Моя статья 1996 года в журнале МЭГУ об архетипах русской культуры

Чудинов Валерий Алексеевич


 Я продолжаю публикацию результатов своей научной деятельности 20-летней давности, продолжая ту линию, которую я наметил в статье [1].

Оглавление:
  • Начало статьи.
  • Архетипы русской культуры.
  • Комментарий.
  • Архетипы русской культуры - заметка Санкт-Петербургского университета.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература.
  • Комментарии
  • Начало статьи.

    Рис. 1. Обложка журнала «Вестник МЭГУ»

    Московский гуманитарный экстерный университет (МЭГУ), как и любой вуз, издавал с августа 1996 года свой научный журнал, «Вестник МЭГУ». Естественно, что я в нём публиковал свои статьи. Их обзор я хотел бы начать с конца к началу, то есть, двигаясь с последних номеров, в которых появлялись мои статьи, к начальным номерам. Предлагаемую статью я заимствую из № 1 (5) за 1996 год. Журнал выходил в среднем раз в полгода, я писал статьи чаще, но был благодарен за то, что всё-таки имел возможность познакомить своих коллег и студентов с направлениями моих исследований. Замечу, что хотя я был заместителем главного редактора, публиковать свои статьи без их коллективного обсуждения я не мог, как и любой другой автор.

    Научная сторона моих работ сомнений не вызывала, однако существовал иной барьер, поскольку мои коллеги, склонные более к преподавательской, чем к научной работе, ревниво следили за тем, чтобы другие авторы их не слишком опережали по числу публикаций. Так что какие-то номера журнала приходилось пропускать с подачей статей, чтобы не раздражать коллег.

     

    Рис. 2. Шмуцтитул журнала «Вестник МЭГУ»

    Архетипы русской культуры.

    Проблема выделения архетипов культуры весьма непроста. Действительно, на сегодня трудно говорить о каких-либо четких критериях, по которым можно отличить один архетип от другого. И всё-таки, применительно к русской культуре такие архетипы выделить можно.

    Мне кажется, что одним из таких критериев является предшествующая идеология, и в зависимости от нее в русской культуре можно выделить несколько архетипов.

    Советская культура. Сейчас, когда мы из нее вышли и стремительно удаляемся куда-то в непонятном пока направлении, мы можем дать более точную ее характеристику.

    Массовая культура. Доминантой идеологии было желание построить новое общество, какого еще не видела история, – общество наиболее полной социальной справедливости. Причастность к этой величайшей исторической задаче скрашивало существование основной массы населения в течение многих поколений. Отклонение от этого курса в силу тех или иных объективных причин людьми воспринималось весьма болезненно.

    Основными итогами на этом пути было, с одной стороны, создание мощной милитаризованной экономики, а с другой стороны – весьма сильный подъём культуры уровня всех жителей России, а тем более СССР. Сбылась вековая мечта народа: за годы Советской власти не только была ликвидирована безграмотность, но и сам уровень образования поднялся с начального до обязательного среднего. Огромное количество людей получило высшее образование: каждый крупный город обзавёлся своим вузом, а подчас – не одним.

    Этот период характеризуется мощным подъёмом культуры широких слоёв населения. Театры, концертные залы, картинные галереи, цирк, кино, стали доступны массам, а библиотеки, в том числе и национальные, вообще были освобождены от входной платы. Развернулась мощная сеть домов культуры, клубов, дворцов пионеров, спортивных секций, существовавших либо полностью, либо частично за государственный счёт. Самые дорогие книги стоили порядка 1/70 минимальной зарплаты. Государство предоставляло своему населению и бесплатное жильё, хотя этот процесс затягивался на долгие годы, и в ряде случаев получения городской квартиры приходилось ждать четверть века – но и тут  государство предоставляло ссуду с минимальным процентом для строительства кооперативного дома. Тем самым обеспечивался гарантированный минимум жизненных условий при котором было возможно усвоение национальной культуры. При этом крупные предприятия предоставляли своим сотрудникам дополнительные льготы не только по части обеспечения жилой площадью, летним отдыхом в ведомственном пансионате или снабжения продовольственными и промышленными товарами, в том числе и импортными, но и в отношении обеспечения их культурным досугом, существовали ведомственные дома культуры, клубы, спортивные сооружения.

     

    Рис. 3. Состав редколлегии журнала

    За годы советской власти получила развитие массовая песня: прекрасные мелодии с понятным патриотическим или лирическим текстом широко транслировались по радио, разучивались, звучали на праздничных концертах. Немногочисленные кинофильмы считались событиями в культурной жизни страны, и люди стояли в очередях, чтобы лишний раз посмотреть полюбившуюся картину. Советская художественная литература считалась продолжением великой русской литературы XIXвека и изучалась в выпускном классе средней школы. Предполагалось существование особого художественного метода страны победившего социализма: «социалистический реализм», который сочетал в себе черты как реализма, так и революционного романтизма. Было создано немало интересных произведений и в области изобразительного искусства. Балет советского периода на фоне упадка мирового хореографического искусства считался лучшим в мире. Имелись попытки, правда не очень успешные, создать и собственный тип архитектуры, скажем, в виде «высотных домов» в Москве.

    Иными словами, массовая культура за годы Советской власти дошла до максимально возможного за такой короткий исторический срок уровня, и, вероятно, стояла очень высоко даже по международным меркам.  

    Элитарная культура. Здесь достижение не столь заметны, хотя ряд областей превышал мировой уровень. Прежде всего, речь идёт о науках, а среди них о тех, которые были связаны с обслуживанием оборонных отраслей. Наиболее впечатляющими были успехи в освоении космоса. Когда был запущен в 1957 года первый советский искусственный спутник Земли, большинство западных государств совершенно не были готовы к признанию лидерства России в области целого комплекса наук и промышленных технологий, связанных с системотехникой, средствами обработки информации, химией топлива, баллистикой и небесной механикой, производством новых конструкционных материалов, например, титановых сплавов, и с другими, не менее впечатляющими достижениями. Но к этому времени Советский Союз был второй страной в мире по созданию атомной бомбы (после США), первой – по созданию водородной бомбы, и первой – по созданию атомной электростанции. Подводные корабли страны Советов бороздили воды всех морей и океанов планеты, а по количеству танков СССР превышал все страны мира, вместе взятые. Когда американские конгрессмены попытались разобраться в причинах такого удивительного скачка в области науки, они пришли к выводу о превосходстве системы школьного и вузовского образования русских относительно других мировых систем. Тем самым было официально подтверждено лидерство России и ещё в одной области культуры. К великому сожалению, переход к демократии в политической области оказался связанным с утратой завоеваний прежде всего, в этих ведущих отраслях.

    Лично на меня произвело огромное впечатление одно не очень заметное обстоятельство: в 1966 году был признан лучшим в своём классе советский самолёт ТУ-144, созданный более 15 лет назад. Этот пассажирский лайнер по многим параметрам превзошел более позднюю коллективную европейскую разработку – сверхзвуковой самолёт того же класса Concorde. До сих пор являются выдающимися истребители Су-27 и Миг -29. Советская школа авиастроения до сих пор не утратила своего лидирующего положения, о чём свидетельствуют нынешние совместные российско-американские проекты.

    Рис. 4. Разворот журнала с моей статьёй

    К большому сожалению, многие великолепные советские разработки не смогли найти применения в нашей стране по чисто политическим или бюрократическим причинам. Так, непрерывная разливка стали, получение отличной шерстяной ткани из обрывков шерстяных волокон за счёт приклеивания их к полиацетатной растворимой основе, создание кровезаменителей из кремнийорганических соединений и многие другие были успешно реализованы за рубежом, и в раде случаев нам приходится платить немалые средства за покупку изделий, созданных по нашим технологиям. Но это уже свидетельство отставания элитарной культуры в другой области, социальной, где вместо явно провозглашенного принципа социализма был реализован негласный и прямо противоположный принцип полного подчинения личности государственному или партийному чиновнику. У подлинного творца культуры – учёного, технолога, автора, разработчика – в советский период не было никаких прав на отстаивание собственных разработок, поскольку средствами производства распоряжались совсем другие люди. Да и стимулирование деятелей культуры носило преимущественно моральный характер.

    Пр большому счёту эти недостатки моли быть легко устранены введением частной собственности на средства производства для наиболее талантливой части российского населения, для тех же разработчиков. Однако в силу логики развития партийно-государственной бюрократии, монополия на власть привела эту группу населения к монополии и экономической, так что министерский или райкомовский чиновник обладал правами распоряжения собственностью того или иного предприятия гораздо в большей степени, чем его творческие работники. Партийная частная собственность на государственную власть, подавление любых политических конкурентов и вытравление даже намеков на политическую оппозицию привели постепенно к застою во всех областях, в том числе и в культуре. Теперь талантливый учёный, изобретатель, художник тратил весь свой талант не на создание нового, не на продвижение вперед мировой культуры, а на преодоление сопротивления чиновника, самим социальным строем СССР поставленного над творцом в качестве начальника или контролёра. И постепенно, по мере укрепления и консолидации партийно-государственного аппарата, такая борьба всё чаще заканчивалась в пользу чиновника. И тем самым самоутверждение чиновничества означало нанесение всё большего ущерба интеллектуальной элите нации.    

    Подобный процесс чем-то напоминает «борьбу с природой» – за каждую свою «победу» человечество расплачивается очередной потерей. Превращение национального достояния в частную собственность бюрократии позволило чиновничеству сформироваться в самостоятельный класс, который уже тяготился господствовавшей социальной доктриной, ставящей некоторые ограничения как на политическое, так и на экономическое влияние. Воспользовавшись периодом очередного социального экспериментирования во времена Горбачева, чиновничество сбросило верховное руководство ЦК КПСС, а позже распустило и КПСС, превратив своё косвенное экономическое владение в прямое. При этом только ничтожная часть подлинных представителей творческой интеллигенции, вроде офтальмолога Святослава Фёдорова, смогла получить средства производства в свои руки – в подавляющем большинстве случаев остальные производства были сняты с государственного финансирования и по бросовым ценам приобретены теми же бывшими чиновниками, ставшими теперь руководителями вновь возникших банков или коммерческих предприятий. Чиновники обогатились, творцы культуры стали едва сводить концы с концами. Культурный потенциал нации оказался подорванным. Вместе с импортным продовольствием и продукцией лёгкой промышленности в Россию хлынул поток западной культуры. Постсоветский период стал тем, чем он и должен был оказаться по всем законам социальной и политической логики: не государством идеализированных «рабочих и крестьян», а государством обогатившихся партийно-государственных чиновников и подкармливающих их прежде  криминальных структур, теперь полностью легализованных, со всеми их нереализованными прежде идеалами «сладкой жизни»: западными товарами, всеми этими «Марсами», «Баунти», «Тампаксами» и отдыхами на Канарах. Мечта для отечественной культуры тут практически не осталось, разве что в рамках культурных подачек со стороны фонда Сореса, платящего от сотой до тысячной доли мировых расценок отечественным талантам для поддержания их физического существования и получающего возможность иметь полную информацию обо всё, что может представлять конкуренцию западной культуре. Победившее чиновничество не испытывает особого беспокойства по поводу того, что масса отечественных деятелей культуры вынуждены эмигрировать в Европу и США во поисках сносных условий для существования или видами деятельности в России. Ведь произведенные изменения, хотя они и производились якобы в интересах интеллигенции, были направлены прежде всего на легализацию собственности «новых русских» – бывшей партийно-хозяйственной и государственной номенклатуры.

    Этот период понижения как массовой, так и элитарной культуры продлится еще некоторое время.

    Христианская культура. Советской культуре, как мне кажется, предшествовала культура христианская, бытовавшая на Руси в течение почти тысячи лет. Что же касается светской культуры XVII-XIXвеков, то она, на мой взгляд, явилась логическим продолжением христианской, ее мирской версией.

    Можно провести множество параллелей между процессом христианизации русичей и процессом вовлечения России в учение Маркса. И та, и другая идеология были созданы вне Руси: первая – в античном Риме (и пришла на Русь в ее византийском облике), вторая – в охваченной буржуазной революцией республиканской Франции (и пришла в Россию после философского осмысления Гегелем, Фейербахом и Марксом в Германии). По большому счёту, обе идеологии являлись для русской цивилизации типичным западничеством и означали довольно большой разрыв с исконно русскими традициями. Спустя некоторое время после насильственного насаждения привнесенные извне духовные  новации пропитывались остатками наиболее важных черт русских традиций, и в этом сплаве иноземного и отечественного постепенно формировалась новая собственная культура. А чуть позже Русь или Советская Россия претендовали на лидерство, обосновывая свои притязания как бы возвратом к «подлинным» истокам. Русь считала Москву третьим Римом, более близкой к учению раннего христианства, чем Константинополь, а советские марксисты полагали себя более верными последователями Маркса, чем своих европейских коллег. Но почве христианства на Руси появляется и институт старчества, как бы христианский вариант деятельности языческих волхвов, на почве марксизма – институт чиновничества, воскресивший худшие черты государственной власти периода русского абсолютизма. Эти новые социальные институты, такие русские по своим духовным истокам и такие чуждые породившим их идеологиям, внесли свою лепту в разрушение этих самых идеологий, ибо с позиций старчества как церковная, так и тем более светская иерархия перед лицом Бога – не более, чем политическая надстройка над удовлетворением личностью своих религиозных или гражданских потребностей, и мысль об отказе от власти чиновников от бога или от государства вовсе не казалась кощунственной. Тем более не казалась чуждой и антимарксистской идея об отказе от всесилия партийно-государственной машины: в марксизме говорится прямым текстом о том, что в условиях победившего социализма должно постепенно происходить отмирание государственного аппарата, что вовсе е предполагало замену его на аппарат партийный. Тем самым пережиточные черты более ранней культуры, которые в новых культурно-исторических условиях стали пониматься как чисто национальные отличия соответствующих идеологий, приводили постепенно общественное сознание к пониманию недостатков реально построенного общества и к необходимости его реформирования.

    Массовая культура. На западе, в Западной Европе принятие христианства в массовом масштабе последовало за эпохой великого переселения народов, то есть за эпохой нашествия германских племен на Западную Римскую империю и ее завоевание варварами. По сравнению с  образованными римлянами германские завоеватели выглядели весьма примитивно, и этот эталон отношений был ошибочно перенесен на сопоставление культуры древних славян Руси с культурой Византии. Между тем, древние русы не уничтожили Константинополь и не привели к падению Византии, а на территории «Великой Скифии» е возникло несколко русских королевств, различающихся языком и и византизированных на юге вплоть до перехода на вульгарный греческий. Иными словами, русичи не враждовали друг с другом до такой степени, чтобы создавать самостоятельные государства с другими языками, их языки не разошлись дальше некоторых местных диалектов общеславянского, а чуть позже – восточнославянского, а воздействие Византии не простиралось дальше принятия кирилловской, греческой в своей основе, письменности, никакого воздействия на живую разговорную речь русов Византия не оказала. Но и стремления подавить, а тем более, уничтожить Византию у Руси не было. Не было и стремления полностью истребить своих соседей и в ходе дальнейшей экспансии на восток, на Волгу и за Уральский хребет. Уже из этого видно, что германцы и русичи были весьма различны по своему мировоззрению, то есть, по одной из важнейших духовных черт культуры. Однако были и другие духовные отличия, которые будут подробно рассмотрены ниже.

    Весьма вероятно, что русичи еще до образования Киевской Руси обладали письменностью и значительной литературой (об этом тоже ниже), так что христианизация не привела к созданию новой культуры на пустом месте, а лишь к некоторому обновлению языческой культуры в направлении единобожия. Подобно этому ведь и переход от «серебряного» XIXвека к веку социалистического реализма означал некоторый упадок элитарной культуры при общем подъёме культуры массовой. Следовательно, если данная параллель справедлива, христианизация означала для Руси деградацию уровня, почти полное исчезновение языческого жречества, слоя волхвов. Но одновременно допустимо существование и параллельного процесса повышения массовой культуры за счёт втягивания широких народных масс в орбиту новой государственной идеологии – христианства. Правда, христианство налагалось на уже существовавшую культуру; наряду с еще бытовавшим слоговым письмом изучалось и второе, более прогрессивное для данной эпохи – буквенное кирилловское.

    Теперь центрами новой христианской культуры становятся монастыри, создающие богословскую, богослужебную и патриотическую литературу, а также переводящие на славянский язык многие литературные произведения Византии. Вселенская идея мирового христова воинства сплавляется с идеей русского патриотизма: она не реализуется посредством создания монашеских орденов, как это было в Западной Европе, но любой русский воин считает себя прежде всего воином-христианином. Своеобразие русского христианства проявляется в появлении множества русских подвижников, проповедников и святых, причём культура овладения этими святыми тонким миром оказывается высочайшей. Для массовой же культуры характерна достаточно широкая информированность населения об этих русских духовных деятелях. Здесь, однако мы находимся в настоящее время не в очень выгодных условиях исследования, поскольку два последних века не считали набожность населения чертами его высокой культуры, да и, кроме того, социальная статистика религиозности в средние века не проводилась. Так что сравнение русской и западноевропейской массовой культуры оказывается весьма сложной задачей.  

    Элитарная культура. О ней мы уже сказали несколько слов, говоря о массовой культуре: это, прежде всего, культура русских святых как весьма ярких представителей духовных лиц, то есть, лиц, сведущих в вопросах тонкого мира. Иными словами, это современные волхвы христианского толка, умеющие предсказывать будущее (прорицатели), находить потерянные вещи или пропавших людей (ясновидящие), обращаться друг с другом на больших расстояниях (телепаты), знающе божественную истину (посвященные), ведущие правильный образ жизни (праведники) и поучающие людей (наставники). Тем самым, элитарная культура – это, прежде всего, могучая духовная культура.

    Что же касается светской культуры, то она тоже существовала, и была связана, в первую очередь, с проблемами создания и укрепления  государства того периода, Киевской Руси, а также многочисленных других княжеств (севрского, Новгородского и пр.). Так, в частности, появляется литература типа «Слова о полку Игореве», во многом до нас не дошедшая и прославляющая подвиги русских князей, русских дружин, боровшихся за святую Русь против многочисленных врагов, иногда и не вполне удачно. Этому типу элитарной культуры в массовой культуре соответствовал героический эпос, различного рода былины и сказы, изображавшие русских богатырей.

    Следует заметить, что на Западе тоже существовали лица, ориентирующиеся в культуре тонкого мира: тамплиеры, розенкрейцеры, масоны и т.д., однако их взаимоотношение с господствующей церковью и государством были более сложными, чем на Руси. В то время как эти лица часто существовали как тайные общества, а их учения лишь с большой натяжкой вписывались в доктрины католицизма, святые старцы Руси рассматривались русской православной церковью как глас самого неба. Им незачем было создавать тайные общества. Иными словами, духовная первооснова русской версии православного христианства была вполне легальной и прямой, тогда как на Западе это были лишь полупризнанные островки божественной духовности.

    Что же касается светской культуры, то на Западе она была представлена гораздо шире и полнее, чем на Руси. Более того, в эпоху Возрождения Европа попыталась вернуться к светским идеалам языческих Греции и Рима. Тем самым, стремление возродить культуру понималось там, как возврат к языческому атеизму, что в конце концов и стало господствующим в культуре Западной Европы в XIXвеке. Совсем не тот характер имеет эпоха Возрождения в России, только начинающая развёртывать свою культуру в наши дни: это возврат к языческой духовности дохристианского периода, но на более высокой ступени.

    Как же понимать тогда всплеск светской культуры России в XIXвеке? На мой взгляд, это всплеск начался в конце XVII-начале XVIIIвв. с укрепления светской власти и постепенного подчинения церкви государственному аппарату, окончательно оформившемуся в царствование Петра I. Правительственный чиновник занял место старца  Оптиной пустыни и иных мест мощной духовной жизни Руси. Однако духовный заряд русской национальной культуры сказался на светском искусстве и науке ближайших двух веков самым положительным образом и к концу XIXвека Россия создала наиболее психологичную, глубокую и светлую светскую культуру, чем та, которая утвердилась в Европе. Без духового начал не было бы ни Достоевского, ни Толстого, ни передвижников, ни «могучей кучки» с Чайковским.

    Было и еще одно влияние: западноевропейское. Без него трудно представить себе ни появление «Писем русского путешественника» Карамзина (первого произведения русской словесности, ставшего известным на Западе) ни «Арагонской хоты» Глинки, ни итальянских полотен Иванова. Это не просто западные веяния в русской культуре, это именно Запад глазами русских. Социальный заказ поменялся: теперь предстояло творить культуру национальную по содержанию, но общеевропейскую по форме. Признав за русской культурой значительное место в XIX веке, Запад признал за ней близкую ему форму. (По аналогии можно сказать, что культура Советской России была западноевропейская по содержанию, ибо исходила из франкогерманских идей свободы, равенства и братства, но российской по форме, что и обусловило в конечном итоге ее отторжение Западом).

    Языческая культура. Этот архетип мы знаем очень приблизительно и далеко не достоверно, ибо тысячелетнее господство христианства весьма исказило естественный вид этой культуры. Здесь можно только догадываться и судить по более чем скромным дошедшим о нас остаткам.

    По аналогии с только что рассмотренными архетипами можно сказать, что историческая память в виде русских летописей застал лишь последний этап язычества, период его разрушения. С точки зрения религиозного культа это проявилось в господстве в пантеоне богов русичей Перуна, в то время как национальным верховным божеством был Велес. Историки объясняют это противоречие тем, что культ Перуна утвердился вместе с укреплением великокняжеской власти, то есть, этап лидерства Перуна маркировал по сути дела отход от национальных традиций и явное западничество, ибо Перкунас был главным божеством  балтов. Следовательно, подлинно русское язычество с его культурой осталось для историков «за кадром», за границей исторической видимости.

    Вместе с тем, становится понятным, почему население, хотя и под большим давлением, но всё же приняло христианство. Очевидно, что идеалы это вида монотеизма, особенно в его византийской, православной версии, были чем-то очень близки идеалам славянского язычества в его велесовой версии. Тем самым принятие христианства было антиперуновской акцией, что укрепляло позиции Велеса. Недаром в последующем культе на Руси гораздо больше Христа верующие чтили Николая-Чудотворца, в котором, как полагают исследователи, воплотился языческой культ Велеса [3]. Так что принятие христианства, скорее всего, не было простой антиязыческой сменой господствующей религии, а выражало возврат в новой, византийской форме культа древнего народного бога русов. Правда, источников для такого вывода у нас слишком мало, и он сделан в значительной степени по аналогии.

    Как свидетельствуют слависты В.В. Иванов и В.Н. Топоров [4:74], название Бояна «Велесовым внуком» может отражать древнюю связь культа Велеса с обрядовыми песнями и поэзией. А это означает, что массовая культура последнего языческого культа была связана с фольклором и крестьянскими земледельческими обрядами, в то время как элитарная культура эпохи Киевской Руси ориентировалась на куль Перуна, на придворные сочинения типа «слова», на летописи и легенды, и провоцировала создание героического эпоса о первых русских князьях и близких к ним героях.

    Вместе с тем, существует мнение, что и бог Велес является не исконным, а заимствованным. Об этом говорит слово «welsh» или «Walles» – название римлянами, германцами и славянами различных кельтских племен, в частности, отсюда и название племени валахов, реки Волховы и жрецов-волхвов бога Велеса. (Примечательно, что множественное число от слова «волхвы» произносилось по-древнерусски как «волсви», то есть, «волос-вы»). У кельтов, как известно, существовали очень влиятельные и могущественные жрецы-друиды, прекрасно  владевшие всеми видами первобытной магии. Иными словами, кельты несли с собой самую сильную духовную культуру Европы, и восприятие ее русами было очередной формой западничества. Если учесть, что кельты распространились по Европе в IX-VI веках до н.э., и предположить, что друиды-волхвы распространили своё влияние в конце рассматриваемого периода, то можно предположить, что русичи не менее тысячи лет использовали языческую религию с культом Велеса, чтобы еще лет через двести перейти к ее видоизменению, связанную с культом Перуна. Правда, до новой эры это еще были не русичи, и даже не славяне, ибо эти имена появляются позже; у Геродота мы встречаем имя «сколоты» для обозначения современных грекам протославян. Но это были наши предки, жившие в тех же самых местах, в бассейне Днепра, и говорившие, как показывают мои дешифровки надписей того периода, на протославянском языке.

    Раннеязыческая культура. В последнее время некоторые исследователи приходят к выводу о том, что еще раньше, в доскифское время, существовало государство Аратта со столицей Артания (южнее нынешнего Киева, вблизи Канева). Возможно, что частично его остатками являются слои так называемой Трипольской археологической культуры, которая в целом располагалась западнее, в районе современной Одесской области и Молдавии. Что же касается самого восточного подтипа Трипольской культуры, а именно керамики так называемого усатовского типа, то мне удалось прочитать на ней несколько надписей бытового содержания, вполне понятных современному русскому человеку, например, «Попей водицы» на глиняном сосуде. Это позволяет предположить, что в Трипольскую культуру была вовлечена и определенная часть праславянства. Вообще говоря, роспись трипольских сосудов очень красочная витиеватая, совсем не характерная для последующей славянской керамики. Родоначальники этого вида общеевропейской культуры – средиземноморцы, особая раса, практически исчезнувшая к настоящему времени, так что ее культурное влияние на протославян было типичным западничеством.

    Любопытно, что на одной из найденных скульптурок среднетрипольского времени, выполненной в форме креста, мне удалось прочитать имена трёх богинь – Живы, Лели и Кубелы. Я полагаю, что культ богинь-женщин предшествовал культу богов-мужчин, следовательно, культ Живы был много старше культу Велеса. Кроме того, чисто фонетически славянская Жива соответствовала греческому Зевсу, но у греков мы встречаем более поздний вариант культа, ибо Зевс имеет мужскую ипостась. Следовательно, в троице Жива-Леля-Кубела верховным божеством является Жива; это видно не только из аналогии, но и из первого места, которое занимает эта богиня в надписях на кресте. По аналогии с христианской троицей Живу можно считать богиней-матерью (имя Живы мне удалось прочитать и на одной фигурке богини культуры Винча, относящейся к Vтысячелетию до н.э.) но тогда Лелю следует считать богиней-дочерью. Однако до наших дней имя Живы стерлось из народной памяти, но зато сохранилось имя Леля, причём даже в мужской ипостаси. Из этого можно сделать вывод, что более поздним вариантом общеевропейского культу Живы стал культ Леля, и этот переход вполне сопоставим с переходом от иудаизма (с культом Иеговы-Яхве) к христианству (с культом сына Яхве Христа). Иными словами, вполне возможно, что культ Живы, бытовавший у протославян с Vпо III тысячелетие до н.э., сменился во IIтысячелетии до н.э. на культ Леля, чтобы, в свою очередь, претерпеть замену на культ Велеса в Iтысячелетии до н.э. и культ Перуна в конце I тысячелетия н.э.

    Общий вывод. Изложенное позволяет понять общий алгоритм развития советской русской, восточнославянской и протославянской культуры. Этот алгоритм довольно прост: в результате контакта с западом устанавливается наиболее влиятельная на тот период форма идеологии у наших предков и поддерживается широкий обмен информации с единоверцами. Но затем эти связи рвутся, а господствующая идеология становится всё более национальной по содержанию за счёт всё более сильного воздействия традиций предшествующей идеологии. В конце концов национальная версия превращается в сугубо национальную идеологию, и контакт с единоверцами других стран уже становится принципиально невозможным. А затем на относительно небольшой период устанавливается новый культ примерно того же типа, но связанный с иной социальной ситуацией: либо с победой сословия воинов (бояр, дружинников, государственных чиновников), либо с секуляризацией (переходом к мирской разновидности) духовной культуры и заменой ее духовных пастырей на представителей науки и искусства. Этот исторически короткий отрезок времени заканчивается расшатыванием духовных устоев нации и стремлением народа к возрождению страх традиций в новой форме, связанной с усвоением западного опыта. Это вовсе не означает, что культура Франции-Германии, Византии, кельтов, средизеноморцев или более ранних народов оказывалась для наших предков более притягательной по сравнению с собственной, но свидетельствует лишь о том, что длительное отсутствие контактов с западной цивилизацией не проходит даром. Общение, в том числе и с наиболее развитым на данный момент этносом, есть безусловное культурное благо, и отсутствие его по тем ил иным политическим мотивам мало-помалу обращается против господствующего социального слоя. Это – великолепный исторический урок, который следовало бы помнить многим претендентам на долгое историческое господство.

    Из этого краткого рассмотрения следует также и другой вывод: Россия последних веков является наследницей культур по меньшей мере четырёх исторических архетипов, где каждый из них формировал свои черты русского этноса. Каждый период был строго закономерен, ни один из них не может быть вычеркнут из нашей истории без существенного искажения её характера. И в этом смысле каждый период важен, существенен, а главное – необходим, так что призыв порвать с предшествующим типом духовности, предать его забвению и наказывать его приверженцев как вероотступников, всегда исторически обречен и неглубок. Новый исторический период обязательно вбирает в себя какие-то черты изгоняемой культуры и воскрешает их в новом обличии.

    Мы можем гордиться своей историей, она столь же велика и многообразна, как и щедрая русская природа. И на всех исторических  этапах культура славян и их предков вбирала в себя самые прогрессивные веяния эпохи, и сама оказывалась на высоте самых глубоких образцов мировой культуры спутя несколько веков – но теперь уже это были образцы собственной и неповторимой духовности.

    Комментарий.

    Понятно, что в целом я и до сих пор разделяю положения этой статьи. Некоторые изменения последних лет коснулись только времени принятия христианства на Руси в целом, ибо как общенациональная религия она утвердилось только после 1630 года. Более того, уже несколько храмов, которые считаются христианскими со времени их постройки во Владимире, Великом Новгороде, Смоленске, и некоторых других городах, как я обнаружил путем эпиграфического анализа их штукатурки, фресок, граффити, кирпичей, всё-таки сначала были построены как ведические. Так что реально христианство как общерусская религия существует в России чуть меньше 4 столетий, тогда как последние ведические храмы дожили до Советской власти. Гораздо больше я теперь знаю и о русском ведизме, особенно с культурологической точки зрения. Но сама по себе проблематика архетипов русской культуры мне осталась интересна и до сих пор.

    Эту статью я уже однажды размещал на своём сайте [5] 9 лет назад. К сожалению, она тогда откликов не получила. А вообще говоря, на эту тему пишут мало и неохотно. Вот, например, маленькая заметка Санкт-Петербургского университета без чёткой даты, однако копирайт дан 2012 года [6]. Попробуем вчитаться в нее.

    Архетипы русской культуры - заметка Санкт-Петербургского университета.

    «Очень непростой является проблема выделения архетипов культуры. И в самом деле, трудно сегодня говорить о каких-то очень четких критериях, по которым всегда можно отличить один архетип от иного архетипа. И все же можно выделить такие архетипы применительно к русской культуре.

    1. Советская культура. Сейчас, когда вышли мы из нее и наиболее стремительно удаляемся в непонятном пока что направлении, советская культура обозначилась очень отчетливо, и отделилась от постсоветской культуры, и теперь обозначена как что-то цельное, что может стать интересным предметом культурологического анализа.

    2. Массовая культура. Доминантная советская коммунистическая идеология желала построить абсолютно новое общество, которого история ранее не видывала – общество, которое полно социальной справедливости. Сопричастности с данной величайшей исторической задачей заметно скрашивала существование основной массы населении на протяжении многих поколений. На этом пути результат – создание довольно мощной милитаризованной экономики и также дальнейшее превращение СССР в сверхдержаву. Это все крайне болезненно воспринималось странами с промышленным развитием, и именно на население очень сильное двоякое воздействие. Все это способствовало, с одной стороны – обнищанию населения, с иной стороны способствовало тому, что поднимался патриотизм. Но также была и совсем иная сторона – очень сильный подъем культурного уровня всех жителей России.

    Данный период характеризуется своим очень мощным подъемом культуры самых широких слоев населения. Концертные залы, театры, кино и цирк, картинные галереи теперь доступны массам. Также полностью от входной платы освобождались и библиотеки, спортивные сооружения спортивных сообществ. За годы советской власти массовая культура дошла до максимально возможного уровня, за такой вот короткий исторический срок, и находилась, вероятнее всего, довольно высоко по всем имеющимся международным меркам.

    3. Элитарная культура. Все достижения здесь не сильно заметны, хоть и превышал ряд областей мировой уровень. В первую очередь, речь идет о науках, которые связаны тесно с обслуживанием оборонных отраслей. В освоении космоса были наиболее впечатляющие успехи. Когда в 1957 году запущен был самый первый спутник Земли (российский), многие западные государства совсем не были готовыми к тому, чтобы все же признать лидерство России. Но вот Советский Союз к этому времени был уже второй страной во всем мире, в которой создана была атомная бомба (США – первая страна), и была первой страной по созданию водородной бомбы, АЭС. К сожалению, большинство советских разработок так и не нашли своего применения в нашей с вами стране по бюрократическим или же политическим причинам».

    Как видим, данная заметка является сжатым изложением моей статьи 1996 года, где отдельные предложения переписаны без изменений, один к  одному. Моя фамилия не указана, однако мои положения восприняты. Это – блестящий ответ тем моим оппонентам, которые утверждают, будто мои идеи не признаются отечественной наукой. В том же 2012 году моя статья была перепечатана полностью в разделе «Рефераты» на сайте KМ.RU [7].

    Как видим, статья стала представлять интерес общественности спустя 16 лет, хотя, казалось бы, затрагивала весьма интересный культурологический феномен.

    Обсуждение.

    Пока я не встретил чужие статьи, которая выделяла бы историческую типологию архетипов русской культуры. Имеются статьи, посвященные выделению некоторых психологических особенностей русского человека, «коллективное бессознательное» личной жизни, образующих скорее слой быта, чем слой культуры [8]. Имеется целая статья Википедии, «Архетип (литература)» со ссылкой на статью С.С. Аверинцева, однако там больше идёт изложения взглядов на понятие архетипа К.Г. Юнга, но не рассматривается смена архетипов русской культуры [9]. Ищутся философские доминанты русского культурного архетипа [10], или личностный архетип в русской культуре [11]. Имеется статья, посвященная русскому культурному архетипу, видимо, без привязки к какой-то эпохе [12]. Несколько занятно читать такую этимологию: «русский Арабское – Rus (норманы в Испании и Франции). Греческое – «норманы». Существительное «русский» является производным от «Руси» (впервые слово с гласной «у» в корне – «Русь» – употребляется в «Повести временных лет»). В древнерусских договорах 911–944 гг. этот этноним возводится к древнеисландскому слову со значением «гребцы, мореходы». В Киевской Руси слово закрепилось, употреблялось для обозначения народа, населяющего территорию современной РФ. Родственными являются: Украинское – руський. Польское – ruski (украинский). Производные: русский (суш.), русеть, по-русски». – Иначе говоря, если бы не арабы, мы бы не назывались русскими. А до арабов более древних народов для авторов этого словаря не существует.

    Там же имеется ссылка и на статью из того же словаря «православие и русский культурный архетип». Там тоже имеется забавная этимология: «Православие Заимствовано из старославянского языка, в котором является буквальным переводом греческого ’ortodoxia – сложения слов ’ortoV «правильный» и doxia «общепринятое мнение; слава». Эта этимология в данном случае неприменима, поскольку до 1944 года русское христианство называлось «правоверным». А слово «православие» возникло из русского ведизма, где существовали три мира: ПРАВЬ (мир традиции, божественной правды), ЯВЬ (мир действительности) и НАВЬ (мир усопших предков). Так что ПРАВОСЛАВНЫЕ – это те, кто ПРАВЬ СЛАВИЛИ. Но христиане (как католики, так и восточного образца) не имеют представления ни о какой ПРАВИ. А поскольку Византия существовала после распространения русской культуры на весь мир, в том числе и на Римскую империю, она, естественно, была знакома и с русским ведизмом.

    Это – что касается самой проблематики. Однако я опубликовал эту статью повторно больше для другой цели. Я хотел бы с горечью констатировать, что вузовский журнал, вокруг которого среди сотрудников обычно бывает много надежд, радостей и разочарований, практически неизвестен за пределами данного вуза. И эта моя статья оказалась известной вовсе не из-за того, что я ее опубликовал в «Вестнике МЭГУ», а потому, что разместил на своём сайте. И даже сегодня, при запросе в поисковике «Архетипы русской культуры», она, то есть, статья [5], выходит третьим номером (первым номером идёт статья [11], вторым – заметка [6], кратко излагающая мою статью. Так что, если бы в то время у меня был собственный сайт, поисковые системы мою статью там наши бы, а вот в разных вузовских журналах – не уверен.

    Сейчас, когда мои статьи широко читают как в России, так и за рубежом, у меня нет стимула публиковаться в журналах из списка ВАК. Ибо там постраничные цены вовсе не рассчитаны на оплату из пенсии, а мои статьи в целом превышают 10 страниц, да ещё как правило имеют крупные цветные иллюстрации. И тратить всю свою пенсию на то, чтобы где-то промелькнуть в списках РИНЦ с одной единственной статьёй, нет никакого смысла – поисковики всё равно запомнят мои публикации на моём сайте.

    А теперь я имею возможность дать представление не только о самой статье, но и о том, как выглядел журнал, кто входил в его редколлегию, какие статьи там помещались. Это уже не столько изложение той или иной идеи, которая опережала проблемы, о которых писали мои коллеги, но и история самого журнала. Сейчас его в том виде, который был при президенте МЭГУ Н.Н Халаджане, уже нет, как нет и самого того МЭГУ.

     

    Рис. 5. Николай Николаевич Халаджан

    Николай Николаевич умер 1 июля 2004 года, создав несколько странны вуз – вроде бы университет, но с 3-летним образованием, где упор делался не на устные ответы студентов на зачётах и экзаменах, а на заполнение тетрадок так называемых «авторизованных курсов», где на одной стороне излагались очень схематично (в прямом смысле в виде схем и пояснений к ним) и очень кратко некие научные положения некой дисциплины, а затем давалась страница с линейками для ответа на каждый вопрос. Это была экспериментальная система, как бы промежуточная между старой системой курсовой работы или реферата по определенной теме и современным ответом с указанием на правильный из 4 вопросов, как в игре «Кто хочет стать миллионером». К сожалению, очень скоро студенты даже перестали сами отвечать на вопросы, в просто списывали их с тетрадей студентов стерших курсов, которым зачли эти ответы. А затем перестали и переписывать, а просто меняли обложку тетради с чужой на свою. Так что система оказалась со временем чисто формальной, но приносящей хороший доход Н.Н. Халаджану и его команде (но не преподавателям). Когда я увидел, что контроль за уровнем подготовки студента преподавателем по требованию со стороны ректората снижается настолько, что нельзя ни ставить двойки, ни приглашать студента на повторное собеседование, ни задавать устные вопросы, я понял, что мне в этом центре «образовательных услуг» больше делать нечего, хотя занимал приличную должность ректора  академии философии и богословия. Где-то через год НН. Халаджан просил меня вернуться на постоянную работу в том же качестве, но я тогда работал уже в другом вузе, а поскольку в МЭГУ ничего не изменилось, я отказался.

    Однако на научной работе это не отражалось, и журнал издавался регулярно, и меня часто просили ли чем-то ему помочь, или написать заказную статью на определенную нужную для МЭГУ тему (правда, тогда ни вуз гонорара не платил, ни автор не платил денег за публикацию). Я там проработал порядка 5 лет, освоил несколько новых учебных курсов, познакомился с новым для меня «авторизованным методом», понял его достоинства и недостатки, участвовал в нескольких командировках в разные города, находился в тесном контакте с ректорами других академий МЭГУ, часто выступал на заеданиях ректората. Так что это был хороший этап моей биографии в смысле преподавательского, научного и административного роста. Особенно интересны были беседы во время командировок, когда собиралась преподавательская элита и можно было высказываться довольно свободно, так сказать, в кругу своих. Это то, что называется беседой в кулуарах. Этот обмен мнений расширял кругозор, позволял совершенствовать научную аргументацию, выявлял основные точки зрения и помогал определить новые научные направления.

    Заключение.

    Полагаю, что ряд моих научных публикаций в журнале МЭГУ я продолжу. Многие поднятые в них научные проблемы остаются актуальными и сегодня.      

    Литература.

    1. Чудинов В.А. Мои публикации в газете МЭГУ в 1995 году. – Сайт chudinov.ruот 9 апреля 2016 года
    2. Чудинов В.А. Архетипы русской культуры. Вестник МЭГУ, № 1(5) 1996, с. 54-60
    3. Успенский Б.А. Филологические разыскания в области славянских древностей. – М.: МГУ, 1982. – Глава III. «Никола и Волос (Велес)»
    4. Энциклопедический словарь «Славянская мифология». – М.: Эллис Лак, 1975
    5. Чудинов В.А. Архетипы русской культуры. – Сайт chudinov.ruот 8 февраля 2007 года
    6. Архетипы русской культуры. Факультет истории русской культуры Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. Источник: http://www.rculture.spb.ru/articles/29-arhetipy-russkoy-kultury.html
    7. Чудинов В.А. Архетипы русской культуры. 07.сентября 2013 года. Источник: http://www.km.ru/referats/183BC81429D24BF7B294123073913768
    8. Сергеева А.В. Психологические особенности русского архетипа. Источник: http://mnogodetnaya-semya.ru/Semaya%20Kurbatovix/Semya%20Kurbatovix/O%20russkix%2024.html
    9. Аверинцев С. С. Архетипы // Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2 т. / Гл. ред. С. А. Токарев. — М.: Советская энциклопедия, 1992 — Т.1. А-К. — С. 110—111.
    10. Монина Н.П. Философские доминанты русского культурного архетипа. 15 июля 2011 года.
    11. Лебедева Н.М. Архетип личности в русской культуре. 2003 год. Источник: http://www.cisdf.org/TRM/TRM6/lebedeva6.html
    12. Человек и общество (культурология). Словарь-справочник. – М.: Феникс, 1996

Комментарии:

ЛИКА М.
13.04.2016 23:04
Здравствуйте, Валерий Алексеевич! Да. все вами изложенное актуально и сейчас, за 20 с лишним лет только усугубилось- и с культурой, и образованием и прочим. 1. Предлагаю Вам ознакомиться с видео, оно имеет отношение к различению правды и кривды, а такое умение нам, ох,как нужно... Многое знала. что-то открыла, что-то дает пищу для размышления. Но думать надо самим нам (всем!): http://terrao.livejournal.com/6377538.html 2. По этой ссылке есть фото артефактов (только из-за них даю ссылку, если кликнуть на картинку, то в большом формате открываются), может быть что-то Вам покажется интересным или еще неизвестным. Я не думаю, что русские завоевывали за Уральским хребтом и в Сибири земли и народы. Мне думается, что там жили родственные племена, а не те, кто сейчас пытается удревнить свою историю. "Следы Великой Империи наших предков" " В этом подразделе мы будем собирать материальные следы Великой Империи наших предков, которая маршем титанов прошагала по всему евразийскому континенту, оставляя следы, достойные её величия. К сожалению, полустёршиеся и замалчиваемые, а зачастую и сознательно разрушаемые (вспомним хотя бы, как пытались затопить Аркаим), эти следы более известны нам по древним мегалитическим памятникам Европы – тщательно охраняемым и щедро финансируемым. " http://peshera.org/khrono/khrono-08_3.html "Символы Великой Империи наших предков Известный флаг неизвестной страны" http://peshera.org/khrono/khrono-08_7.html Карты Тартарии: http://peshera.org/khrono/khrono-08_2.html Скифы (украшения и прочее): http://peshera.org/khrono/khrono-08.html Ведические символы(на камнях,статуэтках, кувшинах,щитах, одежде и т.п.: http://peshera.org/khron.п.)o/khrono-09.html Ну и так далее. Просто много качественных фотоматериалов, а что касается излагаемого на сайте, то дело каждого определиться самому. Здоровья и сил Вам. Я считаю, что Ваша работа и есть качественный и главный вклад в общую историю Человечества, какой может сделать Человек (а это те, в ком есть Дух, вложенный Единым )

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову