О сербской азбуке Сербице

Чудинов Валерий Алексеевич


Сербские коллеги полагаю, что в античности существовала сербская азбука Сербица. Я хотел бы выяснить, насколько эта азбука соответствует жёстким требованиям использования, и какие тексты можно прочитать с ее помощью.

Оглавление:
  • Статья Й.И. Деретича.
  • Пояснения названий.
  • Письменность древнего Крита.
  • Письменность Белой Воды.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература.
  • Статья Й.И. Деретича.

    Рис. 1. Азбука Сербица по Й.И. Деретичу

    На первом международном конгрессе по докирилловской славянской письменности и дохристианской славянской культуре Йован Деретич сделал доклад, который позже был напечатан в трудах конгресса [1]. Я хтел бы прокомментировать ряд положений этой статьи.

    «Когда-то с незапамятных времен, люди считали нужным обозначить своим особенным знаком предметы, которые находились в их собственности. Так появилось немалое количество различных знаков, которые постоянно использовались, но эти знаки никогда не стали письмом» [1:180]. – Уже интересно. Дело в том, что в древности люди жили коллективами, и понятие индивидуальной собственности не было первостепенным настолько, чтобы личную собственность как-то обозначать особым знаком. Так, в современной жизни, каждый член семьи имеет некоторые предметы в своём личном пользовании. Однако он не стремится обозначить их какой-то особой меткой.

    «Письмо произошло из желания одного человека что-то сообщить или выразить другому человеку не словом, а записыванием. Для этого в глубокой древности люди рисовали различные рисунки, лица тех, которым что-то хотели сказать. Таким образом создано первое письмо – письмо рисунками. Появление письма рисунками как первого письма во всех центрах происхождения письменности происходило одинаковым образом» [1:180]. Это – вольный пересказ Деретичем академической теории происхождения письменности из рисунка в виде рисуночного письма – пиктографии. Хотя я придерживаюсь другого взгляда, сейчас на роли пиктографии в происхождении письменности я останавливаться не буду.

    Рис. 2. У Деретича он подписан: «Знаки для обозначения у славян, по Нидерле»

    «С особым вниманием мы следим за происхождением и развитием письменности в трёх главных центрах, которыми являются бассейны рек Дуная, Нила, Тигра и Евфрата. Так как не реки, а народы, которые жили на их берегах, создавали письменность, наименования этих письменностей сделаны по народам, то есть по названию народа, который оформил письменность» [1:180]. – Замечу, что названия этих письменностей были даны очень поздно и не самими народами, использующими эти письменности.

    «На берегу Нила жили мисиры (египтяне) и они создали мисирскую письменность. На берегу Дуная – сербы, создавшие сербскую письменность» [1:180]. – Мне странно видеть подобное утверждение без каких-либо доказательств. Что касается египетской письменности, то известны, по меньшей мере, три ее разновидности: иероглифическая, иератическая и демотическая. А вот о сербской письменности пока неизвестно ничего. И рис. 1 вводится в работе [1:183] как рис. 4 без каких-либо объяснений. Но ему предшествовали другие рисунки, например, рис. 2.

    Никаких ссылок на работу, страницу и номер рисунка по Любомиру Нидерле в данной статье Деретича нет. И что обозначает словосочетание «Знаки для обозначения», неясно. Для обозначения чего? – Так научные статьи не пишут.

    Рис. 3. У Деретича «Знаки, важные только в изоляции»

    Кроме того, неясны и сами знаки. Откуда они взяты этим чешским исследователем? Почему их 35, не больше и не меньше? Это пиктограммы, иероглифы или буквы?

    Вопросы имеются и к третьему рисунку, который подписан так: «Знаки Винчанской культуры по Мильтону Шон Вину». А выражение «Знаки, важные только в изоляции», вероятно, обозначает, «Знаки, наносимые отдельно от других».

    Автор продолжает: «Во всех центрах письменности люди работали над ее совершенствованием, и это обусловило переход от письма рисунками к идеописанию. Идеописанием люди упрощали рисование, так что новым, более простым рисунком показывали только идею изначального рисунка» [1:181-182]

    Уже пиктографическое письмо непонятно обычным людям, а идеографическое – тем более. Если считать пиктографию вообще не письмом, а неким символическим обозначением привычных объектов, то пиктография, равно как и идеография, имеет свою историю, которая не переходит в символическое обозначение человеческой устной речи.

    Рис. 4. Смысл некоторых знаков по Деретичу

    На рис. 4 изображен смысл некоторых пиктографических знаков, заимствованный у какого-то грамматолога, но без ссылки на него. Так писать статьи также не принято. Однако логику автора понять можно, он излагает как бы общепринятые в науке положения, которые особенно и доказывать нет смысла именно в силу их общеизвестности.

    Однако эти рисунки иллюстрируют ход мыслей Деретича. Он ее продолжает так: «Дельнейшее совершенствование письменности проявилось в переходе от идеописания к слогописанию, где один знак обозначал один слог слова. Слогописание, в свою очередь, преобразовалось в звукописание, в котором один знак обозначает один звук. Несмотря на это, в этих последующих этапах развития письма остались четкие следы письма рисунками.

    В мисирской письменности письмо рисунками никогда до конца не исчезало, а только совершенствовалось. Письменность шумеров развилась до слогописания, которое преобразовано в клинообразное письмо, на котором шумеры навсегда остались» [1:182].

    Опять вызывает удивление последняя фраза. – А остались ли сами шумеры? Или их письмо (кстати сказать, вполне дееспособное) исчезло вместе с ними?

    Рис. 5. Идеографические знаки

    «Одна только сербская письменность пришла к последней степени развития письма, то есть, к азбуке, в которой один знак обозначает один звук. Сербская письменность древнее других, ведь у сербов было азбучное письмо в то время, когда у мисиров и шумеров появилось писание рисунком» [1:183].

    Откуда взялось это утверждение? Какие дешифровки или конкретные надписи были положены в его основу? – Всё это остаётся читателю неизвестным.

    «Благодаря рисункам буквы получили имена. Эти имена больше не менялись, несмотря на то, что в течение времени письмо развивалось и совершенствовалось. Таблицы показывают, что имена букв происходят из сербского языка и что они не менялись даже тогда, когда названия букв стали международными. Это можно объяснить тем, что сербская письменность самая старая и поэтому распространялось дольше, чем другие у культурных народов» [1:183].

    Именно это и неясно: как это благодаря рисункам буквы получили имена. И тем более, почему названия букв стали международными. Поскольку каждый рисунок имеет массу наименования. А поскольку сразу за этим утверждением следует рис. 4 автора, который я поместил как рис. 1, на его примере я хочу показать, насколько неоднозначным может быть название предметов.

     

    Пояснения названий.

    Рассмотрим внимательно рис. 1. Первое название головы домашнего животного – Апис. Так назывался в Египте (Мисире по Деретичу) жертвенный бык. Но, по утверждению того же Деретича, сербица есть СЕРБСКАЯ (а не мисирская) азбука. Так что слово должно быть сербским, близким к русскому: например, БЫК, ЖИВОТНОЕ, СКОТ, ГОЛОВА. Иначе говоря, это могла быть буква Б, Ж, С, Г. Второй знак, который назван автором ВАР или БАР. То есть, уже сам автор названий колеблется: то ли В, то и Б. Но ведь его можно назвать и СПИРАЛЬ, и ЗИГЗАГ, и ПОВОРОТ, и УГОЛ, то есть, подразумевать, что этот знак означает буквы С, З, П и У, помимо В и Б. Третий знак – ОГРАДА, напоминает КОЧЕРГУ, УГОЛ, КЛЮЧ ОТ ЩЕКОЛДЫ, ОСТРИЕ. Соответственно, кроме Г может обозначать букву К,У, К, О. Следующий рисунок автор принимает за ДОМ, но ведь его можно принять и за БУДКУ, КИОСК, САРАЙ, ПОСТРОЙКУ, то есть, он может передавать буквы Д, Б, К, С, П. – Но точно то же самое можно сказать о любом другом знаке.

    В своё время этот акрофонический принцип пытался применить сначала П.П. Орешкин, а затем и Г.С. Гриневич к дешифровке Фестского диска. Критику такого подхода я изложил в статье [2]. Суть ее состоит в том, что знак на рисунке может быть назван несколькими словами, а не одним, так что выбор единственного названия – это ПРОИЗВОЛ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ, в данном случае – Йована Деретича, хотя явно он об этом не говорит. У меня возникает впечатление, что таблица на рис. 1 сделана под влиянием египетской письменности. Правда, при этом возникает вопрос, насколько Египет имеет какое-либо отношение к Сербии. Пытался трактовать египетские надписи как славянские и П.П. Орешкин, но у него это получалось уж очень натянуто.

    Возможно, я чего-то не понял. Поэтому я обратился к разделу монографии двух авторов, одним из которых является Й.И. Деретич [3], который так и называется: «Сербица – имя предписьменности Семиречья». Правда, здесь пришлось переводить с сербского языка, где, как я надеюсь, основную суть я всё-таки улавливаю.

    Авторы пишут: «В предыдущем обширном разделе был описан путь создания и путь открытия системы письма, окончательно воплощённого в системе Винча» [3:152]. Замечу, что при анализе письма системы Винча я встретил только смесь протокириллицы и руницы, то есть рун Рода и рун Макоши, и никакие другие знаки [4]. Так что если авторы полагают, что Сербица выросла именно из письма культуры Винча, то ничего нового ни по графической форме знаков, ни по их значению они не предлагают.

    «Письменность, которую создали и усовершенствовали в Подунавском Семиречье, мы должны назвать в соответствии с исследованием Йована Деретича, Сербицей, ибо это – праписьмо прасербского народа» [3:152]. – Сразу возникает вопрос: почему? Если предыдущая письменность представляла собой смесь двух русских видов письма, буквенного и слогового, и если сербский язык как пока что слабо выраженный диалект русского языка в то время еще не оформился на всём протяжении Подунавья (а сербские исследователи нам не предоставили карту распространения сербского диалекта на всём протяжении бассейна Дуная), то, в духе самой монографии двух авторов о сербах и руссах данное письмо с гораздо большим основанием следовало бы назвать Русицей (рашицей, рушицей и т.д.). Впрочем, всё равно такое название было бы искусственным, сделанным современными кабинетными учёными, а не тем, которое дали пользователи этой письменности. Например, названия «руница», «руны Макоши», «руны Рода» я извлёк из самих древних текстов. И, как мы видим, они давались по именам богов или по характеру письма, но вовсе не по этнической принадлежности. Иными словами, предложение о наименовании двух авторов назвать письменность по имени одного из двух этносов внесистемно (не соотносится с системой наименований письменности того времени), и тем самым непрофессионально с позиций эпиграфики, ибо авторы не вникли в историю названия письменных знаков в древности. Но это не профессионально и для кабинетных толкователей, ибо они так назвали «праписьмо прасербского народа», которое в таком случае следовало бы назвать Прасербицей.

    «В предыдущем изложении мы видели, что первая европейская цивилизация появляется в Семиречье и имеет сербско-русское обличие, которое сохранилось и до сего дня у сербов и русов, а подтвердилось положениями по определению имени сербов-русов в данном анализе» [3:152]. – Никакого «определения имени» как историко-лингвистической процедуры ни у одного Й. Дретича, ни у двух авторов не было; они просто в духе сербского патриотизма назвали некоторую вырванную из контекста и произвольно озвученную выборку египетских знаков Сербицей, чем очень удивили читателей.

    «Естественно, что это была письменность, которая, разумеется, употреблялась во времена неолита, имела сербский вид, что можно пояснить на примере таких положений» [3:152]. – Говорить о естественности можно было бы, если бы авторы привели более десятка конкретных надписей периода неолита на территории будущей Сербии, которые они успешно прочли бы на основе современного сербского языка (но который к тому времени отсутствовал, так что уже по этой причине всякая естественность была бы нарушена).

    А теперь изучим положения, доказывающие правоту авторов. «Первое положение. Это название, Сербица, показывает, что перед нами – начало фонетической письменности, то есть – начало букв по исследованиям Йована Деретича. Рисунчатое письмо найдено на Крите, куда оно переместилось из Семиречья, ибо из него, из рисуночных знаков, получаются буквы современной сербской азбуки» [3:153].

    Название связано с сербским этносом, но никоим образом не с тем, буквенный или слоговой характер имеет письменность. Для этого следовало бы употребить иные названия, например, Слоговица или Буквица. Но второе из них уже употребляется в грамматологии в определенном смысле, так что оно занято. Что же касается фонетического характера конкретно той азбуки, которая изображена на рис. 1, то это – фантазия самого Й. Деретича. Просто он взял в основу современный кирилловский вариант сербского алфавита, созданный Вуком Караджичем в 1868 году и называемый Вуковицей (а существует еще алфавит на основе латиницы, называемый Гаевицей) и каждой букве этого алфавита Деретич подставил египетский знак (из многих сотен), чем-то напоминающий его по форме. Таким способом можно создать не только Сербицу, но и Мадьярицу, Финницу, Словеницу, Германицу, Скандинавицу, Испаницу, и т.д.

    Но запомним, что якобы первым употреблением Сербицы были надписи на Крите. Их мы постараемся проанализировать в первую очередь.

    Далее идут пояснения в названии каждого знака, однако они были хорошо пояснены уже на рис. 1, так что эту часть раздела двух авторов я опускаю.

    «Второе положение. До сих пор наиболее древняя из прочитанных надписей находится на глиняной табличке из Тэртерии, примерно 5700 года до н.э., написанная на сербском языке и сербскими буквами. Тут написано: ДЖЕДЕ, СИНОВ СИН, ХОТШЕ ДРЖАЛ (ЧАДО, СЫНОВ СЫН, ХОЧЕТ СКИПЕТР)» [3:153].

    При этом можно видеть дешифровку, показанную на рис. 6 [3:143].

    Рис. 6. Перевод Вучича Губернича надписи на округлом амулете из Тэртерии

    Любопытно, что Деретичу был известен перевод Г.С. Гриневича «Дети наследуют ваши грехи – держитесь об», но он его не устроил. И потому даётся иной комментарий авторов: «Вучич Губернич перевел надпись древней версией сербского языка и древним письмом Сербицем, и это означает ЧАДО, СЫНОВ СЫН, ХОЧЕТ СКИПЕТР. Рис. 6 показывает анализ Губернича и способ прочтения (по просьбе Деретича)» [3:142].

    Вот так всё просто: не нравится существующее чтение – можно заказать его кому-то, кто прочтёт по-сербски. Хотел бы напомнить, что существует еще чтение Джанкарло Томеццоли, и еще одного болгарина, а также моё, и НИ ОДНО из них не совпадает с чтением Вучича Губернича. Замечу также, что НИ ОДИН знак таблички не совпадает с алфавитом Сербицы (рис.1). Деретич, увы, не искушен в эпиграфике.

    Кстати, сам Губернич усомнился в трактовке СЫНОВ СЫН и заменил словом УНУК, то есть, ВНУК. В подстрочнике нет и слов СИНОВ СИН; там мы видим ЕТСИ СИН. Но самое любопытное состоит в том, что вся надпись прочитана СЛОГОВЫМ способом, тогда как Сербица трактуется как письмо фонетическое, буквенное. Это уже попахивает подтасовкой, фальсификацией!

    Смысл данного послания тоже неясен: мало ли чей внук хочет скипетр? Обычно принято держать притязания на престол в секрете, а не писать об этом для всеобщего ознакомления. – Но продолжим читать «доказательства» существования Сербицы.

    «Третье положение. В дополнение к 101 букве, собранной в Семиречье (показанных на рис. 84 из книги Драголюба Антича «Континуитет Винчанской письменности», Белград 2002) здесь имеются все буквы современной сербской азбуки» [3:154].

    Рис. 7. Якобы буквы, собранные Драголюбом Античем в Семиречье

    Поскольку в моей статье [4] я постарался скопировать этот «собрание букв», я могу его прокомментировать, рис. 7. Первые 5 знаков представляют собой разные варианты написания буквы А, причем предпоследний вариант – буква лежит на боку (так иногда ее писали), а последний – у буквы «А» правая ножка прогнулась внутрь. Шестой знак – та же буква «а», но положенная на бок. Седьмой знак – буква «В», восьмая – уже не буква, а СЛОГОВОЙ ЗНАК ВА/ВО/ВЪ. Девятым знаком оказалась цифра 1, десятым и одиннадцатым – два варианта написания буквы «Д», двенадцатым – зеркальное изображение буквы «Е». Иначе говоря, не зная русской руницы (а на третьей строке первые три знака – это разные варианты написания слова НИ), и не подозревая о том, что в древности существовали русские буквы, которые позже стали считаться индийскими, а еще позже – арабскими, Драголюб Антич опубликовал некую коллекцию «вариантов букв, слоговых знаков и цифр в разных вариантах написаниях и положения».

    И предлагаемая Сербица никоим образом не является «дополнением» к этим русским знакам, поскольку по академической трактовке – перед нами находятся египетские иероглифы (логограммы), некоторые из которых имеют слоговое чтение (силлабограммы), но под пером Й. Деретича они становятся не просто буквами (фонограммами), но к тому же и сербскими! Чудеса, да и только!

    «Неизвестно лишь, присутствует ли буква ДЖ, поскольку вместо нее виден приблизительный узор. Нет присутствия двух новых букв-лигатур ЛЬ и НЬ. – Милтон Вин нашел, что 22 буквы современной сербской азбуки присутствуют в письме Винча. По Античу же, состав букв шире и в письме Антича находится 27 сербских букв и под вопросом находится 28-я буква ДЖ» [3:155].

    Час от часу не легче! Только что оба автора расписались в незнании эпиграфики и способов дешифровки, и вот теперь они, ничтоже сумняшеся, расписываются в незнании исторической фонетики. Ибо в неолите современной сербской фонетики не было и не могло быть! Все эти аффрикаты (то есть, согласные, представляющие собой слитное сочетание смычного согласного с фрикативным, обычно того же места образования), а именно сербские звуки ТШ, ДЖ, и ДЗ появились после Х века н.э.

    Но, разумеется, если Вук Караджич создал сербский алфавит на основе кириллицы, то буквы пракириллицы (рун Рода) мы, конечно же, должны найти в том компоте, который Антич назвал «101 буквой Винчанского письма».

    «Четвертое положение. Сербская письменность, которая сейчас называется кириллица, до XVIвека называлась сербица. До изменения названия дело дошло в XVI веке, когда письмо Кирилла было названо глаголицей, а сербица – кириллицей. А глаголицей было названо некоторое вспомогательное письмо, ибо это слово в старосербском языке означало фонетическое (разговорное) письмо, иначе говоря, фонетицу» [3:155].

    Поскольку никаких ссылок на документы о том, что кириллица когда-то называлась сеербицей, нет, приходится предположить, что это – выдумка двух авторов. Иначе говоря, они не знакомы также и с историей письменности. Глаголица была названа «говорильницей» по отношению к рунице, которую читать с листа было трудно. Так что чем дальше вчитываешься в «доказательства» права Сербицы как алфавита на существование, тем больше сомнений возникает по этому поводу.

    «Пятое положение. Сербы были основателями и распространителями письменности на три континента и потому необходимо их письменность назвать Сербицей» [3:155]. – Увы, авторы не показали ни то, что сербы были основателями письменностями, ни что они были ее распространителями.

    «Шестое положение. Сербское письмо невозможно назвать по имени какой-либо археологической находки, как это было в случае Винчанского письма, названного по месту Винча. Письмо, названное Сербицей, было найдено на 54 археологических раскопках, некоторые из которых старше Винчи: Бела Вода, Тэртерия, Лепенский Вир, Повлен и другие. Наблюдались и иные несомненно письменные праузоры, причём прошло много тысяч лет в процессе формирования первой европейской цивилизации в сербо-русском Семиречье» [3:155].

    Из этого следует, что Сербица даже древнее Винчанского письма, хотя поначалу казалось, что она моложе. Однако нынешняя Сербия не занимает три континента, поэтому сразу возникает вопрос, почему письменность Азии и Африки должна носить имя сербов.

    Перечислив эти с позволения сказать «доказательства», авторы разъясняют: «Итак, необходимо пояснить два утверждения. – Прежде всего, Винчанское письмо представляет собой первый окончательно сформировавшийся облик письменности в истории цивилизации» [3:155]. – Полагаю, что это утверждение ложное: наиболее древняя находка с русской письменностью и названием русских храмов была найдена в Африке на нёбной пластинке, и она датирована возрастом в 2,3 млн. лет. Так что письменные находки в пределах последних 10 тысяч лет составляют всего 0,5 % от этой даты.

    «Винчанская культура, которая охватывала около 700 открытых к настоящему времени поселений на нижней части Подунавья и на Хелмском полуострове, несомненно, являлась самой развитой, самой распространённой и самой восприимчивой из всех культур Семиречья. Кроме того, природно-физическая непрерывность исторического процесса указывает на неразрывную связь культуры предшественников и наследников, почему винчанское письмо могло считаться центральным при любом анализе. Покусившись назвать винчанское письмо «письмом древней Европы» или «Дунайским письмом», как это делают некоторые посторонние исследователи, мы формально обосновываем переход к усвоению названия Сербица с легко обнаруживаемым намерением показать его связь с сербами и другими славянами» [3:155].

    На самом деле «Винчанское письмо», представлявшее собой, как мы видели, конгломерат букв, слогов и цифр, было лишь частным проявлением двух русских способов написания, руницы и рун Рода. Самостоятельным и самобытным письмом оно не являлось.

    «Другое утверждение от ряда русских исследователей базируется на принципе существования автохтонной славянской школы и заключается в том, что первая письменность Европы существовала в виде рун, которые были названы «русскими рунами». Ясно, что само слово «руны» используется в значении «линейное письмо» (письмо, состоящее из линий), а ряд русских исследователей приходит к выводу о том, что праистория Европы происходит от единого пранарода, у которого они признают русский характер. Исследователи в данной книге приходят к выводу о том, что тот праиндоевропейский народ имел свойства непрерывного перехода от сербов к руссам, а в древние времена два названия были эквивалентами одной и той же организационной формы государственного объединения исходного народа» [3:155-156].

    Боюсь, что этот «ряд русских исследователей» состоит из одного меня, который обнаружил, что тот праиндоевропейский народ имел собственное имя, и оно было «русичи». Никаких сербов десятки и сотни тысяч лет назад не было.

    «Значит, сербица есть исходная письменность вместе с винчанским письмом во времена винчанской культуры, но он шире по применению и покрывает другой период времени. Она также шире русских рун, которые являются также одной из многочисленных форм Сербицы (принимая во внимание фонетические и слоговые формы русских рун, то есть, «черты и резы»)» [3:156].  

    Меня удивляет такая уверенность! Русские руны как слоговые, так и буквенные существовали ЗА ДВА МИЛЛИОНА ЛЕТ до сербов с их вариантом русской письменности, и всё-таки каким-то неведомым способом оказались разновидностью Сербицы. Иначе говоря, старшие родители оказались просто разновидностью своих пра-пра-правнуков. Ну и поворот дела! Кстати, русские руны никогда не были «чертами и резами», то есть, «калякой-малякой», – их так по невежеству окрестил Г.С. Гриневич.

    «С учётом явной неразделенности сербо-русских имён собственных, Сербицу также можно назвать Расицей, Рашицей, Русицей, Рашкиным письмом» [3:156]. – Как говорится, спасибо за оказанное доверие! Надо же – более раннее письмо с высочайшего дозволения двух сербских авторов разрешено также называть русицей, а то и исковеркано: Расицей, Рашицей и т.д. Это всё равно, что разрешить сербам назвать столь опекаемую ими письменность Хорватицей или Босницей.  

    «По времени письмо Лепенского Вира развивалось между 8 и 6 тысячами лет до н.э., а винчанское – между 5,3 и 3,2 тысяч лет до н.э. Все другие виды письма, по таблице Радивое Пешича, произошли от Сербицы, что и было показано в его анализе. Его таблицу следует скорректировать лишь в одном пункте: по новейшим открытиям мисирская письменность старше шумерской (3,3 тысяч лет до н.э.), что раньше не было известно» [3:156]. – На мой взгляд, данный подход в принципе неверен, ибо всегда оцениваются не датировки возникновения письменности, а случайные, разбросанные во времени ее образцы, которые могут отстоять от времени возникновения на века, а то и на тысячелетия.

    «Теперь можно сказать на основе свежих доказательств, что древняя Сербица была основной письменностью всех европейских систем письма в Средиземноморье, в Передней и Средней Азии. Иными словами, доказывается 3 положения о существовании Сербицы: а) на основе времени возникновения письменности, б) на основе вида букв как выражения звуков и в) на основании того, что текстах из разных букв основой являлись те значения, которые соответствовали номеру букв в алфавите» [3:156].

    Честно говоря, особых доказательств я в данном изложении, как и в докладе на конгрессе, не нашел. Тут нет ни одного конкретного примера, а вместо него приводятся какие-то общие рассуждения. По ходу рассмотрения стало ясно, что авторы не разбираются ни в эпиграфике, ни истории письменности, ни в исторической фонетике; они имеют смутное представление о русских рунах, о времени и об историческом ареале их существования. Так что рассуждения авторов меня не убедили.

    Письменность древнего Крита.

    Если Египет всё-таки находится далеко от Европы, то Крит ей хорошо известен. И о том, что на Крите была русская письменность, писал и П.П. Орешкин, пытавшийся прочитать Фестский диск, с чего начинается его книга, и Г.С. Гриневич, который на эту тему дал интервью Ольге Плахотной в том же 1984 году в газете «Советская Россия». Артур Эванс в начале ХХ века обнаружил два типа критской письменности, которые он назвали письмом «Линейное А» и «Линейное Б». Последнее дешифровал Майкл Вентрис; оно оказалось предназначенным для передачи греческого языка. Лиейное А до сих пор не дешифровано. Кроме того, существовало так называемоле «Критское иероглифическое», представленное на печатях, и письмо Фестского диска.

    У меня к этим письменностям имеется свой отношение. Так, мне удалось прочитать ряд надписей критского иероглифического [5]; кроме того, поддался дешифровке и Фестский диск [6-7]. Критское иероглифическое являлось лигатурой знаков руницы, Фестский диск – чистыми рунами Рода; линейное Б, судя по дешифровкам Вентриса – довольно поздним письмом, приспособленным к греческой фонетике за счёт выбрасывания ряда знаков из линейного А, более богатого графемами. Но если два вида критского письма из 4 были чисто русской письменностью, то более сложное из примерно одинаковых по форме знаков, линейное А, должно также принадлежать русским. И, скорее всего, это письмо слоговое, то есть, разновидность руницы.

    С этой мыслью попробуем проверить применение Сербицы и руницы к письму Крита Линейному А. Википедия по его поводу пишет: «Линейное письмо А, англ. LinearscriptA — разновидность критского письма. Развилось из критских иероглифов за счёт упрощения их формы и в дальнейшем сосуществовало с ними. Линейное письмо А использовалось в основном в канцелярских целях. Подавляющее большинство надписей нанесено на таблички из необожжённой глины, часть из которых сохранилась благодаря тому, что была обожжена во время пожара. Некоторые надписи нанесены чернилами на сосудах и других предметах. Форма знаков позволяет предположить, что основным материалом для письма была не глина, а пергамент или подобный недолговечный материал.

    Благодаря сходству с Линейным письмом Б чтение большинства знаков Линейного письма А приблизительно известно, однако язык надписей Линейного А остаётся непонятным. Остаётся много вопросов по поводу адекватности чтения знаков данного письма, так как язык надписей Линейным Б радикально отличался по фонетике и грамматике от языка Линейного письма А». – Иначе говоря, пока линейное письмо А не читается.

    Рис. 8. Пример надписи линейного А на внутренней поверхности чаши

    В качестве примера Википедия приводит «Надпись Линейным А на внутренней поверхности чаши Третьего Среднеминойского периода». Понятно, что в силу нечитаемости на сегодня данной письменности, эта конкретная надпись прочитана быть не может. Но я хотел бы обратить внимание на то, что при сравнении данной надписи с Сербицей, которая якобы существовала везде, в том числе и на Крите, мы не видим НИ ОДНОГО совпадающего с ней знака. В таком случае возникает вопрос: к чему она применима?

    Вместе с тем, насколько я понимаю, в данном случае мы имеем дело с письмом, в котором переплетаются русские слоговые знаки (руница, или руны Макоши), и буквы (руны Рода). Так же, как и в более древней письменности культуры Винча. И потому данную надпись оказывается возможным прочитать. Однако ничего «канцелярского» в полученном тексте мы не обнаруживаем. Более того, как мне представляется, здесь мы действительно имеем дело с разновидностью руницы.

    Поэтому я сделаю попытку его русского чтения, но в порядке эксперимента.

    Рис. 9. Моё чтение надписи якобы линейным А на сосуде

    Моё чтение показано на рис. 7. Здесь я читаю, повернув буквы зеркально, начиная с внешней спирали с буквы «Н»: НАШЬ БОГЪ ДИВЪ, ТА ИЩИ-КА ДИВА СЬ ТОЙ ДИКЪЙ ВЕЩЕЙ ЛЕТОШЪНЕЙ ДИТЯТЕЙ БОГА, А ТО НИ ВЬСЕ Е БОГА ДЬЛЯ СИ(Х) СЬЛАВАНЪ. В современной графике эта надпись выглядит так: НАШ БОГ – ДИВ, ДА ПОИЩИ-КА ДИВА (ВМЕСТЕ) С ТОЙ ДИКОЙ ПРОШЛОГОДНЕЙ ДЕВОЧКОЙ-ДИТЯТЕЙ БОГА, А ТО НЕ ВСЕ ЯВЛЯЮТСЯ БОГАМИ ДЛЯ ЭТИХ СЛАВЯН. – Эту надпись я прочитал специально для данной статьи. И, как я вижу, археологи ошиблись, отнеся данную надпись к письму «Линейное А». Впрочем, при небрежном начертании знаков такие ошибки – не редкость. Но, может быть, ошибся я?

    Как видим, надпись удалось прочитать, причем появился определенный сакральный смысл о том, что дети бога – не боги, и их следует различать. Это показывает, что письмо линейное А можно прочитать.

    Однако один пример малодоказателен, и я хотел бы привести еще один пример. Теперь речь идёт о надписи на перстне из Мавро Спелио. Надпись на нём пытался прочитать коллектив из Павла Серафимова и Джанкарло Томеццоли [8]. В их статье, в частности, говорится: «Золотое кольцо найдено в гробнице IX Е1 в некрополе Мавро Спелио (неподалёку от Кнососа, остров Крит). Находка описана Эвансом [9] изображение ХХХ, V-14 во время, когда она была выставлена в музее города Гераклиона».

    Я пока опускаю ряд подробностей с тем, чтобы перейти к дешифровкам этих двух авторов. Сама дешифровка выглядит так, рис. 10.

    Рис. 10. Дешифровка двух авторов надписи на кольце из Мавро Спелио

    Эта надпись была поделена на слова так (чтение от края внутрь): АРЕУ СИТАРАКЕ КЕТО ЯТА ПОСЕТЕНАУ АЯКУ. Она мне напоминает речь почтенного японца, который читает такой русский текст чистовика: АРЕИ, ВЛАДЕТЕЛЮ (ВОЖДЮ), ПЕРВОМУ СЫНУ ПОЧТЕННОГО АЯКА. Или, если задуматься, АРИЮ, СТАРИКУ, КТО ВЗЯТ, ПОЧТЕННОМУ АЯКУ. Иначе говоря, надпись носит характер дарственной, что не соответствует атрибуции Эвансом данного кольца как перстня-печатки.

    Впрочем, два автора возражают: «Эванс классифицирует находку как перстень-печать. Но это, скорее всего, формальное определение. На самом деле размер знаков в надписи очень маленький (2,3-3 мм), чтобы оставить ясное изображение на глине и представлять собой распознаваемую метку собственности. Необходимо отметить, что надпись слишком длинная. Для кольца-печати, служащего для маркировки собственности, в качестве клейма абсолютно достаточны собственное имя и титул. В качестве примера могут быть приведены собственные имена на печатях на линейном А письме: Мирело, Рело, Данка» [8:339].

    Позволю себе не согласиться с мнением этих эпиграфистов: во-первых, печать использовалась далеко не только для нанесения меток на собственность. Она юридически подтверждала истинность любых надписей владельца. При этом она должна отличаться от других, то есть, быть узнаваемой с первого раза, а читать все ее знаки обычно не было необходимости, хотя при желании это было возможно.

    Что касается имени собственного владельца, то в древности в этом не было необходимости, так что не исключено, что приведенные имена относились не к имени человека, а к названию его местности.

    Интересно отметить некоторые отличия в дешифровке данной надписи, выявленные авторами, от стандартных дешифровок. Так, авторы отмечают: «Несмотря на то, что все слова имеют славянскую этимологию, надпись не может классифицироваться как 100 % славянская, что можно увидеть, анализируя грамматические особенности, которые мы встречаем в соответствующих выражениях в словенском и русском языках – самых консервативных в славянской языковой группе… На современном русском языке вышеуказанная фраза выглядит так: АРЕЮ СТАРИКУ ОДНОЙ (ПЕРВЫ) СЫН ПОЧТЕННОГО АЯКА» [8:341]. [8:339].

    Вообще говоря, найти соответствие словам ОДНОЙ (ПЕРВЫ) СЫН в подстрочнике трудно, к тому же ни слово ОДНОЙ, ни слово ПЕРВЫ не согласованы со словом СЫН. С позиций русского языка написана трудная для понимания фраза.

    Вместе с тем, авторы отмечают, что хотя надпись сделана на линейном А, но знаки 1, 2, 5, 6, 9, 10, 11-15 и 17-19 имеют сходство со знаками письма линейного Б. Иначе говоря, данная надпись на 6 знаков линейного А имеет 13, то есть, вдвое больше знаков линейного Б. Из этого следует, что применение того или другого вида письма не было строгим, что очень напоминает письмо Винчи, где могли применяться и буквенные и слоговые знаки.

    А далее я перехожу к собственному чтению данной надписи, рис. 11.

    Рис. 11. Моё чтение надписи на золотом кольце из Мавро Орбини

    Я читаю из центра к периферии. Первое, что меня удивило – это наличие в центре букв, образующих указательное местоимение СЕ. Это дало подсказку: в данном случае применяются, как и в письме Винчи, не только слоговые знаки руницы, но и буквы рун Рода. И это даёт надежду, что при таком подходе чтение будет не только на 100 % славянским, но и на столько же процентов русским.

    Итак, я читаю: СЕ ВЕЩИЙ ЖЬРЕТЬСЬ И СЕ СЪЛАВАНЪ ДИКЪЙ ВОИНЪ ЛИКЪ. ВОШЕДЬ И ЗЬЛЕ Е НА СЬВОЛЯ ВОЙНА СА ЗЬЛЫМЪ БОГОМЪ И ЕГО ДИТЯТЕМЪ. – В современной орфографии эта надпись выглядит так: СЕ ВЕЩИЙ ЖРЕЦ И СЕ СЛАВЯН ДИКИЙ ВОИНА ЛИК. ВОШЕД И ЗЛЕ Е НА СВОЯ ВОЙНА СА ЗЛЫМ БОГОМ И ЕГО ДИТЯТЕМ. – А современным языком эта надпись гласит: ВОТ ВЕЩИЙ ЖРЕЦ И ВОТ СЛАВЯН ДИКИЙ ВОИНСКИЙ ЛИК. ПРИШЁЛ И СТАЛ ЗЛЫМ НА СВОЮ ВОЙНУ СО ЗЛЫМ БОГОМ И ЕГО ДИТЯТЕЙ. Замечу, что знак 4 и 26 я заимствовал из этрусской письменности; он означает ШЕ/ЩЕ/ШИ/ЩИ. Кроме того, знак 25 в виде квадрата – это редко встречающийся знак ВО. Знак 40 (Т с перекошенной крышей) мне также встретился в этрусской письменности со значением ЗИ/ЗЬ. Этого не знали ни Томеццоли, ни Серафимов.

    Почему у меня получился принципиально иной результат, чем у двух авторов? Ведь линейное письмо А пытался читать и Г.С. Гриневич. – Полагаю, что в своей методике я исходил из того, что 1) в слоговой письменности линейного А имеются и буквенные вкрапления рун Рода и 2) текст содержит массу лигатур не только из однородных знаков (буквенных или слоговых), но и из разнородных (гетерогенных) символов. Этого не допускали ни Эванс, ни многие дешифровщики. И они не знают подлинных букв этрусского алфавита.

    Что касается содержания, то надпись на кольце по нему сходна с надписью на глиняном сосуде. А именно: речь шла о борьбе с дочкой бога Дива, которую богиней местное население не признавала, причём ставился вопрос о божественном происхождении и самого Дива.

    А далее я хотел бы процитировать этих эпиграфистов в отношении древности славян. Они пишут: «В своей работе, касающейся теории палеолитической непрерывности, профессор Марио Алинеи [10:134] объясняет, что утверждение о позднем появлении славян в Европе абсолютно абсурдно и должно быть заменено сценарием непрерывного славянского присутствия в Европе с эпохи палеолита. Таким образом, можно реалистично объяснить демографический рост и географическое распространение славян, явившееся результатом необыкновенного успеха, непрерывности и стабильности неолитических культур в Юго-Восточной Европе. Но всё-таки теория палеолитической непрерывности не указывает точно, какие именно области в Юго-Восточной Европе были населены славянами в античности» [8:337]. – А ссылка двух авторов на работу Марио Алинеи не указывают год выпуска этой работы. Так что неточности вполне понятны.

    Зато я теперь, рассматривая геоглифы и урбаноглифы разных городов мира, знаю, какие именно области и какими славянами в то или иное время IX века были заняты. Но более всего в этом пассаже кажется его концовка: «Поэтому иногда совершенно неожиданно оказывется, что находки с надписями, древнеевропейские этнонимы, топонимы и гидронимы, которые традиционно считались неславянскими, в конечном счёте, оказываются чисто славянскими» [8:337].

    Оказалось, что письмо такого типа я уже читал и прежде. Я имею в виду мой комментарий к статье Лидии Мишич «Жизнь есть любовь» [11]. Лидия писала: «Таковы знаки, которыми исписано и пословно подписано пряслице-амулет, найденное в Ватуни. Принадлежит поздней фазе Ватинской группы, около 1200-1075 гг. до нашей эры. Графемы в переводе Радивое Пешича означают: ЖИВОТ Е ЛЮБАВ (ЖИЗНЬ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ). Принадлежат Винчанскому письменному тексту. Это один из старейших текстов, который имеет философский характер. А также его характер является и магически-защитным. Он не просто является магическим, но и содержит в себе осознание, которое может активно воздействовать». – К сожалению, надпись прочитана неверно. Но кто и когда ее прочитал? [11:439].

    В моем комментарии я отметил: «Из статьи становится ясным, что значение не только данной надписи, но и всего Винчанского алфавита Радивое Пешич получил как визионер, а не как эпиграфист. Но данная статья приведена мною по другим соображениям: в ней публикуется единственный текст, семантику которого Пешич смог установить» [11:439].

    И я предложил иное чтение, рис. 12.

    Рис. 12. Моё чтение текста на пряслице-амулете из Ватуни

    Далее я комментирую чтение: «Первый знак является лигатурой, где более высокая руна Макоши должна читаться раньше. Лигатурой является и средний знак, который можно разложеть на буквы Е и С (зеркальную). Следующие, четвертый и пятый знаки, лежат на боку (повернуты вправо на 900), и их следует развернуть в нормальное положение. Пятый знак состоит из руны Макоши ЖЕ (зеркальная) и двух перпендикулярных штрихов. Последний знак, букву Ь, я отделяю от среднего знака и ставлю в конец. После этого читаю весь текст: ПОТЕТЬ ЕСТЬ ЖИТЬ, то есть, ПОТЕТЬ – ЗНАЧИТ ЖИТЬ. Иными словами, ЖИЗНЬ ЕСТЬ ТРУД» - Прекрасный девиз!

    Не только принцип объединения буквенных и письменных знаков объединяет эти надписи, но и чтение руницей. И, что удивительно, такое философское обобщение делает простая крестьянка на своём орудии ремесла!

    Письменность Белой Воды.

    О ней мы читаем в работе Деретича: «Эта запись намного старше всех записей, до сих пор открытых в Лепенском Вире, хотя его настоящая древность всё ещё исследуется. Первые результаты исследования уходят в очень далёкое прошлое, и если они будут подтверждены, то научный мир будет очень удивлён. Обнаружение Лепенского Вира явилось большим вкладом в изучение не только древней сербской культуры и цивилизации, но и письменности» [3:184]. И далее следует рис. 13 с подписью: «Запись на камне из белой Воды. Старейшая из открытых ранее в Сербии запись».

    Рис. 13. Камень из Белой Воды под Крушевацем с надписью

    Эту надпись я также прочитал. В комментарии к статье [12:454-456] я написал: «Можно прочитать и табличку из Белой Воды,контурный рисунок Р. Пешича, сделанный с фотографии, с. 116, табл. 1, рис 2. На мой взгляд, камень напоминает своими контурами животное, а именно медведя,точнее, медвежонка, но только при повороте на 1800. Точно так же перевернут и текст, что можно видеть по большому знаку К, расположенному в центре надписи. Как и предыдущая, надпись относится к палеолитической, выполненной праславянским слоговым письмом. Ее можно прочитать. После моего чтения получился такой текст: «ЛОВИ Я, НЕ ПОРУШЬ, НО ХЪРАНИ СУ ПИЩЕЙ ВЬ ЛОЖЕ ЗА ВОЛОКОМЪ», рис. 13. Это можно понять как: ЛОВИ ЕГО, НЕ ПОРАНЬ, НО ХРАНИ, ДАВАЯ ПИЩУ, В ЛОГОВЕ ЗА РЕЧНЫМ ВОЛОКОМ. К особенностям орфографии относится выделение центрального слова ХРАНИ самыми крупными знаками, образующими лигатуру и буквально обоазующими слово КЪРАНИ; слово ЛОВИ начертано в виде столбца, слово ПОРУШЬ образует лигатуру из трех знаков, где ШЬ напоминает ЩЬ; словосочетание С ПИЩЕЙ начертано через СУ (вместо СЬ) и ЖЕ (вместо ЩЕ); во второй строке предлог В начертан в крайне левом положении, а слово ЛОЖЕ тоже выделено очень крупными знаками; словосочетание ЗА ВОЛОКОМ приписано после основного текста и потому едва вписалось в осень малое пространство справа; КО и МЪ образуют лигатуру. Опять-таки можно отметить типичное для палеолита начертание. По содержанию текст можно аттестовать как рекомендацию по поимке медвежонка, которого предлагается держать не в вольере (на виду у других хищников), а «за волоком», то есть за рекой и частью суши, тибо волок является местом, усиленно посещаемым людьми. Легко видеть, что на строки надпись разбивается с трудом».  

    Таким образом, уже в этой надписи намечают те особенности, которые позже проступают в письменности Линейное А на Крите.

    Обсуждение.

    Понятно, что многолетний труд любого коллектива всегда приводит к каким-либо интересным положениям, хотя, разумеется, часть этой новизны может вызвать сомнение. И первым выводом из работы сербских коллег является их основное утверждение о том, что славянская письменность является древнейшей в Европе. А, возможно, и в мире.

    Вторым положением сербских коллег является название этой письменности Сербицей. Хочу заметить, что после распада Югославии сербы практически потеряли связь с коллегами из России, а их патриотизм только усилился. Напомню, что «Сербославянская теория покоится на утверждении, что все славяне в прошлом назывались сербами, то есть, тогдашним названием всех славян было «сербы», чьи корни находились в Индии, а с течением времени от того великого народа постепенно произошли все нынешние славянские и некоторые неславянские народы. По это теории, сербы заселили Балканы между 2000 и 1500 годами до н.э. Таким образом, сербославянская теория стоит в тесной корреляции с другой альтернативной теорией.

    С точки зрения этой второй теории самой древней индоевропейской цивилизацией является цивилизация Сарасвати. И сербославянская историография связывает само название «Сарасвати» с национальным именем сербов, которое возникает при замене в нём звука «Б» на «В» (эта замена встречается во многих индоевропейских языках). В разделе «Ригведы», написанной на санскрите, в ее восьмом гимне (RV 8.32.2), упоминается имя «СРбинда» (SRbinda) и «КусуРбинда» (KusuRbinda), между других многочисленных имён собственных. Санскритологи усмотрели в этом определенный смысл, и поняли слово СРбинда не как личное имя, а как титул правителя народа Сербов» [13]. Иначе говоря, русская письменность и русский язык сюда никак не вписывались. Однако под влиянием Первого конгресса «Докирилловская славянская письменность и дохристианская славянская культура» сербские коллеги скорректировали свои притязания и стали считать Сербицу объединённой письменность сербов и русов, даже согласны были ее назвать Русицей.

    С их стороны это была несомненная уступка. Однако с нашей стороны, явно недостаточная, а, главное, не соответствующая историческому контексту. Руница и руны Рода употреблялись в течение сотен тысяч лет и, видимо, на территории всей Земли, в том числе в мезолите и более поздние периоды, и в том числе в Подунавье. С этой точки зрения Сербица оказалась одним из местных вариантов определенного периода развития русской письменности, и выделение именно этой разновидности славянского письма достаточно дискуссионно.

    Изложение результатов исследования славянской письменности сербских коллег проигрывает в том отношении, что тот вариант Сербицы, который изображен на рис. 1, нацелен скорее на Египетское письмо («Мисирское», по терминологии сербов), которое не входит в Подунавье, чем на более близкую Критскую письменность. Отсюда сразу видно, что в Подунавье такие знаки не использовались, и связывать с ними славянскую письменность без серьёзных доказательств невозможно. Но такие доказательства отсутствуют.

    Вместе с тем, указание на некоторые конкретные надписи было полезно в том смысле, что позволило перейти к чтению надписей Крита, выполненных письменностью «линейное А». Пока прочитано две надписи, и условно отнесена еще одна надпись на пряслице, относящаяся к более раннему времени;  возможно, таким же было и письмо Лепенского вира, представленное надписью на камне из местечка Белая Вода. Однако найти в интернете цветное и крупное изложение данного камня мне не удалось.

    Рис. 15. Вход в археологический музей Лепенский Вир

    Зато удалось обнаружить фотографию плаката при входе в археологический музей «Лепенский Вир». Находится он «В 30 километрах от Голубацкой крепости, на дороге, идущей по парку Джердап, на склоне Дуная. В тихом, живописном уголке» [14].

    А основным выводом из данного рассмотрения является тот, что авторы, к сожалению, не являясь эпиграфистами, занимались отвлеченным теоретизированием по поводу истории славянской письменности в своём регионе. При этом они не ссылались на достижения своих коллег из других славянских стран, а тем более, из России. Даже единственную дешифровку, которую они привели в одной из своих статей, они выполнили не сами, а поручили сделать Вучичу Губерничу, о котором пока ничего не известно. Что же касается их собственных выводов, то сербские коллеги проявили не только незнание современной эпиграфической литературы из славянских стран, но незнание общей истории письменности, незнание исторической фонетики и плохое знакомство с археологией.

    К сожалению, всё это существенно снижает их интересные выводы в отношении древности и широкого ареала распространения славянской письменности.

    Заключение.

    Приведенные мною дешифровки надписей линейного письма А Крита, выполненные пока в экспериментальном порядке, дают интересную перспективу дальнейшего исследования и дешифровки надписей этого типа.

    Литература.

    1. Деретич Й.И. Докирилловская письменность // Докирилловская славянская письменность и дохристианская славянская культура. Материалы Первого международного конгресса 12-14 мая 2008 года. Санкт-Петербург, 2008, с. 180-203.
    2. Чудинов В.А. Тайный последователь П.П. Орешкина. Сайт chudinov.ru от 13 марта 2007 года
    3. Сербица – имя предписьменности Семиречья //Jован И. Деретић, Драгољуб Антић. Историjа Срба и Руса. Први део. – Београд: Сардониjа, 2010. – 566 с., ил., с. 152-156
    4. Чудинов В.А. О книге Антича и Винчанском письме. Сайт chudinov.ru от 19 февраля 2007 года
    5. Чудинов В.А. Попытка русского чтения критских печатей. Сайт chudinov.ru от 2 февраля 2007 года
    6. Чудинов В.А. О дешифровке Фестского диска. Сайт chudinov.ru от 6 июля 2014 года
    7. Чудинов В.А. Являются ли Фестские знаки стилизацией под слоговые. Сайт chudinov.ru от 25 августа 2014 года
    8. Серафимов П.П., Томеццоли Д.Т. Доказательства раннего славянского присутствия в минойский период на острове Крит. Новое прочтение линеарной –А надписи на золотом кольце из Мавро Спелио // Докирилловская славянская письменность и дохристианская славянская культура. Материалы Первого международного конгресса 12-14 мая 2008 года. Санкт-Петербург, 2008, с. 337-346
    9. Evans A. SCRIPTA MINOA II. The written documents of Minoan Cretan with special reference to the archive of Knossos, vol. II, Oxford, Clarendon Press, 1952
    10. Alinei M. Darwinism, traditional linguistics and the new Palaeolithic Continuity Theory of Language Evolution, Evolutionary Epistemology, Language and Culture. A non-adaptionist, theoretical approach. – Berlin, Heidelberg, Springer Verlag – New York, pp. 121-147
    11. Мишич Лидия. Жизнь есть любовь, с. 439-441 // Чудинов В.А. Вселенная русской письменности до Кирилла. Сборник статей учёных XIX-XXвв. и нынешнего времени с комментариями автора. – М.: Альва Первая, 2007. – 672 с.
    12. Пешич Радивое. Осмысление письма в Подунавье, с. 449-456 // Чудинов В.А. Вселенная русской письменности до Кирилла. Сборник статей учёных XIX-XXвв. и нынешнего времени с комментариями автора. – М.: Альва Первая, 2007. – 672 с.
    13. Источник: http://alexio-marziano.livejournal.com/66063.html
    14. Чудинов В.А. О творчестве Светислава Билбиа. Сайт chudinov.ru от 9 апреля 2014 года

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову