Один осенний день в Витебске

Чудинов Валерий Алексеевич


По приглашению супружеской четы Ирины и Александра из Витебска я с сопровождающей командой прибыл туда 14 ноября 2009 года. Целей поездки было несколько: прочитать лекцию для желающих, ответить на их вопросы, пообщаться с теми людьми, с которыми я познакомился летом, а также на следующий день сходить в поход под Витебск и сфотографировать ряд древних камней.

Оглавление:
  • Один осенний день в Витебске
  • Обсуждение
  • Один осенний день в Витебске

    По приглашению супружеской четы Ирины и Александра из Витебска я с сопровождающей командой прибыл туда 14 ноября 2009 года. Целей поездки было несколько: прочитать лекцию для желающих, ответить на их вопросы, пообщаться с теми людьми, с которыми я познакомился летом, а также на следующий день сходить в поход под Витебск и сфотографировать ряд древних камней.

    Саша и Лёня в вагоне поезда
    Рис. 1. Саша и Лёня в вагоне поезда

    Наша бригада в поезде. На этот раз мы решили сфотографироваться уже в вагоне скорого поезда Москва-Полоцк в пятницу 13 ноября. Сразу спать не хотелось, поэтому, закинув вещи на полки, мы поговорили, а заодно и поужинали – все приехали в поездку после работы. Конечно же, нам с Лёней было что вспомнить, ибо мы летом уже побывали в Витебске, а отчет я оформил в нескольких статьях: «Экспедиция на катамаранах», «Домашний музей камня», «Иконка из Витебска». Разумеется, туда вошли далеко не все фотографии летней экспедиции, однако, к сожалению, свободного времени у меня в обрез, так что все мои желания никак не могут реализоваться. Впрочем, так у меня обстоят дела каждый год. И я всё тешу себя надеждой, что за зиму смогу опубликовать материалы летних экспедиций – а часто вместо этого у меня появляется совершенно новый материал. Вроде того, что было в этот раз.

    У Наташи – повышенное кровяное давление
    Рис. 2. У Наташи – повышенное кровяное давление

    Осенью далеко не все чувствовали себя так же легко и свободно, как летом. Лёня, вернувшийся с Синая, переживал реакклиматизацию, и чувствовал себя не вполне здоровым, а у Наташи к концу недели разыгралась жуткая гипертония, так что она шла как в тумане и периодически потирала себе виски. Вся надежда была на то, что на свежем воздухе Белоруссии, экологически чистом и с особо приятным запахом, все наши недуги быстро пройдут. Забегая вперед, могу сказать, что эти надежды полностью оправдались: уже по приезде в Витебск 14 ноября кровяное давление у Наташи начало снижаться, а в середине дня оно нормализовалось, так что остаток дня она чувствовала себя вполне комфортно и была готова к экспедиции в воскресенье.

    Я за чашкой чая
    Рис. 3. Я за чашкой чая

    Я особенно кушать не хотел, но чая выпил, закусив предложенным мне бутербродом. Разговаривали мы в этот раз недолго, быстро легли спать на свои боковые верхние полки, и уснули. Хотя утром я узнал, что Саша и Лёня где-то с половины ночи проснулись, разговорились, да так и не заснули вплоть до утра. Однако весь следующий день держались очень бодро.

    В Белоруссии нам нравится всё: и природа, и люди. Особенно их славянский патриотизм. Пожалуй, здесь в значительно большей степени, чем в Москве, людей интересует далёкое историческое прошлое. Кроме того, здесь сохранилось много древних памятников в виде камней; белорусы их тщательно берегут. К сожалению, в России о таком заботливом отношении к нашей «каменной летописи» можно только мечтать.

    Я показываю иллюстрации в новой книге
    Рис. 4. Я показываю иллюстрации в новой книге

    Суббота, 14 ноября, Витебск. В Витебске нас встретили пригласившие нас Ирина и Александр и на своей машине отвезли в свою квартиру, где накормили завтраком. Здесь же, на кухне, я подарил им свою новую книгу, «Вагрию», и показал ряд интересных иллюстраций по другому экземпляру. Вообще-то Ирина меня попросила захватить как можно больше книг (и по номенклатуре, и по количеству). К сожалению, из-за тяжелого снаряжения, да и из-за тяжести самих книг, мы смогли захватить с собой их всего около двух десятков. Мои книги пользуются здесь особенно высоким спросом, а когда-то бывшее отличное снабжение Белоруссии книгами российских издательств теперь исчезло. Так что особо нетерпеливые мои читатели едут в ближайший к Белоруссии российский город, Смоленск, и там отовариваются. Кстати, это бывает подчас дешевле, чем покупать книги в белорусских магазинах.

    Беседа с моими летними знакомыми
    Рис. 5. Беседа с моими летними знакомыми

    Чуть позже появились мои летние знакомые, Фридрих Оноприенко и Анатолий Бычков, у которых я был летом в гостях. Нам было, что вспомнить. Однако на этот раз речь шла и о другом: они приглашали меня и моих друзей приехать в их Шумилинский район, в Красногоры, и сначала заехать к Бычкову, а затем отправиться на машинах к скоплениям камней – их там великое множество, но мы посетим их примерно 4-5 в пределах трех километров от оставленных автомобилей. Правда, добираться туда придётся по лужам и мокрой траве, так что обуться необходимо в непромокаемую обувь. А еще мои знакомые добавили, что сегодня он непременно придут на мою лекцию.

    Меня слушают мои читатели
    Рис. 6. Меня слушают мои читатели

    Моя лекция. В полдень нас доставили в редакцию одной из газет, где собралось около полусотни слушателей – моих читателей. Это были не только жители Витебска, но и его пригородов. Их интересовали не только мои новые книги, но и то, что именно я исследовал за последние пару лет. К сожалению, когда мы путешествовали на катамаранах, времени на мою лекцию не нашлось – тогда была другая программа летнего лагеря. А сейчас народ собрался послушать о том, насколько древней была история нашей общей Родины, на каких материалах основаны мои выводы, что я думаю по тем или другим проблемам отечественной истории.

    Начало лекции
    Рис. 7. Начало лекции

    Как обычно, в начале лекции я рассказал о тех неожиданных выводах, к которым я пришел, когда стал читать надписи на камнях. Собственно говоря, о том, что наши предки любили писать на камнях, сообщают русские народные сказки. Правда, художники, иллюстрирующие эти сказки, полагали, что камни были огромными, в рост всадника на коне, да и буквы глядели на людей в полный рост, будучи очень контрастными и ярко видимыми издали. Реальность, однако, оказалась иной, буковки оказались мелкими, камни практически ничем не отличались от обычных валунов, а сами надписи от времени потускнели, практически слились с фоном, так что их приходится буквально выуживать. Далеко не каждый человек без тренировки способен их увидеть, что даёт повод моим оппонентам предъявлять претензии ко мне. Лучше бы они их предъявили к себе и научились видеть малоконтрастные буквы.

    Моя «группа поддержки»
    Рис. 8. Моя «группа поддержки»

    Естественно, что приехавшие со мной мои друзья не сидели, сложа руки. Как видно из данной фотографии, Лёня ведет видеосъёмку на мою видеокамеру, Саша – на видеокамеру наших витебских друзей, а Наташа фотографирует фотоаппаратом, так что данное фото – ее рук дело. К тому же они слушают. В Москве мы не так уж часто общаемся на темы истории отечества, так что такого рода лекции помогают им приобщиться и к новым темам, и к тому, что они когда-то упустили, и еще раз прослушать уже известное (это часто бывает тоже очень полезно, поскольку выявляет какие-то новые аспекты). Ну, а меня присутствие моих друзей очень вдохновляло.

    Я демонстрирую слайды
    Рис. 9. Я демонстрирую слайды

    Естественно, что после вступления я перешел к демонстрации иллюстраций, записанных на флешку и воспроизведенных с помощью проекционной системы. На данной фотографии я показываю вид на Карлов мост Праги, а затем демонстрирую надписи на вынутом из него камне, где отчётливо читается слово РУСЬ, написанное выпуклыми буквами. Однако самой интересной для белорусов оказалась моя дешифровка надписей на камне из Минска, из аллеи камней, где звезда и другие геометрические фигуры оказались состоящими из надписей. К сожалению, при вытаскивании флешки из гнезда оператор не нажал на клавишу «безопасное извлечение», и когда я хотел перекачать это изображение Ирине и Саше, он оказалось стёртым. Это не беда, на моём компьютере оно сохранилось.

    Очередь за моим автографом
    Рис. 10. Очередь за моим автографом

    Моя лекция продолжалась, как обычно, два часа (астрономических), и столько же времени я отвечал на вопросы. Слушатели, однако, не спешили расходиться. Они благодарили меня за лекцию, часть из них приобрела мои книги, и кто-то из приобретших выстроился ко мне в очередь за автографом. Мне желали дальнейших творческих успехов, а также выражали надежду на то, что и со своими друзьями приеду к ним еще раз, и привезу еще больше книг. Вообще говоря, насколько я себе представляю, в Белоруссию следует отправиться не на поезде, а на большом автомобиле, взять с собой много книг, и проехать по ряду городов, предварительно договорившись с их жителями. Пока еще не знаю, можно ли будет осуществить эту задумку на будущий год.

    Разговор продолжился на улице
    Рис. 11. Разговор продолжился на улице

    Понятно, что даже после лекции далеко не все мои слушатели разошлись тут же. Некоторые предпочли пообщаться и на улице, в частности, Фридрих Александрович. А мы никуда не торопились. После лекции нас отвезли к гостеприимным хозяевам, которые накормили нас вкусным обедом. Естественно, что после обеда мы вернулись к теме лекции, я перенес с флешки в компьютер хозяев ряд материалов. Так что после обеда было как бы продолжение лекции еще часа на полтора; день уже начал угасать. Тут у кого-то из других гостей наших хозяев возникла мысль провести нас по старому Витебску и показать кое-какие валуны – возможно, на них тоже можно будет обнаружить какие-то надписи? Мы с Лёней и Сашей с удовольствием пошли на прогулку.

    Валун с макоидами вокруг него
    Рис. 12. Валун с макоидами вокруг него

    Прогулка по Витебску. Нас удивило, что старый Витебск начался прямо с соседней улочки – достаточно было просто перейти шоссе и выйти на улицу Суворова. Здесь располагались бревенчатые домики, такие же, как в старых деревеньках, с резными наличниками. Наш проводник, однако, хотел нам показать именно валуны, и к ним мы торопились. Однако ничего интересного для меня они не представляли, никаких надписей или ликов я на них не увидел, разве что на одном из них остались следы от попытки распилить валун в наши дни болгаркой. Пропил врезался в тело камня сантиметров на пять, но дальше дело не пошло, и человек, пожелавший таким образом избавиться от камня, избавился разве что от своего намерения. Однако уже при фотографировании я увидел на фото массу макоидов. А мой провожатый сказал, что именно на улице Суворова их полно, только местные жители называют их плазмоидами. Это – хорошие знакомые витебчан.

    Я весь облеплен макоидами
    Рис. 13. Я весь облеплен макоидами

    Кстати, тут мой проводник сказал, что жители Витебска действительно назывались витебчанами, пока новый градоначальник не повелел называть их витеблянами. Так что сейчас у них имеется два варианта названия. Макоиды же, как прекрасно знают жители города, вовсе не являются рассеянием света на пылинках или капельках влаги – они существуют в любые дни, даже самые сухие. А я могу к этому добавить, что таких огромных образований я за последние четыре года наблюдений, еще не видел. Да еще они и разноцветные! Разумеется, мне захотелось тотчас же по прибытии в Москву попытаться разглядеть их получше. Это желание я смог удовлетворить, поместив сначала их фотографию в полный размер.

    Макоиды в полный рост
    Рис. 14. Макоиды в полный рост

    Действительно, весьма странные получились изображения! То есть, они вполне привычны – я их уже рассмотрел несколько десятков, но такие большие размеры позволяют лучше разглядеть как их внутреннюю структуру, так и надписи. Мы видим, что, как и прежде, здесь нет ни одного повторяющегося изображения. Интересно, что их «устьица» открыты в разные стороны и имеют разные размеры, и у правого макоида это отверстие наиболее крупное, и даже имеет сложный рисунок внутри. А левый макоид срезан по диагонали. – Словом, при взгляде на это разнообразие форм возникает желание перейти к чтению надписей на них.

    Моё чтение надписей на макоидах
    Рис. 15. Моё чтение надписей на макоидах

    Надписи я уже читал, и даже могу предположить, что они должны напоминать имена русских богов. Так, макоид № 1 (он имеет медный оттенок потому, что находится перед подложкой соответствующей окраски) содержит довольно хитро нанесенную надпись (первое слово прерывается, и в него вписано другое слово) ХРАМ МАКАЖИ. На макоиде № 2 в центре можно прочитать слова ЛИК ЯРА, тогда как на обведенных рамочками фрагментах – другие слова, МАСКИ ЯРА. Макоид № 3 показывает, что его источник – МИР МАРЫ, тогда как макоид № 4 даёт иной адрес: ХРАМ ЯРА. Все надписи подобного типа нам неоднократно встречались на культовых камнях.

    Наша компания приближается к центру города
    Рис. 16. Наша компания приближается к центру города

    Постепенно мы стали покидать улицу Суворова и приближаться к центру города. На фотографии видно, что, хотя макоидов всё еще много, их размеры уже существенно уменьшились, да и сами они стали намного менее заметными. Теперь наш путь лежал вниз по улице, к музею краеведения. Это был уже центр города, который мы незаметно достигли. Хотя мы вышли засветло, незаметно стемнело, и теперь город нас встретил вечерними огнями. Мы опять вышли как бы из далекого тёмного прошлого (а наш гид, пока мы петляли по тёмным переулкам, нам рассказывал о том, что размещалось в каждом доме до революции и в первые годы советской власти) в светлое настоящее.

    Камень с рельефом меча в музее Витебска
    Рис. 17. Камень с рельефом меча в музее Витебска

    Несмотря на субботний вечер, часть этого краеведческого музея была доступна для бесплатного осмотра. Мои провожатые желали показать мне некий камень с выбитым на нем изображением меча, который археологи выкопали на раскопках в Витебске пару десятилетий назад. Моих провожатых очень интересовало, имеются ли на данном камне надписи. При внешнем осмотре я ничего особенного на нем не обнаружил, но на всякий случай его сфотографировал. То, что не видно на месте, вполне может обнаружиться при более тщательном анализе.

    Моё чтение надписей на камне
    Рис. 18. Моё чтение надписей на камне

    Первое, что я смог обнаружить и выделить при домашнем анализе камня, так это фрагмент, который я обвёл белой рамочкой. На нем читается словосочетание РУСЬ ЯРА. Это – понятный, но малосодержательный текст, поскольку Русью Яра была вся Западная Европа, тогда как Китай был Русью Мары. Правда Великая Россия, позже Московия, была Русью Славян, но будущая Белоруссия туда не входила. Далее мне удалось обнаружить зооморфный лик в виде изображения морды льва анфас, слегка наклоненной вправо и вниз с очень близко посаженными глазами. Нос и левый глаз образуют надпись ЯР. И, наконец, на камне я нашел, по крайней мере, три фрагмента с надписью РОД. Это означает, что перед нами – плита Рода, из которой в дальнейшем в средние века изготовили изображение меча. Я опубликовал много фотографий, где из плит Рода позже вырезали христианские кресты.

    Мы поехали за город и выпили по стакану сельского молока
    Рис. 19. Мы поехали за город и выпили по стакану сельского молока

    Начало воскресенья. После нашей прогулки по Витебску мы собрались в гостиной наших гостеприимных хозяев и обговорили завтрашний маршрут до и после ужина. А утром, позавтракав, отправились в Красногоры. С нами просился хозяин дома Александр, который по воскресеньям работал, но с нами поехала Ирина. Дорога заняла где-то часа полтора. Первое, что мы увидели, подъехав к нужному селу – это старенький газик, брёвна, и банку свежего белорусского молока. Естественно, что мы тут же налетели на этот экзотический для горожан продукт. На фотографии особенно доволен Саша – он получает эстетическое наслаждение.

    Групповая фотография на память
    Рис. 20. Групповая фотография на память

    Понятно, что к молоку приложились все. Перед отъездом мы решили сделать групповую фотографию. Во втором ряду слева Расположились Саша и Женя, в чьей машине с правым рулём мы добрались за город. По дороге они нам рассказали массу интересных историй о том, как сотрудники ГАИ пытались оштрафовать Женю, сидевшую слева, за то, что она во время движения разговаривала по мобильному телефону, или еще за какую-то провинность, или требовали от нее права, тогда как она являлась всего-навсего пассажиром. Но у милиционеров выработался условный рефлекс на человека на левом переднем сиденье, и это приводило к забавным ситуациям. – А слева от меня находится Таня, которая мне показала летом свою иконку. В этот раз также была иконка, но ее анализ требует отдельной статьи.

    Черепок горшка с прорисью Леонида Шершнева
    Рис. 21. Черепок горшка с прорисью Леонида Шершнева

    Летом нам показывали много предметов для анализа, в частности, черепок от горшка, который был сфотографирован на ладони Лёни его фотоаппаратом. К нашей поездке он обвел буквы на черепке, и получилось 4 строки осмысленного текста. Он таков: ЯДА СЛАДКА, ЯДА СЛАДКА. ВКУСИ МЛЕКА, (ВК)УСИ МЕДКА. Слова ЯДА и МЛЕКО представлены в их архаических формах; слово МЛЕКО мне встречалось в Черняховской культуре. Присутствие таких слов говорит в пользу того, что и черепок, вероятно, относится по времени к поздней античности. А сам стишок показывает не только место ударения в слове МЛЕКА, но и то, что посуда того времени как бы подталкивала едока к поглощению здоровой и вкусной пищи.

    Перед окончательной остановкой транспорта
    Рис. 22. Перед окончательной остановкой транспорта

    Из деревушки мы выехали на место, где нам предстояло рассмотреть различного рода скопления камней. Правда, по мере продвижения дорога становилась всё более узкой, затем перешла в тропу, а на тропе увеличивалось количество участков с раскисшей глиной. Наконец, машина забуксовала, и нам пришлось приложить усилия, чтобы вытащить ее из ямки с грязью. Нам это удалось, но дальше мы не поехали, припарковавшись тут же на дороге (впрочем, тут она и кончалась). А далее начиналась экспедиция, описание которой требует отдельной статьи.

    Обсуждение

    Посещение каждого нового города – и во второй, и в третий раз, – всегда несет с собой массу положительных эмоций. Тем более что всякий раз знакомишься с чем-то новым. А для читателей новым и, как они мне признавались – зарядом оптимизма – явилось прослушивание моей лекции и ответа на вопросы присутствовавших. Так что наш контакт был обоюдно полезен.

    Земля Белоруссии таит в себе массу реликтов не только средних веков, но и эпохи античности, бронзы, неолита и более древних времен. Что-то из этого нам попадается каждый раз, когда мы обследует окрестности белорусских городов.

    Заключение. Выезды с лекциями, распространением печатной продукции и экспедициями в близлежащие окрестности мы думаем продолжить и в будущем.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову