Экспедиция на Большой Иеремель

Чудинов Валерий Алексеевич


Экспедиция в составе 12 человек мною готовилась впервые, поэтому я придаю большое значение различным небольшим подробностям, которые ее сопровождали. Хотя сам подъем на гору Большой Иеремель произошел 27 июля 2009 года (на следующий день после подъёма на гору Малый Иеремель), но подготовка к двум экспедициям велась общая. Правда, в пределах предыдущей статьи многие подробности и фотографии пришлось опустить, дабы ее не перегружать, но сейчас, раскрывая подготовку к этой последующей экспедиции, можно вернуться к тем опущенным прежде сюжетам.

Оглавление:
  • Экспедиция на Большой Иеремель
  • Подготовка к двум экспедициям
  • Где мы оставили наш автобус
  • Марш-бросок к базовому лагерю
  • Разбивка базового лагеря
  • Восхождение на Малый Иеремель
  • Восхождение на Большой Иеремель
  • Штурм склона горы
  • Прекрасные виды ландшафтов с вершины
  • Обсуждение
  • Экспедиция на Большой Иеремель

    Экспедиция в составе 12 человек мною готовилась впервые, поэтому я придаю большое значение различным небольшим подробностям, которые ее сопровождали. Хотя сам подъем на гору Большой Иеремель произошел 27 июля 2009 года (на следующий день после подъёма на гору Малый Иеремель), но подготовка к двум экспедициям велась общая. Правда, в пределах предыдущей статьи многие подробности и фотографии пришлось опустить, дабы ее не перегружать, но сейчас, раскрывая подготовку к этой последующей экспедиции, можно вернуться к тем опущенным прежде сюжетам.


    Рис. 1. Закупки в гипермаркете Челябинска

    Подготовка к двум экспедициям

    Наши хозяйственные дамы (на снимке можно видеть Таню, Лену и Наташу) поняли, что одним пакетом макарон на всю группу не обойтись и закупили аж целых три. А в целом, подводя итог, хочу отметить, что провианта нам постоянно хватало, а качество приготовления пищи всегда было отменным. Так что от себя благодарю всю женскую часть нашей экспедиции за прекрасную еду, а также Лёню, Сашу и Славу, которые также принимали участие в готовке (например, Саша дважды пёк на углях куриный шашлык).

    Мы едем по Челябинску
    Рис. 2. Мы едем по Челябинску

    Хотя фотографии нашего автобуса от фирмы «Автофор» я показывал участникам экспедиции еще в Москве, однако его простор и комфорт очень понравились членам нашей группы. Во время движения в нем можно было встать во весь рост и даже немного пройтись, чтобы размять ноги (хотя это и не рекомендуется правилами дорожного движения). Однако предвкушение подъема в горы, радость благополучного перелёта, ощущение себя на улицах Челябинска, и, как уже было сказано, интерьер автобуса создавали хорошее настроение, которое и читалось на лицах! Каждые сел так, как ему хотелось, кто-то по двое, кто-то один. На снимке нам улыбаются Алина и Дима.

    Пассажиры передних рядов
    Рис. 3. Пассажиры передних рядов

    А мне захотелось сесть рядом с Наташей, с которой мы образовывали некоторое начальство. За нами расположились в гордом одиночестве Таня и Саша. Нам тоже было приятно по тем же причинам. Правда, свет и здания за окном наблюдались в первые часы поездки по Челябинску. Вскоре набежали тучи, стало темнее, дома перестали различаться, а в магазин мы вошли под проливным дождем. Дождик сопровождал нас некоторое время и при выезде из Челябинска. И даже на следующий день после завтрака, когда мы въехали в посёлок Тюлюк, было пасмурно.

    Поселок Тюлюк нас встречает низкой облачностью
    Рис. 4. Поселок Тюлюк нас встречает низкой облачностью

    Если сам поселок был представлен целой улочкой бревенчатых деревенских домов, то в конце улочки размещались каменные здания, а одно из них даже совмещало себе архитектурные особенности восточной каменной башни и русской православной церкви, хотя не являлось ни тем, ни другим. Эти здания входили в комплекс «туристического приюта Иеремель», где имелось кафе, банька и номера для проживания туристов. Мы воспользовались этим комплексом на обратном пути, по дороге на Аркаим.

    Автобус дальше не проезжает
    Рис. 5. Автобус дальше не проезжает

    Где мы оставили наш автобус

    Автостоянка приезжих находилась примерно метрах в трехстах за поселком. Мы попытались туда проехать, но не смогли, и я заснял причину: у нашего автобуса была слишком низкая посадка, но длинная база, и при даже очень невысоком подъёме он рисковал сесть на бампер. На фотографии вино, что между дорогой и бампером остался просвет всего в пару сантиметров. Поэтому автобус нами пришлось оставить в начале улицы и примерно полтора километра идти пешком до стоянки автомобилей. Оттуда мы и начали восхождение в базовый лагерь.

    Выгрузка снаряжения из автобуса
    Рис. 6. Выгрузка снаряжения из автобуса

    Так что наш водитель Олег не стал испытывать судьбу, дал задний ход, развернулся и поставил автобус на свободное место на траве, где мы смогли достать весь наш багаж. Я надел свой рюкзак, повесил на плечо свою сумку с документами и деньгами и был готов к маршу. Остальные члены экспедиции пребывали в разной степени готовности к марш-броску более чем на 10 км. Понятно, что помимо рюкзаков предстояло нести еще как провиант, так и различные миски и кастрюльки.

    Поход к базовому лагерю начался
    Рис. 7. Поход к базовому лагерю начался

    Марш-бросок к базовому лагерю

    Поход возглавил Лёня как ответственный за маршрут – он его изучил по картам, взятым из интернета. Помимо рюкзака каждый взял с собой какое-то общее имущество. Рыбные консервы – подарок Лёни – мы еще в аэропорту рассовали по рюкзакам. А перед данным походом мы распределили и общее имущество: кастрюли, миски, продовольствие. Сначала мы шли плотной массой, но уже после первого километра разбились на пары с довольно большой дистанцией между ними. Но здесь на фото виды Лёня и Лена в первой паре, Вера и я во второй, Таня – в третьей паре.

    Группа на марше
    Рис. 8. Группа на марше

    При выходе из поселка горы себя никак не проявляли – шла обычная равнинная местность, вдоль дороги тянулись слеги ограды, делящие придорожные поляны на отдельные участки земли, принадлежащие жителям поселка, с их травостоем и стогами сена. На фотографии видно, как неспешно, но с удовольствием идут Таня, Вера, Сережа и Катя. Постепенно порядок следования менялся, кому-то хотелось идти побыстрее, кому-то помедленнее – это было право каждого и я в этот процесс не вмешивался. По пути мы сделали пару привалов, где отстающие подтягивались к основной массе.

    Пара замыкающих
    Рис. 9. Пара замыкающих

    Зато я отвечал за то, чтобы никто не отстал и не потерялся, и такую же ответственность несла Наташа, поэтому, как только группа растянулась, мы пошли замыкающими. Так и должно быть, один руководитель впереди, другой или другие – сзади. Наташа несет рюкзак, свою сумку и общественный пакет с пластмассовыми мисками – я тоже, рюкзак, сумку и большую кастрюлю, внутри которой находились вёдра. Нам весело от предвкушения ужина на свежем воздухе, ночевки в палатках и завтрашнего и послезавтрашнего восхождения на вершины южных Уральских гор.

    Внутри УАЗика
    Рис. 10. Внутри УАЗика

    После одного из привалов нас с Наташей подвезли на микроавтобусе УАЗ. Туда же сложили и ряд рюкзаков нашей группы. Наташа села на них, достала видеокамеру и стала отснимать один из эпизодов походного репортажа. Прямо перед нами сидели родственники водителя, жителя Челябинска, который решил показать им диковинку – гору Иеремель. Но он их вёз только до той поляны, на которой парковались автомобили, а остальной пусть его родные должны были пройти пешком налегке, чтобы к вечеру вернуться назад. У нас такой возможности не было, мы далее прошли еще несколько км и разбили базовый лагерь поближе к горе. Зато мы имели возможность совершить два восхождения – и на Малый, и на большой Иеремель.

    На привалах тоже было весело
    Рис. 11. На привалах тоже было весело

    На привалах мы просто ложились на чистую свежую травку, и весело болтали. Лёне было так приятно, что он даже поднял вверх ботинки с берцами и весело улыбался. А Слава лёг на бок, подперев голову, и взялся руками за свою желтую бейсболку. Его головной убор обладал уникальной особенностью – на него постоянно садились бабочки. Все это отмечали вслух, напирая на побочный смысл данного высказывания, ибо Слава был холостяком. Слава в ответ улыбался.

    Саша вскрыл консервы большим армейским ножом
    Рис. 12. Саша вскрыл консервы большим армейским ножом

    А Саша, проголодавшись на привале, вскрыл одну из банок рыбных консервов большим армейским ножом. Нож у него был особенным, в ножнах, но на Иеремеле он его где-то потерял, и очень грустил по поводу пропажи. Таким он и прибыл в Аркаим, постоянно расспрашивая участников нашей группы, не виде ли кто-либо его тесак. Нет, никто не видел. Но неожиданно он нашелся перед приездом в аэропорт города Челябинска: нож вместе с ножнами попал в расщелину между двумя сиденьями автобуса. То-то было радости у его хозяина!

    Базовый лагерь
    Рис. 13. Базовый лагерь

    Разбивка базового лагеря

    До нужного места мы дошли засветло и сразу же растянули палатки. А место для костра нам досталось от предыдущей группы туристов. Однако поскольку периодически лил дождик, над костром, рядом с которым на брёвнах размещалась наша столовая, Лёня укрепил специально купленную пластиковую клеенку, которая стала нашей общей крышей. Мы также собрали хворост. И когда из костра повалил огонь и пошел дым, а на костёр была водружена кастрюля с водой, мы решили, что базовый лагерь создан.

    Групповой снимок в «столовой»
    Рис. 14. Групповой снимок в «столовой»

    Дождик нисколько не сказался на нашем веселом настроении, и не был в состоянии погасить наш костер, находящийся к тому же под защитой из пластиковой пленки. . Мы сели на брёвна в ожидании пищи, тогда как другие члены группы предпочли постоять. На снимке видны: я и Саша слева, Катя справа на переднем плане, как обычно, она улыбается, а за ней – Вера, Лёня, Алина, Сережа и Дима, а также часть куртки Лены. Я перестал улыбаться только потому, что фотограф слишком долго ловил нужный кадр, вообще-то я тоже был доволен хорошим началом нашей экспедиции.

    Песни вокруг костра
    Рис. 15. Песни вокруг костра

    Конечно, сели мы покушать засветло, а кончили далеко за полночь. Что обычно делают туристы у костра? Разумеется, поют песни. А когда играют два гитариста попеременно, хочется петь и петь. На фотографиях из отчета об экспедиции на Малый Иеремель я показывал в качестве концертмейстера Лёню, а теперь на фотографии играет Серёжа. Играет он виртуозно, уснащая проигрыши каденциями. Когда-то он выступал с концертами в качестве барда, теперь наслаждались его игрой и пением мы.

    Саша жарит куриные окорочка
    Рис. 16. Саша жарит куриные окорочка

    Саша решил пожарить куриный шашлык, промариновал окорочка и приготовил угли. Собственно говоря, мешочек древесного угля мы купили в магазине. Однако они долго не разгорались, поскольку весь материл для розжига на дожде вымок, и для поддува Саша использовал в качестве веера крышку от кастрюли. Ловкий прапорщик делал это с исключительной грацией, и тем самым привлёк внимание наших женщин. А шашлык оказался очень вкусным.

    Россыпи камней на верхнем участке тропы
    Рис. 17. Россыпи камней на верхнем участке тропы

    Восхождение на Малый Иеремель

    Когда мы на следующий день пошли на Малый Иеремель, нам часто попадались камнепады – большие залежи крупных расколотых камней. Были ли среди них артефакты? Такое предположение допустимо, но маловероятно. Артефактами, то есть камнями с человеческой обработкой их поверхности обычно являлись одиночные камни, а также наиболее крупные, выделяющиеся своей величиной камни камнепада. Чуть позже я покажу один из них. Но сами по себе языки каменных россыпей выглядели очень живописно и предсказывали близкое нахождение горных вершин.

    Наиболее крупный камень камнепада
    Рис. 18. Наиболее крупный камень камнепада

    А вот и наиболее крупный камень другого камнепада. Добраться до него было непросто, пришлось вытаптывать тропинку в высокой траве. На первый взгляд возникает впечатление, что я перед камнем сижу. На самом деле я стою на левой ноге, поставив правую на другой камень. А на камне виден процарапанный и поросший мхом крест и огромная надпись РОД, выше которой можно прочитать пояснение – ЯРА РОД. Но на правой верхней части камня можно прочитать надпись ЯРА РУСЬ, а внизу увидеть зооморфный лик анфас – лик льва. На лбу у него читается надпись – РОД. Правда, левая половинка представляет мужской лик, повернутый влево, а на глазах у него можно прочитать надпись, ЯР. Так что перед нами – камень Рода, которые встречаются достаточно редко, но Род Яра, почему изображен также и Яр.

    Деревья, покрытые мхом
    Рис. 19. Деревья, покрытые мхом

    В момент подхода к горе Малый Иеремель нам встретилось очень много деревьев сказочного вида – полностью замшелых. Как видим, листва или иголки на деревьях полностью отсутствуют – их заменил мох. Вероятно, местность в предгорье слишком влажная (через них часто походят облака), так что мох целиком замещает листву и хвою. Хотя это для деревьев плохо, но их вид – весьма экзотичен.

    Мы поднимались в тумане
    Рис. 20. Мы поднимались в тумане

    Иллюстрацией того, что в предгорьях постоянно кочуют облака, является данный снимок. Мы поднимаемся в сплошном тумане, и уже метрах в 20 угадываются только контуры деревьев, тогда как их самих далее вообще не видно. Но зрелище весьма редкое для нашей равнинной полосы, и потому интересное. По скользкой глинистой дороге все, тем не менее, шагают с радостью.

    Таков был подъём на Малый Иеремель, который стал репетицией следующего дня. После подъёма на эту относительно небольшую вершину мы поняли, что если мы можем одолеть такой подъём в дождь и туман, то в хорошую погоду он вообще не потребует никакого труда. Так оно и получилось!

    Мы сушим носки после похода
    Рис. 21. Мы сушим носки после похода

    Естественно, что после дождя обувь у многих участников похода промокла. А где ее можно было бы просушить? Понятно, что только у костра. И пока закипал котелок с водой для чая, кто-то успел просушить ботинки, кто-то носки, а кто-то просто погрелся. Меня бог миловал, мои ботинки с берцами белорусского производства с честью выдержали испытание на влажность и не пропустили ни капли воды. Правда, на них берцы были чисто кожаными, а промокла та обувь, у которой берцы были из ткани.

    Завтрак в день похода на Большой Иеремель
    Рис. 22. Завтрак в день похода на Большой Иеремель

    Восхождение на Большой Иеремель

    Следующий день выдался солнечным и тёплым. Перед походом нужно было как следует подкрепиться, так что мы с удовольствием съели свой завтрак. При этом дневальный Слава встал на рассвете, пробудив и свою коллегу по дежурству Таню, и завтрак был отменным. На фотографии видно, что каждый участник размышляет о предстоящем восхождении.

    На привале
    Рис. 23. На привале

    Подъём в это утро был и легче, и быстрее, чем день назад. Потеплело, сквозь облака то и дело светило солнце, пели местные птахи. Никакого сравнения со вчерашним волшебным лесом! Куда-то спрятались замшелые деревья, дорога почти просохла и уже не скользила под ногами, а видимость была отличный, как в любой погожий день. Мы не только не захватили плащи, но даже камуфляжная накидка показалась нам излишней, и мы пошли только в свитерах (правда, недолго, ибо на склонах и на вершине горы нас продувал сильный ветер). Некоторые члены экспедиции для уверенности во время ходьбы держали в руках посохи.

    Камень мимы Мары с подслеповатыми глазками
    Рис. 24. Камень мимы Мары с подслеповатыми глазками

    Этот камень мы встретили уже во второй раз как старого знакомого. Для масштаба в кадр вошла нога одного из членов экспедиции. Камень большой, и изображает рельеф человеческого лица анфас, но карикатурного. Хорошо видны небольшие глазки и достаточно ровные, чуть округлые брови. Но нос явно подгулял – он какой-то непомерно большой величины, раздутый книзу. А губы выгнуты вверх, словно рельеф на камне улыбается путнику. Изо рта торчит несколько зубов, образуя надпись: МАРА ЯРА. Вполне возможно, что камень является маяком храма именно Мары на вершине горы или даже двух гор. Однако левая часть рельефа образует дополнительный лик, на этот раз мужской, я его показываю на врезке слева внизу. Он изображен в ¾ с разворотом вправо, и на его глазах читаются слова САМ ЯР. Слово САМ встречается впервые. А на левом глазу рельефа Мары написано слово МИМА. Теперь всё встало на место: карикатурно всегда изображаются мимы. Возможно, что рядом с этим камнем в древности мима Мары начинала свою мистерию.

    Вид горы издали
    Рис. 25. Вид горы издали

    Когда мы начинали восхождение в базовый лагерь из посёлка Тюлюк, мы тоже видели гору вдали, но тогда дорога казалась пологой и широкой, ничто не напоминало горную тропу. Хотя, как и на вершине, среди деревьев всё-таки преобладали ели. К сожалению, такой пейзаж длился всего не более километра. По мере того, как дорога становилась всё круче и уже, менялся и ландшафт.

    Пейзаж вдоль горной тропы
    Рис. 26. Пейзаж вдоль горной тропы

    На горной тропе пейзаж изменился. Да и сам вид местности стал покатым, везде стали заметны склоны. Данную фотографию сделала Катя, которая ухитрялась снимать отличные пейзажи с огромной глубиной резкости, где на переднем плане изображены цветы. Глаз поражает буйное разнотравье и высокий травостой – понятно, здесь никто не ходит и траву не косит и не топчет.

    Табличка с предупреждением
    Рис. 27. Табличка с предупреждением

    При подходе к седловине рядом с тропой мы встретили чуть поржавевшую табличку, оставленную поклонниками местных красот. На ней розовыми буквами было написано: «Иеремель вечен. Мы – нет. Что останется, когда мы уёдем? – Турэкоклуб Буревестник». Понятно, что был задан не философский вопрос о культурном наследии каждого из нас после кончины, а о том, чтобы каждый турист убирал за собой свой мусор. Хороший призыв! У нас бригада Алины отвечала за то, чтобы после нас никаких остатков пищи и упаковки не было – она выкапывала ямки и туда закапывала всё ненужное.

    Растения предгорья
    Рис. 28. Растения предгорья

    Только такой тонкий ценитель изящного, как Катя, нашла небольшой участок местности с растениями необычайной красоты и зафиксировала его. Роса на листочках, солнечные пятна на хвощах, подстилающий мох – и всё это сквозь белую пену очень своеобразных растений – такого мы в Подмосковье не видели! Молодец Катя! Она подарила нам массу очень красивых фотографий. Нужно подумать об их выставке.

    За сотни метров до седловины
    Рис. 29. За сотни метров до седловины

    А на этой фотографии видно, что до седловины между горами, откуда начинается восхождение на вершину, осталось уже всего несколько сотен метров. Дорога перешла в едва заметную тропку, крутизна завершилась, среди деревьев стали преобладать лиственные породы. Однако ветра в этой местности еще не было, он начинался при подъёме. Зато отсюда открывался чудесный вид на близлежащие горы. Мы ускорили шаги, чтобы Большой Иеремель открылся бы перед нами полностью.

    Подход к горе
    Рис. 30. Подход к горе

    Теперь нам осталось преодолеть невысокий лесок, чтобы оказаться перед каменным массивом горы. Правда, отсюда она выглядит весьма невысокой, но это – оптический обман. На самом деле она как бы состоит из ломаных склонов, так что видна высота только до ближайшего излома. А когда поднимаешься на него, то удивляешься тому, что опять виден невысокий склон – до соседнего излома. И так порядка десяти раз. Отсюда и возникает иллюзия высокой доступности вершины. На снимке (справа налево): Вера, я, вдали – Наташа.

    Перед восхождением на гору
    Рис.31. Перед восхождением на гору

    Штурм склона горы

    Собственно восхождение началось после небольшого привала. Поскольку в этот день Таня и Слава дежурили у костра, а Лёня, Лена и Саша отправились в Тюлюк, нас до горы дошло только семеро. Съёмку данного кадра производила Алина, поэтому она в кадр не попала. Итак, мы сидим довольные перед штурмом горы: Сережа, Катя, Наташа, я, Дима и Вера Ивановна. Но Вера Ивановна в последний момент идти на вершину Большого Иеремеля отказалась, так что мы пошли вшестером – ровно половина нашей группы.

    За секунду до подъёма
    Рис. 32. За секунду до подъёма

    С этого места начался подъём. Как видно, гора представляла собой склон, усыпанный большими камнями, между которыми иногда попадались языки зелени. Большие камни никакой опасности не представляли, они лежали довольно плотно и устойчиво. А выше нам встретились полоски средних и даже мелких камней, которые вращались и сдвигались с места под нашими ногами, а иногда, что было еще опаснее, скользили по другим камням. В таких случаях шаг второй ногой попадал не в намеченное место, что могло привести к потере равновесия. Правда, забегая вперед, скажу, что бог миловал, и подъём, а также спуск прошли благополучно.

    Восхождение началось
    Рис. 33. Восхождение началось

    Как я уже отмечал, подъём шел уступами, террасами, на которых можно было постоять на относительно неширокой горизонтальной полоске земли, устланной камнями. Вот данная фотография и передает поднятие на одну из промежуточных площадок. Катя уже поднялась на нее и стоит на уступе, ожидая подходящего к ней Сергея. А он пробует посохом лежащую наклонно плиту – достаточно ли она устойчива.

    Лежу на вершине
    Рис. 34. Лежу на вершине

    Вид с вершины горы на ту же местность отличается тем, что противоположная возвышенность (а это – гора Малый Иеремель) заметно отодвинулась. Обычно покорители вершин встают где-то у обрыва во весь рост и выдвигают ногу вперёд (и у меня тоже есть несколько фото такого типа). Но я предпочитаю скромное обаяние лежачей позы. Восхождение позади, можно прилечь и расслабиться. Тем более что вид на противоположный Малый Иеремель возбудил у меня профессиональный интерес.

    Надписи на Малом Иеремеле
    Рис. 35. Надписи на Малом Иеремеле

    Интерес у меня вызвали надписи, образованные группой деревьев. Но сначала я обратил внимание моих спутников на то, что деревья внизу обнаженного склона образуют совершенно правильные арки, и что сами по себе деревья так расти не могут, их так можно только посадить. Но как давно и с какой целью, я сказать не мог. А теперь, приглядываясь к ландшафту дома, я обратил внимание на то, что деревья на верхней части обнаженного склона образуют слова. Верхняя строка образует два слова, ХРАМ МАРЫ (мои недоброжелатели часто упрекают меня в том, что я постоянно читаю слова ХРАМ ЯРА. Поэтому мне приятно, что в данном случае мы имеем дело с храмом другого славянского божества). А группа деревьев ниже образует тоже два слова, которые можно прочитать как РУСИ ХРАМ.

    Затем я перевел взгляд выше, где также можно прочитать несколько русских слов. Так, в белой рамочке можно увидеть слова МИР ЯРА, а в черной – МИМА МАРЫ. Таким образом, вся гора вплоть до горизонта была посвящена Маре.

    Хребты Уральских гор за каменной грядой
    Рис. 36. Хребты Уральских гор за каменной грядой

    Прекрасные виды ландшафтов с вершины

    С вершины Большого Иеремеля можно было наблюдать ряд хребтов Уральских гор вплоть до горизонта. Вероятно, именно из-за таких пейзажей альпинисты и карабкаются по отвесным кручам. А сами каменные обнажения вблизи напоминали зубцы стен сказочных замков и крепостей. Мы около получаса любовались на вершине открывшимися прекрасными вилами. А заодно и пообедали рыбными консервами, взятыми с собой наверх.

    Хребты Уральских гор со стороны щебенчатого склона
    Рис. 37. Хребты Уральских гор со стороны щебенчатого склона

    Другой прекрасный вид открылся с другого склона горы. Особенно приятно было наблюдать за скольжением тени от туч по поверхности горной гряды, когда только что освещенные солнцем места оказывались затемнёнными. Естественно, что больше всего прекрасных горных пейзажей отсняла Катя.

    Камни, расписанные современными туристами
    Рис. 38. Камни, расписанные современными туристами

    Естественно, что вид большой группы камней на вершине не мог оставить современных туристов равнодушными. Но вместо старомодных надписей ЗДЕСЬ БЫЛ ВАСЯ они оставляют теперь известия о месте своего проживания или о принадлежности к какому-то ведомству. Например, «15.08.08. Уфимские парни», или «д. Имангул. Г.Ф.Б., Ф.В.Ч., 19.07.07». Имеются и отдельные фамилии, например, «Малахов», а также большие послания, которые, к сожалению, полностью не видны. Авторы этих надписей не поленились принести на вершину краску. Разумеется, им невдомёк, что они выводят свои буквы поверх гораздо более древних текстов.

    Камень с непонятной надписью
    Рис. 39. Камень с непонятной надписью

    Отдельный камень с непонятной надписью привлек мой внимание. На нем красной краской был написан левый столбец со словами 7ВУС АЭЮ НБН НБТ ГЮМ ЯГД АРФ АИА АГА, и правый – со словами ЩЕД ААР ЫАВ ГАМ ГИАР ШАД ЯАА ЯИБ. Что они означают, сказать трудно. Возможно, она сделана не по-русски. Зато, как я полагаю, на данном камне имеется огромное количество неявных надписей. К их рассмотрению я и перехожу.

    Мои чтения я надписей на камне
    Рис. 40. Мои чтения я надписей на камне

    Прежде всего, справа вверху на камне виден лик. Он показан в профиль и развернут вправо. У него высокий лоб, крупный глаз, длинный, но курносый нос, пухлые губы. Волосы выбиваются из-под чего-то, являющегося головным убором данного существа. На белом головном уборе можно прочитать слова МЕХ МАРЫ, следовательно, перед нами Маара, чьи волосы покрыты белым мехом. Слово МЕХ мне встретилось впервые, кроме того, прежде мне не приходилось видеть богинь в чем-то, вроде белого капора.

    На щеке и на глазу рельефа читается слово ЯР, хотя должно было быть ЯРА, однако буква А, вероятно, написана слева от носа и приданном ракурсе не видна. А на шапке волос между меховым капором и лбом Мары можно прочитать в обращенном цвете слова РУСЬ, МИР ЯРА. Таково название данной географической местности того времени.

    Еще выше начертано несколько крупных букв, которые вполне читаются, образую слова: МАРА ЯРА, МАСКИ МИМА, и даже весьма своеобразную надпись мелкими буквами ЯРА МИМЫ САМИ РИСУЮТ МАСКИ. Эта последняя надпись также встречена мною впервые, и она говорит о многом. Полагаю, что речь идёт не о тех масках, которые носят мимы (те, скорее всего, не рисованные а выдолбленные), а о рельефах на камнях, которые, вполне возможно, раскрашивались красками.

    Таковы наши находки. Побывав на вершине, которая казалась снизу очень маленькой, а в действительности оказалось плато длиной в несколько сотен метров, мы осторожно спустились вниз, а затем и дошли до базового лагеря. Там мы поужинали и поделились своими впечатлениями. Алина и Дима спустились раньше всех, присоединились к Вере Ивановне и забрались с ней снова на Малый Иеремель, так что вернулись позже нас. А потом пришли и посланцы в Тюлюк, принеся новую порцию еды и напитков. Вечером у костра мы рассказали друг другу о своих приключениях, и, как обычно, спели туристские песни. Далее был день отдыха и поездка в Аркаим.

    Обсуждение

    Восхождение на Большой Иеремель было подготовлено нашей предварительной экспедицией на Малый Иеремель, но проходило при более благоприятной погоде, хотя и требовало подъёма на большую высоту по камнепадам (примерно на 300 м). Все участники, отправившиеся на штурм вершины, благополучно справились с поставленной задачей и своевременно вернулись в базовый лагерь, где мы отпраздновали своё боевое крещение праздничным ужином.

    Этот поход еще более сплотил группу. А перед ужином каждый из участников рассказал, какая судьба его привела сначала ко мне на курсы, а затем и в группу участников экспедиции на Южный Урал. В основе у всех лежал неподдельный интерес к прошлому нашей Родины и вера в то, что наш этнос и в древности был не хуже и не менее цивилизован, чем другие народы планеты. Так что наши походы были естественным выходом чувству патриотизма, живущему в каждом из нас.

    Что касается научной продукции, то найденный нами каменные материал можно было однозначно атрибутировать как артефакты, причем атрибуцию производил не я, а члены группы, которые подчас указывали не только на отдельные буквы каменных надписей, но даже могли прочитать конкретные слова. Иначе говоря, происходило дальнейшей обучение участников курсов на месте, обогащение их практики новыми находками, что не только расширяло их кругозор, но и давало возможность самостоятельно атрибутировать лики и надписи и давать их первоначальное чтение. Так что в будущем многие из участников смогут проделывать подобные действия самостоятельно, без какой-либо помощи с моей стороны. Следовательно, число читателей неявных надписей увеличилось.

    Если говорить более конкретно, то, как камни Малого Иеремеля, так и камни Большого Иеремеля, а также лесопосадки Малого Иеремеля однозначно указали на то, что на этих горах находятся различные отделения храма Мары. Следов храма Яра мы на них не обнаружили. Это привело нас к предположению о том, что само название этих гор связано с именем Мары Яра. А именно, и та, и другая гора, предположительно, в древности называлась ЯРА МАРА, затем – ЯРОМАР, потом ЯРОМЕР, ЕРЕМЕР, ЕРЕМЕЛЬ, ИЕРЕМЕЛЬ. В последнем виде мы застаем это название сегодня.

    Полагаю, что постепенная замена звуков А или О звуком Е, а звука Р звуком ЛЬ является довольно распространенной тенденцией. Скажем, город ЯРА РУСИЛИМ со временем стал называться ИЕРУСАЛИМ, а имя бога Яра в греческом языке превратилось в приставку со значением «благородный», «священный» ИЕРО, например, ИЕРОФАНТ, ИЕРЕЙ, ИЕРОМОНАХ.

    Что же касается храма Яра, то он, видимо, находится на одной из близлежащих гор. Его еще предстоит отыскать.

    Из полученных материалов неопровержимо следует, что Уральские горы в древности имели на своих вершинах храмы ведических богов, то есть, представляли собой святилища. Они содержали собственно храмы, то есть, места поклонения верующих, камни для начала мистерий, а также резиденции соответствующих мимов.

    Из новых особенностей хотелось бы отметить великолепную сохранность лесопосадок (хотя сменилось очень много поколений деревьев), а также обнаружение на камне нового не назывного предложения (с глаголом): ЯРА МИМЫ САМИ РИСУЮТ МАСКИ. Весьма интересно то, что употреблен глагол РИСУЮТ, а не ПИШУТ. Тем самым, для создания ликов использовались не краски, как в наши дни, а РИСКИ, процарапанные или проРЕЗанные черты. А РИСКИ – это те же РЕЗЫ. Что же касается смысла данного предложения, то из него следует, что иконописное искусство в древности разрешалось только священнослужителям высшего ранга. С другой стороны, мимы не только проводили мистерии, они еще занимались и иконописью, что прежде мне было совершенно неизвестно.

    Заключение. Таким образом, получен уникальный научный материал, раскрывающий еще одну сторону нашей древнейшей религии.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову