О творчестве Светислава Билбия

Чудинов Валерий Алексеевич


Светислав Билбия в качестве эпиграфиста неакадемического направления известен в Сербии не меньше, чем Радивое Пешич. Я постараюсь привести отзывы о нём исследователя Рели Новаковича, а также несколько абзацев из его собственных книг [1] и [2]. Меня этот исследователь интересует с нескольких точек зрения: как этрусколог, как историк письменности, как историк ранних стадий европейского этногенеза.

Насколько я понимаю, он живет и работает в США.

Оглавление:
  • Язык древних европейцев и письмо этрусков.
  • Введение.
  • Лепенский вир.
  • Цивилизация Подунавья.
  • Предки имен этрусков, расен и тирренцев.
  • Критские предки алфавита.
  • Сербица.
  • Происхождение кириллицы.
  • Ренессанс славянской письменности.
  • Греческий алфавит и этрусские буквы.
  • Особенности этрусского письма и языка.
  • Напоминание о письме рунами.
  • Конкретные дешифровки.
  • Новакович о первых обитателях Европы по Билбия.
  • Обсуждение.
  • Сербославянская теория
  • Заключение.
  • Литература.
  • Язык древних европейцев и письмо этрусков.

    Рис. 1. Титул книги о языке древних европейцев

    Так называется его монография, изданная в 1984 году в США [1]. У меня имеется возможность прокомментировать ряд ее положений. Книга написана на сербском языке и содержит 298 страниц. Однако это сербское издание выполнено в 2000-м году, научную редакцию осуществила Мирослава Петрович, рецензию подготовил профессор, доктор Релья Новакович. Издание тиражом в 500 экземпляров осуществило издательство «Мирослав».

    Книга состоит из 7 глав. После предисловия Р. Новаковича следует «Предисловие к сербскому изданию» Светислава Билбия, где автор в конце пишет: «Великое число непрочитанных и непереведенных этрусских источников в Италии, а также лидийских, ликийских, карийских и фригийских письменных памятников, покрывает огромным слоем музеи Царьграда и других мест Турции. Они настойчиво ждут того времени, когда начнут говорить о нашем прошлом, которое до сих пор нам сообщали только иностранцы.

    Божья милость была излита на меня, малого и незнатного человека, ибо мне выпало сообщить миру об исследовании этрусской тайны. И я Ему за то неизмеримо благодарен. – Чикаго, август 1984 года» [1:V]. – Пока мне неясно, насколько глубоко этот исследователь успел продвинуться в постижение тайны этрусской письменности и языка.

    Введение.

    В нём автор отмечает: «Между языками древних народов, которые оставили свой язык, особого внимания заслуживают памятники, написанный этрусским письмом. Этим письмом писали этруски, которые жили в центре Италии. Они создали первые основы европейской цивилизации, которую позже римляне разнесли по всему свету» [1:VI].

    К сожалению, уже с этим первым абзацем я согласиться не могу. Этруски говорили на одном из диалектов русского языка, а римская цивилизация создавалась намного позже, примерно в XII веке, вначале опираясь на этрусскую культуру, а затем игнорируя ее. Так что процесс был сложнее и многограннее.

    «Об этрусках написано много, особенно в последние два столетия, когда начали открывать их многочисленные памятники. Биограф Лопес Пенья набрал около 700 свидетельств на разных языках об этрусках и их культуре, памятники которой разбросаны по многим музеям мира. Однако о проблемах этрусского языка написано не так уж много.

    В науке давно утвердилось мнение о том, что этрусское письмо внешне похоже на греческое. Графическое сходство этрусских слов с греческими было главной причиной того, что гласные буквы были заимствованы из греческого алфавита, а потому этрусские слова похожи на греческие. А когда сходства не было, прибегали к семитскому письму, или полагали, что некоторые одиночные писцы или филологи имели собственные значения букв» [1:VI].

    С этим можно согласиться. Иначе говоря, согласно трём новым языкам, не так давно созданным для целей распространения христианства, а именно греческому, латинскому и ивриту, когда понимание этрусских текстов не приходило с помощью греческого подхода, то этрускологи прибегали к латинскому или к семитскому (ивриту, финикийскому, арабскому и прочим семитским языкам).

    Весьма любопытно положение Светислава, когда он, побегав со своей женой по музеям и галереям, содержащим этрусские памятники, сослался на неё: «Моя супруга тогда говорила, что этрусское письмо похоже на нашу сербскую кириллицу. И на первый взгляд, оно придумано» [1:VII]. И, наконец, он выделяет основную мысль: «Мне было ясно, что всё, что мы прочитали, было написано кириллицей, без оглядки на то, кто и когда это написал» [1:VII]. В другом месте он подчёркивает: «Этрусские тексты никогда не были правильно прочитаны, как сто лет назад написал польский этрусколог Станислав Якубовский [4]» [1:VIII]. С точки зрения Билбия «Этрусские письменные памятники не образуют никакой мистики, но они являются старейшими письменными памятниками всего европейского народа вообще» [1:X].

    Мне понятно, что Билбиа в 1984 году не знал, что кириллица не является самым старым письмом русским и славян, и что таковыми являются руны Макоши (руница), и руны Рода (предкириллица). Поэтому я соглашаюсь с цитированными выводами только в том плане, что старейшим европейским письмом являются руны Макоши и руны Рода.

    Светислав Билбия излагает также свой метод чтения этрусских текстов. Он отмечает: «До сих пор этот метод никогда не применялся. Он назван «методом переноса значения кирилловских гласных на этрусские, лидийские и ликийские слова. Его также можно назвать этрусско-кирилловским методом» [1:X].

    «По сравнению с этимологическим и морфологическим методами при исследовании всех слов, у 80% из этрусских лексем было определены значения или полного слова, или его корня, по словарю сербского языка Вука Караджича или по другим словарям. А у остальных 20% этрусских, лидийских и ликийских слов были выявлены основные значения по аналогии с современным итальянским или с латинским языками» [1:XI].

    Мне было бы интересно познакомиться с конкретными результатами Билбия. А его Введение заканчивается такими результатами: «1) Существовал единственный языковой предок народов, которые пришли из Подунавья, что доказываются положением, что лидийские и ликийские письменные памятники были переведены и доведены до полного понимания с точки зрения современного сербского языка, равно как и этрусские; 2) народы Малой Азии, которым служили рисунчатые знаки критского письма, отличались лишь внешним видом, но не   лексическими и фонетические особенностями от всякого другого вида письменности; 3) только они расширяли возможности неограниченного и свободного расширения ареала распространения письменности из малоазийских культурных центров» [1:XII-XIII].

    Понятно, что для меня центром письменности была никоим образом не Малая Азия, но Русь Яра, Руяна, Аркона Яра, то есть, север Европы. Так что эти положения я принять не могу. Полагаю, что Светислав Билбия во многом ошибался.

    Лепенский вир.

    «На плодородных берегах реки Дунай и его притоках, неолитические рыбаки начали заниматься земледелием, ибо земля была плодотворна и легка в обработке. То было начало одной цивилизации. Были найдены каменные орудия и гончарные изделия» [5:1]. - Я рассматривал сербские артефакты, найденные археологами; однако на них можно было найти надписи «Руяна» или «Аркона Яра». Но Билбиа не приводит эти находки и не читает надписи на них.

    «Лепенский вир находится на реке Дунай в 70 милях к востоку от Белграда, Югославия, на месте, где Дунай входит в европейскую область, известную как Гвоздяные Врата, или Джердап. Археологические исследования научных групп из белградского и других университетов, проведенные под руководством археолога профессора Драгослава Срейовича, изложены в книге о Лепенском Вире [6]. Книга вызвала огромный интерес у мировой общественности во всех областях науки. Лепенский вир был заселен еще со времен мезолита и имел свою торговую площадь и своё святилище» [1:1]. И далее Билбиа помещает карту Срейовича из [6:20].

    Рис. 2. Находки в Подунавье от верхнего палеолита до неолита

    Цивилизация Подунавья.

    «Только письменные документы древних эпох, которые были прочитаны и объяснены, которые нашлись среди этрусских, лидийских и ликийских артефактов, показали графическое сходство с этрусскими, однако до сих пор не был найден ключ к их пониманию» [1:4]. За этим маленьким разделом последовал другой: «Распространение из Подунавья». Тут рассматривается 4 направления распространения культуры: «Северный путь: вдоль горных истоков реки Дунай, без остановки, вплоть до северных морей, населяя также центральную и северо-западную Европу. Западный путь: заселение Альп и долины реки По. Южная граница пошла по Апеннинам, а западная совпала с Пиренеями и Атлантикой, где сегодня живут баски. Она оставила глубокий след в долинах реки Ибера. Восточный путь прошел до устья Дуная и до Чёрного моря, где были заселены все богатые области европейской низменности современной Украины и юго-восточной России. Южный путь: распространение на Балканы, в Малую Азию, а также на острова Белого и Эгейского моря» [1:5-6].

    Рис. 3. Пути распространения письменности из Малой Азии

    Если не читать, что написано на найденных артефактах, то действительно можно предположить такой путь распространения европейской культуры.

    Далее я опускаю раздел «Ликийцы и латины», где нет ни одного примера. И перехожу к следующему разделу.

    Предки имен этрусков, расен и тирренцев.

    «Слово РАСЫ, из которого возникли имена Расы, Расены, Раца, происходит в славянских языках из слова РАСА, которые существуют также в немецком и английском языках» [1:24]. – А почему не от слова РУСЬ? – «Осталось объяснить слово «Тирренцы», поскольку из этого имени образовались имена Туски, Труски и Этруски» [1:30]. – С моей точки зрения, это совершенно неверно. Имена «расены» мне ни разу не встретились, а слово «этруски» имеет совершенно иное происхождение.

    Рис. 4. Знаки критских печатей 

    Критские предки алфавита.

    «Население Крита появилось в эпоху, когда подунайские племена, пройдя Балканы, начали заселять западную часть Малой Азии и Эгейское море… Богатый английский бизнесмен Джон Эванс, пассионарный любитель и археолог, посвятил добрую часть своей жизни и материальных средств археологическим исследованиям» [1:32-33]. – Хотя имя Эванса Артур Джон, но в археологии он известен как Артур. Что касается его профессии, то он был «хранителем музея Эшмолеан в Оксфорде» (Википедия), а местность на Крите купил, будучи студентом. Из приведенных слов следует, что Билбия не очень-то интересовался биографией Артура Эванса. Впрочем, из дальнейшего следует, что Билбия имел в виду отца Артура.

    «Первые находки его воодушевили, ибо он нашел много табличек из обожженной глины и каменных плиток, которые были исписаны шарами и удивительными знаками, сопоставимыми с теми, которые были найдены в Афинах» [1:33].

    Рис. 5. Знаки линейного письма Б

    Мне немного странно глядеть на эти знаки как на простые иллюстрации, поскольку часть знаков критских печатей я расшифровал [7, рис. 3-5, 7, 9]. А дальше в нескольких словах приводятся примеры знаков на дощечках без определения их значений, рис. 5. А затем говорится: «Оба Эванса, отец и сын, имели ясное представление о том, что Крит был праисточником письменности и воодушевил создание письменности в Малой Азии» [1:35]. – «Уже во время сличения рукописных знаков на острове Крит возникла полемика между учёными по вопросу о том, каким было отношение во втором тысячелетии до н.э. между основой египетского письма и письмом других народов, которые пользовались рисуночными знаками. Учёные, которые изучали рисуночные знаки Крита, Микен и Пилоса, и сравнивали их с египетскими иероглифами, нашли между ними многие критские рисуночные знаки… В данной ниже таблице этрусские буквы взяты из таблицы Марсельяна, сербская кириллица – из словаря сербского языка Вука Караджича, греческие буквы – из обычного греческого алфавита. Буквы-знаки семитского алфавита северных семитских племен взяты из моабитской таблички с еврейскими названиями» [1:36].

    Рис. 6. Графическое соответствие этрусских букв семитским и греческим [1:37]

    На мой взгляд, метод графического сходства может быть применен только на предварительных стадиях исследования, и никоим образом на конечных фазах. Ибо даже у близких языков одни и те же знаки могут обозначать совершенно разные звуки. Так, в русском языке буква «Ч» означает мягкую аффрикату, тогда как в сербском – твёрдую, нечто вроде «ТШ», а буква «А» латинского алфавита в английских словах может читаться и как Э, и как ЭЙ, но не как звук «А». Для передачи звука «А» нужно писать «U», например, в слове «but». Но даже на предварительной ступени исследование применение графического сходства следует специально оговаривать.

    В дальнейшем Билбия излагает догадки А. Эванса. А также даются совершенно неправильные отождествления, например, на рис. 7.

    Рис. 7. Отождествления знаков разного произношения с кирилловским «Б»

    Такие же неверные соответствия приводятся и для других букв кириллицы. Так, например, знак 4 в верхней строке – это Е, а не Б, а он же в нижней строке – это Ю, а не Б. Словом, тут не на чем остановиться, чтобы чему-то поучиться.

    Сербица.

    Она состоит из нескольких вариантов. «Лидийская сербица» – письмо, которым написаны лидийские памятники» [1:78]. «Ликийская сербица» – состоит из букв, которыми написаны ликийские памятники» [1:79]. А дальше творится нечто невообразимое: «Киевско-русская или русско-киевская сербица (сноска) – это совокупность графических знаков, которая с успехом применялась в истории». А сноска гласит: «По мнению студента русской и украинской истории, господина Саве Вуиновича из Эскондида, Калифорния, под знаками письменности, которые Константин Философ обнаружил в Крыму, вместо русско-украинской сербицы, следует точнее определить прилагательное: «киевская», а не «украинская сербица» [1:80]. Почему кириллица должна называться «сербицей», непонятно. И, наконец, «расенско-римская сербица – это исходная расенская азбука, перенятая из сербских малоазийских центров, и распространившаяся позже в Центральную Италию, где она стала применяться в расенской Этрурии» [1:79].

    Хочу напомнить, что сербский вариант кириллицы был создан Вуком Караджичем в 1814-1818 годах. Однако, как я понял, это – не «сербица». А «сербица», по мнению Билбия, возникла, как я понял, из письма Лепенского вира. Но Билбия не заглядывал дальше: он не знал, что письмо Лепенского вира – это сочетание руницы (слоговых рун Макоши) и рун Рода (предкириллицы).

    Происхождение кириллицы.

    «В науке и литературе существует установка, что первой славянской письменностью была глаголица, которую создал Константин Философ, который более известен среди славян, как святой Кирилл. О кириллице же были наводнены научные энциклопедии утверждениями, что неизвестно, кто ее создал, поскольку она появилась в Македонии у Преспанского озера на рубеже девятого и десятого веков христианской эры, когда были составлены «вруцелеты» ученика святого Климента, в чём усмотрели отголоски греческого алфавита. Затем я напомню, что кириллица потеснила глаголицу и перешла в сербское княжество Рашку, и с Балканского полуострова была принята Русью» [1:81]. – Полагаю, что перед нам и находится изложение традиционного взгляда. На самом деле до кириллицы и до греческого письма существовали руны Рода, которые сначала применялись на Руси Яра, а затем и на территории предка России – на Руси Славян. 

    Ренессанс славянской письменности.

    Сначала речь идёт о том, что с принятием христианства на Руси стала широко употребляться кириллица. Далее Билбия показывает таблицу, где ряд этрусских знаков сопоставляется с глаголицей. В конце раздела приводятся известные этрусские алфавиты: из Виттербо, из Формело и из Марсильяны [1:100].

    Греческий алфавит и этрусские буквы.

    Билбия публикует таблицу, где либо этрусские, либо греческие буквы не имеют аналогов в другом алфавите [1:105]. Следующий раздел имеет название «Проблемы и метод исследования». Здесь описаны предшественники Билбия. Так, например, Джемс Веллард привел в своей книге для объяснения Этрусского языка два десятка разных диалектов, некоторые из которых происходили из Центральной Африки [8]. А немец Карл Шмиц полагал, что этрусский язык является разновидностью немецкого языка. Приводятся мнения и других исследователей: В. Георгиева, Альфреда Тромбетти, Йоханнеса Фридриха и других.

    Особенности этрусского письма и языка.

    Автор отмечает, что многие этрусские памятники письменности не имели словоразделителей. С его точки зрения, это свидетельствует о том, что такое письмо может быть только фонетическим, подобно письму сербов [1:116]. Здесь же приводятся примеры. Сначала на имена существительные: ЛАД = ЛАР (без перевода), ЛАДИЦА = ЛАРИСА, БОЯРЫНЯ; ЛАДЧЕ = ЛАРЧЕ, БОЯРЧЕ. [1:118]. Как видим, прочитано неверно, хотя смысл передан приблизительно верно: ЛАД или ЛАДО – это ГОСПОДИН. Затем на глаголы, которые, по мнению Билбия, оканчиваются на –ТИ, -СТИ, -ШТИ. Далее – на прилагательные, где слово РАЗНЕМ понимается как РАШНЬЕШИ, что означает РАСЕНСКИЙ [1:119]. А затем, вне логики, рассматриваются лигатуры [1:120]. И постепенно – все буквы алфавита. В отличие от классической этрускологии, он считает существующей букву «О», где рассматривает три ее варианта: кружок, ромб, квадрат [1:124]. Букву «V» он читает как «У». Буквы «В» и «8» (Ю) он отождествляет [1:125], иногда «8» читает как «Ф». Букву «С» Билбия отождествляет со слоговыми знаками «ВЕ» и «ВИ», которых он как слоговые, естественно, не знает, поскольку русская руница ему незнакома. Слово «СЛЕН» (УБИТ) он читает как «КЛЕН» (КОЛЕНО) [1:127]. А в некоторых словах буква «С» читается им как «Г». О букве «D» он не говорит, что она может путаться с буквой «Р», поскольку этого не знает [1:128]. Букву «F» он читает как звук «В», как в классической этрускологии, хотя это звук «Ч» [1:129]. Он также останавливается на этрусской букве «N» с тремя параллельными диагоналями, хотя такой знак мне в этрусских надписях ни разу не встретился (но его исследовал как довольно часто употребляемый Г.С. Гриневич). Лигатуру из кружочка со вписанной в неё буквой он рассматривает как букву «Ж» [1:131]. А реальную букву для звука «Ж» он наделяет значением «Щ» [1:132]. Из книги Нино Бариози [9:118] он извлекает рисунок какого-то предмета (вероятно, пряслица), и даёт чтение ШТИ, ШТА, ШТО, ШТЕ, рис. 8 [1:133].  

    Рис. 8. Чтение Светиславом Билбия надписи на пряслице

    Ему представляется, что он правильно понял смысл надписи: ЧИТАЙ, ЧТО ЭТО ЧИТАЕТ(СЯ). Между тем, надписи на пряслицах были владельческими, так что одним пряслицем могли владеть 4 женщины сразу (например, мать и 3 дочери), и каждая могла оставить на нём часть своего имени в качестве подписи. Пряслице было дорогим предметом (иногда его стоимость была равна стоимости коровы), и оставлять на нём шуточные надписи насчёт чтения было бы неуместно. – Словом, на моё взгляд Билбия предложил неверные чтения, которые повлекли собой и неверное понимание смысла.

    Напоминание о письме рунами.

    Германские («нордические») руны Билбия желает рассмотреть в единстве с этрусскими буквами и с кириллицей [1:136]. Поэтому он публикует таблицу, где считает, что практически все эти знаки имеют одинаковое чтение [1:142]. Но меня больше интересуют конкретные чтения, к описанию которых я и перехожу.

    Рис. 9. Дешифровка фрески из Тарквинии «Алла и Перун»

    Конкретные дешифровки.

    Билбия заимствовал изображение из CIA, № 5364, прочитал АЛА ЖЕР СИП НЕИ ПЕРУН и перевел как: АЛА ЖЕР СИПА У ПЕРУНА [1:143], где АЛА – коровье молоко, метафорически «жажда», ЖЕР – жар, или еда, «слово, часто употребляемая на этрусских памятниках», СИП – сыпь, нечто посыпанное, НЕИ – предлог «У», ЦЕРУН – Перун [1:144]. Приятно отметить, что транслитерацию Билбия делает буквами кириллицы. Однако согласиться с таким чтением и таким пониманием текста я не могу.

    Видно, что Билбия не догадывался о том, что существуют полуявные надписи. Иначе он начал бы чтение именно с них. А поскольку я знаю о таком способе написания любых этрусских текстов, я, естественно, покажу, как он должен быть прочитан.

    Рис. 10. Моё чтение той же надписи

    Сначала я обращаю в цвете изображение голов воинов. Здесь имеются надписи, которые нам сообщают: СА ХРАМОВ ЯРА СКИФЫ. Итак, перед нами – воины из храмов Яра разных стран, так сказать, объединённое войско.

    Затем я читаю надписи на голове женщины. Тут написано: СКОЛОТОВ МИМА РОДА ДРОФА. Это можно понять так: ПЛЕМЕНИ СКОЛОТОВ (одного из скифских) МИМА ХРАМА РОДА ПО ИМЕНИ ДРОФА. А на мужчине, на его бороде написано его имя: ЯР. Впрочем, обычно он так и изображался. Так что никакого Перуна перед нами нет, это результат неверного чтения.

    Наконец, я перехожу к чтению основной надписи, где буквы я делю несколько иначе. И у меня получается текст: АЛА ШЕДСИ Г НЕЙ СЕЧАН, что я понимаю, как БЫЛИ ПРИШЕДШИМИ К НЕЙ ПОСЕЧЕННЫМИ. Иначе говоря, войско явилось к своей жрице потрёпанным в боях. Ибо слово АЛ – это БЫЛ, а АЛИ или АЛА – БЫЛИ.

    Далее он читает надпись на бронзовой статуе, найденной вблизи Транзименского озера и хранящейся в Археологическом музее Флоренции. Чтение приведено на рис. 11.

    Рис. 11. Чтение и перевод надписи на бронзовой статуе из музея Флоренции

    Комментировать это неверное чтение [1:148-149] у меня нет желания. Впрочем, почерк Билбия очень похож на почерк Г.С. Гриневича, только он читал буквы, а Гриневич – слоговые знаки. Но их объединяет то, что они уделяли весьма мало внимания исследованию самого изображения, их творчество заключалось в дотягивании подстрочника до каких-то реальных слов одного из современных славянских языков, а далее они демонстрировали свою эрудицию тем, что находили какие-то совершенно необычные значения слов, опираясь на словари учёных прошлого или позапрошлого века. Академические учёные, напротив, демонстрировали свою учёность в том, что они находили тот или иной знак в трудах других исследователей, и потому терялись в вариантах чтения каждого слова. А в конце констатировали, что текст либо нечитаем полностью, либо можно понять только отдельные слова.

    Рис. 12. Погребение господина, чтение и перевод надписи

    Это изображение Билбия заимствовал из книги [10], но страница на ней не указана. Я привожу чтение и перевод Билбия. На русском это звучало бы примерно так: СОКРУШАЯСЬ (ТУЖА) О ГЛАВНОМ М ГОСПОДИНЕ, ПОХОРОНИМ ВСЕХ. В отличие от первой фрески, здесь о содержании можно догадаться по рисунку. Слово ЛАД (ГОСПОДИН) тут опять прочитано как ЛАР, как в классической этрускологии [1:151].

    Возникает впечатление, что Билбия не заботится о том, чтобы наработать навыки чтения однородных надписей, например, только на погребальных фресках, или только на статуях, или только на пряслицах. Он всеяден, и переходит от одних классов предметов к другим, что характеризует новичков. Следующее изображение он заимствует из надписи на саркофаге, рис. 13.

    Рис. 13. Саркофаг и надпись на нём

    Странно, но изображение весьма плохое, а у меня сразу возник вопрос: как Билбия знает способ чтения надписей на этом саркофаге, если он до того не прочитал ни одной более простой надписи на саркофаге? Я тоже читал данную надпись [10:525, рис. 201], однако она у меня имела номер 160. Кроме того, я также прочитал надписи на нескольких саркофагах, и уже успел читать полуявные надписи, которые давали мне возможность понимать, кто есть кто. После этого чтение явных надписей было облегчено, поскольку основная ситуация изображения была вполне понятна. У Билбия я не вижу никаких подобных «лесов», которые позволили бы начать «строительство» дешифровки. Кроме того, я не обнаружил, чтобы он придирчиво рассматривал чтение своих предшественников, чтобы понять, что у них следует заимствовать, а в чём они ошиблись. Отсутствие рассмотрения деятельности предшественников, это не просто ненаучно (даже студентов учат писать рефераты с раздела «обзор литературы»), но и показатель невежества автора в рассматриваемой проблеме.

    Рис. 14. Чтение Светиславом Билбия надписи на саркофаге из Тарквиний

    Понятно, что одной таблички дешифровки для изложения всех предположений Билбия мне не хватило. Однако я хотел показать, каким образом Билбия производит свои чтения. Почти к каждому прочитанному слову (неважно, правильно или неправильно), он предлагает целый список слов, подчас даже не синонимов, надеясь, что какие-то из них дадут нужный смысл. Но это не перевод, а сначала поиск смысла, а потом его выстраивания, тогда как смыл должен не конструироваться, а получаться автоматически после правильного чтения. Выход на окончательный результат как бы ощупью – это еще один признак новичка. – Наконец, очень странно, что после перевода автор не приводит никакого обсуждения результата. Получается, что его интересует не историческая информация, а дешифровка как самоцель.

    Рис. 15. Окончание чтения надписи на саркофаге из Тарквиний

    Следующей надписью оказался сосуд, найденный в Риме на холме Квиринал в 1880 году. Сосуд представляет собой три соединенных между собой сосуда, по общему тулову которых проходит надпись в три строки. Но что меня несколько удивило, так это то, что данная надпись приводится в учебниках эпи графики как образцовая и самая древняя надпись на латинском языке, как это следует из работы [12]. Так что, на мой взгляд, следовало бы как-то объяснить, почему эту надпись следует читать как этрусскую. Опять я вынужден констатировать, что Светислав Билбия подходит к надписям не с точки зрения языка, а с чисто графической точки зрения. Если подходить с этой точки зрения, то все нынешние языки Европы, а также значительная часть языков Азии, использующая латинскую графику (например, вьетнамский язык) это «общеевропский» по Билбии язык.

    Рис. 16. Сосуд из Квиринала и его латинское чтение

     

    По поводу этого чтения сам Билбия написал: «Я сам, изучая прежде языческую этрусскую письменность, сначала познакомился первым делом с комментарием к книге «Латинская эпиграфика» Московского университета автора Елены Васильевны Фёдоровой. Это – хороший учебник и научный труд о возникновении и развитии латинского языка, но с неудавшимся объяснением этого этрусского текста. Писатель Фёдорова привела досадное утверждение о том, что этрусский язык нужно переводить преимущественно на латинский. На основании этого она привела текст и дала его перевод на страницах [1:41, 43, 179 и 180], что я и излагаю тут: 1) этрусский оригинал; 2) транслитерацию на латинском языке и 3) перевод на русский язык» [1:165].

    Рис. 17. Толкование слов и сербское чтение текст Светиславом Билбией

    Билбия продолжает: «Это понимание исключает употребление латинского языка для чтения и перевода этрусских письменных памятников, ошибочно создано и не приводит к положительным результатам. Это доказал я сам моим оригинальным переводом данного текста с помощью метода переноса значения гласных звуков кирилловских букв на этрусские тексты.

    Некоторые учёные, которые трудились над другими этрусскими письменными документами, исследовали связь того, что было написано на предметах с загробной жизнью предка. Но это – не данный случай. Не сложно сделать выводы, когда прочитано великое множество текстов. Этруски вели жизнь такой, какая отвечала их темпераменту и характеру» [1:166].

    Не понял иронии автора. Надписи на саркофагах и на урнах с пеплом – это один тип надписей, надписи на сосудах – другой тип. И этих типов довольно много, каждый из них достоин изучения для выявления наиболее достоверно читаемых слов.

    Рис. 18. Лемносская стела и ее чтение Светиславом Билбией

    По поводу чтения Лемносской стелы Билбия пишет: «Письменность на остров Лемнос дошла из Малой Азии. Это и есть то истинное письмо, которое пришло из малой Азии, как в Италию, так и в северные европейские области и на побережье Крыма. Язык, который вытесан на той табличке, это – тот самый, который подунайские племена принесли с собой, когда они заселяли острова Эгейского моря.

    При чтении этого важного и ёмкого этрусского начального письма, применяются буквы латинского алфавита, что ослабляло возможности его правильного прочтения. Исследователи находили корни тех слов, от которых были образованы некоторые корни слов и слова средневекового латинского языка, что привело к попытке отнести весь этот текст непосредственно к латинскому языку, а затем дать его перевод и осмысление. В те времена, когда были написаны этот и другие памятники, существовал только один разговорный язык в тех областях, где были найдены надписи, и они были написаны таким исходным письмом, которое существовало на острове Лемнос. Здесь можно поставить вопрос о том, какие языки современных европейских народов ближе и глубже всего соответствовали облику того некогда единого разговорного языка, который оставил след в надписях на табличках линейного А и Б. Здесь следует напомнить, что при обычном этимологическом анализе после правильного чтения знаков в вышеприведенном тексте, можно явно распознать следующие слова, которые находятся в современном итальянском или латинском языке: veis– латинское слово veho – носить, бродить, откуда и поэтическое итальянское слово veicolo со значением «перевозочное средство» [1:173]. Я бы добавил еще и русское слово «везти».

    И далее перечисляется близость еще нескольких слов, что, однако, имеет отношение не к письменности, а к языку.

    Рис. 19. Перевод на сербский язык надписи на Лемносской стеле

    «Остров Лемнос был известен из-за своих родников и чистой воды. Как это обычно происходило на промежуточном морскому пути, сюда заходили корабли за пополнением запасов питьевой воды и пищи, откуда они уходили в Чёрное море и обратно. Само название или имя Лемнос может быть этимологически выведено из глагола «лемать», «ломать», «ударять», поскольку остров представляет собой ветролом – преграду для ветров и морских течений, которые туда попадали» [1:174]. – Помимо чтения надписей на фреске из Тарквинии, на скульптуре из музея Флоренции, на иллюстрации о погребении господина на саркофаге из Тарквиний, на сосуде из Квиринала и на Лемносской стеле, он рассматривал надписи на печени из Мальяно [1:180], на колонке из Перуджи [1:190] на золотых пластинах из Пирги [1:206], на золотой фибуле из Пренесте [1:219], на «Расенском букваре» [1:221], на ситуле из Джованнелианы [1:230], на воротах из сан Манно [1:233], на основании и расенской чаши из Монте Коррето [1:237], на пластине из Лидии [1:243], на каменной косе сардов [1:247], на ликийско-греческой пластине [1:270], на втором ликийском тексте [1:275]. И далее следует словарь древнеевропейского языка [1:279-294]. Книга завершается списком литературы.

    Новакович о первых обитателях Европы по Билбия.

    «В разделе «Обитатели Европы» Билбия отмечает, что первые поселенцы, прибыв из Малой Азии, находились в Европе задолго до основания первой Трои. Прибыв из Анатолии, они заселили сначала Фракию, а затем оставались в ней вплоть до расселения вдоль Дуная, откуда они позже рассеялись по всей Европе.

    С другой стороны, Билбия полагает, что Балканский полуостров был первым заселенным регионом Европы, и плацдармом для заселения других частей Европы. Он добавляет, что народы, заселившие Балканский полуостров, являлись фактически остатками племен расенов, которые там проживали с очень давних времен, но никогда не заполняли данный регион полностью, придерживаясь пространства своих прадедов. Единственным исключением, добавляет Билбия, были греки, которые заселили этот регион Аттики значительно позже.

    Продвигаясь по следам наиболее древней цивилизации вдоль бассейна Дуная, где были обнаружены артефакты, Билбия говорит о том, что пока нельзя определить, когда именно группы, которым принадлежали артефакты, должны были попасть в те или иные регионы Европы, где археологи нашли те или иные подобные реликты» [2:5].

    Вот именно. Не исключено, что часть этих реликтов относилась ко времени вторичных Аркон. Но продолжим рассмотрение «Билбия подчеркивает, что благодаря алфавиту сербской кириллицы [неудачное название для русских рун Рода – В.Ч.] стало возможным, хотя бы на первое время, понимать этрусское, лидийское и ликийское письмо» [2:5]. – Только из-за этой фразы следовало бы рассмотреть творчество Билбии.

    «Из этих надписей можно провести лингвистические связи и понять происхождение многих слов, которые были найдены почти во всех языках Европы, указывая на существование раннего европейского языка, который являлся ветвью семейства индоевропейских языков. Самые недавние элементы этого раннего европейского языка, как было указано Билбией, указывает на тот факт, что максимальный процент слов, появившихся в этрусских надписях, был дешифрован с помощью слов из сербского и итальянского языков. То есть, как сказал Билбия, главным образом, благодаря народам, которые жили в бассейне Дуная и Балканского полуострова, никогда не покидали этого региона, кроме расселения вдоль гор степных каньонов Дрины, Пивы, Тары и других рек, где они смогли пройти к плодородным полям и к регионам Рашки [название средневековой Сербии – В.Ч.], богатой минералами. Этот регион – добавляет Билбия – был привлекательным также благодаря многочисленным термальным источникам» [2:5-6]. Если переименовать слова «сербский язык», который является просто диалектом русского языка, в слова «русский язык», то достижениями Светислава Билбия можно только гордиться.

    Обсуждение.

    Эту статью я посвящаю 30-летию выхода в свет книги Светислава Билбии [1]. Я хотел бы также напомнить читателю, что одновременно с этой книгой в 1984 году выходит книга другого неакадемического исследователя, П.П. Орешкина [14]. Обе книги сближает не только то, что два этих автора оказались первыми неакадемическими исследователями этрусского языка советского периода, которые считали славянские языки более древними по сравнению с другими европейскими, и давали транслитерацию этрусских текстов в кирилловской графике, но и то, что они оба смогли опубликовать свои исследования за границей, Билбия – в США, Орешкин – в Италии. Это было вызвано тем, что при государственной монополии на издательства, опубликовать научное исследование, противоречащее официальной научной доктрине, было невозможно. Но официальная наука – это наука вестернизованная.

    Насколько я понимаю, сами сербы относят творчество этого этрусколога к «сербской аутохтонистической школе». Во всяком случае, именно такая статья имеется в сербском варианте Википедии. В ней говорится: «Сербская аутохтонистическая школа представляет собой группу сербских исследователей, которые по различным основаниям демонстрируют непрерывное присутствие как на Европейском континенте в целом, так и на Балканском полуострове в частности, в период, по меньшей мере, от двух до одной тысячи лет назад, славянского расового и этнического элемента. Этот элемент, в духе данной школы, имеет разные проявления: сарматский, венедский, сербский, славянский, православно- и католически- славянский и т.д., но с момента основания он был славянским. С точки зрения официальной науки сербская аутохтонистическая школа является псевдоисторией.

    Особенно значительный вклад в создание данной школы внёс словацкий философ истории Павел Йозеф Шафарик и его труд «О происхождении славян по Лоренцу Суровецкому»1828 года на немецком языке, который стал результатом его желания представить исследование истории польского учёного Лаврентия Суровецкого.

    В качестве представителей сербской школы можно назвать таких исследователей, как Павел Шафарик, Милош Милоевич, Сима Лукин-Лазич, Лаза Костич, Ольга Лукович-Пьянович, Йован И. Деретич, Радивое Пешич, Момир Йович, Илья Живанчевич, Светислав Билбия, Реля Новакович, Миодраг Миланович, Ненад Милушич и многих других. Имеются и авторы других стран, которые поддерживают взгляды этой школы: Казимир Шульц, Адам Мицкевич, Сиприян Роббер, Эмиль Бирнуф, Адольф Пикте, Амии Буе, Лаврентий Суровецкий, Франсис-Мария Апендини и другие.

    Сербославянская теория

    покоится на утверждении, что все славяне в прошлом назывались сербами, то есть, тогдашним названием всех славян было «сербы», чьи корни находились в Индии, а с течением времени от того великого народа постепенно произошли все нынешние славянские и некоторые неславянские народы. По это теории, сербы заселили Балканы между 2000 и 1500 годами до н.э. Таким образом, сербославянская теория стоит в тесной корреляции с другой альтернативной теорией.

    С точки зрения этой теории самой древней индоевропейской цивилизацией является цивилизация Сарасвати. И сербославянская историография связывает само название «Сарасвати» с национальным именем сербов, которое возникает при замене в нём звука «Б» на «В» (эта замена встречается во многих индоевропейских языках). В разделе «Ригведы», написанной на санскрите, в ее восьмом гимне (RV 8.32.2), упоминается имя «СРбинда» (SRbinda) и «КусуРбинда» (KusuRbinda), между других многочисленных имён собственных. Санскритологи усмотрели в этом определенный смысл, и поняли слово СРбинда не как личное имя, а как титул правителя народа Сербов».

    Автор статьи в Википедии об этой школе не разделяет ее позиций и пишет: «Сербская альтернативная историография покушалась даже на доказательство исторического права сербов на спорные территории. Уже на рубеже ХХ века она своими далекоидущими последствиями способствовала относительному оживлению альтернативных исторических теорий. Приверженцы этих теорий в упорном исследовании новых доказательств и свидетельств грубо и по большей части выходят за пределы реальности, что приводит к деградации их научных и положительных характеристик. Когда речь идёт об источниках исторических связей «господствующих» наций, их методы часто используют истину для сдвигов в сторону нарочитой переоценки роли этих наций, тогда как «неприятельские» нации показаны в негативном свете. Приверженцы этой школы находятся на устаревших позициях также в филологии и этнологии».

    В данной статье имеется ссылка на «псевдоисторию», которой посвящена статья на сербском языке, соответствующая на русском языке термину «Фолк-хистори». На сербском языке псевдоистория рассматривается как «тип исторического ревизионизма, который часто включает сенсационные утверждения о том, что требуется новое описание истории, и которая основана на методах, отличающихся от стандартных историографических соглашений. Криптоистория сродни поэмам, использующим псевдоисторические труды, которые основаны на оккультных источниках».

    К сожалению, данная статья сербской Википедии, как и рассмотренная мною статья о «фолк-хистори» в русском варианте Википедии, написана вовсе не методологом науки. И тут имеется путница между историей как процессом развития человеческого общества во времени, и историографией, которая описывает этот процесс. История как естественноисторический процесс не может быть ни ложной, ни псевдонаучной, ни оккультной. Но зато такими могут быть историографии. Когда-то историография, как и все иные знания людей, была мифологической (представитель Википедии предпочитает бранный научный термин: «оккультной»). Позже мифологию стала теснить наука, основанная на приборных наблюдениях как более объективных; и к XIX веку все области науки стали рассматриваться как безгрешные, отодвинув религию в общественном сознании на роль утешителя в бедствиях и на роль блюстителя морали.

    Но если мифологическая картина мира была основана на философских принципах объективного идеализма, то новая научная картина мира, завоевав себе репутацию в эпоху Просвещения философскими принципами материализма, в ХХ веке откровенно перешла на позиции субъективного идеализма. К этому времени, Европа, стряхнув с себя в эпоху Возрождения с помощью католицизма и идеи гуманизма все остатки русской цивилизации, и крепко забыв понятие «Всея Русь Яра» (то есть, понятие всей земной цивилизации), встала на путь обожествления науки в общественном сознании. Теперь академик национальной АН (который в ряде Академий был иногда избран вовсе не за научные заслуги, а за личные одолжения существующим академикам), становится святым по определению, а его критика даже за вполне  доказуемые и очевидные ошибки начинает рассматриваться не только как научный грех, но и как подрыв авторитета всей науки. Против инакомыслия начинает бороться (разумеется, не бесплатно) ряд сетевых хулиганов, чья задача – вовсе не выяснение научной истины, а лишь устранение научных конкурентов.

    И если говорить о современном этноцентризме, то основным европейским этносом во всей европейской историографии должен считаться англо-саксонский, а вторым за ним должны стоять романские нации. Недаром в ряде университетов изучение европейских языков и литератур осуществляется на факультетах романо-германской филологии. А неявно сквозь эту романо-германскую историографию должна проглядывать управляющая рука еврейской нации. Так сказать, как ложка масла к истории Европы, которой, как известно, кашу не испортишь. И с этой точки зрения история славян – сербов или русских, – должна с порога рассматриваться как ложная. А уж как ее назвать – псевдоистория, лжеистория, фолк-хистори, исторический ревизионизм, или как-то иначе – это не принципиально.

    Понятно, что любые этносы, кроме названных германцев, романских и неявных иудеев, просто не имеют никакого права быть автохтонами Европы. Ибо историография пишется победителями, а Западная Европа, некогда погрязшая в войнах, голоде и эпидемиях, а затем расцветшая после ограбления колоний, считает себя именно победителем. И еврейский этнос, прибравший в предыдущие века банковский капитал всего мира, а в ХХ веке получивший и собственную государственность, и отстоявший ее от соседей, тоже может считать себя победителем. А кто же побежденный? – Прежде всего, Турция, чья территория по сравнению с землёй Османской империи была уменьшена в несколько раз. Затем Австро-Венгрия, которая распалась на Австрию, Венгрию, Чехословакию и часть Сербии, и, отчасти, Россия, которая потеряла входившие в нее Польшу и Финляндию, а позже потерявшая Прибалтику, часть Кавказа и Среднюю Азию.

    С точки зрения этносов-победителей, на пересмотр каких-то исторических положений имеют право только они. А побеждённые этносы должны только «благодарить и кланяться», как это происходит на заседаниях диссертационного совета с диссертантами, которые категорически не имеют права вступать в полемику с членами диссертационного совета, если хотят получит искомую степень. Так что побежденные народы по определению никак не могут быть автохтонами, а если кто-то это утверждает, то он – лжеучёный. «Хто нэ скачэ – тот москаль!»

    Рис. 20. Павел Йозеф Шафарик на почтовой марке Украины, 1995 год

    Но меня как раз интересует эта «история лженаучного этногенеза», а потому я приветствую всю сербскую аутохтонистическую школу, начиная с ее основоположника Павла Йозефа Шафарика. Ибо, как гласит статья о нём в Википедии, «Шафарик отстаивал точку зрения, согласно которой славяне являются аборигенами Европы, обитавшими между южным побережьем Балтийского моря и Карпатами по берегам реки Вислы. Античное название славян - венеды. Немцы называли славян словом венды, а скандинавы – словом ваны». Я бы мог добавить, что под словом «вене» эстонцы имеют в виду русских, а искаженное то же слово в виде «финны» (русские) применяется европейцами к этносу, который сам себя называет «суоми». Иначе говоря, «историческая псевдонаука», говорящая уже с XIXвека о том, что вся Европа когда-то была славянской, похожа на человека, который утверждает, что дважды два – четыре. Тогда как, по мнению истинных европейских математиков, это – лжеарифметика. Согласно истинной европейской арифметике, дважды два будет столько, сколько в данный момент нужно европейской науке как науке победителей.

    Рис. 21. Светислав Билбия

    Если говорить о конкретных заслугах Светислава Билбии, то он был прав, полагая, что в основе всех древних алфавитов Европы лежит алфавит славянский. И прав в том, что между разными видами этих древних алфавитов лежит несомненное сходство. Позже эту тему развивал в своих трудах Радивое Пешич. Наконец, он прав в том, что как этрусские надписи, так и ликийские и лидийские следует транслитерировать буквами кириллицы. Это, как я считаю, великие завоевания неакадемической славистики второй половины ХХ века.

    Но на этом его достижения, более связанные со славянской идеологией, чем с конкретной эпиграфикой, и тем более, с еще более узкой дисциплиной, эпиграфикой этрусской, заканчиваются. Из всех щелей сквозит его непрофессионализм. Так, любая монография начинается с обзора литературы, которого у него, по сути дела, нет. Ибо целью обзора является не просто упоминание кого-то, то есть, выборка из нескольких десятков фамилий в области этрускологии, но краткая оценка вклада данного исследователя в историю вопроса. Здесь же представлен выборочный «поминальник» и некоторые неправильные суждения этрускологов. Рассмотрение их методов отсутствует.  

    Затем должно следовать подробное описание собственного метода. Сравнительный анализ в качестве научного метода вполне зарекомендовал себя, однако сравнение может быть чисто внешним, формальным, а может быть глубоким, содержательным. У Билбия метод ограничивается внешним сходством букв. Между тем, даже в близких славянских языках одно и то же написание читается по-разному, например, фамилию «Петров» украинец прочитает как «ПЭТРОУ», а русский – как «ПЕТРОФ». И ни один из них не прочитает букву «В» как звук «В». Тоже самое можно сказать и о сходстве в написании слов. Так, в этрусском языке слово «АЛЕ» означает глагол «быть» как второе причастие женского рода, и «ЛАДИ АЛЕ» следует переводить как «ДАМЫ БЫЛИ» или «ГОСПОЖИ БЫЛИ». Однако в ряде славянских языков слово «АЛЕ» означает «НО». Билбия понимает под словом АЛА обозначение женщины на фреске из Тарквинии, хотя эту миму Рода звали Дрофа. Иначе говоря, его исследования этрусских текстов весьма поверхностны. А из этого следует, что они, по большому счёту, неверны.

    Понятно, что перед нами – произведение человека, который, что называется, «от сохи» взялся за работу эпиграфиста. Вообще говоря, новичок – это не приговор! Если постоянно проверять себя, то можно и ощупью продвигаться вперёд. Конечно, с наставником дело пошло бы быстрее. Но в любом случае следовало бы проверять каждый свой шаг – читая всё больше однотипных текстов, выявляя часто повторяющиеся слова и уточняя как их смысл, так и их звучаний. Это в методологии науки называется методом последовательных приближений. Но и его Светислав Билбия не применил.

    Наконец, Билбия не подозревал, что почти каждый этрусский текст, имеющий иллюстрацию, представляет собой билингву, то есть, надпись как на этрусском языке (явная надпись), так и на русском языке (полуявная или неявная надпись). Иногда они совпадают, но чаще дополняют друг друга. Так что и этой опоры у него не было.

    Итак, с точки зрения классической эпиграфики, он не подтверждает свои дешифровки мнением предшествующих эпиграфистов, чьё творчество осталось ему неведомым, он не набирает большой статистики, ограничившись исследованием всего 17 примеров, относящихся к трём языкам, и, наконец, не приводит ни одной билингвы или дополнительного описания, сильно сужающего смысл читаемой надписи до почти однозначного ее понимания. Так что помимо политической неприемлемости его взглядов как взглядов проигравшего народа, он не удовлетворяет строгой методологии эпиграфики.

    Наконец, с точки зрения науки XXIвека, когда появилась возможность воспроизводить изображения подлинников артефактов, чего не позволяла делать полиграфия ХХ века, где традиционно размещались не только гравюры, но чаще всего – прориси от руки вместо цветных фотографий высокого разрешения, этот труд выглядит как относящийся к другой эпиграфической эпохе.

    Что же касается содержания, то Светислав Билбия был прав, когда решил в научном плане откликнуться на выводы, которые сделали сербские археологи, открыв сначала культура Винча, где «родство с малоазиатскими культурами доказал многолетний исследователь культуры Винча сербский археолог Милое Васич (1932-1935» (Википедия). А он попытался сделать исследовательский поисковый проект, в котором хотел показать, что к письменности Крита, а также к ликийскому и лидийскому письму в принципе можно подойти так же, как к письму этрусскому. И, на мой взгляд, этот поиск в работе [1] закончился удачно. По результатам его чтений получились результаты, отдалённо напоминающие славянские слова и предложения. Именно поэтому конечным результатом было составление словаря примерно на 713 слов. Замечу, что моя первая книга по дешифровке только этрусских слов содержала 2003 русских и этрусских слова и 10 слов латинских [11:640]. Кроме того, у меня содержался очерк грамматики этрусского языка; но такую задачу Билбия перед собой не ставил. Он именно пытался выявить славянскую основу малоазийских языков и языков народов бассейна Эгейского моря. И с этой задачей он справился.

    Но другое дело, что я обратился к рассмотрению его творчества тогда, когда понял, что культура Винча, более ранняя культура Старчево, и еще более древняя культура Лепенского вира писала двумя видами письма, слоговым (руницей или рунами Макоши) и буквенным (рунами Рода), которые в совокупности, а также в виде лигатур составляла более 100 знаков и потому не была выявлена сербскими лингвистами даже альтернативного направления (слишком сложная задача). А если бы в эту проблему он углубился дальше, то понял бы, что до неолита в палеолите письменность существовала только на русском языке, и более ни на каком. Иначе говоря, так называемая «сербица» являлась только региональным вариантом русской письменности. Поэтому я могу с удовольствием констатировать, что Светислав Билбия показал распространённость этого алфавита в бассейне Средиземного моря.

    Но собственно этрусским языком на нужном уровне исследования Билбия не занимался. К тому же он не знал, что региональные система письма появились в бассейне Средиземного моря не 2-1 тысячу лет назад, а всего лишь в период вторичных Аркон, в XII-XVIвеках н.э. Иначе говоря, свои задачи он решил, а за другие, более глубокие – не брался. И оценивать его нужно с позиций решения именно тех задач, которые он перед собой ставил.

    Заключение.

    В плане истории этрускологии как науки о дешифровках этрусских текстов я последовательно изучаю своих предшественников. Среди русских исследователей я уже рассмотрел творчество Г.С. Гриневича и П.П. Орешкина, среди словенцев – Матея Бора, среди сербов – Радивое Пешича.

    Теперь изучил деятельность Светислава Билбии. Но эту серию рецензий работ великих славистов неклассического направления я намерен продолжить.

    Литература.

    1. Билбиjа Светислав. Староевропски jезиик и писмо етрураца. – Institutе ofEtruscanstudies, Chicago, Illinois, 1984. – 298 с.
    2. Билбиjа Светислав. Загребачка мумиа и други етрурски, лидиjски и ликиjски писании споменици. - Institute of Etruscan Studies, 1989. – 321 с.
    3. NovakovicRelja. WhoweretheFirstinhabitantsofEurope // Глас Сардониjе.       Срби од праисториjе до данашньих дана. Београд 1997, № 3
    4. Jakubowski Stanislav. Pismo I mowa Etruskow, Krajov, Polska, 1885, 1939
    5. Чудинов В.А. Сербские артефакты. Сайт chudinov.ru от 30 августа 2013 года
    6. Среjович Драгослав. Лепенски вир. – Београд, Српска Кньижевна Задруга, 1969
    7. Чудинов В.А. Попытка русского чтения критских печатей. Сайт chudinov.ru от 2 февраля 2007 года
    8. Wellard James. The Search for the Etruscans. – New York, 1973
    9. Boriozi Nino. Alphabeto e ortographia della lingua etrusca. – Varese, 1976
    10. Vermiglioli Giovanni (Geo) Battista. Antiche iscrizioni perugine raccolte.– Perugia, 1834
    11. Чудинов В.А. Вернём этрусков Руси. Расшифровка надписей древней цивилизации. – М.: Поколение, 2006
    12. Федорова Е.В. Введение в латинскую эпиграфику. – Москва, МГУ, 1982
    13. Федорова Е.В. Латинская эпиграфика. – Москва, МГУ, 1969
    14. Орешнин Пётр. Вавилонский феномен. Русский язык из глубины веков. – СПб, ЛИО-редактор, 2009.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову