Польский вопрос и деление на русских и россиян

Чудинов Валерий Алексеевич


Я уже делал рецензию на книгу Пыхтина [1]. Теперь мне любопытно рассмотреть главу «Польский мятеж против России» из новой книги пяти авторов [2].

Оглавление:
  • Венский конгресс.
  • Отношение русских к полякам.
  • Польский мятеж как результат русских уступок.
  • Подавление мятежа.
  • Последствия в статусе Польши.
  • Военное положение.
  • Пятая колонна в России.
  • Отношение праздной публики.
  • Пушкин о польских событиях и снова масон.
  • Маркс о польских событиях.
  • Позиция Льва Толстого.
  • Второй польский мятеж.
  • Роль польских эмигрантов.
  • Пропагандистская «утка» поляков.
  • Российская оборона в информационной войне.
  • Выгодно ли было европейцам нападать на Россию?
  • Позиция А.С. Пушкина.
  • Из Императорского манифеста.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература
  • Венский конгресс.

    «После наполеоновских войн Польша оказалась разорённой в политическом и хозяйственном отношении и не имела сил для государственного суверенитета. Решением Венского конгресса 1815 года центральная Польша вошла в состав Российской империи, другие польские территории достались Австрии и Пруссии» [2:153].
    Википедия пишет по этому поводу: «Все решения Венского Конгресса были собраны в Акте Венского Конгресса. Конгресс санкционировал включение в состав нового королевства Нидерландов территории Австрийских Нидерландов (современная Бельгия), однако все остальные владения Австрии вернулись под контроль Габсбургов, в том числе Ломбардия, Венецианская область, Тоскана, Парма и Тироль. Пруссии досталась часть Саксонии, значительная территория Вестфалии и Рейнской области. Дания, бывшая союзница Франции, лишилась Норвегии, переданной Швеции. В Италии была восстановлена власть папы римского над Ватиканом и Папской областью, а Бурбонам вернули Королевство Обеих Сицилий. Был также образован Германский союз. Часть созданного Наполеоном герцогства Варшавского вошла в состав Российской империи под названием Царство Польское, а русский император Александр I становился и польским королём».

    Рис. 1. Европа после Венского конгресса

    Отношение русских к полякам.

    «В Российской империи власть сочувственно отнеслась к положению поляков. Александр I предоставил Польше возможность иметь парламент, собственную армию, собственную администрацию и польскую денежную систему, которая была ближе к европейской, чем к русской. Царство Польское получило, таким образом, широкую автономию. При этом на территории Польши не вводились законы Российской империи, а шляхте были предоставлены права русского дворянства. Русское присутствие не намечалось ни в гражданской службе, ни  в судебной системе. В Польше незыблемо сохранилось доминирование католицизма не только в духовной жизни, но и в ее системе образования. Только к концу царствования Александра I русский язык и русская история стали преподаваться в школах на русском языке» [2:153-154].
    Полагаю, что это была огромная геополитическая ошибка, создание этнической мины замедленного действия. Герцогство Варшавское – это еще не вся Польша, а потому его вполне можно было переименовать в Варшавскую губернию России, предоставив ей все права и обязанности русских губерний. Иными словами – делопроизводство, суд и обучение в школе – на русском языке, в старших классах – изучение польского языка и польской культуры. Занятие выборных должностей – только лицам, владеющих русским языком и принявшим православие. Безусловная отмена польской валюты на территории Российской империи. Никакой административной автономии – равные права со всеми другими народами Российской империи (малороссами, чувашами, казахами и т.д.). Это свело бы польский сепаратизм к минимуму. А придание Варшавскому герцогству исключительных прав без каких-либо заслуг с его стороны означало поощрение любых националистических иллюзий (о якобы европейской принадлежности поляков). Заметим, что присоединение части Саксонии к Пруссии не предполагало никаких уступок саксонцам со стороны пруссаков, и уже тем более не порождало иллюзий о создании Великой Саксонии. Так что русские поступили к полякам излишне добросердечно.  
    «Польское общество, польская знать не желали подчинённого положения в Империи и грезили о собственной империи, которую пресекла русская державность и остановил русский народ. Следуя французским влияниям, польские образованные слои составляли тайные общества, исповедующие идею Великой Польши «от моря и до моря» [2:154].
    Как видим, русскую доброжелательность и сочувствие поляки не оценили, и стали бороться за превосходство над русскими. Так что политика Русской империи по отношению к полякам иначе как попустительством названа быть не может. Если бы активных сторонников Польской империи русские суды судили и высылали в Сибирь и другие места, таких тайных обществ и антирусских образованных слоёв общества на территории Польши через короткое время уже не осталось бы.  
    «После восстания декабристов новый император Николай Павлович всячески стремился к тому, чтобы лояльность поляков была обеспечена без вмешательства в их автономные дела. В знак уважения к Польше он в 1829 году короновался на польский престол в Варшаве. Но этот знак уважения был расценен, напротив, как посягательство на польскую гордость» [2:154].
    Всё правильно! Если полякам спускали все их имперские амбиции, то иного  ожидать было невозможно. Если бы существовала Варшавская губерния, а русский император, короновавшись на польское царство, перевел бы рядовую губернию на особое положение королевства, поляки могли бы считать это большой уступкой своим чаяниям. А иначе они, вполне естественно, посчитали русского императора узурпатором какой-то части их национальных прав. Так что еще один царский подарок был воспринят ими как национальное унижение.

    Польский мятеж как результат русских уступок.

    «Польский мятеж был поднят в условиях, когда Россия добилась впечатляющих успехов во внешней политике. В 1928 году был подписан русско-иранский договор, к России переходили Эриванское и Нахичеванское ханства, граница устанавливалась по реке Аракс, Каспийское море открывалось для торгового судоходства, подтверждалось исключительное право России держать на Каспийском море военный флот. В 1829 году в Адрианополе был подписан договор с Турцией. К России отходило устье Дуная с островами, восточное побережье Чёрного моря с Анапой, Поти, а также районы Ахалцыха и Ахалкалаки. Турция признала владения России в Закавказье. Подтверждалось право подданных России на торговлю по всей территории Османской империи и их неподсудность турецким властям. Босфор и Дарданеллы становились свободными для судоходства»  [2:154].
    Поляки не считали себя частью России (Империя не предприняла усилий по их русификации), и успехи русских во внешней политике для поляков никакой роли не играли. Свою автономию они считали не даром России, а свидетельством слабости Империи, и предпочли напасть на русский арсенал, рис. 2.

    Рис. 2. Марчин Залеский. Взятие русского арсенала в Варшаве

    «Переворот во Франции в июле 1830 года – свержение Карла Х и утверждение на троне Луи-Филиппа возбудило революционное движение по всей Европе: разразились бунты и волнения в германских государствах, Италии и Бельгии. При этом «концерт европейских держав» был нестройным: каждая держава предпочитала решать свои проблемы или занимала выжидательную позицию. В этих условиях Николай I сформулировал принцип своей внешней политики: «Пока революция ограничивается пределами Франции – моя оппозиция происходящему там перевороту будет только моральной». Организация сил России, Пруссии и Австрии была сорвана польскими событиями» [2:154-155].
    Понятно, что Россия и в одиночку представляла собой сильного игрока на европейской арене. Но в союзе с Австро-Венгрией и Германией ей вообще не было конкурентов.
    «Польский мятеж вспыхнул в ноябре 1830 года в Варшаве. Поводом к выступлению стали слухи, что польская шляхта и польские войска будут направлены на подавление французской революции. Большая часть польских войск примкнула к мятежникам. Захваченное из арсенала русских войск оружие было роздано населению. Вооруженная толпа ворвалась в Бельведерский дворец с намерением убить российского цесаревича Константина Павловича. Началась охота на солдат и офицеров русского воинского контингента. Поляки напали на казармы русских войск, но были отбиты. Великий князь Константин Павлович едва успел уехать из Варшавы. С ним ушли русские войска» [2:155].
    Сохранить польскую армию при вхождении Варшавского герцогства в Российскую империю – это уже не уступка полякам, а просто глупость. Поляки должны были бы служить на общих основаниях в русской армии, и тогда любой польский мятеж был бы обречён на поражение еще в зародыше. А покушение на русскую особу царской крови должно было бы закончиться виселицами с болтающимися на них мятежниками.  
    «Польский сейм объявил династию Николая I лишенным польского престола, а власть передал правительству из пяти человек во главе с князем Адамом Чарторыйским. Было объявлено, что восстание прекратится только тогда, когда Царству Польскому будет предоставлена независимость и земли в границах Речи Посполитой 1772 года – вместе с Литвой, Белоруссией, Малороссией. Депутация сейма пыталась представить свои требования в Петербурге, но Николай I не пожелал общаться с мятежниками, пока они не сложат оружие» [2:155].
    Вот до какой наглости поляков довело попустительство их национальной автономии. Если бы сейм был распущен сразу по присоединении герцогства к России, а вместо него герцогством руководил русский генерал-губернатор, мысль о том, что губерния должна была почему-то раздуться до размера королевства с присоединением Малороссии, Белоруссии и Литвы, вряд ли вошло бы в горячечные головы поляков. А тут мятежные поляки посмели направить депутацию к самому русскому Императору с подобными наглыми требованиями!

    Подавление мятежа.

    Понятно, что мятеж с самого начала был обречен на провал. «В январе 1831 года в Польшу вошли войска под командованием И.И. Дибича. Сложность для русской армии представляла завезённая из Индии холера, а вовсе не удачи поляков. От холеры скончались главнокомандующий Дибич и цесаревич Константин Павлович. Что касается польской армии, то она была наголову разбита под Гроховым и Остроленкой. В сентябре Варшава была взята приступом.

    Рис. 3. Иван Иванович Дибич, главнокомандующий русской армии

    Через девять месяцев боёв, осложнённых эпидемией холеры, восстание было подавлено. Согласно подписанным генералом Круковецким условиям капитуляции польские войска должны были принести присягу на верность российскому императору и покинуть Варшаву. Верховный суд Империи приговорил 258 главных участников к смертной казни, которую Государь великодушно заменил на изгнание за границу или ссылку в Сибирь. Сотнями были вынесены приговоры с осуждением на каторгу, многие участники восстания записаны в солдаты, тысячи семейств участников мятежа сосланы в глубинные губернии России, а их имения конфискованы» [2:155-156].
    Ничего этого не пришлось бы делать, если бы Варшавское герцогство с самого начала стало бы Варшавской губернией, ибо тогда не было бы Варшавского мятежа. Но и тут, после его подавления было проявлено ненужное великодушие. Ибо уехавшие в Европу поляки стали бы мстить. Русский император должен был оставить решение судов без изменения – и всё.

    Последствия в статусе Польши.

    «В 1832 году Российская Империя провела ряд мероприятий, изменивших статус Царства Польского. Они могли гарантировать ему спокойное развитие и пресекали возможные очаги крамолы. В феврале 1832 года конституция Польши была упразднена, сейм и армия распущены, генерал-губернатором Польши был назначен командующий польскими войсками генерал И.Ф. Паскевич. Управлять страной должен был административный совет из лиц, назначаемых правительством Империи, а при Государе учреждался статс-секретарь по делам Царства Польского» [2:156].  
    Меры, безусловно, полезные, но запоздалые. Их следовало ввести сразу после присоединения Варшавского герцогства к России. Тогда и никакого мятежа не было бы. А все властные структуры, включая низшие, должны были состоять из русских людей.
    «Управление Польшей предполагалось осуществлять по законам Российской Империи и на основании «Органического статута». При этом сохранялись права польского местного самоуправления, польский язык при судопроизводстве и в местных органах власти. Городские власти избирались общегородскими собраниями; собрания дворянства, городских и сельских обществ избирали членов совета воеводств, которые, в свою очередь, избирали судей двух первых инстанций, а также предлагали кандидатов для замещения административных должностей» [2:156].
    И опять мы видим ряд неоправданных уступок полякам. Вместо жёсткого подавления мятежа Империя оставила ряд административных функций за поляками.
    Понятно, что последствия не замедлили себя ждать.

    Военное положение.

    «Органический статут, утверждённый Манифестом Николая I, в полной мере не вступил в силу, поскольку революционное брожение в Польше не прекратилось. В 1834 году царским правительством вводится военное положение» [2:156].
    Военное положение – это чрезвычайная мера. Ее обычно вводят тогда, когда не срабатывает нормальное законодательство. Но она является закономерным результатом предоставления неоправданных уступок этносам, которые их ничем не заслужили.

    Пятая колонна в России.

    «Польский вопрос всегда был поводом для приложения сил всех, кто чаял крушения самодержавия и подрыва мощи Российской Империи. Первым политическим союзом, который рассматривал независимость Польши в качестве одного из ключевых пунктов свой программы, были декабристы. Декабристы М. Бестужев и С. Муравьёв вели переговоры с польскими тайными обществами о союзничестве и готовы были добиваться отделения Польши от Российской Империи. «По правилу Народности должна Россия  даровать Польше независимое существование», – писал П. Пестель в «Русской правде», выражая позицию, принятую на съезде Южного общества декабристов. Каторжные декабристы встречали ссыльных поляков как товарищей по оружию» [2:156-157].
    Понятно, что Павел Иванович Пестель, в возрасте с 12 по 16 лет обучавшийся в Дрездене, более следовал интересам Запада, нежели России. «Путь к достижению цели Пестель видел в военном перевороте, доказывал необходимость истребления императорской фамилии» [3]. Иными словами, предлагал насильственное уничтожение государственного строя Российской Империи. «Держался на следствии с мужеством и достоинством до той поры, пока не убедился, что на него дали подробные показания товарищи. Написал Николаю I униженное письмо с просьбой о милосердии. Повешен вместе с приговоренными декабристами на кронверке Петропавловской крепости» [3].
    То есть, держался с достоинством до тех пор, пока ощущал свою безнаказанность. Но такова судьба всех диссидентов, которые подрывают мощь России своими блеяниями насчёт мнимых превосходств Запада, затем организуют тайные общества, а позже униженно молят о пощаде. Всем им рано или поздно висеть на кронверке Петропавловской крепости.  
    Можно ли декабристов называть диссидентами? Согласно Википедии, «Диссидент (лат. dissidens — отступник, инакомыслящий) — человек, политические взгляды которого радикально расходятся с официально установленными в стране его проживания. Зачастую этот конфликт личных убеждений с господствующей доктриной приводит к гонениям, преследованиям и репрессиям со стороны официальных властей». Декабристы как раз имели политические убеждения, радикально расходящиеся с официально установленными. Впрочем, чуть ниже Википедия уточняет: «В 1960-е годы диссидентами стали именовать представителей оппозиционного движения в СССР и странах Восточной Европы, которое (в противоположность антисоветским и антикоммунистическим движениям предыдущего периода) не пыталось бороться насильственными средствами против советского строя и марксистско-ленинской идеологии, а апеллировало к советским законам (см. правозащитник) и официально провозглашаемым ценностям. Термин сначала стал применяться на Западе, а затем и самими инакомыслящими».
    Иными словами, сами против строя не боролись вооруженным путём (не изготавливали бомбы, не отстреливали должностных лиц, не строили баррикад), но провоцировали на такие действия других.

    Рис. 4. Диссиденты: Юлия Вишневская, Людмила Алексеева, Дина Каминская и Кронид Любарский. Мюнхен, 1978. Из Википедии.

    Любопытно прочитать биографии диссидентов. Например: «Людмила Алексеева (в девичестве Славинская) родилась 20 июля 1927 года в Евпатории в семье Михаила Львовича Славинского и Валентины Афанасьевны Ефименко» (Википедия). Ни отец, ни мать не являются этническими русскими, место рождения – нынешняя Украина. Имеет гражданство США. «Дина Исааковна Каминская (13 января 1919, Екатеринослав — 7 июля 2006, Фоллс-Чёрч, штат Виргиния) — советский адвокат и правозащитник, известная своим участием в процессах над советскими диссидентами. Жена правоведа Константина Симиса, мать политолога Дмитрия Саймса» (Википедия). Этнически не русская. «Крони?д Арка?дьевич Люба?рский (4 апреля 1934, Псков — 23 мая 1996, Бали, Индонезия) — участник правозащитного движения в СССР, политзаключённый, автор идеи учреждения в 1974 году Дня политзаключенного в СССР, политэмигрант, член Московской Хельсинкской группы с 1989 года (возглавлял МХГ в 1994—1996 гг.)» (Википедия). Этнически не русский. Юлия Вишневская: хотя сведений о ней нет, но внешне она выглядит как этнически не русская. Примечательно, что сфотографированы они на территории страны, которая воевала против СССР. – Понятно, что этим людям интересы России или СССР совершенно чужды, ибо им в Европе привили интересы других стран и этносов. – Но вернёмся к статье о поляках.

    Отношение праздной публики.

    «Особенно взволнованно встретила весть о польском мятеже праздная публика обеих российских столиц. Герцен писал в своих воспоминаниях» Мы радовались каждому поражению Дибича, не верили неуспехам поляков». «Когда вспыхнула в Варшаве революция 18930 года, русский народ не обнаружил ни малейшей вражды против ослушников воли царской. Молодёжь всем сердцем сочувствовала полякам. Я помню, с каким нетерпением ждали мы известия из Варшавы; мы плакали, как дети, при вести о поминках, справленных в столице Польши по нашим петербургским мученикам» [2:157].
    Как мы знаем, «Герцен родился в семье богатого помещика Ивана Алексеевича Яковлева (1767—1846), происходившего от Андрея Кобылы (как и Романовы). Мать — 16-летняя немка Генриетта-Вильгельмина-Луиза Гааг, дочь мелкого чиновника, делопроизводителя в казённой палате в Штутгарте. Брак родителей не был оформлен, и Герцен носил фамилию, придуманную отцом: Герцен — «сын сердца» (от нем. Herz)» (Википедия). Иными словами, полукровка, этнически не русский, и к тому же незаконнорожденный. Были ли ему дороги интересы России? Это большой вопрос.

    Рис. 5. Russian political writer Alexander Herzen by Félix Valloton (1895)
    и моё чтение надписей

    Личность Александра Ивановича Герцена характеризует швейцарский художник Феликс Валлотон, рис. 5. Избранный им ракурс – вид сверху на большой лоб. Но Герцен на зрителя смотрит снизу вверх исподлобья недобрым взглядом; брови у него крохотные, зато глазницы сильно вытянуты по горизонтали, а мешки под глазами обозначены явно.  К моему изумлению, художник вписал в портрет надписи на русском языке, и я в качестве эпиграфиста не смог удержаться от соблазна прочитать их.
    На правой глазнице бровь образует букву Т, за которой следует буква Р. Буква У между зрачком и нижней дугой читается в обращенном цвете. На левой глазнице можно прочитать довольно жирную букву С. Всё вместе образует слово ТРУС. Мешок под глазом или пенсне образует букву О, от носа вправо можно прочитать букву Н, что образует слово ОН. На правом усе читается слово ПРАКТИК, на левом – И ДИКАРЬ. Низ бороды – это слово МАСОН. Наконец, слева от правого уса можно прочитать слово ОБОРОТЕНЬ.
    Итак, полная характеристика Герцена, данная Валлотоном, звучит так: ТРУС ОН, ПРАКТИК И ДИКАРЬ. МАСОН, ОБОРОТЕНЬ. Мало того, что портрет далеко не лестный, но, оказывается, Герцен был масоном.

    Рис. 6. Автопортрет Феликса Валлотена

    Судя по гравюре автопортрета, сам Феликс Валлотен не был масоном. Неявных русских надписей на его автопортрете, на мой взгляд, нет.

    Но вот по поводу масонства интернет предлагает текст: «Вернувшись в библейские времена из Египта в Палестину, евреи поделили ее на 12 частей. Каждое из 12 колен Израиля получило по жребию свою территорию. В каждой - своя власть, законы, традиции. Но все подчинялись общему Синедриону. Когда переселенцы из Старого Света заселяли новую землю обетованную – Америку, - они создали 13 территорий-штатов. По числу колен израилевых плюс тринадцатое: духовные иудеи – масоны. Принцип управления тот же. Местные законы и общий федеральный центр. Большинство отцов - основателей США были вольными каменщиками. Из 56 человек, подписавших Декларацию о Независимости, 53 масоны. Эти братья и сформировали американскую нацию. Поэтому нет ничего удивительного в том, что они же становились хозяевами Белого дома. Говорят, лишь один президент в истории США был не масоном, а чистым католиком – Джон Ф. Кеннеди. Свою жизнь он закончил трагически.
    Основателем и первым главой чисто американского масонства был Бенджамин Франклин («Великая ложа Филадельфии»). В Европе обычно «Великая ложа» была одна на всю страну. Франклин ввел ее в каждом штате. Первый президент Джордж Вашингтон – иллюминат. Позже братья возведут Мемориал Джорджа Вашингтона в центре американской столицы, носящей его имя, – облицованный  белым мрамором каменный обелиск высотой 169 метров. «Чертова дюжина» в квадрате! Портрет Вашингтона поместили на обратной стороне знаменитой однодолларовой купюры… Эти люди без всяких заклинаний сделали явью извечную мечту алхимиков. Приватизировав печатный долларовый станок, они давно уже делают деньги буквально из воздуха, получая за простые бумажки все материальные блага мира. Стоит этим кукловодам дернуть за ниточку - и начинает трясти целые страны и континенты. И пока не узнаем, что это за люди и как они действуют, мы не поймем, что с нами всеми происходит и почему настал мировой кризис» [4].
    Теперь понятно, почему Герцен нашел деньги на «Колокол» и на антирусскую пропаганду.

    Пушкин о польских событиях и снова масон.

    «В тексте чернового наброска письма Бенкендорфу (1831) Пушкин указывает: «Озлоблённая Европа нападает покамест на Россию не оружием, но ежедневной, бешеной клеветою. – Конституционные правительства хотят мира, а молодые поколения, волнуемые журналами, требуют войны». Сам Бенкендорф признавал: «Дух мятежа, распространившийся в Царстве Польском и в присоединённых  от Польши губерниях, имел вообще вредное влияние и на расположение умов внутри государства. Вредные толки либерального класса людей, особливо молодёжи, неоднократно обращали внимание высшего наблюдения. В Москве обнаружились даже и преступные замыслы… Нет сомнения, что при дальнейших неудачах в укрощении мятежа в Царстве Польском дух своевольства пустил бы в отечестве нашем сильные отрасли».
    В пораженном духом либерализма Европе мятежники встречали поддержку вопреки воле собственных правительств. При том, что французский парламент не поддержал сторонников польского мятежа, они пользовались в растревоженном обществе значительным влиянием. Был образован Комитет по оказанию помощи восставшим полякам, распространивший филиалы во многих городах. Главой комитета был влиятельный оппозиционер генерал Лафайет; в Комитет входили видные деятели французской культуры, включая популярного в России писателя В. Гюго. В марте 1831 года демонстранты в поддержку мятежников побили стёкла в русском посольстве в Париже, а в сентябре того же года произошли баррикадные бои. Оппозиционеры требовали войны против Священного Союза, войны против России»  [2:157-158].
    Сразу напрашивается вопрос – а не был ли генерал Жильбер, маркиз де Ля Файет, подобно Герцену,  масоном? – Ответ очевиден, и Википедия его не скрывает: «Лафайет прошёл масонское посвящение, и как другой участник войны в США — Александр де Грасс, был членом парижской масонской ложи «Saint Jean d'Écosse du Contrat social». И приводит на рис. 7 эфес масонского меча Лафайета.

    Рис. 7. Верхняя часть меча Лафайета

    На взгляд неискушенного человека, тут находится символика СССР: внизу пятиконечная звезда, как она изображалась на ряде орденов; слева – серп и молот (хотя вместо серпа изображен мастерок каменщика, а молоток имеет несколько иную форму). Но такое изумление возможно только для несведущего человека, ибо в СМИ уже давно публикуются данные о том, что Октябрьскую революцию в Российской империи организовали и провели масоны. А циркуль справа напоминает герб ГДР, который я поместил справа вверху. – Понятно, что у меня как эпиграфиста, появился вопрос – нет ли на этом гербе надписей, которые читались бы по-русски? Оказалось, что есть.

    Рис. 8. Моё чтение надписей на масонской пятиконечной звезде

    Я перенумеровал пространства между концами звезды и стал читать, начиная снизу; это – надпись № 1. В обращенном цвете можно прочитать слова: ТЫ – ФРАНКМАСОН. Слева вверху находится надпись № 2, где в реальном цвете читается слово ЛИК, в обращённом – ЯХВЭ. Справа помещена надпись № 3, где читаются слова  ЯРА ГНОМ в обращённом цвете. Справа внизу можно прочитать надпись № 4, в прямом цвете – МИР МАРЫ, в обращенном – МАРЫ МИР. Слева внизу – последняя надпись № 5, где в прямом цвете написано слово МРАКА, а в обращенном – слово МИР.  
    Честно говоря, меня удивило то, что в символику масонов вписаны какие-то надписи. Еще более удивительно то, что эти надписи сделаны на русском языке. И, наконец, прежде я не очень был уверен в том, о чём писали публикации о масонах – будто бы они служат Сатане. Полагал, что речь идёт об обычных наговоров христиан на другие религии. Однако теперь на понятном мне русском языке я прочитал, что франкмасоны относятся к миру Мары, который является одновременно и миром мрака, а главный бог иудаизма Яхве (он же Иегова, он же Саваоф) является не МИМОМ, но ГНОМОМ ЯРА.  
    Теперь мне стало понятным, почему мои оппоненты из ЖЖ «Чудинология» с таким презрением отзывались о МИМЕ ЯРА. Ибо с позиций ГНОМА ЯРА он является не просто великаном, (гигантом во всех смыслах), но и противником ЯХВЕ. Ибо если ЯР – это, прежде всего, Солнце, то ЯХВЕ – это МРАК. И сторонникам мрака нестерпимо видеть мир Солнца.  Да и ЖЖ, видимо, был организован именно для того, чтобы отвратить меня от чтения надписей именно франкмасонов. – Но вернёмся к исследованию польских событий.

    Маркс о польских событиях.

    Маркс и Энгельс писали о 1830 годе: «Клич «Да здравствует Польша!», который раздавался тогда по всей  Западной Европе, был не только выражением симпатии и восхищения патриотическими бойцами, которых сломили с помощью грубой силы, – этим кличем приветствовали нацию, все восстания которой, столь роковые для нее самой, всегда останавливали поход контрреволюции… Клич «Да здравствует Польша!» означал сам по себе: Смерть Священному союзу, смерть военному деспотизму Прссии, Пруссии и Австрии, смерть монгольскому господству над современным обществом!» [2:158].
    Странно, что Россию, которая, согласно академической историографии, приняла основной натиск монгольского нашествия, Маркс считал монгольской державой. Не следует ли из этого, что под монголами Европа имела в виду именно русских? Но тогда прав академик А.Т. Фоменко, предположивший, что «монголы» – это русские?
    «Энгельс особо выделил в польском мятеже Лелевеля: «В призыве к оружию всей старой Польши, в превращении войны за независимость Польши в европейскую войну, в предоставлении гражданских прав евреям и крестьянам, в наделении последних земельной собственностью, в перестройке всей Польши на основах демократии и равенства искал он путей для превращения национальной борьбы в борьбу за свободу». К подобным же персонажам взывали Маркс и Энгельс в 1848 году, требуя от Европы «с оружием в руках потребовать от России отказа от Польши… Война с Россией была бы единственно возможным путём спасти нашу честь и наши интересы по отношению к нашим славянским соседям и особенно к Польше» [2:158].
    Википедия сообщает: «Иоа?хим Леле?вель (польск. Joachim Lelewel, лит. Joachimas Lelevelis, белор. Яўхім Лялевель, 22 марта 1786, Варшава — 29 мая 1861, Париж) — польский историк, общественный и политический деятель; профессор Виленского университета… С началом Польского восстания 1830—1831 годов (в польской историографии Ноябрьское восстание) член Административного совета во главе с Адамом Чарторыйским, затем Национального правительства. Стал председателем возобновлённого в ходе восстания Патриотического общества (Towarzystwo Patriotyczne), стремившегося радикализировать политические действия (под давлением организованных Патриотическим обществом манифестаций сейм 25 января 1831 года проголосовал за лишение польского престола Николая I) и проведения глубоких социальных реформ (наделение части крестьян землёй и другие меры)».
    Итак, Маркс и Энгельс высоко оценили радикализм Лелевеля.
    «Основоположники марксизма легко определяли интерес рабочего класса именно к войне против России»: «Рабочие Европы единодушно провозглашают восстановление Польши как неотъемлемую часть своей политической программы, как требование, наиболее выражающее их внешнюю политику… [Рабочий класс] хочет вмешательства, а не невмешательства; он хочет войны с Россией, потому что Россия вторгается в дела Польши; и он это доказывал каждый раз, когда поляки восставали против своих угнетателей»… В одном из писем Энгельсу Маркс точно указал на «тот исторический факт, что сила и жизнеспособность всех революций, начиная с 1789 года, довольно точно измеряются их отношением к Польше. Польша – их «внешний» термометр». Теоретики мятежа зафиксировали, что радикализм оппозиции к правительству всегда сопровождался соответствующей же степенью радикализма требований оказать поддержку польским мятежникам» [2:158-159].   
    Итак, классики марксизма, оказывается, были настроены весьма решительно против России за то, что Россия не провела русификацию Польши, а даровала ей автономию. Когда мы изучали в советское время марксизм, о такой позиции Маркса и Энгельса не было сказано ни слова. Иными словами, манипулирование интересами рабочего класса (якобы в середине XIX века рабочий класс хотел вмешательства в дела России, а в ХХ веке Ленин уверял, что рабочий класс России совершенно не должен вмешиваться в войну России против Германии) классиками марксизма было на руку только врагам России.
    Естественно, что сразу же возникает вопрос, не были ли классики марксизма масонами? – На этот вопрос утвердительно отвечает Владимир Истархов [5]: «Иллюминаты являются высшей частью золотой пирамиды. Лев Троцкий в США вступил в масонскую ложу золотой пирамиды, называемую Мицраим (в переводе с иврита означает Египет) и был масоном очень высокой степени посвящения. Троцкий был основателем «Красной армии». Название не случайно. Красная армия – это армия Ротшильда (красная вывеска). Троцкий ввел символ для этой армии в виде пятиугольной масонской звезды. Красная армия под предводительством Троцкого была смертельным оружием международной иудократии. Карл Маркс и Фридрих Энгельс были масонами 31-ой степени и сатанистами. В своем стихотворении «Скрипач» Маркс пишет: «Адские испарения поднимаются и наполняют мой мозг, пока не сойду с ума, и мое сердце в корне не переменится. Видишь этот меч? Князь тьмы продал мне его». Эти строки приобретают особое значение, если знать, что в ритуале высшего посвящения в сатанинский культ кандидату продается заколдованный меч, гарантирующий ему успех. Он платит за него, подписывая кровью, взятой из его вен. Это договор, по которому его душа будет принадлежать сатане после смерти».
    В этой же статье он поясняет, что 31-я ступень посвящения называется «Великий инспектор инквизитор командор». Так что с Россией пытались расправиться иллюминаты еще в середине XIX века, используя польский вопрос.

    Позиция Льва Толстого.

    «На русской почве примером такого радикализма может служить позиция Льва Толстого, который на склоне лет, когда ему было уже за восемьдесят, стал «зеркалом русской революции», отражая все фобии общества по отношению к Российской империи. Польская русофобия отразилась в нём в полной мере. Рассказом «За что?» Л.Н. Толстой выразил симпатию к мятежникам 1830 года и последующих польских восстаний. Рассказ написан на основании исторических сочинений, написанных «с польской точки зрения», сформированной французскими, немецкими и польскими авторами.
    В своих письмах к польским издателям Толстой писал: «Может быть, некоторые из моих писаний, как рассказ «За что?», письмо к Сенкевичу, а также только что законченная мною статья «Закон насилия и закон любви», посвященная, между прочим, вопросу об угнетении мелких народностей, могли бы представлять интерес для польской публики. Все они к вашим услугам». С 1905-1907 гг. сочувственные сочинения Толстого постоянно публиковались в предреволюционной Польше» [2:159-160].
    Невольно возникает аналогичный вопрос – а не был ли Лев Толстой масоном? Вообще говоря, русский граф вряд ли вступил бы в подобную организацию. Тем не менее, я проверил по интернету. Там я нашел статью [6], из которой процитирую несколько  абзацев: «В школьных и институтских программах всегда умалчивалось, что Толстой был не просто литератором. Он ведь замахивался на создание собственной религии. Якобы христианской, но без Христа. Чего стоит собранный им том различных «поучений» — из всех религиозных традиций и из всевозможных философов. В этих вполне экуменичных «четьях минеях» предписывается, какую «мудрость» надо читать в тот или иной день года. А вот запись в дневнике писателя от 20 апреля 1889 года: «Созревает в мире новое миросозерцание и движение, и как будто от меня требуется участие — провозглашение его. Точно я для этого нарочно сделан тем, что я есмь с моей репутацией, – сделан  колоколом». Поистине мессианские амбиции! Их развивал в Толстом некий голос. Вот запись от 25 мая того же года: «Ночью слышал голос, требующий обличения заблуждений мира. Нынешней ночью голос говорил мне, что настало время обличить зло мира... Нельзя медлить и откладывать. Нечего бояться, нечего обдумывать, как и что сказать.
    Поистине мессианские амбиции! Их развивал в Толстом некий голос. Вот запись от 25 мая того же года: «Ночью слышал голос, требующий обличения заблуждений мира. Нынешней ночью голос говорил мне, что настало время обличить зло мира... Нельзя медлить и откладывать. Нечего бояться, нечего обдумывать, как и что сказать».
    «Зло мира»... Симптом «внутреннего голоса» выдает в Толстом бесноватого. Не случайно Победоносцев писал о его богоборчестве так: словно бес овладел им.
    Богохульник скакал по яснополянским окресностям на гнедом жеребце, которого назвал Бесом. А невидимый бес сидел за спиной графа. Как на древней печати рыцарей-храмовников — два всадника на одном коне. Что ж, древний предок писателя и принадлежал к тамплиерскому роду. Шарахнувшись от костра инквизиции, он в ХIV веке прибыл на Русь. И страшный крик Жака де Моле, его вопль из пламени: «Отмщение, Адонаи, отмщение!»,- через столетия зазвучал в душе тамплиерского потомка.
    К началу ХХ века получил Лев Николаевич и специфическую интеллектуальную подготовку. Она началась с его желания изучить еврейский язык. Учителем стал московский раввин Соломон Моисеевич Минор (настоящая фамилия Залкинд).
    Толстой, основателем рода которого считается рыцарь-храмовник граф Анри де Монс, архитипически точно воспроизвел тамплиерское обращение за «мудростью» к иудаизму. Через некоторое время занятий Минор констатировал: «Он (Толстой) знает также и Талмуд. В своем бурном стремлении к истине, он почти за каждым уроком расспрашивал меня о моральных воззрениях Талмуда, о толковании талмудистами библейских легенд и, кроме того, еще черпал свои сведения из написанной на русском языке книги «Мировоззрение талмудистов».
    Подсказки учителей слышны во многих текстах Толстого. Например, о том, что истинно живет отнюдь не христианство, а «социализм коммунизм, политико-экономические теории, утилитаризм». Дух талмудического христоненавистничества, приземленного практицизма, замаскированного под коммунизм иудейского мессианства так и веет над этими словами.
    О бесах будущей революции, убийцах Александра II, Толстой отзывается так: «лучшие, высоконравственные, самоотверженные, добрые люди, каковы были Перовская, Осинский, Лизогуб и многие другие». О масонстве: «Я весьма уважаю эту организацию и полагаю, что франкмасонство сделало много доброго для человечества». А вот о «гонимом народе»: Из письма В. С. Соловьеву, составившему в 1890 году «Декларацию против антисемитизма»: — «Я вперед знаю, что если Вы, Владимир Сергеевич, выразите то, что думаете об этом предмете, то Вы выразите и мои мысли и чувства, потому что основа нашего отвращения от мер угнетения еврейской национальности одна и та же: сознание братской связи со всеми народами и тем более с евреями, среди которых родился Христос и которые так много страдали и продолжают страдать от языческого невежества так называемых христиан».
    Прочитав, я не поверил своим глазам. Толстой – потомок тамплиера Анри де Монса? Толстой – защитник масонов? Толстой – почитатель евреев? – Невероятно!
    Но вот что написано дальше: «Однажды приехал Толстой в Оптину пустынь, но, по гордости своей, так и не перешагнул порог кельи старца. После смерти богохульника раввин Я. И. Мазэ сказал: «мы будем молиться о Толстом, как о еврейском праведнике». Кагал не забыл слов графа: — «Еврей — это святое существо, которое добыло с неба вечный огонь и просветило им землю и живущих на ней. Он – родник  и источник, из которого все остальные народа почерпнули свои религии и веры....
    Еврей — первооткрыватель свободы. Даже в те первобытные времена, когда народ делился на два класса, на господ и рабов, Моисеево учение запрещало держать человека в рабстве больше шести лет.
    Еврей — символ гражданской и религиозной терпимости. В деле веротерпимости еврейская религия далека не только от того, чтобы вербовать приверженцев, а, напротив, талмуд предписывает, что если нееврей хочет перейти в еврейскую веру, то должно разъяснить ему, как тяжело быть евреем , и что праведники других народов тоже унаследуют царство небесное... Еврей вечен. Он — олицетворение вечности». О, скоро, совсем скоро «вечный еврей» покажет России и свою святость, и свою культуру, и свою религиозную терпимость...» [6].
    Пока оставлю это без комментариев и вновь перейду к основной статье.

    Второй польский мятеж.

    «Очередной польский мятеж 1863 года хотя и свёлся к диверсиям и террору, снова провоцировал европейские державы на войну с Россией, а русское общество – на революционные выступления. В некоторой степени эти надежды оказались ненапрасными: в России возбудились народники, открытое выступление радикальных революционных групп совместно со ссыльными поляками произошло в Казани. Русские эмигранты в Европе выступали в поддержку польских требований независимости, а Бакунин даже принимал участие в высадке десанта польских эмигрантов на Балтике (в районе современной Паланги). Не без помощи европейских союзников состоялся десант поляков на черноморское побережье Кавказа, где они  намеревались поддержать горских повстанцев. Англия, Франция, Австрия, Испания, Португалия, Швеция, Нидерланды, Дания, Османская империя, Ватикан предъявили России ультимативную дипломатическую ноту, в которой аод угрозой войны предлагали решить судьбу Польши (подразумевая ее в границах 1772 года) на международном конгрессе» [2:159].
    Позиция Запада понятна: сильная Россия никому не была нужна, а отторжение Польши с одной стороны ослабляло Россию, а с другой – являлось неким буфером в защите Запада от нее. А тем более с присоединением к Польше Литвы, Малороссии и Белоруссии. Так что все эти страны исходили из собственных геополитических интересов.
    Но почему Бакунин явился пособником Европы и выступил против России? Неужели он также был масоном? Набираю в поисковике слова «Бакунин как масон». Первой же оказывается статья А. Дугина [7], в которой читаю такие слова: «Анархия претендует на то, чтобы быть левым без примеси правого, но это не удается… Примеры “правого” компонента в анархизме многочисленны. Самым ярким является мистицизм. Бакунин масон, мистик, интересовался движением бегунов».
    А вот еще один интересный документ: «Деятельность своего анархистского крыла Бакунин, который, как я уже говорил, открыто поклонялся сатане, построил на принципах масонства. Члены его крыла имели три степени посвящения: в самом низу стояли члены полулегальной организации «Международный альянс социалистической демократии», выше их — «национальные братья», а на самом верху — никем не контролируемые «интернациональные братья». Последние представляли собой чисто подрывную структуру, которая в интересах революции имела «право на любые действия» (вплоть до отравления колодцев, всеобщего террора и любых провокаций).
    В 1879 году они организовали покушение на Александра II. Убийство должно было совершиться во время прохождения царского поезда недалеко от Москвы. Однако преступная попытка провалилась. Исполнитель, некто Гартман, с помощью масонов бежал во Францию, а затем в Лондон, где был принят в масонскую ложу «Филадельфов». Когда русское правительство потребовало выдачи преступника, масоны провели всеобщую кампанию в защиту Гартмана и добились своего.
    Сохранилась переписка двух высокопоставленных вольных каменщиков, Д. Гарибальди и Ф. Пиа, свидетельствовавшая о непосредственной причастности международного масонства к подрывной деятельности в России и их связи с иллюминатской программой массовых убийств представителей христианской власти и духовенства… Декабризм — прямое детище иллюминатов, Тугенбунда и карбонариев — через десятилетия после своей позорной гибели породил кровавое нигилистское движение «Народная воля», а те, в свою очередь, — не менее преступное движение социал-революционеров и социал-демократов, заливших Россию кровью миллионов православных людей» [8:157-158].
    Иными словами, и декабристы, и народовольцы явились продуктами деятельности не просто масонов, но именно иллюминатов. Час от часу не легче!

    Роль польских эмигрантов.

    «После каждого разгрома мятежников польская эмиграция обостряла неприязнь европейской общественности к России и была удобной средой для взращивания антироссийских мифов и ведения пропагандистской войны против Российской Империи. Западное общество с удовольствием потребляло карикатурные «сведения» о России и разглядывало картинки, где монголоидного вида казаки пронзали пиками польских младенцев» [2:160].
    Называя вещи своими именами, следует сказать, что против России Европой была развязана информационная война, основанная на лжи и компромате. Впрочем, то же самое мы видели совсем недавно, во время агрессии Грузии против Южной Осетии в 2008 году, когда агрессор возложил всю вину на миротворцев, а Европа поддержала эту ложь.
    «Польская пропаганда задолго до Гитлера сформировала расистский домысел о русских как об азиатах, совершенно чуждых европейской цивилизации. В своём неизбывном желании отторгнуть Украину от Империи поляки (а вслед за ними и европейцы) стремились отделить малороссов от русских и всячески умаслить их как «своих» в противовес «чужим», которыми признавались для Европы русские» [2:160].
    Замечу, что если расистский вымысел Геббельса известен многим русским людям, равно как и норманнская теория о якобы скандинавском источнике русского государства, польская пропаганда против России пока широкой публике неизвестна. Собственно говоря, именно эти польские измышления и побудили меня к написанию данной рецензии.
    «Польские повстанческие лидеры выпустили в 1830 году Манифест, в котором объявили своей целью «не допустить до Европы дикие орды Севера», «защитить права европейских народов». Сочувствующие мятежникам Маркс и Энгельс тем же сочувствием усмотрели в лозунгах мятежников расистский смысл: «смерть монгольскому господству!» [2:160].
    Очень похоже на то, что вся теория «монгольского нашествия на Русь и 300-летнего монгольского ига» была не просто западной выдумкой, но выдумкой именно польской, связанной с приводом в 1654 году Богданом Хмельницким Запорожской Сечи в состав Руси. Во всяком случае, это – интереснейшая тема для историографического расследования.

    Пропагандистская «утка» поляков.

    «В польской литературе было принято употреблять слова Rossianin (россиянин), rossuiski (российский) для великорусов, а слова  Rusin, ruski, Rus – для обозначения малорусов и белорусов. В польских повстанческих прокламациях русских именовали «москвой», а украинцев и белорусов – русскими или русинами. Поляки всегда играли лидирующую роль в формировании украинского сепаратизма и «научном» обосновании отдельного происхождения украинцев и их расовых и языковых отличий от великороссов. В Париже вышел труд Франциска Духинского «Народы арийские и туранские», где утверждалось  арийское происхождение поляков и «русских» (украинцев), а москалям приписывалось туранское (финно-монгольское) происхождение. При этом Русь (Украина) рассматривалась как провинция Польши, а «русский» (украинский) язык – как диалект польского. Язык великороссов («московский язык») европейский расист считал искаженным татаро-финскими варварами славянским наречием, принятым лишь под давлением Рюриковичей. Разумеется, научная несостоятельность этих измышлений в Европе мало кого беспокоила. Вековой страх перед Россией, обострившийся после блестящих побед русских в войне с Наполеоном, был доминантой европейского общественного сознания в течение всего XIX века» [2:160-161].
    Понятно, что Европа, которая помогала Наполеону в его нашествии на Россию, желала сразить Россию – но вместо этого сраженным оказался их кумир. Тогда нужно было выискать страны, недовольные Россией, и помогать им всеми силами. Таковой оказалась Польша. В данном пассаже становится ясной и предательская роль сравнительного языкознания, в котором сначала существовал некий «общеславянский» язык, произошедший из «общеиндоевропейского», а как его ветвь – язык русский. Отсюда получалось, будто бы славяне древнее русских, тогда как реально всё было иначе: русский язык существовал еще в палеолите, тогда как его диалекты стали славянскими языками в поздней античности и даже в Средние века.
    Что же касается Духинского, то  вот как оценивает их Википедия: «Его попытки создать новую теорию славянской этнографии доставили ему весьма широкую известность; самая теория эта одно время принималась как нечто твердо установленное значительной частью западноевропейской литературы (например, Анри Мартеном). О тезисах Духинского в одном из писем одобрительно высказался Карл Маркс; позже он всегда называл мнение Духинского ошибочным. В действительности, однако, теория Духинского представляла собою лишь стремление облечь в форму научной системы политические мечтания и чувства польской эмиграции. Основанием теории служит мысль, что великоруссы или, как называет их Духинский, «москали», не принадлежат к славянскому и даже к арийскому племени, а составляют отрасль племени туранского наравне с монголами и напрасно присваивают себе имя русских, которое принадлежит по справедливости только малоруссам и белоруссам, близким к полякам по своему происхождению. Самый язык, которым в настоящее время говорят «москали», есть искусственно заимствованный и испорченный ими язык церковнославянский, вытеснивший существовавший прежде какой-то народный туранский язык. В доказательство «туранства» великоруссов Духинский приводит автократическую форму правительства («парат»), несвойственную будто бы арийским племенам, существование у них «коммунизма», тогда как арийцев отличает индивидуальная собственность, склонность к кочеванию, будто бы существующую у великоруссов наравне со всеми туранцами, наконец, малое развитие среди великорусского племени городов и городской жизни. Естественная, по Духинскому, граница туранского племени — Днепр, Двина и «речки Финляндии».
    Иными словами, даже недружелюбно настроенная к великороссам Википедия не признает за построениями Духинского ничего научного. А ведь Европа в своё время его весьма сильно поддерживала: «После восстания 1831 г. Духинский эмигрировал во Францию, был профессором польской школы в Париже, позднее хранителем польского музея в Рапперсвилле, в Швейцарии. Похоронен в Монморанси (Валь-д'Уаз, Франция)» (Википедия).
    Новейшие генетические исследования показали, что в русских генах нет признаков ни генома монголов, ни генома тюрок, несмотря на то, что на территории России проживает несколько тюркских этносов и два монгольских (буряты и калмыки). Моя фамилия происходит от одного из финских племен, чуди; однако генетическое исследование, проведенное на НТВ осенью прошлого года показало, что в моём геноме нет ничего финского (и, разумеется, тюркского или монгольского). Так что польские расисты выдавали за «науку» свои фантазии.

    Российская оборона в информационной войне.

    «Русская консервативная мысль постоянно вела борьбу против пропольских настроений в российском и европейском обществе. Журнал «Северная псела» публиковал серию статей «Письма к другу за границу». Позиция русских консерваторов ясна по заголовкам: «О бреднях иностранных журналов», «Русская правда и чужеземная клевета» и др. Западные либералы, как пишут авторы «Северной пчелы», «устремляют бессильные свои удары противу России… За что же этот гнев? За то, что Россия спокойна, счастлива, с негодованием отвергает лжеумствования, губящие народы, и твердая в Вере отцов своих, в преданности к Престолу, как исполинская и притом плодородная гора, стоит безвредно среди вулканов… Никогда Россия не была так сильна, как при Императоре Александре и в нынешнее время. Какое же употребление сделала Россия из своей силы? Освободила Европу от всемирного завоевателя, восстановила падшие народы и престолы, и обеспечила всем права и мудрые законы». «Какая цель врагов наших? Возбудить противу России ненависть Европы? За что же эта ненависть? За то, что Россия могущественна, спокойна, доброжелательна ко всем народам, гостеприимна и торжествует над врагами, дерзающими вызывать ее на поле битв… По первому слову Цвря Русского соберутся верные сыны России под знамёна, развевавшиеся на берегах Евфрата и Сены, на вершинах Тавра, Балкана, Альпов, на укреплениях Варшавы…» [2:161-162].
    Ответ, что называется, не в бровь, а в глаз. За что Европа в прошлом году разрушила Ливию? За то, что Ливийская Джамахерия построила у себя справедливое социалистическое общество, где образование, здравоохранение и жилплощадь были для населения бесплатными. А в западном мире денег, ценных бумаг, баснословных бонусов директорам банков (которые, заметим, ничего не производят, а лишь перераспределяют финансовые потоки) процветание страны, которая обращается с финансами как со второстепенным инструментом, а не средством обогащения отдельных лиц и этносов, такое процветание является прямым вызовом. Так что чем лучше живет страна без западных банкиров, тем сильнее у Запада ее разрушить. Опираясь на любых недовольных – в тот раз ими оказались поляки. В другой раз и по другой причине может оказаться любой другой этнос.

    Выгодно ли было европейцам нападать на Россию?

    – Нет, не выгодно. «Действительно, европейские державы не торопились крушить систему международных соглашений, уничтожать Священный Союз в угоду мятежникам. Европа еще помнила успехи русской армии. Австрия и Пруссия предпочитали помогать России, Франция при первой вести о польском мятеже отправила Государю известие, что ни при каких условиях не поддержит мятежников, а Великобритания заявила о нейтралитете. Маркс и Энгельс в дальнейшем, характеризуя политику премьер-министра Великобритании лорда Пальмерстона, называли его «злейшим врагом» Польши и «Пособником России» [2:162].  
    Хотя невыгодно было в 30-е и 40-е годы. А в 50-е разразилась Крымская война.
    «Северная пчела» писала: «Само по себе разумеется, что Правительства тех стран, в которых изготовляется яд клеветы противу России, совершенно чужды гнусным замыслам скопищ, беснующихся вообще противу всякой власти и дышащих безначалием… те листки, в которых печатаются брани противу России… с равным ожесточением нападают на собственные Правительства» [2:162].
    Насколько можно понять, масонов хватало и в других странах Европы. Однако принцип демократии (то есть, терпимости к собственным противникам) сдерживал их против массовых арестов масонов. Себе на погибель.

    Позиция А.С. Пушкина.

    «Наиболее ярко патриотическую позицию в России выразил Пушкин. Он сразу вполне однозначно оценил события в Польше как мятеж, чрезвычайно опасный для России, подлежащий нещадному подавлению: «Известие о польском восстании меня совершенно потрясло. Итак, наши исконные враги будут окончательно истреблены…  Начинающаяся война будет войной до истребления – или, по крайней мере, должна быть таковой.
    Пушкин сурово осудил всякое сочувствие мятежу. Обращаясь к представителям либеральной публики, он писал:
    Когда безмолвная Варшава поднялась,
    И бунтом опьянела
    И смертная борьба началась
    При крике «Польска не згинела»
    Ты руки потирал от наших неудач,
    С лукавым смехом слушал вести,
    Когда бежали вскачь,
    И гибло знамя нашей части.
    Когда Лелевель, один из лидеров польской эмиграции, в своей речи к годовщине «свержения Николая I с польского престола» и «русского восстания 1825 года» позволил себе с уважением упомянуть имя Пушкина, поэт отозвался об этом в одном из писем: объятия Лелевеля для него – горше ссылки в Сибирь» [2:162-163].
    Пушкин велик во всём, особенно – в своём патриотизме.

    Из Императорского манифеста.

    Манифест от 14 февраля 1832 года назывался «О новом порядке управления и образования Царства Польского».
    «Царство Польское, победоносным оружием России покорённое, еще в 1815 году, получило тогда от высокодушия Августейшего Нашего Предшественника, в Бозе почивающего Императора Александра, не только возвращение своей народной самобытности, но и особенные права, начертанные в Хартии Государственных установлений.
    Сии права и установления не могли удовлетворить закоренелых врагов всякого порядка и власти законной. Они, в своих преступных замыслах, продолжали мечтать о разделении подвластных Скипетру Нашему народов, и дерзнули самые благодеяния Восстановителя отчизны их, употребить во зло, обратив на разрушение Его великого дела и законы им дарованные, и те преимущества, коими они были обязаны одной Его Державной воле» [2:165].
    Мне всё это представляется весьма странным. Завоевав противника, не разоружить его, не сломать его управленческую структуру, не привить новую идеологию, хотя бы лояльную по отношению к России, оставить в неприкосновенности его банковскую систему и финансы, не заселить Варшаву своими людьми, не наложить выплату репараций, не ввести русский язык в качестве обязательного в школах, – означает оставить врага недобитым. И всё это – только для того, чтобы враг оценил русское великодушие! Как наивно! Понятно, что сохранив целостность Польши в территориальном, этническом, финансовом, административном, военном отношении, врагу дали возможность сделать передышку, накопить силы и выступить развёрнутым фронтом. Так что наших самодержцев следует упрекнуть в мягкотелости и недальновидности. Впрочем, началось это с того, что Франции после победы над Наполеоном не предъявили никаких финансовых и уголовных претензий, а наглость французов простёрлась до того, что вместо этого они предъявили счёт за постой русских войск в Париже (и граф Орлов счёт оплатил). А всего и нужно-то было, что арестовать предъявителей счёта с полной конфискацией их имущества, наложить на Францию огромную контрибуцию, а газеты подвергнуть жесточайшей цензуре с угрозой пожизненного заключения за антироссийскую пропаганду. Ибо и французы оказались недобитыми (это показала Крымская война). Правда, это уже другой сюжет.
    Уступки можно делать тогда, когда враг униженно молит о них на коленях и многократно благодарит за каждую малость. Иначе это – не уступки, а стратегический проигрыш врагу. Ибо военный успех был оплачен жизнями  тысяч погибших воинов.

    Обсуждение.

    Я хотел посвятить данную статью польской проблеме, но неожиданно выплыли два совершенно иных сюжета: Имперская политика и действия масонов.
    В последнее время критике подвергается деятельность советской власти в национальном вопросе,  где территория России, позже названной СССР, была нарезана по этническому, а не по территориальному признаку. Это дало возможность сформироваться национальным правящим элитам, которые в 90-е годы с большим желанием отделились от России, поскольку в конституции СССР имелось право на отделение. Но, как выяснилось, почти за век до этих событий царское правительство совершило почти аналогичные  проступки против русского населения, предоставив исключительные права населениям Польши и Финляндии. Сейчас эти государства никаких особых прав проживающим там русским не дают. А в странах Балтии (Литве, Латвии, Эстонии) достаточно большому русскому этносу не дают даже обычных гражданских прав. И там никого не волнует, что это «не благородно», их правительства выражают интересы их народов.
    При этом, как выясняется, предоставление неоправданных льгот тому или иному этносу или государству вовсе не примиряет его с завоевателем. Я не настаиваю на тех крайностях, которые применяли европейские переселенцы по отношению к американским индейцам, которых они, в конце концов, согнали в резервации, лишив их армии, своих финансов, своих административных и правительственных учреждений, и даже своей земли, устроив подлинный геноцид, – я лишь полагаю, что завоёванный народ никоим образом не должен жить лучше народа-победителя. Польша должна была стать обычной губернией России, причем, за счёт аннексий и репараций, обычных в таких случаях, губернией-донором. А польские СМИ должны были попасть под жесточайшую цензуру, чтобы даже малейшее проявление недовольства русской властью приводило бы к закрытию издательства. Тогда не было бы никаких польских мятежей, а поляки к настоящему моменту были бы такими же жителями России, как калмыки, карелы или юкагиры. При желании говорили бы на польском языке, но их основным языком был бы русский.
    Что касается масонов, то о них в советское время немного говорилось в курсе истории, но применительно к XVIII  веку – дескать, Пётр I стал масоном, но по ошибке, а среди масонов числился писатель Новиков. Причём в романтическом духе описывалось посвящение в масоны, которое напоминало рыцарский ритуал – свечи, маски, шпага, клятвы, полутёмная комната. А затем о масонах ничего не сообщалось, как если бы через век они вывелись из России сами собой.
    А в постсоветское время вышло много книг о масонах, которые показали, что революцию в России и подготовили, и совершили масоны. С этих позиций стало понятно, что масоны советского времени, стоящий во главе СССР, естественно, не стали бы себя разоблачать. – Но в данной статье, посвященной польскому вопросу, выяснилось, что все лица, которые стали раздувать тему польского мятежа, оказались масонами. Они подбивали европейцев на поход против России. Однако полномасштабного европейского вторжения так и не получилось. Отчасти Европа еще помнила успехи России в разгроме армии Наполеона, но отчасти масоны того времени были еще слабы. Они еще не захватили руководство в США, да и банковская сеть Европы была ими захвачена еще не в должной степени.
    А вот в начале ХХ века они уже окрепли настолько, что смогли провернуть революцию в России и управлять ею. Правда, поскольку русского населения в численном отношении было намного больше, с каждым новым поколением политиков масонская прослойка разбавлялась. Поэтому пришлось обновить членство, путь не в масонской ложе, так в мальтийском ордене. Так, в работе [9] читаем: «ЕЛЬЦИН Борис Николаевич, р. 1931, член КПСС (1961-1990), первый секретарь Свердловского обкома КПСС, первый секретарь Московского горкома КПСС, кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, президент РФ (1991), командор Мальтийского ордена (1991)». В качестве членов Мальтийского ордена там перечисляются:  БЕРЕЗОВСКИЙ Борис Абрамович, р. 1946, финансовый магнат, один из крупнейших российских олигархов, БОРОДИН Павел Павлович, р. 1946, и ряд других лиц. Любопытно видеть там и такие слова: ШАЙМИЕВ Минтимер Шарипович, р. 1937, член КПСС (1959-1991), президент Республики Татарстан, состоит в близких отношениях с руководителями масонских лож Турции (''Молодая Турция''). По его личному распоряжению получено разрешение на открытие в Казани лож Великого Востока Франции, Бнай-Брит и Мальтийского ордена.
    Впрочем, деятельность масонов расцвела в период правления Горбачева. Об этом пишет Олег Платонов: «Первые связи будущих лидеров КПСС с масонством налаживаются, конечно, не в период перестройки, а относятся к шестидесятым—семидесятым годам. У Горбачева контакт с масонством произошел, по-видимому, во время его отдыха в Италии, где тогда напористо и очень инициативно действовали подконтрольные ЦРУ масонские ложи, ставившие своей целью сдерживание коммунизма (в частности, знаменитая ложа "Пропаганда-2", возглавляемая агентом ЦРУ Л. Джелли). Контакты с масонством А. Н. Яковлева относятся ко времени его пребывания в США и Канаде. Они безусловно не ограничиваются встречами с масоном П. Трюдо.
    Первые опубликованные известия о принадлежности М. Горбачева к вольным каменщикам появляются 1 февраля 1988 года в немецком малотиражном журнале "Мер Лихт" ("Больше света"). Аналогичные сведения публикуются в нью-йоркской газете "Новое русское слово" (4 декабря 1989), там даже приведены фотографии президента США Буша и Горбачева, проделывающих руками типичные масонские знаки.
    Однако самым веским свидетельством принадлежности Горбачева к масонству становятся его тесные контакты с руководящими представителями мирового масонского правительства и вступление в члены одной из главных мондиалистских структур — Трехсторонней комиссии. Посредником между Горбачевым и Трехсторонней комиссией выступал известный финансовый делец, масон и агент израильской спецслужбы "Моссад" Дж. Сорос, образовавший в 1987 году так называемый Фонд Сорос—Советский Союз, из которого позднее вырос советско-американский фонд "Культурная инициатива", имевший откровенно антирусский характер» [10].

    Рис. 9. Обложка книги О.А. Платонова

    Современная тематика масонства меня не интересует, поэтому углубляться в эту тему я не буду,  а вот масоны XIX века, на мой взгляд, исследованы еще недостаточно. Они всплыли только в связи с оценкой польских событий. Сегодня масоны стали частью нашего политического пейзажа: «Что важно отметить для понимания современной масонской власти, — то, что иудейско-масонские структуры сегодня не являются монолитом, а состоят из целого ряда кланов, враждующих между собой за власть и деньги. Даже в так называемом мировом правительстве — Совете по международным отношениям, Трехсторонней комиссии и Бильдербергском клубе — идет непрекращающаяся борьба иудейско-масонских кланов, орденов различных ритуалов и региональных центров власти. Борьба эта ярко иллюстрируется сегодняшними событиями в России, где в ожесточенной схватке сцепились сторонники Мальтийского ордена и американского масонства (Ельцин, Березовский, Абрамович), "Бнай-Брит" и иудейского масонства (Гусинский, Фридман, Ходорковский, Явлинский), Великого Востока Франции и европейского масонства (Лужков, Примаков, Яковлев). Все эти три разветвления иудейско-масонской власти несут нашему народу горе и разрушение, все они ориентированы на расчленение России и геноцид ее народа.
    В сегодняшней России насчитывается более 500 масонских лож и организаций масонского типа (не включая сюда оккультные организации и отделения церкви сатаны). Деятельность их носит строго тайный, закрытый характер. Большая часть их не регистрируется в органах власти, соблюдая конспирацию и масонскую тайну. Собственно масонские ложи, исполняющие традиционные ритуалы вольных каменщиков, составляют не более трети указанного выше числа» [10].
     А сколько масонских лож было 3 и 2 века назад? На мой взгляд, тут пока ясности нет, и в этом смысле открыто большое поле для исследований.
      Так же, как мне была удивительна позиция Российской Империи, мне удивительна и современная позиция. Если деятельность масонских лож известна, и персонально известны все ее члены в составе нашего руководства, почему же от них не избавляются? А если от них не избавляются, то какой смысл составлять все эти досье? Видимо, я тут чего-то не понимаю. Однако, я всё-таки больше историк, и потому перехожу к истории.
    Итак, выяснилось, что французы рисовали портреты со вписанными в них надписями еще в 1895 году. А Жан Кокто нарисовал портрет А.С. Пушкина в 1937 году и туда же вписал слова на русском и французском языках. Позже я узнал, что он был масоном, что проходит по ряду источников.

    Рис. 10. Жан Кокто (1889-1963)

    Однако у меня имеется свой способ проверки – эпиграфический. Можно попытаться проверить какой-либо рисунок Жана Кокто на вписанный в него текст. Само по себе обнаружение такого текста – уже замечательно. Ну, а если на нём можно было бы обнаружить масонскую символику – еще лучше.
    Оказывается, поисковик по запросу «Рисунки Ж. Кокто» выдал мне адрес сайта гомосексуального искусства [11]. Первый рисунок я скопировал не полностью. Однако меня удивила шестипалость левой руки ближнего персонажа, а также масонские пятиконечные звёзды как ареолы сосков. А пряди волос на голове мне напомнили неявные тексты, которые вполне можно прочитать.

    Рис. 11. Моё чтение надписей на рисунке Ж.Кокто

    Верхняя часть шевелюры первого персонажа содержит надпись ЭМИЛЬ, а второго – ЗЛОЙ; нижняя часть первого персонажа читается И МИМ, второго – ГНОМА (вместо русской буквы О – греческая буква омега) ЯРА. Читается надпись и на лобке. Всё вместе образует такой текст: ЭМИЛЬ ЗЛОЙ И МИМ ГНОМА ЯРА. РАЙ У ЯХВЭ – СМЕРТЬ.
    Эта надпись отличается от надписи на эфесе шпаги Лафайета ТЫ – ФРАНКМАСОН. ЛИК ЯХВЭ. ЯРА ГНОМ. МИР МАРЫ, МАРЫ МИР – МРАКА МИР весьма незначительно. Разница тут в том, что ГНОМ МИМА ЯРА у Жана Кокто является гомосексуалистом, и что раем Яхвэ является смерть.  Но и то, что его мир – это мир мрака, вполне совпадает с предыдущим высказыванием.
    Мне как эпиграфисту было весьма интересно отметить несколько моментов. Никогда прежде я не мог предположить, что мне доведётся читать надписи на символах и рисунках масонов. К этому я никогда не стремился, но так получилось в ходе исследования совсем других проблем. Кроме того, я смог сделать ряд выводов. Во-первых, что масоны пишут не на иврите, а рунами Рода и по-русски. Тем самым они подтверждают, что более древним по сравнению с ивритом языком был русский. Во-вторых, масоны до сих пор вписывают свои буквы в виде неявных надписей в символы и рисунки, с чем спорят так называемые чудинологи. Причём, в отличие от рисунков в качестве иллюстраций к художественным произведениям, где вписывать русские тексты перестали уже 1,5 века назад, масоны пользуются этим приёмом и русским языком как тайнописью вплоть до ХХ века. Это для меня – весьма важная подробность. В-третьих, чернуха и порнуха, которая приписывалась масонам, оказалась не наветами и не клеветой, а любимыми свойствами, вытекающими из самой их философии; об этом говорят их надписи и рисунки. В-четвёртых, имя Яхвэ является тайным и священным вариантом произношения имени Иеговы или Саваофа, бога-отца христиан. Но в отличие от бога Солнца Яра, ипостастью которого является бог-сын Иисус Христос, бог-отец, как можно прочитать на надписях, является богом тьмы и смерти. В-пятых, у масонов Яхвэ – не бог-отец, а всего лишь ГНОМ бога Яра, или даже его мима. Иными словами, более мелкое существо.
    Я не хочу давать оценочных суждений по поводу обнаруженного, – меня как культуролога интересует точное понимание божества у масонов. Теперь, когда мы знаем характер масонской символики, нам можно будет проще определять масонскую принадлежность ряда художников по их картинам к данному типу лож.
    Наконец, важно то, ради чего я решил процитировать данную главу книгу 5 авторов. Это – домыслы поляков насчет того, что украинцы и белорусы якобы являются чистокровными русскими, а жители России – москалями, которые являются метисами с финнами, тюрками и монголами. Эти данные не подтверждаются современными достижениями в области этнической генетики. Более того, известен автор этой «утки».
    Однако именно горячая заинтересованность поляков в том, чтобы приписать великорусам примесь монголов наталкивает на мысль о том, что сама теория о татаро-монгольском нашествии была либо сочинена, либо подхвачена и усилена поляками. В этом вопросе еще следует разобраться.

    Заключение.

    Цитировать  интересные исторические концепции не только приятно, но и полезно. Они иногда требуют привлечения такого эпиграфического материала, о котором подчас практически невозможно догадаться.

    Литература

    1.    Чудинов В.А. Комментарий к мыслям Пыхтина о революционном процессе. 08.12.11. 14 с. Сайты chudinov.ru и runitsa.ru  
    2.    Кабанова М.В., Ковригин Э.М. Меркулов В.И., Пыхтин С.П., Савельев А.Н. Возвращение русской истории. Эпохи и эпизоды. – М.: Традиция, 2011. – 448 с.  
    3.    Румянцев Вячеслав (редактор). Пестель Павел Иванович. Хронос, http://www.hrono.ru/ biograf/bio_p/pestel_pi.php
    4.    Масоны захватили власть над долларом и миром? // Комсомольская правда, 19 марта 2009 года, сайт http://kp.ru/daily/24263.3/459130/
    5.    Истархов Владимир. Что такое масонство? Сайт http://www.velesova-sloboda.org/geo/istarhov13.html
    6.    Воробьевский Ю.Ю. Лев Толстой как зеркало русского масонства. 24 сентября 2009. Сайт http://www.pokaianie.ru/article/masons/read/6221 По материалам книги Ю. Воробьевского и Е. Соболевой «Пятый ангел вострубил». Масонство в современной России. М: 2002.-500 с.
    7.    Дугин А. Террор против демиурга. (Тезисы об актуальности анархизма). Сайт http://www.arctogaia.com/public/dug4.htm
    8.    Иудаизм и масонство против христианской цивилизации // Религия сегодня. Сайт http://www.religinstoday.ru/religs-287-157.html
    9.    Рыцари Мальтийского ордена в российской политической и экономической элите. Сайт http://www.hist.ru/rmo.html
    10.    Платонов О.А. Россия под властью масонов. – М.: Русский Вестник, 2000.
    11.    Homoerotic ART. Сайт http://www.diary.ru/~gay-art/p73686032.htm?oam#more2

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову