе»? «Отправляй малую нужду»? Описывай еду, взявши ее за два бока? А если еда – как вода, то ее следует брать за один бок? Но в фильме слово «писе» уже звучит как «пей это». – На деле и в данном случае Гриневич не понял, что он читает надпись, выполненную не руницей, а тюркскими рунами. Поэтому вся «дешифровка» представляет собой очередную фантазию.

    Но автор этой «дешифровки», не смущаясь, поясняет: «Мы начали идти вглубь, как говорится, там тьма – никакой… никаких находок, ничего. Пришёл я, правда, в трипольские земли, ну, не в трипольские, а в трипольский уровень. Это значит – в две тысячи лет до нашей эры. И там я впервые встретил знаки, которые абсолютно идентичны чертам и резам». – Слушателю непонятно: один ли Гриневич «ходил» в трипольские земли, или с кем-то, и как он пришел «в трипольский уровень». Очень странно звучит утверждение о том, что археологических находок, относящихся к трипольскому уровню нет – просто «тьма» и «ничего». Я читал трипольские надписи десятками. – После пояснения диктора о том, что такое трипольская культура, Гриневич продолжил: «Когда я вышел на трипольцев, которые владели, практически, получается, тем же письмом, мн.., я стал следить за судьбой трипольцев, а известно, что Триполье, трипольская культура, она в двухтысячном году потерпела нн… разор сильный, она была уничтожена». На этом выступление автора дешифровок во второй части ленты закончилось. – Мне показались странными оборот речи: «когда я вышел на трипольцев». Представителям этой культуры на сегодня было бы 4 тысячи лет, так что выйти на них нет никакой возможности. А руницу трипольцы действительно знали.  

    Третья часть.

     «Вся система критского письма она же была разработана. Было известно, что это – слоговое письмо, что слоги – открытого типа, и я, когда э… с этим письмом столкнулся – ага, открытым, слоговое  письмо – у меня слоговое, там слоги открытого типа – у меня открытого типа, там наряду с линейными знаками встречаются рисуночные знаки – я смотрю, у меня то же самое, вот, допустим, на той же Алекановской надписи. Но самое интересное было, когда я составил э… сопоставил ряды критских знаков со своими знаками, то обнаружил абсолютное сходство в графическом отношении тех и других знаков». – Путаная, сбивчивая речь, смысл которой состоял в том, что существует некоторое далёкое сходство между линейным письмом Крита и слоговыми знаками руницы. Я уже прежде писал, что подстрочники этих дешифровок Гриневича не выдерживают ни малейшей критики. Например, линейное Б: «Тезъ сийе зъи (дети 7). Ара 1, аве 6» Или : «Сибаи туо и ройи туо и тезъи». Линейное А: «А вети ени, я сини жега, е гарё йекы, и йе е йеси». Не правда ли – совершенно по-русски?

    «За это меня били в институте русского языка, и где только не бьют и до сих пор, но, дело в том, что я занимаюсь шифровкой, и всё, что е… есть на табличке, я должен как-то объяснить, а я это объясняю, по крайней мере, с помощью, вот этой гипотезы об инопланетном контакте. Вероятно, потому что этот контакт был, потому что содержание дощечек таково, что они практически мм… рассказывают именно вот о типах этих аппаратах, о способах их даже движений,  там вот мне это понравилось в двух случаях я сталкиваюсь с тем, что они движутся с помощью э… маги. Маги – это зной, вот что-то такое невидимое, вот зной, знаете, над Землёй, когда раскалённое Солнце, и даже на рисунке рисуют, как из сопла этого аппаратика такие завитки. Я специально ездил, там мне помогли друзья, ээ.. в Академ… не в Академгородок, а в Звёздный городок, и там со специалистами разговаривал. Они говорят: именно так вот из дюзы реактивного двигателя вы…истекает газ. Практически невидимо, но вот что-то такое, марево. И, понимаете, полное подтверждение того, что перед нами вот там ракетное и по форме, и по способу движения – это вполне, какие-то ракеты. М.м, ну вот, похожие на современные».

    Итак, вместо того, чтобы усомниться в точности своей дешифровки, Гриневич пытается трактовать конные повозки как реактивные летательные аппараты.

    «Там упоминается, что это, ну, вот эти аппараты, это, допустим, воины И Е, крылья И.Е. А кто такое это И Е? И Е – это и есть Бог. Это крылья Бога, вот эти аппараты, воины Бога, и здесь мы встречаемся, вот, с представлением о Боге, которого критяне называли И Е. Естественно, что для тех, кто пришёл с неба, будь то инопланетяне, наверное – а кто еще может быть? – естественно, для земных людей это был Бог. Так, возможно, и родился вообще, понятие о Боге. И бог – это кто-то, пришедший оттуда». – Из единичного примера у Гриневича вырастает концепция возникновения религии. Он очень увлечён своими фантазиями, он не ищет подтверждений и параллелей, его устраивает первая пришедшая ему в голову мысль.

    Рассуждения об этрусках.

     «Учителя учителей – это этруски», – провозглашает   диктор,  и ему тут же вторит Гриневич.  «Идея о том, что это были славяне или русские, это, в общем-то, не мне первому пришло в голову, но, по крайней мере, в первые века нашей эры, мм… был – существовал такой типа энциклопедического словаря Стефана Византийского, так там однозначно сказано, что этруски – это словенское племя. Я разговаривал с одним очень крупным специалистом, который читает Стефана Византийского насквозь, и я ему говорю – вот там, на такой странице, вот такая строчка – а он говорит: «Вот этого я не помню!» Он, понимаете, он всю эту энциклопедию Стефана Византийского знает, но вот этой строчки, где написано, что этруски – это славянское племя, он не помнит». – Действительно, такая забывчивость академической науки удивляет. Но не менее удивительно и то, что Гриневич не помнит и не называет самого специалиста по Византии. – «Официальная наука считает, что в этрусском алфавите существует 28 букв. Вот. А здесь я встречаю 28 букв. А здесь я встречаю ше…, ну, условно говоря, 67 букв. И здесь мне стало ясно, что этрусское письмо никакое не буквенное, как считается, как считалось до сих пор. Потому что слишком много знаков. И этот реестр этрусских знаков я беру и спокойно сопоставляю со знаками черт и резов. И опять я вижу абсолютно – причём здесь ещё больше, причём где-то процентов на 90 больше, чем в критских надписях, и идёт полное графическое совпадение. Вы имеете право посчитать, что этот знак похож на этот, значит, он имеет то же фонетическое значение, которое вы уже там получили, и вы его так же как бы озвучиваете, и даёте то же самое фонетическое значение. И после того, как вы озвучили, вы начинаете просто читать этрусские тексты. И если идёт нормальная славянская речь, вы и… потекла нормальная славянская речь. Тогда вы просто берете словарь, а… словарь, там, праславянского вот языка, составленный Трубачёвым, или древнерусский словарь, или словарь Востокова старославянского языка, и вы находите слова не в Гринвичском каком-то словаре, я не знаю, ни в китайском, а вы находите это в славянских словарях и переводите этот текст».

     Опять эмоции дешифровщика бьют через край, и он нам демонстрирует два простеньких принципа: если знаков много – то это не разные варианты написания одного и того же знака (например, как в русском: «т» и «т», «д» и «д»), а слоговое письмо; и если имеется внешнее сходство между знаками, то их фонетическое значение одно и то же. У меня давно возникло подозрение, что он не изучал английский язык и не знает, что у англичан «а» в закрытом слоге есть нечто вроде «э», а в открытом – «эй», и так почти все гласные при полном графическом сходстве имеют разное фонетическое значение в открытом и закрытом слоге. Иными словами, никаких подвохов от алфавитного чтения он не ожидает, а о существовании орфографии даже не подозревает. Судя по ошибкам в написании польских, немецких и французских слов в его текстах, он ни в малейшей степени не знаком с иностранными языками, не только с западными, но и со славянскими. Отсюда совершенно непонятно, что он имеет в виду, когда говорит: и потекла нормальная славянская речь. Откуда он знает, как звучит эта нормальная речь?

    Четвёртая часть.

     Затем диктор читает этрусские дешифровки Гриневича (я неоднократно показывал, что там нет ни одного верно прочитанного не только слова, но и слога), и вновь предоставляет слово Гриневичу. «Это официально признано, что вот Винчанские письмена – это древнейшие на сегодняшний день мм… письменные памятники. Но дело в том, что и в Винчанской культуре разработано всё, и всё, и всё – но, поскольку никто и никогда – ха! – не хотел признавать, что это – славянская культура, то поэтому там всё сделано до меня, всё – только осталось мне придти и сказать, что да, это наши люди были, славяне. Я теперь абсолютно в этом уверен. И если меня будут четвертовать, я всё равно буду говорить, что я прав, абсолютно».

    Прервём пока поток словоизвержения дешифровщика, чтобы заметить, что тут он просто обманывает слушателей. Со дня открытия культуры Винча сербским археологом Милое Васичем в 1918 году сразу же возникли подозрения в том, что эта археологическая культура является славянской, и потому ее анализом мало кто занимался. Так что слова Гриневича в Винчанской культуре разработано всё, и всё, и всё – это просто реплика человека, который никогда не интересовался историей открытия этой археологической культуры. – Далее: сербский этрусколог Радивое Пешич, также на основе внешнего сходства некоторых букв культуры Винча с этрусской письменностью попытался обосновать именно славянский характер культуры Винча. Так что Гриневич тут – не первый. И чтение им надписи из Тэртерии ложное! Даже получившийся у него результат о том, что дети примут на себя грехи родителей – это тезис христианства, но никак не ведизма. Словом, все эти якобы достижения – это плод некритического применения внешнего сходства знаков. Но зато, каково самомнение! Я прав  абсолютно!

    Продолжим слушать монолог «говорящей головы». «Другое дело – что это кому-то не нравится! Кому-то нравится превозносить собственный народ, ну, в общем-то, это в каждом, наверное, народе заложено, но для этого надо иметь основания, вот, чтобы так утверждать и что тот или иной народ стал во главе. Но я считаю, что у меня сейчас есть основания говорить, что именно так». – На мой взгляд, таких оснований как раз нет. Неверная дешифровка единственной надписи – совсем не повод для того, чтобы делать далекоидущие выводы.

     Рис. 4. Гриневич не смотрит на зрителя

    Фестский диск.

     Диктор напоминает условия находки в Фесте глиняного диска, и далее опять вступает Гриневич. «Фестский диск – получается это мм… более возвышенное такое письмо аа…, когда знак линейный элементарный, он облекался в форму рисунка. Это вот уже, вот эта традиция, она сохранилась и даже вот когда у нас уже было книжное дело на Руси, значить, когда мы писали с помощью кириллицы, там вот заглавные буквы могли изображаться не просто вот, просто такая элементарная буковка, а каким-то там чу… чудищем, или что-то там ещё, и вот на Фестском диске, там совершенно спокойно в рисунке вы можете вычленить ээ… тот линейный знак, который положен в основу рисунка. Я прочитал его за одну ночь. Ээ…, ну, я не знаю там, подъём был необыкновенный. У меня в этот момент родилась внучка. Поэтому диск Фестский был прочитан 23 апреля 1983 года».

    Такие фигурные буквы в начале строки называются буквицами. Тем не менее, совпадений между буквицами русских рукописных книг и знаками Фестского диска нет, это всего лишь образное сравнение Гриневича. Удивительно также то, что дешифровка Гриневича, о которой он сообщил в газете «Советская Россия» в интервью Ольге Плахотной в 1984 году, вовсе не содержала названной даты. Зато в том же 1984 году в Риме появилась книга П.П. Орешкина «Вавилонский феномен», и дешифровка Гриневича совпадала с ней на 80%. Разумеется, имея перед глазами чужую дешифровку и исправив несколько знаков, можно за ночь сделать немного иной вариант. Я вообще слабо верю в то, что, не имея никакой эпиграфической подготовки, и не зная письма типа «черт и резов» (которое Гриневич исследовал на несколько лет позже), он смог вычленить ээ… тот линейный знак, который положен в основу рисунка. Ибо в распоряжении Гриневича этих линейных знаков еще не было! – Так что весь миф о самостоятельной дешифровке этого диска был придуман исследователем уже post factum.

    «Наши предки оказались э.. на Крите не по своей воле. Не по своей воле, и это было очень созвучно тому, что был такой в 60-е годы известный археолог Брюсов, который м-а, описывая вот исход трипольцев из Триполья, где-то делал доклад, но этот доклад неизвестен, нигде не напечатан э…, об изгнании русов». – Блестяще! О Брюсове можно найти ссылку в БСЭ: «Александр Яковлевич [17(29).9.1885, Москва, — 1.12.1966, там же], советский археолог, доктор исторических наук (1943). Член КПСС с 1953. Брат поэта В. Я. Брюсова. Специалист по истории племён Европейской части СССР в эпохи неолита и бронзы. Основные работы: «История древней Карелии» (1940), «Очерки по истории племён Европейской части СССР в неолитическую эпоху» (1952), «Восточная Европа в III тысячелетии до н. э.» («Советская археология», 1965, № 2). Награжден орденом Ленина». Правда, отыскать неизвестный доклад не представляется возможным по причине его неизвестности, так что от имени покойного Брюсова можно говорить всё, что угодно. Смущает только одно: откуда сам Гриневич знает о содержании неизвестного доклада? Не обладает ли он даром ясновидения? 

    «Ни вот – изгнание русов, ы… и их исход, появление их на чужой земле, которую они вынуждены теперь обустраивать и устраиваться, но тоскуют по-прежнему о своей родине, Рысиюне….» - далее цитируется дешифровка Фестского диска Гриневичем. И на этом фильм заканчивается, оставляя двоякое впечатление.

    Обсуждение.

     Я специально заострил внимание именно на рассказе Гриневича, поскольку довольно хорошо изучил обе его монографии и ряд статей, о чём  писал ранее. Уже тогда я понял, что дешифровкой занялся человек, что называется, «от сохи», который не имел ни филологического образования, ни эпиграфической подготовки, ни даже элементарного знания хотя бы одного иностранного языка. Зато он претендовал на то, что смог расшифровать чуть ли не все непрочитанные системы письма в мире! Однако мне не хватало последнего звена – демонстрации манеры общения этого «гения всех времен и народов», и в данном фильме я его получил.

    Ожидания меня не обманули – перед зрителем вещал малограмотный косноязычный человек, уснащающий свою речь массой вводных слов-паразитов, оставляющий незавершенными ряд начатых предложений и предваряющий новые предложения фрагментами задуманных слов, или просто «экающий-мекающий». Так филологи не выступают! Перед нами находится человек, проведший основную часть жизни в глухой провинции и не привыкший беседовать с окружающими. – Что же касается его психологической характеристики, то манера избегать взгляда собеседника говорит о том, что ему вещать дискомфортно. Полагаю, что причина тут одна – он сам убеждён в том, что в ряде моментов говорит наглую ложь.   

    Другая психологическая черта – забывчивость. Он не помнит источника своей информации, не помнит имён своих собеседников, с трудом вспоминает некого Барштейна или Берштейна, (которого он ОШИБАЕТСЯ), не знает своих предшественников по дешифровке. Он не знает, кто открыл культуру Винча, и кто сделал предположение о ее славянском характере. Зато он знает содержание неизвестного доклада Брюсова. Иными словами, он на первый взгляд имеет весьма смутное представление о достижениях своих предшественников. Однако после того как я более пристально рассмотрел многие предположения Гриневича, я понял причину такой забывчивости – элементарный плагиат. Зачем ему помнить имя Радивое Пешича, который писал о славянском характере культуры Винча, если такое предположение можно приписать себе? Зачем вспоминать о дешифровках П.П. Орешкина, если задним числом дату собственного чтения знаков Фестского диска (еще не начав знакомство со славянским письмом типа «черт и резов») можно передвинуть на 1983 год, а самому воспользоваться результатом предшественника? Зачем вспоминать о том, что идею озвучивания знаков новой письменности по фонетическим рядам ему подал его научный редактор Леонид Николаевич Рыжков, а сам Гриневич и в этой процедуре ухитрился сделать ряд подтасовок? Не лучше ли забыть всех начисто – только осталось мне придти и сказать, что да, это наши люди были, славяне. Иными словами, все дешифровщики до него – неучи или неудачники, а он пришел, увидел, победил. Новый Наполеон!

    Таков Гриневич. К сожалению, мне ничего не удалось узнать ни об авторе сценария, ни о режиссёре данного фильма. Задуман фильм был неплохо: сопоставить некие видеокадры, связанные с современной Москвой, древними персоналиями с одной стороны, книгами Гриневича – с другой стороны и с живой речью автора якобы открытий – с третьей стороны. К первому и второму материалу у меня претензий нет, но вот что касается демонстрации самого Гриневича – тут невольно закрадывается мысль, что фильм снимал человек, очень недружественно настроенный по отношению к герою повествования. Ибо Геннадий Станиславович показан только головой (на паре мимолётных кадров виден его торс и даже верх ног в джинах). Нет ни съёмок в полный рост или красивых погрудных портретов; нет того, что у операторов называется «наездом» и «отъездом» камеры, нет фигуры в движении во время ходьбы, а тем более – фигуры на объекте. Везде – только «говорящая голова». При монтаже фильма не вырезаны куски с повторами, вводными словами и «эканиями». Словом, фильм отснят непрофессионально. И если вставки с закадровым голосом завораживают зрителя величием славянской древности, то прямая речь Гриневича всё это очарование разрушает. Но, возможно, таков и был замысел режиссера – никаких операторских изысков, стоячая камера, всего одна точка съёмки и спонтанный поток слов у героя фильма. И потому герой становится антигероем.

    Заключение.

     Каков поп – таков и приход. Каковы мнимые достижения Гриневича – таков и фильм о них. Вместо того чтобы ограничиться исследованиями надписей на артефактах восточных славян, и показать тот фрагмент дешифровок, где он действительно как-то продвинулся, Гриневич вторгся в чужие письменности – и обломал себе зубы. Но в фильме он хотел выглядеть победителем, не имея на то морального права. Вот и получилось так сказать, ээ.. вот, вообще говоря, там, это, пу… пустышка. Пришел, увидел, оболгал!

    Литература

     1.Запись беседы экс-губернатора Брянской области Ю. Е. Лодкина с Г. С. Гриневичем от 26 января 2006 года

    2.«Тайна славянской цивилизации» — научно-популярный фильм, снятый в 2000 г.

    3.Древняя письменность Славян времен язычества. http://blog.i.ua/user/3516921/735835/.

    4.Бернштейн С.Б. Из проблематики диалектологии и лингвогеографии. Сборник статей. – М.: «Индрик», 2000. – 352 с.

    5.Лихачёв Д.С. Раздумья о России. – СПб, Логос, 1999. – 672 с.  

Комментарии:

Ольга
20.04.2014 03:04
Какие неудержимо агрессивные реакции выдают зазомбированные исТОРЫки на тех, кто развенчивает вековые наветы и ложь злобных карликов, которым однажды удалось подлостью лишить россиян памяти.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову