Рецензия на книгу Максима Внука

Чудинов Валерий Алексеевич


Первого июня Максим Внук подарил мне экземпляр своей книги ВНУ с дарственной надписью: «Уважаемый Валерий Алексеевич! Примите в Дар с превеликой благодарностью эту книжку, созданную во благо владеющим Словом». И попросил меня сделать на нее рецензию. Надпись «Дар» с большой буквы заставляет задуматься.

Оглавление:
  • Состав книги
  • Глава первая. Слово как зеркало мира
  • Глава вторая. Слово как источник жизни
  • Глава третья. Слово как источник знания
  • Глава четвертая. Археология слова
  • Глава пятая. Слово как оружие
  • Глава шестая. Слово – наследный геном
  • Глава седьмая. Хранители
  • Глава восьмая. Знание о времени и спасении. Калинов мост
  • Глава девятая. Лествица для учеников
  • Заключение книги
  • Обсуждение
  • Заключение
  • Литература
  • Состав книги

    В книге содержится 9 глав, заключение, список литературы, Благодарение и отзыв об авторе Ольги Дмитриевны Самсоновой. По давней традиции, я начинаю рассмотрение со списка литературы, который (если учесть, что размер книги сопоставим с размером кандидатской диссертации) достаточно мал, содержа всего 35 наименований (у диссертаций их 120-200). Иными словами, данное сочинение не научное, а скорее популярное. Более того, ссылки на Алису Бейли и Е.П. Блаватскую как бы говорят об эзотерическом направлении, на Н.Н. Вашкевича и В.А. Шемшука – как на популяризатора их взглядов, а соединение к тому же инглингов с Абрамовым-Шубиным – на то, что данный исследователь пока не определился в своих предпочтениях. Естественно, что обычно в таких списках ссылок на мои работы нет. Возможно, потому что перечисленные авторы чужих работ не рецензируют (они самодостаточны и слишком высоки для такого рода деятельности), а я как бы слыву либералом, чьи работы не заслуживают упоминания – я и без этого могу согласиться дать рецензию. Так что начало для рассмотрения для меня прозвучало не слишком оптимистично.

    Далее идёт «Благодарение» (в англоязычной литературе этот раздел называется «Благодарности»). Это хорошо, поскольку благодарный человек всегда важнее неблагодарного. Правда, список в данной книге получился обширным: тут и мать Прасковия и отец Олег, бабушки Катя и Вера, дедушки Никита и Дмитрий, брат Дмитрий, жена Людмила, сыновья Костя и Дима. Если были бы внуки, уверен, что фигурировали бы и они. Затем в Поминальник включены друзья (11 человек), ведические друзья и учителя (7 человек), остальные вдохновители и помощники (23 человека), а также Абрамов-Шубин, Хиневич и Трехлебов. Итого – 54 лица. Такой список я вижу впервые в жизни. Он в полтора раза превышает список использованной литературы, перетягивая внимание читателя на себя. Становится понятным, что дети и бабушки для автора ближе и дороже разных там сочинителей книг.

    Наконец, заключает книгу раздел «об авторе», подписанный «филологом-фольклористом, педагогом высшей категории». Честно говоря, впервые слышу о делении педагогов по категориям, и с удивлением констатирую, что я, профессор, вообще не имею никакой категории. Что ж, с удовольствием посмотрю на изречение этой «глыбы», этого «матерого человечища».

    «Максим Внук – современный мыслитель, не по профессии не по образованию, а по призванию, как говорится, «от Бога»» (ВНУ, с. 131). Я долго силился понять эту фразу – видимо, фольклорного образования мне как раз и не хватило. Ни в одном списке профессий не значится «мыслитель», равно, как ни в одном вузе не присваивается выпускникам соответствующая профессия. Поэтому, каким образом можно стать мыслителем по образованию или профессии, я ума не приложу.

    Далее следует много тёплых слов в адрес автора книги, что можно только приветствовать, но глаза упираются в такой абзац: «При всём этом, каждый вывод, приведённый в книге, не является аксиомой. Это скорее некая образная теорема, имеющая своё убедительное доказательство и твёрдое научное обоснование» (ВНУ, с. 132). Какая прелесть! Да такого рецензента нужно на руках носить! Это у нас на защитах диссертаций обычно бывает по нескольку страниц замечаний и весьма сложных для диссертанта вопросов, а тут у современного мыслителя абсолютно всё имеет своё убедительное доказательство и твёрдое научное обоснование! Уж не перебраться ли мне в Новосибирск с его исключительно тёплой научной атмосферой?

    Глава первая. Слово как зеркало мира

    «Уважаемый читатель, не возникла ли у вас мысль, что общепринятый образ мира не является истинным?...» (ВНУ, с. 5). Как же, возникла. Помнится, она возникла также и у Г.В.Ф. Гегеля, который в «Науке логики» ввел такую категорию – Schein – видимость, кажимость. Однако ссылок на Гегеля в тексте работы М. Внука нет.

    Оказывается, автор клонит в другую сторону: «В основе благополучия и счастливой жизни человека лежит свод традиционных древних представлений – Веды» (с. 7). Таким образом, новое Слово Славян есть пересказ Веды. Сразу могу сказать, что, поскольку я не являюсь специалистом по Ведам, я вряд ли смогу профессионально высказаться в этой части. А от себя лишь замечу, что не славяне черпали своё знание из Вед, а, напротив, индийское учение являлось частью общеславянского.

    Глава вторая. Слово как источник жизни

    «Рассматривая основы мировосприятия, образа мысли и уклада жизни, уделим внимание разбору слов, определяющих общественное устройство» (с. 13). Ба, да тут перечисляются чисто философские проблемы, так что слова «Азы» или «Слово славян» являются как раз видимостью авторской проблематики. Ну что ж, посмотрим философскую подготовку автора – это как раз по моей части.

    «Государство (по своей природе) есть иерархия ЖИЗНЕПОДДЕРЖАНИЯ. В природе русского языка содержится ЗАКОН МИРОУСТРОЙСТВА. Действует этот закон и в слове Государство или Господарство. Господарство – вариант слова «государство» в западнославянском (польском) разделе единого языка» (с. 13). Вот уж удивил автор, так удивил. Он не в курсе того, что у славян, пока они не были завоеваны выходцами из Азии, никакого государства не было. Так что если в государстве и имеется иерархия жизнеподдержания, то завоевателей за счет завоёванных. И это никак не вытекает из русского языка, ибо само слово «государство» довольно позднее, ему предшествовало русское слово «держава». Поэтому рассуждения Максима Внука не только не имеют в данном конкретном случае убедительного доказательства и твёрдого научного обоснования, но и показывает его пробелы, как в области политологии, так и в области исторической лексикологии.

    «В господарстве реализуется иерархия Господа. ГОСПОДЬ – ПОДЫ – это ОСНОВЫ, ГО – это ГЛАГОАНИЕ, ГЛАС, С – это Слово. Основы, выраженные в слове – таким является наполнение слова Господь» (с. 13). Вообще говоря, если придираться, то ПОДЬ это не ПОДЫ, а ПОД – это просто НИЗ, но никак не ОСНОВА, ибо в низу никто и ничто не СНУЁТ. И так же непонятно, почему ГО – это ГЛАГОЛАНИЕ, а, скажем, не ГОРЧИЦА, ГОРОХ или ГОРА. И почему С – это СЛОВО, а не САХАР или СОЛЬ. Словом, перед нами разворачивается некая подмена исходного слова его фрагментами, где фрагменты вычленяются произвольно и столь же произвольно наполняются смыслами других слов, семантически с ними никак не связанными. Образно говоря, происходит жонглирование смыслами, к науке никакого отношения не имеющее.

    «Познакомьтесь с тремя ступенями качества осмысления слова. 1. Санскрит. Широко распространено узкое мнение о санскрите» (с. 18). Ступени качества – лихо закручено. Но, разумеется, гораздо круче широкое распространение узкого мнения. Оно предполагает, однако, узкое распространение широкого мнения. И каково же это широкое мнение? «Санскрит – это язык понятий, предоставляющий возможность и раскрывающий способность воспринимать прекрасный мир в свете чудотворного и магического слова» (с. 18). Очень странное определение с точки зрения обычной науки. От всего мира остается только его прекрасная часть, ибо внутренности человека, изучаемые анатомией, или устройство автомобиля, изучаемой дисциплиной «детали машин», никак нельзя отнести к прекрасному миру. Следовательно, санскрит на них не распространяется. Но и самые обычные вещи, например, стол или стул через санскрит должны мыслиться только в свете чудотворного и магического слова. Так что если слово «стул» творит чудеса и оказывает магическое воздействие, оно относится к санскриту, если же нет, то нет. Вот вам и широкое мнение! Получается, что из всего лексического богатства любого языка к санскриту следует отнести очень узкий пласт сакральных слов.

    «2. Пракрит – это тот язык, которому современная филология даёт определение как средству коммуникации. В отличие от санскрита, содержащего замысел или мировоззренческую позицию, пракрит воспринимается пользователями лишь как средство взаимодействия» (с. 19). Замысел или мировоззренческая позиция никак не могут быть переданы одним словом, это некоторая концепция, которая наряду с мировоззренческой лексикой должна содержать самые обычные глаголы, местоимения, предлоги и союзы, короче говоря, пракрит. Но тогда получается, что санскрит немыслим без пракрита, то есть, само его существование повисает в воздухе.

    «3. Пайшас. Восприятие на уровне пракрита неизбежно приводит к порче, опошлению и омерзению понятий, подобно тому, как портится кусок мяса в сломанном холодильнике» (с. 20). – Язык на самом деле является орудием социума, и насколько возвышен или низмен социум, таковым будет и язык. Никакой неизбежной порчи, равно как и неизбежного прогресса в самом языке нет, он таков, как и вся культура данного этноса в данный момент его исторического развития. А в данном контексте слова «восприятие» и «понятия» употреблены не по делу. Слова носителями языка не просто «воспринимаются», он активно «используются», что гораздо сильнее. А портится вовсе не понятие – на деле расширяется семантика слова за счёт добавления низменных значений. Скажем, за слово «козёл», сказанное в адрес конкретного сокамерника, заключённые могут убить произнесшего его человека. Хотя понятно, что сам по себе первый смысл слова «козёл», означающий домашнее животное мужского пола, лишено отрицательных коннотаций.

    Из всех этих рассуждений, где М. Внук некритически цитирует Лакшми Нарайана Даса, следует, что ни сам Внук, ни его духовный учитель не обладают необходимыми лингвистическими и философскими познаниями. Тут нет не только убедительного доказательства и твёрдого научного обоснования, тут отсутствуют элементарные знания.

    «Чудо слова, сокровище слова. В чём оно? В душе и разуме любимых наставников» (с. 21). А если у студента нет наставников, а имеется просто профессура? А если она не то, что нелюбима, а просто уважаема? Тогда все слова не являются сокровищами? Они не способны творить чудеса? А если человек выучился за счёт самообразования, и у него не было наставников? – Словом, мы видим набор метафор, но не доказательное философское исследование.

    «Слово ЭТНОС может быть прочитано как ОТ+НАС. Так некогда изрекли прародители, основатели разума данного этноса. Эзотерика – это слово показывает, что вся мудрость, магическая сила и глубокие знания о мире всегда были неотрывны от языка и традиции этноса. Разобьем слово ЭЗОТЕРИКА на части. ЭЗ+ОТЕ+РЕКА. Частицу ЭЗ следует читать как АЗ. Имеет место чередование Э-А… ОТ – предлог. РЕКА – речь или речка» (с. 23). – Тут что ни выражение, то загадка. Если ЭЗ следует читать как АЗ, то и ЭТ в слове ЭТНОС следует читать АТ, то есть АТ+НОС, стало быть, ОТНЁС. Но почему-то тут Э следует читать как О, а не как А. Словом, сколько слов, столько и правил их «внуковского» чтения. Я уже не говорю, что ЭЗ – не частица, а часть приставки (ЭЗО), а ОТ – не предлог, а склеенный слог из гласного от приставки ЭЗО и начального согласного от корня ТЕР. Уже подобное разбиение слова показывает, что Максим Внук не знаком не только с греческим языком, но и с разделом «словообразование» русского языка. Возникает смутное представление о том, что «педагог высшей категории», дававшая рецензию, сама не разбирается в школьном курсе русского языка.

    «Теперь о слове «бояться». «Бояться» в исконном смысле не значит «пугаться», а значит «баяться», то есть, отвечать баянию души родного Учителя – дедушки или бабушки» (с. 26). Теперь понятно, почему благодарности были принесены бабушкам и дедушкам, а не авторам книг – Максим Внук учился не в университетах!

    Глава третья. Слово как источник знания

    Здесь примером служит сказка «Репка». «Эта сказка описывает последовательность сотворения и осуществления всякого дела. Репка – это начало и Суть всякого дела. Дело рассматривается как семистадийное. В связи с установлением о семичастности всякого дела существует икона «Божья матерь семистрельная»: в старину стрелой называлась дистанция длиною в полёт стрелы. Икона сообщает установление сынам славянским о семистадийной структуре всякого дела» (с. 29). Откуда у М. Внука взялось число семь – Бог весть: сказку он описывает в 12 абзацев, вытягивает репку дед, а помощников у него пять. Конечно, если сложить главного героя с его помощниками, а затем и с объектом действия, тогда появится число 7. Но это – большая натяжка. Почему бы тогда сюда не приплюсовать еще Огород, Ограду, Растения, Землю, Небо? Нет никакой семичастности и в названии «икона семистрельная»: если семь стрел – это расстояние в семь полетов стрел (примерно 40 метров составляет полёт стрелы, а 7 стрел – это примерно 240 метров), то имеется в виду, что икона видна даже с такого расстояния. Не правда ли убедительное доказательство и твёрдое научное обоснование семичастности? Может быть, лучше было бы ни к селу, ни к городу еще привести и фамилию руководителя КГБ – Семичастный? Словом, что ни раздел, то конфуз.

    А в заключение главы рассматривается трактовка основных понятий сказки «Золотой ключик». Понятно, что исследование В. Проппа «Исторические корни русской волшебной сказки» М. Внук никогда не читал. Он идёт от себя, любимого.

    Глава четвертая. Археология слова

    Этот раздел довольно противоречив, но в нём имеется интересное выражение, написанное полужирным шрифтом: «Нам, русским, даровано великое наследие – язык, предназначение избранничества и ответственность знающих. Наш родной русский язык является священным, он является порталом, входом в единый мировой язык» (с. 48). С этим в определенной степени можно согласиться, добавив, однако, что к «богоизбраному» народу Израилеву мы не имеем никакого отношения, слово «портал» – не русское, мирового языка в наши дни нет, а когда-то русский язык им был, так что он представляет собой не вход в этот язык, а сам язык.

    «Русские – это мы, не русские – немы. Русы – ректоры жизнеречения, их свойство – жизнь ректи ректально (прямо)» (с. 48). А тут желание сказать красиво сыграло с автором этого текста злую шутку, ибо на языке медиков слово «ректально» означает «через задний проход» (буквально – через прямую кишку). Так что если русы – это руководители университетов, и их свойство – говорить о жизни через задний проход, то такой нации я не завидую. И опять убедительное доказательство и твёрдое научное обоснование здесь совершенно отсутствует!

    Здесь также рассматривается перевод церковнославянского текста на русский язык, и даются этимологические откровения. «Столп установлен в месте, где достигнут был берег. Берег – это место, где навигатор сберёгся, то есть завершил переправу через пространство, грозящее гибелью. На просторах Земли - это море, на просторах внеземных в Солнечной системе – это межпланетные пространства. Слово «столп» происходит от инверсии (обратного прочтения) «плот с». «Плот» - это средство переправы. В данном случае с планеты на планету» (с. 47). Как интересно! Уж не ткнул ли автор пальцем в небо? Кстати, рассуждая в том же духе, можно придти к выводу о том, что фамилия Внук происходит от инверсии – «кунв» или «кнув». И если в слове «столп» после инверсии «плот с» последняя буква «с» была выброшена, то теперь, наоборот, ее следует добавить, и не сзади, а спереди, и не «с», а следующую за ней «т». Получаем «ткнув», что и подтверждает по-внуковски версию о том, что автор действительно ткнул пальцем в небо.

    Итак, по Внуку, мы – инопланетяне. «С какой планеты, можно предположить, исходя из слов «арий, арест, Арес, арех», которые называют первичный народ на планете Земля» (с. 47). Честно говоря, всегда считал, что слово «арест» означало взятие под стражу и заключение, но что это – название первичного народа на планете Земля – впервые слышу. А слова «арех» в русском языке нет, имеется слово «орех», но это – название древесного плода, а не народа. Имя Арес принадлежит греческому богу войны, а не народу-прародителю. Поэтому совершенно удивительным представляется вывод автора: «Значение этого слова по словарю древнерусского языка И.И. Срезневского – Марс» (там же). Какого слова? Греческое слово Арес действительно соответствует латинскому слову Марс, но ничего древнерусского в этом нет, и словарь Срезневского тут не причем. А Арес и Марс соответствуют русскому Яру, равно как и слово «арии» – Яровы люди. Но никакого отношения ни к аресту, ни к ореху эти слова не имеют. И потом, если уж заниматься инверсией, то и в данном случае. Тогда вместо слова «Марс» получаем слово «срам» в качестве оценке предложенной этимологии.

    В данном случае нет не только науки или даже ее подобия, тут нет элементарного здравого смысла. Сплошной произвол исследователя! А уважаемая «педагог высшей категории» этот раздел просто не читала. Скорее всего, она не глядя подписала придуманную самим же Максимом Внуком рецензию.

    Не удержусь от того, чтобы не процитировать этимологию слова «цивилизация» по Внуку. «Цивилизация – от слова «севилизация». «Ци» – энергия жизни. «Сев» – посев; «лиза» – ложе, соотвтствует слову «ложить» – то есть, опускать на поверхность. «Лизация» – опускание на поверхность (внесение семени жизни для распространения на поверхности)» (с. 47). Полагаю, что перед нами – шедевр народной этимологии. Чудаки-лингвисты полают, что народная этимология ушла вместе с далёкими 20-ми годами ХХ века, когда приехавшие из провинции люди говорили скудент или спинжак. Нет, она теперь входит в нашу жизнь более широким потоком (в данном случае тираж книжки М. Внука – 500 экземпляров). В самом деле, как замечательно: частица ЦИ взята из китайского, окончание Я проигнорировано, имя Лиза образовано от глагола «лОжить» (глагол – как у неграмотных провинциалов), а латинское слово civil есть просто выражение для одного из видов посева. Да здравствует этимолог Внук и его внуковщина!

    Глава пятая. Слово как оружие

    Теперь процитируем автора сразу с начала главы. «Здесь уместно сказать о слове «тайна». Значение этого слова сейчас принято понимать так: загадочное, неизвестное, скрываемое, секретное. Однако основа глубинного значения слова тайна – «первичность». Оно заключается в слове «айн» (нем. – «один»). Айн – отправное понятие, основа самосознания и образа мира и твердыня, заключенная в славянском образе буквы «Т» – с именем «Твердо», предметно представимое в образе «stein» [стайн] (нем. – камень). Этот камень стоит во главе угла и символизирует незыблемые, неизменные основания жизнеустройства. Сущностным ядром тайны существования является ответ на вопрос самоидентификации: Кто Я?» (с. 49).

    И опять можно только восхититься смелости автора. Русский смысл теперь выводится из немецкого языка, которого автор, увы, не знает. Слово ein по-немецки означает неопределенный артикль и на другой язык не переводится, а слово «один» по-немецки звучит как eins. Слово «камень», Stein, пишется с большой буквы (как и все существительные), а читается не как «стайн», а как «штайн». Видимо, в школе Максим Внук изучал другой язык, скажем, английский. Существует в немецком языке и слово «тайна» – Geheimnis, где корнем будет «хайм», а не «айн». Приходится только посожалеть о том, что человек берется рассуждать о том, чего, увы, не знает.

    Очень жаль, что язык является оружием – в данном случае он на глазах расстреливает образ Максима Внука как исследователя.

    «Огромный интерес для усвоения языка образных понятий представляет состав буков ВсяЯСветной грамоты. Эта традиция дана от имени учителей-хранителей и явлена в 1979 году Ананием Фёдоровичем Шубиным-Абрамовым» (с.56). Теперь понятно, откуда появилась вся рассмотренная чепуха. Год назад я общался с Ананием Фёдоровичем, который не смог мне вразумительно ответить ни на один вопрос, поскольку он не учёный, а визионер. А что может привидеться пожилому человеку – можно только догадываться. Во всяком случае, наука не строится на мистическом озарении, но на логике и доказательности. А у Шубина-Абрамова их нет.

    Глава шестая. Слово – наследный геном

    Это – самый большой раздел, который со своего начала даётся в два этажа; обычным шрифтом исследуется, например, культовое значение дуба, тогда как в сносках даются замечательные этимологии. С удивлением я узнаю, что «слово ЗНАНИЕ связано со словом ВОДА как ВЕДА» или «звук А (означающий Ра-спространение) характерен для Арктики, Северного кольца, для России, отсюда и –а (образ источения, распространения, открытия мира) в русском языке является окончанием ЖЕНСКОГО РОДА: БАБА, ЖЕНА» (С. 58). С какого потолка автор взял такого рода этимологии, знает только он один.

    Далее следует столь же произвольный анализ ряда сказок, но я его воспроизводить не буду, поскольку основная цель автора – раскрыть смысл многих русских слов, а не сказочных сюжетов.

    В разделе «Первичность древнерусского Слова» автор цитирует Библию: «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и слово было Бог. Оно было у Бога, и всё от Него начало Быть…» (Благовест от Иоанна, гл.1, ст.1). Итак, слово стоит в основе Бытия» (с. 73). – Не правда ли, очень научно и весьма доказательно! Бог в основе всей лингвистики.

    В разделе «Отступление о науке» звучит такая глубокомысленная фраза: «Существует расхожее мнение среди тех, кто привык поклоняться так называемой науке, что тексты, не содержащие математических формул и ссылок на авторов, посещающих с вами общие конференции, не являются научными. В связи с этим имеет место некий культ науки как методологии, обладающей правом на истину в последней инстанции» (с. 74).

    Здесь мы видим ряд смешанных чувств автора. Он не знает, что такое наука, поскольку никогда ею не занимался. Науке никто не поклоняется, это не вера в бога. Наука делится на фундаментальную и прикладную, и если фундаментальная открывает и объясняет новые явления, то прикладная использует их для решения некоторых насущных проблем человечества. Математический подход позволяет изложить некоторые результаты компактно и наглядно, что удобно, но не более того. Ссылки на авторов показывают эрудицию учёного, причем чем точнее он ссылается на своих предшественников, тем выше его научный уровень. В философии принято ссылаться, например, на Аристотеля или Платона, которые жили более двух тысяч лет назад, ибо их подход еще не устарел. А в ряде других научных направлений даже некоторые авторы, посещающие с вами общие конференции, могут оказаться устаревшими по своим подходам. Поэтому всё зависит от конкретной научной дисциплины. Так что тут Максим Внук заостряет внимание в общем-то на внешнее проявление науки, а не на ее суть.

    В разделе «Кириллица ли? О куриловице» Максим Внук пишет: «Сейчас принято называть наш славянский (словенский) алфавит кириллицей. Однако прежде он назывался куриловицей» (с. 76). Тут что ни слово, то путаница. Во-первых, половина славян пишет латиницей, так что кириллицей называется алфавит восточных и отчасти южных славян. Во-вторых, слово «словенский» применимо к языку словенцев, жителей Словении, который пишут латиницей; автор не знает этого значения слова и никогда не бывал в Словении (иначе бы он знал, что словенцы терпеть не могут кириллицы). Наконец, слово «из куриловице» взято из единственного текста Упыря Лихого, и применимо только к одному произведению, а не к шрифту в целом. Всех таких подробностей, известных славистам, автор не знает, и потому городит одну произвольную конструкцию на другую.

    Глава седьмая. Хранители

    Здесь Максим Внук исследует этимологию многих иностранных, а также русских слов, приписывая им, как обычно, произвольные значения. «Слово «скальды» и «скоморохи» имеет основу «скай» (в английском разделе единого языка «sky» означает небо). Небесное происхождение как тайный этнический атрибут встречается у многих, в том числе так называемых диких народов. Например, у шотландцев, дагонов, эвенков… Шотландцы именуются скоттами – skyoff (скай от) – «от неба». Слово «скай» порождает слово «Каин», то есть «сошедший, канувший с неба». Небесное происхождение – широко встречающийся образ относительно людей, народов, вещей или населенных пунктов. Трубадуры – труба от Уров. Уры – древнее сословие учителей» (с. 83).

    Тут что ни этимология, то хоть стой, хоть падай. Я уже не говорю о том, что за причисление шотландцев к диким народам Максим Внук станет невъездным в Шотландию. Догоны – народ древнейшей культуры, мифы которых обсуждаются на научных конгрессах. Послелог off (в отличие от of ) не имеет значения ОТ. Выражение skyoff бессмысленно, ибо послелог ставится после глаголов, а не после существительных. Современное английское слово «небо» не имеет никакого отношения к библейскому Каину, равно как и к скандинавским скальдам и русским скоморохам. И вообще – сближать современные слова, прошедшие длительный путь фонетической эволюции со словами древними, сохранившими утраченные позже черты – задача довольно опасная. Тут нужно убедить читателя в том, что первоначальное слово звучало так же, то есть, что эволюции или не было вообще, или она оказалась столь малой, что ею можно пренебречь. Ничего этого новоявленный этимолог не делает. А этимология французского слова «трубадур» почти та же, что в шуточной песне Высоцкого: «Протрубили во дворе трубадуры…». Но ведь там была шутка, а здесь это повторяется всерьёз.

    Глава восьмая. Знание о времени и спасении. Калинов мост

    Здесь точности в этимологиях больше, поскольку русские слова этимологизируются на русской же основе, хотя авторского произвола также достаточно.«Вода – то, что водит. Здесь заключен образ ручья, речки, реки полноводной, ведущей от истоков к морю-окияну» (с. 89). Из трех смыслов автора ни ручей, ни речка не подходит, поскольку ВОДИТЬ (=ВОЗИТЬ) грузы на плотах ни на ручьях, ни на речках практически невозможно из-за их малой глубины. «Веда – то, что ведет по жизни, мудрые наставления и знания, предания, сказки, эпос, поговорки, пословицы, примеры и образы героев, базовые представления о мире и месте человека в нём, а также всё разнообразие практических и полезных знаний» (с. 90). Уже не говоря о недоказанной близости корней ВЕД- и ВОД-, странно видеть такой расширительный смысл слова ВЕДА. Получается, что слово ВЕДА равно по значению слову ЭНЦИКЛОПЕДИЯ. На самом деле, если мы посмотрим однокоренные слова – проведать, разведать, отведать, то мы обнаружим в них иной смысл: «познакомиться поверхностно», «убедиться в существовании чего-то», но не «узнать досконально». Опять: вместо исследования лексики русского языка мы видим некие авторские домыслы. Да и вообще странно видеть внуковское направление мысли: если наука стремится дать каждому слову или термину как можно более УЗКИЙ смысл, Максим Внук стремится дать до предела ШИРОКИЙ. Это – неконструктивно.

    Глава девятая. Лествица для учеников

    Опять анализируются русские сказки. Вывод: «Велика разница между Матерью Мира Курочкой Рябой, даровавшей Золотое Яйцо, и безмозглыми курами. Курочка Ряба является тотемом сотворителя времени – Брамы. Образ имеет соответствие в Родовом именослове: имя Галя (Галина), что значит «чистый свет» (гало). Таков и пречистый образ Матери Богородицы, испокон веку почитаемый на Святой Руси. Этот образ пречистый дан нам как святыня, сущая в естестве каждой женщины» (с. 123). Опять непонятно: автор впервые заметил, что ли, несоответствие между мифологией, сказками и биологией курицы? В русской мифологии курицы не было (куры в наших широтах как дикий род не водятся), в этой роли выступала утка, в сказках (гораздо более поздних образцах народного творчества), символика утки переходит на курицу; слово gallina по-испански до сих пор означает курицу, слово «гало» нерусского происхождения. Мать-Богородица на всех языках мира у христиан имеет имя Мария, а не Галина. А психологи нам скажут, что черты святости присуще далеко не каждой женщины. Таким образом, и вывод из всей главы нелеп.

    Заключение книги

    «Научные исследования показывают, что слово, как звучащее, так и изображенное, обладает воздействующей силой. Слово проклятия может убить. Слово молитвы может исцелить. Слово и именно слово является тончайшей управляющей силой мироздания. Вот так и мы в наше «бременное» время вынашивали с друзьями идею книги единственной и достаточной, ведь для счастья много ли надо человеку? Как гласит русская поговорка: «Маг тот, кто могёт». Магём или не могём мы написать такую книгу, покажет время, в сейчас, чтоб не сидеть сложа руки, подготовили эту» (с. 124).

    Вот оно, собственноручное признание: книга подготовлена авторским коллективом просто для того, ЧТОБЫ НЕ СИДЕТЬ, СЛОЖА РУКИ. Прекрасная мотивация! Иными словами, книга написана ОТ НЕЧЕГО ДЕЛАТЬ.

    Тут впервые упоминается наука в положительном смысле слова. До сих пор автор ее упорно обходил, ставя на ее место свои домыслы. Словом МОГЁМ при всей его неправильности, все-таки имеет нужный корень, в отличие от слова МАГЁМ, упомянутого автором. Наконец, желая написать ЕДИНСТВЕННУЮ книгу, автор написал другую, предварительную. Вероятно, слово ЕДИНСТВЕННУЮ он понимает как ЦЕЛУЮ СЕРИЮ книг своих наблюдений.

    Обсуждение

    Итак, как и во многих сходных случаях, мы сталкиваемся с двумя противоположными тенденциями: осчастливить человечество своими наработками и проигнорировать уровень накопленных наукой знаний. Автор забыл, что идти вперед можно только после усвоения всех накопленных человечеством знаний, хотя бы в узкой области. А тут мы видим попытки внесения своей лепты в этимологию, лингвистику, философию и психологию. Ни один ученый не претендует на каждую из этих наук хотя бы в отдельности – только на очень узкий раздел в ней, где всё равно оказывается огромное количество фактов, идей и точек зрения. Но автор не исследует ни одного из своих предшественников, как если бы таких не существовало вовсе, все новые знания он пытается, как паук нить, вытащить из себя.

    Кандидатов в ученые обучают в аспирантуре, и первые несколько месяцев уходят на утверждение темы диссертации. Тут происходит перетягивание каната: аспирант стремится исследовать как можно более широкую область, а его научный руководитель почему-то упрямится и говорит, что такую задачу мог бы решить только специализированный НИИ в течение нескольких десятилетий. В результате аспирант получает от кафедры после утверждения какую-то совершенно куцую проблему, которую, как ему кажется, он мог бы решить в два дня. Однако зачем-то требуется список литературы, и аспирант берет его сначала с потолка. Только углубляясь в тему, он видит, что его «куцая проблема» на самом деле и сложна, и интересна. И, завершив работу над диссертацией, он понимает, что будь у него еще хотя бы годик, он бы написал совсем не так и выкинул бы половину бесполезно названных в списке работ.

    Ну, а если не пройти этой школы, то можно годами толочь воду в ступе – писать никому не нужные статьи и книги и обижаться на учёных. Понятно, почему его опус должен была стать для меня бесценным Даром: это была первая Книга автора. Однако утверждение автора о том, что мы – марсиане, говорящие о жизни через задний проход, ничего кроме сожаления у меня не вызвали.

    Заключение

    Проведенный анализ этой беспомощной работы меня скорее расстраивает, чем восхищает: сколько человеческой энергии потрачено впустую, да еще и с благородной целью!

    Литература

    1. ВНУ: Внук Максим. Азы. Слово славян. Новосибирск, Славянский мир, 2007. – 134 с.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову