Экспедиция на Малый Иеремель

Чудинов Валерий Алексеевич


В этом учебном году я объявил двум моим авторским учебным группам о том, что собираюсь организовать научную экспедицию на Южный Урал и Аркаим для изучения артефактов на останцах Уральских гор и для получения информации о том, в каком состоянии находится изучение археологами Аркаима. Вообще-то я полагал, что из каждой группы запишется по 1-2 человека, так что, с учетом моего соавтора по ряду публикаций Л.В. Шершнева наберется от 4 до 6 человек. Каково же было моё удивление, когда на первом же организационном собрании выявилось 14 желающих! Правда, ко второму собранию, когда необходимо было вносить деньги на авиабилеты до Челябинска, два человека отпали, но и группа в 12 энтузиастов также мне показалась немалой. Сначала хотели установить сроки с 25 июля по 1 августа, однако авиабилеты на выходные дни стоили дороже, и сроки были определены с 24 по 31 июля 2009 года.

Оглавление:
  • Экспедиция на Малый Иеремель
  • Первое и второе собрание
  • Третье собрание
  • Вылет
  • Поездка до места
  • Второй день экспедиции
  • Переход к базовому лагерю
  • Восхождение
  • На вершине
  • Исследования камней
  • Дальнейшее продвижение по вершине горы
  • Возвращение в базовый лагерь
  • Обсуждение
  • Заключение
  • Экспедиция на Малый Иеремель

    В этом учебном году я объявил двум моим авторским учебным группам о том, что собираюсь организовать научную экспедицию на Южный Урал и Аркаим для изучения артефактов на останцах Уральских гор и для получения информации о том, в каком состоянии находится изучение археологами Аркаима. Вообще-то я полагал, что из каждой группы запишется по 1-2 человека, так что, с учетом моего соавтора по ряду публикаций Л.В. Шершнева наберется от 4 до 6 человек. Каково же было моё удивление, когда на первом же организационном собрании выявилось 14 желающих! Правда, ко второму собранию, когда необходимо было вносить деньги на авиабилеты до Челябинска, два человека отпали, но и группа в 12 энтузиастов также мне показалась немалой. Сначала хотели установить сроки с 25 июля по 1 августа, однако авиабилеты на выходные дни стоили дороже, и сроки были определены с 24 по 31 июля 2009 года.

    Второе организационное собрание с уточнением маршрута
    Рис. 1. Второе организационное собрание с уточнением маршрута

    Первое и второе собрание

    По сути дела первое собрание было предварительным, когда определялось продолжительность и дата, общее направление следования и примерная стоимость. Я назначил себе двух помощников. Первым, заместителем по маршруту, явился Леонид Васильевич Шершнев, местом рождения которого как раз являлся Южный Урал. Он рассмотрел в интернете подробную карту местности и определил, что для научных исследований более всего подходит две стоящие рядом горы, Малый и Большой Иеремель. На рис. 1 именно он знакомит участников с картой предстоящего маршрута. Вторым заместителем, по административной части, явилась Наталья Владимировна Непранова, которая продиктовала членам группы, какую экипировку им следует взять с собой или закупить, и где это сделать лучше всего.

    Леонид Васильевич предупреждает об особенностях горного туризма
    Рис. 2. Леонид Васильевич предупреждает об особенностях горного туризма

    Леонид Васильевич (позже мы отбросили отчества и называли все друг друга только по именам) предупредил, что в горах возможны и дожди, и ветры, погода там непредсказуемая, поэтому обязательно должны быть и тёплые вещи, и накидки от дождя. Забегая вперед, скажу, что так оно и было, и все высказанные предположения о плохой погоде полностью подтвердились. А целью экспедиции было изучение следов пребывания человека на Уральских горах и выявление на месте артефактов, созданных нашими предками, поклонявшимися Яру, Маре, Макоши и Роду. Каждое новое обнаруженное святилище, каждые каменные изображения богов вносят свою лепту в картину древних славянских верований и расширяют наш кругозор.

    Примерка рюкзака в магазине
    Рис. 3. Примерка рюкзака в магазине

    Следует отметить, что прежде я ходил в экспедиции один, точнее я приезжал в те места, куда меня звали люди, неравнодушные к нашему прошлому. Чуть позже я уже ездил с напарником, как это было, например, в 2007 году. Теперь предстояло решить гораздо более сложную задачу, а именно сколотить некоторый косяк группы, которая уже будет выезжать на исследования постоянно. Но для более или менее профессиональных экспедиций необходимо и более или менее профессиональное снаряжение, которым мы до того не располагали. К счастью, в наши дни имеются специальные магазины для туристского оборудования, например, магазин «Экстрим», лежащий чуть в стороне от Ленинградского шоссе. Именно там я и нашел рюкзак нужного мне размера, на 90 литров. На рис. 3 показано, как я его примеряю.

    Примерка ботинок с берцами
    Рис. 4. Примерка ботинок с берцами

    Для гор нужны ботинки с высокими берцами, тугими шнурками и рифлёной подошвой, чтобы они не скользили, точно сидели по ноге и были бы достаточно массивными. Подобрать такие ботинки сложнее, чем обычную обувь, поэтому приходится перемерить много пар. Приобретение оборудования я иллюстрирую на примере Наташи. Сняв босоножки на высоких каблуках (они на фотографии находятся справа внизу), она испытывает новые ощущения от горной обуви. Судя по ее выражению лица, она осталась выбором вполне довольна. Опять-таки, забегая вперед, скажу, что на маршруте никто из участников не жаловался на свою экипировку.

    Примерка наголовного фонарика
    Рис. 5. Примерка наголовного фонарика

    Ночью в горах, естественно, никаких фонарей и фонарных столбов нет, поэтому светильники приходится закупать в магазине. В наши дни появились превосходные источники света, работающие на светодиодах от трёх батареек (отдельно продаются фонарики, отдельно – батарейки). На рис. 5 видно, что женщина хочет не только, чтобы прибор хорошо работал, но и чтобы он красиво смотрелся. Поэтому – взгляд на себя в зеркало во время примерки фонарика.

    Еще одна примера рюкзака
    Рис. 6. Еще одна примера рюкзака

    Но рюкзак сказывается на фигуре гораздо сильнее, тем более большой, на 65 литров. В нем турист уже выглядит полностью экипированным. В женском варианте рюкзака предусмотрены белые ремешки и лямочки, а также зеркальце под капюшоном. Зато такой рюкзак доставляет не только радость своей продуманной конструкцией, но и эстетическое наслаждение. Наташа так и светится от удовольствия!

    Наглядная демонстрация экипировки на третьем собрании
    Рис. 7. Наглядная демонстрация экипировки на третьем собрании

    Третье собрание

    К третьему собранию проблема экипировки была в основном решена. Участники экспедиции обзавелись палатками, спальными мешками и пенками под них, рюкзаками, камуфляжной формой с широкополой шляпой защитного цвета, накомарниками, горными ботинками с берцами, накидками, сменным и тёплым бельём. Я на фотографии также решил продемонстрировать подаренную мне на день рождения футболку с символикой нашего института (ИДДЦ), она на маршруте демонстрировала бы принадлежность нашей группы одному из НИИ. Хотя Любовь Нужная на фотографии улыбается, она весьма сожалела, что по семейным обстоятельствам не смогла участвовать в нашем походе.

    Дополнительное обсуждение маршрута дома у Лёни
    Рис. 8. Дополнительное обсуждение маршрута дома у Лёни

    Лёня Шершнев пригласил меня и Наташу для обсуждения деталей похода, а заодно и по случаю выхода его десятой статьи на сайте. Он напомнил, что родился в городе Троицке, недалеко от Челябинска, там же проживал его отец. Горы в этих местах необычайно красивы. А экспедиция не только принесет много интересных научных подробностей, но и сплотит всех участников. Эти его предположения полностью оправдались. На фотографии мы только что решили, что горная, наиболее сложная часть пути, должна пройти сначала, а посещение Аркаима произойдёт позже.

    В Аэропорту перед отлётом
    Рис. 9. В Аэропорту перед отлётом

    Вылет

    За два дня до вылета мы провели последнее, четвертое собрание, на котором были розданы авиабилеты, а я сообщил, что заказал в одном из автопарков города Челябинска автобус китайского производства Шенгсон с водителем, так что наше путешествие начнется сразу же после прилёта в Челябинск. И вот пятница, день отлёта. Многие участники встретились уже в аэропоезде, идущем от Павелецкого вокзала до Домодедова. И хотя в аэропортах съёмки не приветствуются, мы всё-таки сделали одну фотографию у глухой стенки.

    Закупки в гипермаркете города Челябинска
    Рис. 10. Закупки в гипермаркете города Челябинска

    Еще в Москве мы решили, что провиант целесообразнее закупить на месте. К нашему приезду был подан автобус, водитель сказал, что его зовут Олегом, и мы загрузили свои рюкзаки в багажные отделения нижней палубы, а сами налегке разместились наверху. В автобусе на 28 посадочных мест нам, 12 пассажирам, было свободно и комфортно. Мы попросили отвезти нас в гипермаркет, который от аэропорта был удален примерно на 15 км, так что путь к нему по улицам города со множеством светофоров отнял около часа. И пару часов мы провели в магазине, ибо покупать было что. На фотографии видно, что помимо продовольствия мы также закупили и кастрюли.

    Дорога до поселка Тюлюк
    Рис. 11. Дорога до поселка Тюлюк

    Поездка до места

    Прилетели мы около четырех часов дня по местному времени, поездка в магазин отняла еще три часа. Если учесть, по пути мы остановились у придорожного кафе на обед, то можно понять, что в сам посёлок мы прибыли уже глубокой ночью. Точнее, ночью поселка мы не увидели. На закате солнца (которого мы не видели из-за перемежающегося дождя) мы иногда останавливались, чтобы размять ноги, как это видно на рис. 12. Обычно мы кучковались около автобуса.

    Разминка перед автобусом на небольшом привале
    Рис. 12. Разминка перед автобусом на небольшом привале

    Итак, приехав ночью в заданную на карте точку, мы не вполне поняли, где мы, развели костер, использовав мокрый валежник (вот где пригодись охотничьи спички и кусочки сухого спирта!) и поужинали. Кто-то предпочел спать в автобусе, но я и Лёня поставили палатки. Утром те, кто спали в автобусе, нам завидовал: им ночью на сиденьях, не приспособленных для ночного сна, было дискомфортно, к тому же они под утро замерзли. Так что это послужило самой наглядной агитацией для перехода к полностью туристическому образу жизни.

    Утром мы вполне осмотрелись, взяли из автобуса вещи и вновь развели костер, теперь уже для завтрака.

    Утро вблизи автобуса
    Рис. 13. Утро вблизи автобуса

    Второй день экспедиции

    Утром мы разобрались, что поселок мы проехали, но немного, всего на 1 км, откуда он всё-таки был виден. Опять развели костёр, но теперь для завтрака. На снимке видно, что Таня достаёт необходимые продукты, тогда как Алина со своей мамой Верой обсуждают меню. Остальные до завтрака разбрелись с разными целями. Мне, например, захотелось принести как можно больше сухих веток для костра, но сломанное более года назад дерево оказалось великоватым, и я распилил его на несколько частей.

    Распилка валежника для костра
    Рис. 14. Распилка валежника для костра

    Само село Тюлюк раскинулось километра на три. Пока мы к нему подъезжали, мы дважды миновали стадо коров; вдали паслись лошади. Но вид улегшихся на проезжей части баранов заставил меня взяться за фотоаппарат. Спокойствие животных показало, что автомобили здесь бывают не часто (хотя в кафе «Роза ветров» на дальней стороне поселка их находилось около десятка), и даже если появляются, то, судя по колеям, объезжают стада.

    Бараны не спешат подниматься перед автотранспортом
    Рис. 15. Бараны не спешат подниматься перед автотранспортом

    Тропа в горы начиналась отсюда. Вообще говоря, предгорья были видны и тут, между ними извивалась речушка Тюлюк, давшая название поселку, а все дома располагались вытянутыми вдоль единственной улицы. Вид горной речки, протекавшей мимо валунов, бревенчатых изб местных жителей, а также низкого облака, заслонившего ближайший отрог горы, показался мне очень живописным. Я еще никогда не видел такую низкую облачность.

    Вид на село Тюлюк и горные отроги
    Рис. 16. Вид на село Тюлюк и горные отроги

    Переход к базовому лагерю

    Задачей второго дня было восхождение в горы до примерно половины дистанции (где-то 7 км по прямой, но с учетом искривлений и непрерывного подъема в горы этот путь можно было приравнять к 15 км), где мы должны были разбить базовый лагерь. Мы шли в полной выкладке, и потому довольно медленно, радуясь каждому привалу, когда можно было снять рюкзаки. Мы радовались каждому поваленному дереву, на котором можно было посидеть.

    Первый привал через несколько километров пути
    Рис. 17. Первый привал через несколько километров пути

    На последнем привале мы чувствовали себя достаточно уставшими, несмотря на то, что меня и Наташу несколько километров подвезли на автомобиле. Правда, УАЗик тряс неимоверно, а крыло заднего колеса, на котором я сидел, изнутри мало походило на сиденье. Поэтом, когда возникла возможность просто прилечь на травку, я не преминул ею воспользоваться. Правда, свежий воздух и усталость сделали своё дело: незаметно для себя я задремал. Вид получился, прямо скажем, малоинтеллектуальный.

    Заснувший на привале руководитель экспедиции
    Рис. 18. Заснувший на привале руководитель экспедиции

    На привале обнаружилось, что куриные окорочка, которые вчера были куплены в замороженном виде, сегодня оттаяли и даже немного заветрились. Наташа вспомнила, что в народе для недолгого консервирования применяют листы крапивы. А поскольку вокруг этих растений было предостаточно, она нарвала их несколько охапок и переложила вместе с Катей весь будущий куриный шашлык. Это было остроумно, хотя крапива, как известно, весьма сильно обжигает руки. Но зато еда была спасена.

    Наташа и Катя спасают куриные окорочка
    Рис. 19. Наташа и Катя спасают куриные окорочка

    Наконец, мы достигли запланированной точки и разбили базовый лагерь в живописном месте, в котором до нас уже селилось несколько поколений туристов. Мы поставили палатки, а костер разложили в остром углу треугольника, образованного бревнами, которые нам заменили скамейки.

    Вечером все собрались перед костром. Выяснилось, что помимо Леонида, гитарой превосходно владеет Сергей, который в своё время даже выступал с концертами. А с двумя гитаристами петь можно было почти без перерыва. Правда, усталость взяла своё, и лица выглядели больше уставшими и задумчивыми, чем радостными. Однако предстоявшее восхождение нас радовало.

    Романтика у костра
    Рис. 20. Романтика у костра

    Восхождение

    Всю ночь лил дождь. Утром он прекратился, но зато всю местность окутал туман. Позже мы поняли, что это, скорее, был не туман, а облака, проходившие через гору. После завтрака мы без рюкзаков, налегке, отправились к вершине Малого Иеремеля. Тропинка стала уже и круче. Правда, один раз, когда мы отошли в сторону для рассмотрения придорожных камней, мы услышали шум моторов, поднимавшийся снизу, как будто бы к нам приближались автомобили-вездеходы. Но по такой крутизне никакие вездеходы не пройдут! Оказалось, что это – квадрациклы, которые можно было взять вместе с водителями напрокат в поселке Тюлюк. Их проехало 5 машин, и после них глинистая мокрая дорога стала к тому же еще и разбитой.

    Восхождение в тумане
    Рис. 21. Восхождение в тумане

    По пути мы встретили несколько интересных камней-маяков с ликами и надписями, однако они требуют отдельного описания. Вместе с тем, нам попались и современные поделки туристов, вроде деревянного идола, показанного на рис. 22. Понятно, что мифы и мифологические фигурки скрашивают нашу жизнь, так что против подобного мифотворчества у туристов нет ни малейшего возражения.

    Современный идол
    Рис. 22. Современный идол

    По пути мы сделали несколько привалов, главным образом, разглядывая одиночные камни или подписанные экземпляры в составе камнепадов. Лес, скрытый дальним туманом, замшелый вблизи, изобилующий переплетающимися корнями елей, воспринимался как иллюстрация к какой-то сказке о волшебной стране, населенной гномами и феями. Но вот мы проголодались, и сделали привал главным образом стоя. Кое-кто так и перекусил, другие отдыхали на пеньке.

    Последний привал по пути к вершине
    Рис. 23. Последний привал по пути к вершине

    Еще минут двадцать пути, и деревья, и без того редкие, стали попадаться еще реже, дорога расширилась и перестала уходить вверх. Наконец, мы дошли до места в седловине, с которого можно было видеть сразу два Иеремеля, Малый и Большой. Различались они существенно. Большой, находившийся справа от нас, был не просто выше, он состоял из каменистых осыпей, подъём по которым представлялся весьма трудным, тогда как Малый составлял с седловиной единое целое, имея травяной покров и ельник в качестве редколесья. Туда можно было подняться, как казалось, без особенного труда. Впрочем, так оно и было в действительности.

    Вид на Большой Иеремель
    Рис. 24. Вид на Большой Иеремель

    Разумеется, когда мы поднялись на вершину Малого Иеремеля, выяснилось, что мы были такими не одни. Вообще говоря, туристы и в прежние дни встречались нами в больших количествах, и по законам этого места, все непременно здоровались друг с другом и желали доброго пути. Тут, на вершине, поросшей травой, обложенной кучей камней, обладающей еловым редколесьем, нас и сфотографировал один из посторонних – всех десятерых, отправившихся на штурм. А Сережа с Катей остались дежурить в лагере.

    Коллективная фотография на вершине
    Рис. 25. Коллективная фотография на вершине

    На вершине

    Вот так мы и запечатлелись на фоне ёлок: Таня, Лена, Лёня, Слава, Вера, Дима, Алина, Наташа, я и Саша. Те самые, которые покорили, в общем-то, одну из самых доступных вершин Урала. Однако, поскольку нашей целью, в отличие от альпинистов, было не восхождение как таковое, а сбор научного материала, то, естественно, нас потянуло обследовать скопления крупных камней, которые маячили на горизонте (а горизонт тут был очень близок). Между тем, туман, то есть, проходящие через горы облака, рассеивался.

    Туман постепенно рассеивался
    Рис. 26. Туман постепенно рассеивался

    Груды камней – это моя страсть. Однако я ею заразил и всех присутствующих, так что вскоре мы оказались именно возле них. Вообще-то все видеосъёмки вела Наташа, тогда как я больше оперировал фотоаппаратом. Однако некоторые сюжеты отснял я, а Наташа, напротив, фотографировала, как в данном случае. Место мне очень понравилось, и я с удовольствием фиксировал его всеми доступными мне средствами.

    Моя маленькая страсть – использовать видеокамеру
    Рис. 27. Моя маленькая страсть – использовать видеокамеру

    Исследования камней

    Попавшийся нам выход коренных пород наверх, так называемое обнажение косого залегания, состояло из двух частей, между которыми имелся проход. Левая часть, показанная на рис. 28 и содержащая, как и правая, лики, мною подробно не анализируется, поскольку лики здесь не слишком явные. Я только показываю сам вид обнажения, а также малые камни, лежащие на переднем плане. Когда мы делали эту фотографию, мы не предполагали, что именно эти камни переднего плана несут на себе надписи – это выявилось только дома при написании статьи. Тем не менее, я эти надписи выявляю на следующем рисунке.

    Левая часть каменного обнажения с артефактами на переднем плане
    Рис. 28. Левая часть каменного обнажения с артефактами на переднем плане

    О том, что перед нами находятся артефакты, можно судить по рисунку лишайников на камнях. Я уже пару лет назад, путешествую по Ловозерской тундре Кольского полуострова, понял, что лишайники только усиливают контраст, весьма слабо существовавший после обработки камней человеком. Так что рисунок лишайников повторяет и усиливает надписи, гравированные на камне. Для удобства исследования я все рассматриваемые надписи перенумеровал.

    Итак, вот их текст. Надпись № 1: МАРЫ ЯРА ХРАМ. Из нее следует, что всё левое обнажение является храмом Мары Яра. Надпись № 2: МАРА ЯРА, ХРАМ. Она подтверждает первую надпись. Надпись № 3: МАРА ЯРА, ХРАМ. Опять подтверждение предыдущих надписей. Надпись № 4: МАСКИ, МИМ, МИМ. Из нее следует, что на данную плоскую плиту мим клал свои маски, плита служила столом для масок. Надпись № 5, находящаяся уже на самом обнажении: МИМ ЯРА. Хотя перед нами храм Мары, однако, здесь должно быть обозначено место появления не только мимы Мары, но и мима Яра. И данное углубление как нельзя лучше подходит для выполнения данной миссии.

    Мое чтение надписей на камнях переднего плана
    Рис. 29. Мое чтение надписей на камнях переднего плана

    Разумеется, камни переднего плана существовали и перед второй частью обнажения. На них я также заметил надписи, на что и указал рукой. Подошедшая в этот момент с фотоаппаратом Наташа зафиксировала этот момент.

    Указание на артефакт из камней переднего плана
    Рис. 30. Указание на артефакт из камней переднего плана

    Конечно, было бы неплохо показать, что же я там увидел. Это сделать несложно, рассмотрев дома фотографию камня в деталях. Вверху я показал верхнюю часть камня, а также обвел прямоугольной рамочкой фрагмент, рассмотренный в деталях ниже. А внизу я вначале выделил большой лик мужчины анфас, несколько наклоненный вправо, где центральная ложбинка обозначает рот, а ложбинка чуть выше – кончик носа, тогда как глаза скорее угадываются, чем видны. Вдоль носа я обвел надпись, выполненную чуть более темными штрихами – ЯР. Так что перед нами – рельеф бога Яра.

    В бороде этого бога находится вторичное более мелкое, но более явное рельефное изображение. Опять виден портрет мужского лица анфас с наклоном головы вправо, однако теперь отчетливо изображены закрытые крупные глаза, тогда как рот и кончик носа скорее угадываются. Теперь верхняя линия обозначает начало пряди волос или головного убора, но она состоит из отдельных букв, которые образуют такую надпись: МИМ и МИР ЯРА. Глаза состоят из букв, образующих слово ЯР, а рот содержит надпись МАСКИ. Тут, также как и на Кольском полуострове, слово МАСКИ имеет иной смысл: это не каменные МАСКИ МИМА, которые надевали мимы, а МАСКИ самого камня, нанесенные на него в виде рельефов.

    Теперь можно перейти к анализу надписей на выделенном фрагменте. В верхней левой части его расположен желтый лишайник, который дублирует выгравированную надпись. Помещение крупного изображения лишайника и обращение его в цвете помогает прочитать надпись: ЛИКИ ЯРА – МАЯКИ. МАСКИ И ЛИКИ. Эта надпись обозначает, что в качестве маяков данного храма служат маски и лики Яра. При этом под масками понимаются как раз слабо проработанные рельефы бога Яра, тогда как под ликами, вероятно, имелись в виду хорошо исполненные каменные скульптуры. Данная надпись, как мне представляется в силу ее небольших размеров, имела техническое назначение.

    А на самом выделенном фрагменте, если обернуть изображение в цвете, можно видеть едва заметные надписи МАРА ЯРА и ЯРА ХРАМ. Они дублируют то, что уже нами было прочитано ранее.

    Моё чтение надписей на камне
    Рис. 31. Моё чтение надписей на камне

    На снимках можно видеть и отдельно стоящее обнажение. Если вглядеться в его центральную часть, то на ней можно выявить три изображения. Одно из них представляет женский лик анфас, наклоненный влево, правый глаз открыт, левые едва заметен, зато хорошо виден открытый рот. Все лицо карикатурно, очень вытянуто по диагонали. Под глазами можно прочитать надпись: МАРА ЯРА. Второе изображение находится правее и представляет собой чуть менее карикатурный облик молодого мужского лица, уже без наклона, глаза которого очерчивают надпись ЯР. Наконец, еще правее можно видеть лицо старика с окладистой бородой анфас, сильно запрокинутое влево. На глазах читается надпись РОД. Таким образом, здесь представлено три славянских божества.

    Отдельно стоящее обнажение и моё чтение надписей
    Рис. 32. Отдельно стоящее обнажение и моё чтение надписей

    Правая гряда камней меня очаровала разнообразием ликов на ней. Однако сначала я хочу показать величие самих камней, лежащих по сравнению с булыжниками переднего плана в некоторой дымке. Это обнажение имеет примерно 4 м в высоту, и состоит из ряда отколовшихся, но не разошедшихся камней. Их анализ я предпринимаю на следующем рисунке, где выделяю отдельные артефакты.

    Правая гряда камней
    Рис. 33. Правая гряда камней

    При детальном рассмотрении мы видим огромный каменный рельеф человеческого лица анфас. Перед нами – лицо бородатого мужчины с крупными глазницами, коротким носом, едва намеченной линией рта. Надпись на лбу гласит ЯРА МИР, на лобной морщине – МАСКИ, на носу – ЖРЕЦ МИРА ЯРА и МАСКИ, на бороде – МАСКА ЯРА. Итак, на данном рельефе впервые подписано, что это – МАСКА ЯРА. Таким образом, действительно, помимо масок мима, которые надевались, в древности существовали огромные иконостасы в несколько человеческих ростов, рельефы которых назывались МАСКАМИ.

    Детальное исследование камней и моё чтение надписей
    Рис. 34. Детальное исследование камней и моё чтение надписей

    Правее изображен любопытный камень. Его рассмотрение как человеческого лица возможно, если принять вершину за точащий нос, а весь камень – за запрокинутую вверх голову некоторого существа. Складка от носа может быть прочитано как слово МАРА. Еще одно слово МАРА читается левее. Оно может быть отнесено к другой версии интерпретации данного камня. Теперь это будет женское карикатурное лицо в профиль, где на лбу читается слово МИМА (на рисунке я отдельно это чтение не показал).

    Другое исследование данной группы камней я провожу на рис. 38.

    Туман постепенно рассеивается
    Рис. 35. Туман постепенно рассеивается

    Дальнейшее продвижение по вершине горы

    Естественно, что я не мог удержаться от еще одного изображение пейзажа горы Малый Иеремель, поскольку тут тоже на переднем плане находятся камни (возможно, с надписями, однако у меня уже нет необходимости читать надпись на каждом камне), но зато, по мере того, как рассеивается туман, можно видеть всё более глубокие дали.

    Сбор голубики
    Рис. 36. Сбор голубики

    На вершине горы во многих местах нам постоянно встречались места с огромными полянами голубики. Поскольку мы, городские жители, не избалованы ежедневным общением с такого рода дикорастущими плодами, мы, конечно же, не упустили возможности полакомиться этими изумительными ягодами. И немного собрали их для наших дежурных, оставшихся в базовом лагере.

    Та же гряда без тумана
    Рис. 37. Та же гряда без тумана

    Хотя туман рассеивался, но только на вершине горы, продолжая заполнять седловину. Дул пронзительный ветер. Однако фотографии каменных обнажений теперь получались намного темнее и контрастнее прежних, чем я и воспользовался. И вновь вернулся к анализу двух интересных камней правой гряды, как это показано на рис. 38.

    Два интересных камня правой гряды
    Рис. 38. Два интересных камня правой гряды

    Здесь левый и правый камень образуют как бы два лица, наклоненных влево, где левое показано анфас, а правое – в профиль, развернутое влево. Левое лицо похоже на женское, правое – на мужское. На глазах левого лица можно прочитать надписи ЯРА МАРА, на глазнице правого – ЯР. Это весьма любопытно. Из-за лика Мары высовывается как бы собачья морда, на носу которой написано МАСКА ЯРА. А на самом правом камне можно выделить человеческое лицо анфас с поворотом вправо и очень большим закрытым ртом, на уровне глаз которого можно прочитать надпись МАРА.

    Еще один идол современных туристов
    Рис. 39. Еще один идол современных туристов

    Возвращение в базовый лагерь

    Обратный путь прошел много быстрее. Во-первых, мы шли под горку, что ускоряет шаг раза в два, а то и в три. Во-вторых, мы торопились к обеду. Наконец, в-третьих, переполненные ощущениями, мы спешили отдохнуть. По пути нам попалось еще одно изображение местного божка, сделанное современными туристами, однако по пути туда мы его не заметили.

    Мы вернулись в лагерь, и Катя, приготовившая чудесный обед, встретила нас цветами. Лучшего невозможно и придумать.

    Катя встретила нас цветами
    Рис. 40. Катя встретила нас цветами

    Обсуждение

    Экспедиция преследует сразу множество целей, и каждая из них весьма интересна. А первая, как я понимаю, это – развитие интереса к родной природе и к отечественной истории. Ландшафты, которые мы встретили, артефакты, которые обнаружили – всё это не экзотика зарубежных стран, а кусочек нашей Родины. А она – очень многолика и разнообразна. К сожалению, мы не всегда это помним.

    Вторая цель – это научить сторонников нового подхода к истории Отечества видеть артефакты на месте, вычленять их из элементов естественного ландшафта, фотографировать с наилучшего ракурса и с необходимым разрешением. Могу сказать, что суммарный объём полученного фотоматериала превысил две тысячи фотографий. Ряд объектов, например, рельефные лики богов, были выявлены многими участниками с первого взгляда. Это даёт надежду на то, что когда-нибудь кто-то из участников сам проведет подобные экспедиции и обогатит копилку артефактов новыми подробностями.

    Третья цель – собрать материал для сравнительного сопоставления артефактов, находящихся в разных географических районах. Интересно отметить, что хотя Южный Урал находится в гораздо более тёплых широтах по сравнению с Кольским полуостровом, лишайники на камнях делают надписи и там, и там гораздо контрастнее по сравнению с незаросшими камнями, и позволяют гораздо увереннее читать скрытые под ними надписи.

    Четвёртая цель – создать коллектив единомышленников, сплоченный не только кратким периодом обучения, но и общими походами. Такой коллектив явится ядром будущей школы Новой Истории, где участники будут судить о многих местах и событиях гораздо профессиональнее, возможно, иных специалистов, поскольку они сами побывают в интересных точках нашей планеты и смогут составить своё собственное впечатление по своему собственному опыту.

    Наконец, пятая цель – создать коллектив опытных научных туристов и постепенно формировать новый жанр туризма – путешествие к артефактам, находящимся in situ.

    Заключение

    Описана только часть нашей экспедиции, которая затрагивала также восхождение на гору Большой Иеремель и визит на Аркаим. Но об этом – в последующих статьях.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову