Вклад академика А.Т. Фоменко в историографию

Чудинов Валерий Алексеевич


Статья написана 7 июля 2008 года

Академик А.Т. Фоменко уже пару десятилетий называется историками одним из деятелей антинауки, а ряд его положений приводится в качестве исторических курьёзов. Но так ли это? Замечу, что часто современники с большим трудом могут оценить вклад того или иного учёного в конкретную науку, поскольку чем сильнее его вклад, тем сильнее и отличие предшествующих научных положений от его точки зрения. Попробуем разобраться в его новациях, опираясь не на эмоции, а на багаж методологии науки.

Оглавление:
  • Гуманитарные знания глазами учёного-естественника.
  • Применение математической статистики.
  • Сравнительно-исторический метод в историографии.
  • Хронологические сдвиги.
  • Астрономические методы в историографии.
  • Археологическая шкала.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература.
  • Гуманитарные знания глазами учёного-естественника.

    Рис. 1. Академик РАН Анатолий Тимофеевич Фоменко

    Первым делом физики изучают теорию ошибок, и указывают обычным людям, что если те померили ширину коридора в 2 метра, то это - некоторый допуск, некоторое приближение. В каком-то смысле - иллюзия, ибо на самом деле измеренная длина находится в зазоре от 1,99 до 2,01 м. Что они обычно и выражают числом 2,00 ± 0,01 м. Иными словами, ошибка тут составляет всего 1%, что для бытовых измерений является хорошим результатом. На что неискушенные люди начинают возражать: «Да ведь я измерял абсолютно точно!» Разумеется, однако не бывает абсолютно ровных стен, какие-то участки чуть выдаются вперед, какие-то чуть заглублены. Не бывает совершенно точных метров, все они сделаны с небольшой погрешностью, а их риски имеют зримую толщину. В процессе измерения метр может провиснуть, погнуться, или, напротив, растянуться. Иными словами, нет идеальных объектов, нет идеальных измерительных приборов и нет идеальных процессов измерения. И существует специальная наука метрология, которая стремится уменьшить ошибки приборов и измерительной процедуры. Ибо уменьшить неидеальность природы не в силах человеческих.

    Но вот мы обращаем свой взор к исторической науке. Читаем: «Основатель династии царь Саргон (Шаррумкен) Ассирийский (2316-2261) впервые объединяет весь Шумер и строит столицу Аккад» (ЛУР, с. 10). Из этого следует, что цифра 2316 дана с точностью в ± 0 лет, то есть историки без всяких метрологий знают дату с точностью до месяца, а, возможно, даже и до дня. Это вызывает изумление. Ибо даже дата 2316 ± 1 год всё равно была бы удивительно точной. В самом деле, на дату издания книги, от «нашей эры» прошло 1997 лет, так что от этого момента исследуемое событие было удалено на 4313 лет. Следовательно, 1/4313 часть примерна равна 0, 00025 искомой величины, или 0,025 %. Получилось бы, что историки обладают точностью в 40 раз выше точности обыденных измерений. Но если они знают событие с точностью до месяца, это увеличивает точность даты еще в 12 раз, так что написание «2316 год до н.э.» сразу даёт точность в 480 раз выше обыденной. А достижима ли вообще подобная точность в данной науке, если методы датировки ими нигде не излагаются?

    Между тем, если бы историк достиг бытовой точности в 1 %, дату следовало бы записать так: 2316 ± 43 год. Иными словами, описываемое событие могло произойти и в 2350 году до н.э., и в 2270 до н.э.Поэтому две последние значащие цифры в такой записи – это чистая иллюзия точности. На самом деле сомнительна даже цифра столетия. Поэтому с точки зрения естествоиспытателя цифры, которыми оперирует историография – это попытка дать очень точные знания дат без указания на методы их получения. Иными словами, обман, хотя и весьма традиционный и даже незаметный с позиции историка.

    Применение математической статистики.

    Математическая статистика выросла из теории вероятности, а последняя представляет собой попытку точного исчисления совершенно неточных (более того, совершенно случайных) событий. В основу теории положено понятие вероятности какого-либо события, что позволяет в приложениях сравнивать события по степени вероятности и извлекать интересные выводы. Так, при бросании игрального кубика, на 6 граней которого нанесены 6 цифр (от единицы до шестерки) при однородном материале кубика выпадении каждой грани (каждой цифры) равновероятно и равно 1/6. Однако, если мошенник поместил вблизи одной грани кубика внутрь кусочек свинца, то на эту грань кубик будет ложиться чаще других, так что противоположная грань с цифрами будет выпадать чаще, чем любые другие. Так что если одна грань будет выпадать, например, в ½ случаев, а любая другая - в 1/12 случаев, то можно сказать, что кубик неоднороден и вместо честного игрока мы имеем дело с шулером. И если нам показывают результаты игр в любых местах, в разных городах и странах, но где-то вероятность выпадения одной грани становится равной ½, мы можем заподозрить, что имеем дело с одним и тем же мошенником. Иными словами, отличная от фона вероятность может быть индивидуальной меткой какого-то игрока.

    Грубо говоря, то же самое получается и в применении к историческим событиям. Имеется некоторый исторический фон, на котором события происходят более или менее равномерно. Имеются яркие события, вероятность которых много выше. Но если вероятности каких-то событий начинают совпадать или быть близкими друг к другу, возникает предположение, что это - одно и то же событие, но описанное историками в разное время и под разными именами. Именно так и предположил А.Т. Фоменко, изучая мировую историю.

    Возникает законный вопрос: приложима ли математическая статистика к историографии? Ответ совершенно очевиден - да! Математика вообще, и такая ее частная дисциплина как теория вероятностей и математическая статистика приложима к любой науке, как естественной, так и к гуманитарной. Так, математическая статистика давно и прочно обосновалась в лингвистике или в экономической науке. Вероятно, в ХХ веке наступила пора ее применения и в историографии.

    Но вот тут коса нашла на камень: событий с одинаково подозрительно высокой вероятностью в историографии оказалось гораздо больше того, что можно было себе представить. В предисловии ко второму изданию «Глобальной хронологии» А.Н. Ширяев, президент Международного общества математической статистики и теории вероятностей им. Бернулли, писал: «Применительно к проблемам изучения нарративных текстов задача распознавания зависимых и независимых текстов (например, хроник), звучит как задача поиска текстов, восходящих, например, к одному общему первоисточнику, оригиналу (такие тексты естественно назвать зависимыми), или, напротив, восходящих к существенно разным первоисточникам (такие тексты естественно назвать независимыми). Ясно, что задачи этого типа чрезвычайно сложны, и поэтому следует приветствовать появление новых эмпирико-статистических методов распознавания, которые в совокупности с классическими подходами могут быть полезны в конкретных исследованиях (например, в источниковедческих).

    Настоящая книга профессора чистой математики А.Т. Фоменко ориентирована в основном на разработку таких новых методов применительно к проблеме распознавания и датировки зависимых и независимых нарративных текстов (по отношению к текстам с заранее известной достоверной датировкой)» (ГЛО, с. 5).

    Иными словами, сначала речь шла о сравнении нарративных (повествовательных) текстов на предмет выяснения, какой из них является копией, а какой - оригиналом, протографом. Против такой постановки задачи не мог бы возразить ни один историк, и мне не встречались статьи с критикой именно данного направления исследований А.Т. Фоменко. Однако на письменных текстах он не остановился, поскольку сами тексты привели его к простому, но очень важному выводу: наибольшее число текстов возникает вблизи даты самого описываемого события. Этот вывод кажется сам собой разумеющимся, однако его применение тянет за собой очень неприятные последствия. Например, наибольшее число произведений о Троянской войне приходится на период XII-XIII веков н.э., как если бы реальная Троянская война происходила не в далёкой античности, а в позднем Средневековье, почти накануне эпохи Возрождения.

    Это заставило Анатолия Тимофеевича перейти ко второму направлению: сравнению между собой исторических событий. И подобно тому, как он прежде определял, какое рукописное произведение является оригиналом, а какое копией, он стал определять, какое именно историческое событие является «оригинальным», а какое - его «копией». Конечно, ничто не ново под луной, и любое нынешнее сражение имело какой-то прототип в древности. Историки против такого понимания тоже не имеют никаких возражений. Однако, руководствуясь принципом, что наибольшее число текстов возникает вблизи даты самого описываемого события, он приходит к выводу о том, что прототип располагается к нам хронологически ближе всего, а копии отстоят по времени много дальше. Иными словами, не древность повторяется в почти современности, а, напротив, почти современность несколько раз (2-3 раза) копируется в древности. Это приводит к историческому индетерминизму: не раннее определяет позднее, а позднее определяет ранее. При таком понимании, например, Христос (XII век н.э. по Фоменко) оказывается много моложе христианской церкви, телега оказывается впереди лошади. Естественно, что такая позиция (мы не будем вдаваться в частности) с точки зрения методологии истории является совершенно неприемлемой.

    Вместе с тем, даже в этом направлении исторический индетерминизм не очень бросается в глаза, поскольку А.Т. Фоменко утверждает, что он имеет дело не с самими историческими событиями, а с их отражением в исторических документах и с деятельностью таких хронологов как Скалигер и Петавиус, которые пытались создать хронологию, распределяя события по векам. Иными словами, он исследует не объективную реальность, а ее отражение в трудах современников и хронистов. Но этот индетерминизм становится особенно разительным, когда А.Т. Фоменко переходит к третьему направлению своего исследования: сравнению исторических персоналий. Здесь получается тот же результат: более близкие к нам исторические личности оказываются прототипами, а более далёкие - их фантомами, копиями. Более того, выбрав очень небольшой репертуар свойств исторических деятелей, то есть, говоря математически, задав объект исследования малым числом параметров, он обнаруживает у одной исторической личности не одного двойника, а целую серию. Понятно, что такого не произошло бы, если бы число параметров было увеличено. Это можно представить такой аналогией: если любого человека задавать как живое существо, имеющее голову, руки и ноги, то в такое множество войдут все люди Земли, которые будут абсолютно тождественны друг другу. Однако, сюда же войдут и все четвероногие твари, что обидно, но не войдут все те люди, которые в результате несчастного случая потеряли конечности, что еще более обидно. Заметим, что математика здесь не при чём, мы говорим только о произвольном выборе параметров исторической личности.

    И когда результатом задания обедненного числа параметров исторической личности оказывается объединение нескольких «двойников» в одной персоне, например, Александра Невского с ханом Батыем в непонятно ком (то ли русском, то ли татарине), или объявление Ивана Грозного совокупностью оригинала с четырьмя своими копиями, утверждения Анатолия Тимофеевича становятся анекдотичными. И опять замечу, что дело тут не в том, фантазёр А.Т. Фоменко или нет, а в том, что он применил бедную по числу параметров математическую модель.

    Иными словами, мой вывод, насколько я понимаю, не совпадает ни с выводами защитников, ни с позицией противников этого весьма интересного и своеобразного исследователя. Я полагаю, что применение математической статистики и к нарративным текстам, и к историческим событиям, и к историческим личностям правомерно. И здесь, хотя А.Т. Фоменко и не является пионером (ими были И. Ньютон, и Н.А. Морозов), но его можно считать наиболее последовательным и энергичным пропагандистом применения математической статистики к историографии.

    Вместе с тем, он не учёл двух факторов. Во-первых, как и в пространстве, так и во времени существует своя перспектива. Линейная перспектива в пространстве была обнаружена художниками эпохи Возрождения и гласит: чем предмет ближе, тем он больше (и во сколько раз ближе, во столько раз больше). В исторической науке тоже имеется своя перспектива, хотя она выглядит не столь отчетливо и подвержена массе флуктуаций (как в горячем воздухе пустыне, где изображение дрожит и немного смещается): чем событие ближе к нам во времени, тем о нём больше информации (и во сколько раз оно ближе, во столько раз больше). Так что прежде чем подсчитывать число дошедших до нас произведений, следовало бы произвести учёт исторической перспективы, и сравнивать число произведений, существовавших в своё время (а вот тут данные по большинству интересующих нас событий отсутствуют, и их необходимо реконструировать тоже исходя из каких-то допущений). Ну, и далее, положить в основу характеристики события или исторической личности модель с много большим числом параметров, чем он применяет сейчас. И тогда исчезнут и индетерминизм, и анекдотичность.

    Таким образом, я выступаю за продолжение его деятельности, но с расширением, а не с сужением поставленных им задач.

    Сравнительно-исторический метод в историографии.

    Пафос моей статьи, однако, заключается в другом. Стремясь сделать свои математические выкладки наглядными, А.Т. Фоменко приводит конкретные примеры дублирования и исторических событий, и исторических личностей. И эти события и личности он сопоставляет, не обращая внимания на исторические эпохи. И вот тут я его могу назвать пионером применения сравнительно-исторического метода в историографии.

    Здесь имеется одна тонкость. Пространство и время воспринимаются людьми совершенно различно. Мы воспринимаем человека одним и тем же, если видим его в разных точках планеты в одно и тоже время. Но мы с трудом узнаем человека через 30 или 40 лет даже в пределах одного и того же города. Поэтому сравнивать предметы, разделенные расстояниями, оказывается психологически много проще, чем сравнивать лиц или события, разделенные эпохами. Здесь существует определенный психологический барьер, который А.Т. Фоменко преодолел, будучи математиком, то есть человеком, мыслящим очень абстрактно.

    Замечу, что в лингвистике сравнительно-исторический метод применяется уже довольно давно, с начала XIX века. На основе его применения выросла целая новая лингвистическая наука, сравнительное языкознание, или компаративистика. До сего дня именно эта дисциплина считается не только наиболее передовой, но и наиболее перспективной во всей лингвистике. Совершенно естественно, что именно она привлекла наибольшее количество наиболее талантливых исследователей. Вершиной и результатом ее применения стала реконструкция сначала индоевропейского, а затем и ностратического (бореального) праязыка, причем индоевропейский приблизительно отнесли к началу эпохи бронзы, тогда как ностратический - к началу неолита.

    Ахиллесовой пятой (до сих пор неосознаваемой) этого мощного научного направления является отсутствие письменных памятников как индоевропейского, так и тем более ностратического языка. Более того, когда Август Шлейхер, лингвист XIX века, реконструировав ряд слов предполагаемого индоевропейского праязыка, попытался написать на нем басню «Волк и ягнёнок», эта попытка была единодушно осуждена лингвистами. На первый взгляд, мотивы такого отторжения неясны. Однако достоверность каждого реконструируемого слова была не слишком очевидна, а тем самым достоверность всего текста стала уже совсем ничтожной.

    Я привел этот пример не зря. В самом начале своего развития, компаративистика не имела соответствующих текстов для подтверждения реконструкций индоевропейской и ностратической стадий развития праязыка потому, что археология еще не давала такого количества подъёмного материала, который требовала даже античная историография; а по более ранним эпохам продукция археологов была вообще ничтожной. Из этого компаративистика сделала очень полезный для себя вывод о том, что таких текстов вообще не существует по той причине, что в те времена письменность еще не возникла. И, таким образом, опереться на достоверные исторические факты компаративистика объективно не может. Это позволило развиваться этой науке беспрепятственно, без сдерживания со стороны реально существующих исторических фактов. Образно говоря, здесь происходили сближения разных языков по сближению их слов, а слова оказывались «двойниками» (в терминологии А.Т. Фоменко) по очень небольшому числу параметров. Образно говоря, в этой науке пышным цветом расцвели как раз те принципы, которые академик А.Т. Фоменко безуспешно пытался развить в историографии.

    И когда я занялся чтением неявных и очень древних явных надписей, выяснилось, что весьма древние (времени эпохи бронзы, неолита и даже палеолита) надписи на самом деле существуют, их можно прочитать, но они вовсе не подтверждают выводы компаративистики. Естественно, что мой одинокий голос совершенно не был услышан в стройном хоре лингвистов, певшем сравнительному языкознанию многия лета. Из этого я сделал вывод о том, что сравнительно-исторический метод, давая некоторую информацию в тех случаях, когда никакие другие методы неприменимы, всё же является достаточно грубым историческим инструментом. Но переубедить моих оппонентов я не смог не потому, что у меня имеется мало аргументов, а потому, что они не захотели меня слушать.

    И вот теперь академик А.Т. Фоменко применил этот метод к историографии - к той науке, где имеется немало надёжно проверенных исторических фактов. И тут же выяснилось, что проведённые им сближения разных эпох в большинстве случаев дали неверный результат: никакого «двойникования» (то есть реальной близости) одних событий или лиц другим нет; хотя примененный метод приводит именно к таким следствиям. Иными словами, если бы вместо Фоменко такие же методы использовал Петров, Иванов или Сидоров, у них получились бы точно такие же результаты. Поэтому я ни в коей мере не считаю А.Т. Фоменко «оригинальным» историком. Он самый настоящий новатор, и в этом смысле его начинания можно только приветствовать. Но вместе с тем, он продемонстрировал неприменимость сравнительно-исторического подхода в его нынешнем виде к проблемам историографии. За что я ему весьма благодарен, поскольку я продемонстрировал то же самое с проблемами истории письменности. Так что в этом отношении мы получили сходный результат, и одни исследования подтвердили другие.

    Вместе с тем, я не считаю сравнительно-исторический метод плохим в принципе. Любой метод со временем совершенствуется. Скажем, мушкет XVII века был тяжел, долго заряжался, стрелял через несколько секунд после нажатия на спусковой крючок и на маленькую дистанцию, после выстрела стрелок окутывался дымовой завесой, а вероятность попадания была довольно низкой. Но с изобретением гильзы, капсюля, внутренней нарезки ствола, бездымного пороха, удачной конструкции затвора и оптического прицела все эти недостатки были устранены. То же самое и со сравнительно-историческим методом: он требует совершенствования. Пока от него исследователи ожидали только качественных результатов, он их удовлетворял, но для того, чтобы он обслуживал гораздо более тонкие количественные требования, его следует усовершенствовать во многих направлениях.

    Так что если применение сравнительно-исторического метода в лингвистике прошло не то, что безболезненно, а вызвало к жизни целое новое направление исследований, хотя и с довольно спорными результатами, то применение его же с той же степенью абстракции к историографии оказалось просто анекдотичным. То, чего я не смог показать в лингвистике, блестяще продемонстрировал А.Т. Фоменко в историографии. Ценой своей научной репутации, то есть, по большому счёту, очень дорого. И, оценив эту жертву со стороны, повторяю, очень интересного и добросовестного математика, я полагаю, что из его исследований следует делать не сиюминутные и очень приземлённые выводы, а воздать ему должное за его научное подвижничество.

    Хронологические сдвиги.

    Грубые методы иногда удобнее тонких для обнаружения каких-то важных закономерностей. Так, в лингвистике сравнительно-исторический метод позволил очертить некоторую общность языков, которая была названа индоевропейской, а внутри нее - очертить языковые семьи. Основным и самым важным результатом применения сравнительно-исторического метода в историографии со стороны А.Т. Фоменко стало обнаружение им хронологических сдвигов. Вот что пишет он сам: «Ошибки в датировании привели к хронологическим сдвигам, обнаруженным А.Т. Фоменко. Основными из них являются: 1) римско-византийский сдвиг на 330-360 лет; 2) римский сдвиг на 1053 или 1153 года; 3) греко-библейский сдвиг на 1780-1800 лет. Величины сдвигов указаны здесь лишь приблизительно, поскольку слегка варьируются от документа к документу. Преложенные мною названия сдвигов объясняются очень просто: 1) РИМСК0-ВИЗАНТИЙСКИЙ СДВИГ отодвинул в прошлое и удлинил, в основном, историю Рима-Византии; 2) РИМСКИЙ СДВИГ «удревнил» и удлинил, в основном, историю Римской империи; 3) ГРЕКО-БИБЛЕЙСКИЙ СДВИГ отодвинул в прошлое и удлинил, в основном, историю Греции и библейскую историю» (ТРО, с. 6-7).

    Эти три хронологических сдвига показывают, что история античности была гораздо ближе к нам, чем ее трактует сегодняшняя историография. Если устранить первый сдвиг, то получится, что Византия была синхронна Риму и IV век н.э. для Византии соответствовал I веку для Рима, так что Византийские императоры жили примерно тогда же, что и Римские. Если устранить второй сдвиг, то получится, что Рим был основан не в VIII веке до н.э., как это предполагается в наши дни, а примерно на 11-12 веков позже, то есть в III-IV веках н.э., а римские императоры I века н.э. перемещаются в XII-XIII века н.э. Наконец, если устранить последний сдвиг, то получится, что расцвет «древней» Греции V века до н.э. приходится на тот же XIII век н.э., а Троянская война примерно XI века до н.э. приходится на VI век н.э. Именно поэтому один из своих трудов он назвал «Античность - это Средневековье».

    С точки зрения методологии науки предположение А.Т. Фоменко (гипотеза хронологических сдвигов) имеет вполне проверяемые положения. И, таким образом, она входит в ткань научных гипотез, куда не могут войти положения, не проверяемые в принципе. Дело в том, что до сих пор историография имела региональный принцип, то есть писалась отдельно история Египта, или история Греции, или история Рима. Межрегиональные связи в истории либо не изучались, либо попытки таких исследований наталкивались на очень большие трудности. Однако для проверки любых хронологических концепций важны именно такие межрегиональные соответствия.

    Я никогда не задавался целью проверить построения академика А.Т. Фоменко, поскольку меня, как и многих других исследователей, напугали конкретные результаты по отождествлению исторических личностей, то есть та конкретика, которая, вообще говоря, являлась его «творческой лабораторией», его «кухней», которую многие исследователи вообще не стремятся показывать научной общественности. Как правило, чем более прозорлив теоретик в научных абстракциях, тем хуже обстоит дело у него с конкретикой. В своё время, когда я преподавал на физико-математическом факультете УДН имени П. Лумумбы, меня поразило то, что именно студенты-математики хуже всего решают задачки на дифференцирование и интегрирование. В этом прикладном аспекте они отдают пальму первенства студентам-физикам или инженерам. «Зачем нам это, - объясняли они мне свою позицию, - мы ведь будем создавать новые математические исчисления, где примеры опять-таки будут решать прикладники». Я подивился, но признал их правоту.

    Так что я поначалу дистанцировался от выводов Фоменко. Помимо конкретики меня напугал и общий вывод их его работ о том, что реальная хронология человеческой истории получается много короче заявленной историками, тогда как я склонялся к тому, что она много длиннее. Так что у меня были все основания не разделять основных положений этого исследователя, хотя меня неоднократно спрашивали мои читатели о том, как я отношусь к его деятельности. Однако после написания мною книги «Вернём этрусков Руси» я стал медленно дрейфовать в сторону признания ряда его положений. И прежде всего, в отношении его хронологических сдвигов.

    Согласно официальной хронологии, этруски появляются в Северной Италии в VIII веке до н.э., стоят свои города, а спустя примерно полвека строят и Рим. В IV веке до н.э. Рим завоёвывает Этрурию, а в I веке до н.э. следы этрусков теряются. Таким образом, вся история этого народа укладывается в 7 веков, от VIII до I в. до н.э. Получился ли такой вывод у меня после прочтения примерно 150 этрусских надписей? Нет, не получился. Этруски, согласно моим исследованиям, вышли прежде всего из Полоцка, столицы Белоруссии, и влили в свои ряды смолян, полян и чехов. И всё это было по приказу Москвы. Иными словами, существовали и Полоцк, и Смоленск, и Москва, то есть, речь идёт от Средневековье. Далее оказывается, что этруски знали об арабских завоеваниях (VII век н.э. по официальной хронологии), на их территории были похоронены русские князья Рюрик и Трувор (IX век н.э.), и они даже знали Генриха Птицелова (IX-X века н.э.). Таким образом, они исчезают с исторической арены не в I веке до н.э., а около Х веке н.э., то есть примерно на 11-12 веков позже, и как раз укладываются в «римский сдвиг», выявленный А.Т. Фоменко. Но тогда отложив 7 веков назад, мы попадаем примерно в III век н.э., который и становится датой основания Рима.

    Заметим, что при этом укорачивается только история Рима и Западной Европы, тогда как хронология Восточной Европы и Руси удлиняется, и таким образом, снимается то психологическое неудобство, которое мешало мне принять эти хронологические сдвиги. При этом история Руси оказывается вполне синхронной истории «древней» Греции, Рима и Византии, она перестаёт быть «древней», равно как и история этих стран перестаёт быть «античной», и все они становятся участниками истории раннего Средневековья. Тогда становится вполне понятным и письмо Александра Македонского к русским князьям, ибо его походы плавно перетекают из IV века до н.э. по крайней мере в VIII век н.э. (римский сдвиг), когда русские князья уже существовали. А завоевание Греции эллинами (примерно XV век до н.э. переходит примерно в тот же III век н.э., что и основание Рима (Греко-библейский сдвиг). Хочу при этом обратить внимание на то, что подобного рода подвижки хронологии вовсе не отменяют последовательности событий внутри одного региона. Иными словами, хотя меняются абсолютные даты, относительная хронология событий при этом не меняется, то что было раньше, так и остаётся более ранним событием, причем на тот же период. Таким образом, говоря физическим языком, изменяются лишь метрические свойства хронологического пространства, но никак не меняются его топологические свойства, которые сохраняются.

    Астрономические методы в историографии.

    Другие методы, применяемые А.Т. Фоменко - это астрономические. Прежде всего, он обратил внимание на гороскопы, которые позволяют произвести независимую датировку исторических источников. Прежде всего, его заинтересовали данные по древнему Египту. В связи с этим он писал: «Первый эффектный пример - датировка знаменитых Круглого и Длинного Зодиаков в Египте. Два гороскопа изображены на потолке древнего Дендерского храма. Им посвящена большая научная литература. Традиционная их датировка - 30 г. до н.э. и примерно 14-37 годы н.э. О проблеме датировки Дендерских Зодиаков подробно рассказано в книгах... Здесь лишь напомню результат. Оказывается СУЩЕСТВУЮТ ТОЛЬКО ДВА ТОЧНЫХ АСТРОНОМИЧЕСКИХ РЕШЕНИЯ. Первое найдено Н.А. Морозовым, второе - московскими физиками Н.С. Келлиным и Д.В. Денисенко несколько лет тому назад. ПЕРВОЕ РЕШЕНИЕ: 540 год н.э. и 568 г. н.э. ВТОРОЕ РЕШЕНИЕ: 1394 год н.э. и 1422 год н.э.(!)» (НОВ, с. 373). Таким образом, хронологический сдвиг во втором случае составляет 1400 лет, что близко к римскому сдвигу.

    Другим гороскопом явился Фивский гороскоп Бругша, обнаруженный в 1857 году в Египте. «Все исследователи гороскопа, завороженные предполагаемой древностью демотического письма (впервые расшифрованного в 1802 году Акербладом за 20 лет до расшифровки иероглифического письма Шампольоном), датировали памятник примерно началом н.э. Затем начались попытки астрономов обнаружить нарисованный гороскоп именно в эту историческую эпоху, отвечающую традиционной хронологии Египта. Безрезультатно! Как и в случае с Дендерскими Зодиаками древнее звездное небо (от древности до первых веков н.э.) ни разу не было таким, каким оно изображено на крышке гроба. Немного дальше, чем другие астрономы продвинулся (вверх по оси времени) М.А. Вильев, но и он не достиг успеха, поскольку не поднялся выше первых веков н.э. Интересно, что несмотря на настойчивые предложения Морозова, Вильев ОТКАЗАЛСЯ продожать вычисления дальше, в эпоху средних веков, КАК БЕЗУСЛОВНО ПРОТИВОРЕЧАЩИЕ ТРАДИЦИОННОЙ ХРОНОЛОГИИ (в которой Вильев не сомневался)... Тогда Морозов сам взялся за вычисления и двинулся вверх по оси времени... Результат оказался ошеломляющим! Во-первых, точное решение нашлось (его скорее всего не было бы, если бы древний художник измыслил картину звёздного неба «из головы»). Во-вторых, получившаяся дата абсолютно противоречила всем историческим представлениям о древнем Египте. ФИВСКИЙ ГОРОСКОП БРУГША УКАЗЫВАЕТ НА 17 НОЯБРЯ 1682 ГОДА. То есть - на СЕМНАДЦАТЫЙ век н.э.!» (НОВ, с. 376-377). Здесь этот сдвиг соответствует 17 векам, то есть близок к греко-библейскому.

    Так что если ориентироваться на этот последний, то 2500 год до н.э. - примерное время строительство пирамиды Хеопса, придётся заменить на VIII век до н.э., и тем самым из эпохи бронзы мы попадаем в хорошо обжитую историками античность. А Новое царство вообще перемещается в Средневековье, кончаясь чуть ли не эпохой Просвещения. Тем самым, историческая древность ряда периодов не просто сокращается, но переходит в другую историческую эпоху: эпоха бронзы - в античность, а античность - в Средневековье, и тем самым античность и эпоха Возрождения весьма сближаются. Сливаются ли они в одну эпоху - это отдельный вопрос. Во всяком случае, античность для эпохи Возрождения становится началом того периода, в который жили гуманисты.

    Возникает законный вопрос: а почему бы ни обосновать астрономическими датами и всю прочую хронологию, помимо египетской? Ответ удручающе прост: от других стран гороскопы не остались. А данные по солнечным или лунным затмениям дают некоторую последовательность дат, каждую из которых может выбрать сам хронолог в зависимости от своего произвола. Поэтому тут астрономические методы не играют такой роли, как в хронологии Египта.

    Археологическая шкала.

    Ревизии А.Т. Фоменко подверглась историческая шкала, но не археологическая, где все периоды, то есть палеолит, мезолит, неолит и эпоха бронзы везде, кроме государств этого периода (Египта, Месопотамии и Крита) сохранились. Таким образом, устранилась и другая психологическая трудность, которая мешала мне принять его гипотезу. Но, конечно же, само понятие хронологического сдвига можно применить и здесь, хотя А.Т. Фоменко этим не занимался. Проблема заключается в следующем. Сначала я не придавал значения каменным иконкам, которые изготавливались на Руси еще в XIII веке, вплоть до XIV. При этом на одной стороне они могли быть христианскими, но на другой - ведическими. Иными словами камень как материал использовался не только для материальных целей, но и для целей духовных, а выработка этого камня была великолепной. А затем, уже в этом году, получил из археологии сведения, что менгиры, но очень маленькие, примерно до полуметровой высоты, изготавливались еще в XVIII веке. Из этого следует, что каменный век заканчивается вовсе не эпохой бронзы, а последними каменными изделиями, которые были изготовлены в древней технике. То есть, понятие каменного века оказалось в результате новых археологических данных не более коротким, а более длинным, чем полагалось ранее, так что здесь хронологический сдвиг не уменьшил, а удлинил каменный век до почти наших дней. Это меня примирило с укорочением исторической шкалы со стороны А.Т. Фоменко.

    Обсуждение.

    Уже приведенных данных достаточно, чтобы считать вклад академика А.Т. Фоменко в историографию весьма существенным. Вместе с тем, он не избежал одной значительной методологической ошибки, которую смогла избежать, например, археология, когда фактически стала проверять историографию. Вместо того, чтобы сказать, что она открыла, например, поселение более ранних древних греков (чем это принято полагать) на Крите, она заявила, что открыла Крито-Микенскую культуру. Иными словами, она ввела свойственную ей систему обозначений и стала работать в ее поле, что, конечно же, навлекло на себя некоторое недоброжелательство историков, но не их отторжение результатов археологии. А дальше уже на рассмотрение историков был передан окончательный результат: считать ли крито-микенцев (или минойцев) греками, пеласгами или пришельцами из Азии. Точно так же и Фоменко мог бы перенумеровать исторические культуры, например, татаро-монгольских правителей обозначить как ряд Т, а русских - как ряд Р, и сказать, что, например, Т19 по ряду параметров эквивалентен Р51. Выводы о хронологических сдвигах в историографии сохранились бы и при таких обозначениях, но анекдотических исторических отождествлений при этом не было бы.

    Приведу пример анекдотического отождествления математических данных совершенно из другой области. Кажется, у писателя Г.Гора в его рассказе о жителях Севера был такой пример по преподаванию математики у одного из северных народов. Учитель арифметики в младших классах задал ученикам простой пример на сложение: «В первый день охотник Л. добыл двух моржей, во второй - трёх. Скольких моржей он добыл за два дня?» Ученик задал встречный вопрос: «А этот Л. случайно будет не из нашей ли деревни?» Чтобы не тянуть время, учитель ответил положительно. Тут же весь класс буквально грохнул от смеха. «Что вы, - смеялись ученики, - наш Л. настолько ленив, что и одного моржа за день не добудет». С этого момента они стали считать учителя шутником и просили у него рассказать новые смешные истории. А сколько будет 2 + 3, они так и не усвоили.

    На этом примере можно видеть, как совершенно правильная математическая задача благодаря неверной подстановке конкретных параметров (конкретизации) превратилась в бытовой анекдот. Однако это вовсе не умаляет справедливости арифметического утверждения, что 2 + 3 = 5, хотя в рассмотренном нами случае ученики посчитали, что 0 + 0 = 0. Они, по сути дела, подменили условие задачи, и результат получился неверным. А что на самом деле доказал академик А.Т. Фоменко? Не то, что Чингиз хан на самом деле является Александром Невским, а то, что набор исторических параметров, под которыми фигурирует в историографии Чингиз хан, может быть неотличим от набора исторических параметров, под которыми описан Александр Невский. Иными словами, речь идёт не о тождестве лиц в истории, а о тождестве их отражений в историографии при скудном числе параметров. Полагаю, что эта сторона, понятная математику Фоменко, вовсе не была понята рядовым читателем. И мною в том числе. Отсюда - многочисленные недоразумения и кривотолки.

    Имеется и еще одни аспект проблемы, где, как мне кажется, Анатолий Тимофеевич занимает ложную позицию: понятие презумпции невиновности. Оно пришло из юриспруденции и гласит, что обвиняемый не должен доказывать, что он честный человек; напротив, весь груз доказательств ложится на обвинителя. Поэтому существующая хронология, сложившаяся много веков назад, вовсе не должна доказывать свою правильность, на чём время от времени настаивает А.Т. Фоменко, а именно он должен показать, в чём именно заблуждается существующая наука. Но самым существенным доказательством своей правоты он должен считать не очередной выпад против того или иного положения существующей историографии, а создание своей новой хронологии и на ее основе своей новой историографии. И насколько я понимаю, такой историографии как науки на сегодня еще нет.

    Вот что я нашел по этому поводу в Википедии: «Всемирная история в представлении «Новой хронологии». На основании своей реконструкции хронологии группа Фоменко в последнее время занимается созданием собственной версии всемирной истории, интерпретируя письменные источники в соответствии с их расположением на новой хронологической шкале. История мира по А. Т. Фоменко - это как бы сжатая, сокращённая и с несколько изменёнными акцентами современная история, в которой многие события и явления имеют другое значение. Известные нам учёные, писатели, исторические персонажи действительно жили, но зачастую отнюдь не в то время, в которое мы считаем. Часто одно и то же лицо называлось по-разному (например, имело несколько прозвищ), и вошло в современную историю как несколько персонажей (например, Иван Калита прозывался Батькой, или Батыем, а для нас Батый - совсем другое лицо). Многие учёные, писатели, которых мы сейчас считаем разделёнными глубиной веков, на самом деле были современниками (так, многие первохристианские богословы спорили не с последователями давно умерших философов, как часто считается, а с самими этими философами). В версии «Новой хронологии» решается вопрос о согласовании с хронологией древних сказаний, например, сказания о том, что Русь крестил апостол Андрей; объясняется нахождение в гробницах египетских фараонов христианских символов; становится ясным происхождение многих мифов и народов. Так, египетские мифы об Осирисе, мифы об Исиде оказываются попросту искажёнными и вольно переложенными историями о Христе. Наконец, находит объяснение тот факт, что в последнее время резко ускорился темп развития науки и техники, в то время как в былые времена уровень развития цивилизации тысячелетиями якобы оставался практически неизменным. Согласно новой хронологии развитие человеческого общества шло во вполне объяснимом темпе и почти без остановок».

    Таким образом, вместо многотомных сочинений на сегодня имеется всего лишь статья «Реконструкция истории». Вот одно из ее положений: «Об истории обитаемого мира мы можем судить лишь начиная с Х века новой эры (по хронологии Скалигера), к которому относятся первые дошедшие до нас летописи. По истории ранее X века нет письменных источников, поэтому можно лишь предполагать, что происходило на Земле раньше, чем 1000-1100 лет назад. Возможно, лишь древние магические или религиозные сказания могли бы что-нибудь прояснить, но их серьёзным хронологическим изучением никто не занимался. Предполагается, что письменность появилась в последние века первого тысячелетия нашей эры. Глубокий мрак. Зарождение письменности. Эта эпоха и все предыдущие покрыты глубоким мраком ввиду практически полного отсутствия дошедших до нас документов того времени. Впрочем, не исключено, что только в IX-X веках впервые зарождается сама идея письменности. Вероятно, в Древнем Египте, первоначально в виде иероглифов-картинок. Наверное, запись событий в виде картинок была первичной и лишь, затем трансформировалась в современные формы. Тогда же впервые появляются письменные документы. Религия. Христианство в каком-то виде (конечно, не в нынешнем) существует до Рождества Иисуса Христа. Сегодня считается, что христиане и христианская церковь появились лишь после Христа. Однако мнение старых церковных писателей по этому вопросу было иным. О том, что некие христиане существовали и до Христа, сообщает, например, Иоанн Малала: «И по Петре апостоле Евводиос патриарх быв и в того христиане прозвашася, нарёкше себе имя сё, преже бо Назареи и Галилеи нарицахуся христиане». Поскольку я занимаюсь как раз историей письменности, именно эти положения мне кажутся неприемлемыми. Но я отношу их к крайностям Фоменко, ибо он просто не интересовался данным вопросом.

    Получается, что гора родила мышь. От существующей историографии в пять тысячелетий (археологическую картину мира, которую сами историки называют «доисторической», я пока не рассматриваю) А.Т. Фоменко оставляет только последнюю тысячу лет, считая весь предшествующий период покрытым мраком. Тем самым, 4/5 уже освоенного историками времени «Новая хронология» никак не объясняет. Иными словами, вместо улучшенной картины исторического прошлого она даёт на 4/5 обеднённую картину. Такой результат, даже несмотря на ряд интересных положений в ходе самой критики скалигеровской хронологии никак нельзя назвать не то, что замечательным, но даже просто приемлемым. Он - удручающий.

    На этом фоне другие просчёты академика кажутся уже не столь существенными. Вот обвинения, выдвинутые против него на сайте http://www.cnt.ru/users/chas/logic.htm.

    «Очень часто встречающаяся логическая ошибка, которая является вообще практически одним из методов Фоменко - нет доказательства необходимости, т.е. когда известному явлению, имеющему простое объяснение в летописной истории, Фоменко предпочитает своё, новое, но не опровергая при этом историческое объяснение, т.е. Фоменко делает неоднозначный, спекулятивный вывод - в этом заключается наиболее часто встречающаяся логическая ошибка А.Т.Фоменко. Подобные логические ошибки всегда имеют место, когда Фоменко приводит картину средневекового художника, фотографию монеты, храма и пр. и во многом другом и делает неоднозначный вывод. Такой вывод не может служить подтверждением "новой хронологии", и уж подавно - опровержением летописной истории, потому что он неоднозначен - допускает две трактовки. Математик Фоменко не знает математической логики, или, что вероятнее - сознательно совершает логические ошибки с целью продаж своих книг. Летописная хронология в нём НЕ опровергнута. Правильное логическое доказательство должно включать доказательство и достаточности, и необходимости, т.е. "тогда и ТОЛЬКО тогда", а не просто "тогда"».

    Тоже сильный аргумент. Ведь одно дело, когда он показывает, что «этого не может быть». И совсем другое - когда он говорит, что «это может быть, но я предлагаю и другое объяснение». Тогда другое объяснение может быть и отвергнуто - всё будет зависеть от силы аргументов. Приведу это на своём примере. Примерно год назад в одной из моих статей на сайте я решил проверить такое утверждение А.Т. Фоменко. «Ещё сегодня некоторые исследователи, прежде всего американский специалист по античной филологии Д.А. Трэйл, утверждают, что ИСТОРИЯ С КЛАДОМ ВЫДУМАНА: ШЛИМАН ЛИБО СОБРАЛ ВСЕ ЭТИ ВЕЩИ, ЛИБО КУПИЛ БОЛЬШУЮ ИХ ЧАСТЬ ЗА ДЕНЬГИ» (ТРО, с.26). И далее: «Между прочим, считается что Генрих Шлиман открыл еще одно замечательное «древнее» захоронение, а именно в Микенах. Просто поразительно, как ему «везло на античное золото». В Микенах он обнаружил золотую погребальную маску, которую тут же громогласно объявил маской «того самого древнего гомеровского Агамемнона». Доказательств - никаких» (НОВ, с. 29).

    Меня эта маска заинтересовала, и года назад, 2.05. 2007 года я опубликовал на своём сайте статью «Золотая маска Агамемнона». В ней было показано, что Агамемнону она не принадлежала. «В действительности же, что неоднократно повторялось, данная маска принадлежала миму Яра, которого по традиции звали Ярик. Иными словами, Генрих Шлиман смог найти усыпальницу не военачальников и не политических деятелей Микен, а склеп (храм Мары) жрецов и мимов храма Яра. Именно им и полагалось иметь посмертные золотые маски. Замечу, что и в древнем Египте фараон являлся не политиком и не военачальником, а первосвященником, то есть, лицом духовного звания, и потому ему тоже полагалась золотая маска. Правда, мим в то же время был и атаманом, то есть, военачальником, но это была менее почетная должность по сравнению с должностью мима. В то же время, захоронение было местным, что подтверждается названием данной местности Анатолия Самофракийская. Иными словами, Шлиман действительно нашел данную маску на этом месте, а не привез ее из других мест».

    Таким образом, со Шлимана снималось обвинение в том, что он привёз золотую маску из других мест; но оставалось обвинение в том, что к Агамемнону эта маска, видимо, не имела никакого отношения. Иными словами, Шлиман мог выдумать Трою, которая была, возможно, в другом месте, но он не привозил эту маску в Микены из другой местности. И в этом отношении критика со стороны А.Т. Фоменко верна отчасти: да, доказательства истинности у Шлимана отсутствуют, но и явных подтасовок он вроде бы не совершал. Так что вывод со Шлиманом - неоднозначный, что и подтверждает выпад оппонента Фоменко о логической ошибке.

    Заключение.

    Сказать новое слово в науке - вещь всегда сложная. Но сказать это слово так, чтобы при этом не наделать некоторых элементарных ошибок - вещь почти невозможная. О любом из научных деятелей, оставивших свой след в истории науки, ходили и ходит множество анекдотов. Но мы ценим великих личностей не за их вполне извинительные просчёты, а за то главное, что до них либо не сказал никто, либо сказал не в полную силу и в гораздо меньшем объёме.

    Литература.

    ГЛО: Фоменко А.Т. Глобальная хронология. Исследования по истории древнего мира и средних веков. Математические методы анализа источников. М, МГУ, 1993, 408 с.

    ЛУР: Лурье Ф.М. Российская и мировая история в таблицах. Искусство, СПб, 1997, 296 с.

    НОВ: Фоменко А.Т. Новая хронология Греции. Античность в Средневековье., том 1., М., МГУ, 1996, 478 с.

    ТРО: Фоменко А.Т. Троянская война в Средневековье. Разбор откликов на наши исследования. М., Астрель: АСТ, 2007, 383 с.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову