Сер-Серж как теоретик эпиграфики и методолог науки

Чудинов Валерий Алексеевич


 Сер-Сержу, который в своём псевдониме зачем-то на первое место ставит русский корень «сер» (от которого образовано популярное у россиян имя прилагательное «серый»), постоянно стремится доказать читателю, что он не серый, а белый и пушистый. Непонятно, правда, зачем сначала читателя уверить в чём-то, а затем прилагать тщательные усилия к тому, чтобы разуверить.

Оглавление:
  • О моей новой монографии.
  • Нечто об этрускологии.
  • Вопрос на засыпку.
  • Рыдание над стариной.
  • Великое открытие в методологии науки.
  • Секрет Полишинеля.
  • Организация сообщества сетевых хулиганов (троллей).
  • Желание перессорить.
  • Отвлекалочки.
  • Резюме Воробьёва.
  • Охота на ведьм за деньги налогоплательщиков.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература
  • О моей новой монографии.

     Критикуя мою монографию «Основы эпиграфики», он как-то не заметил, что речь идёт не об академическом исследовании под названием «История понимания эпиграфики», а лишь об «основах», предназначенных для тех, кто хотел бы сам начать заниматься эпиграфикой. Правда, он пишет: «Понятно, что Чудинов предложил читателям "наброски к монографии" (о чем, кстати сказать, честно предупредил, хотя так и осталась невыясненной до конца степень этой самой набросанности) и все эти пункты вполне успеют еще претерпеть всяческие ныне труднопредставимые метаморфозы и мутации: сузиться, расшириться, поменяться местами, перескочить из одной публикации в другую, раствориться один в другом или вообще исчезнуть». Замечу, что практики «раскрывать до конца степень набросанности», то есть, производить рефлексию над собственной работой, которая называется «основы», в мировой науке не существует. Тут Сер-Серж напрасно напрягает своё серое вещество мозга, но зато он обогащает методологию науки, раздвигая горизонты популярного жанра. Представим себе, что в конце каждой главы книги для любителей дешифровки древних надписей автор пишет: «Степень набросанности изложенных научных положений, как мы видим, пока еще не дошла до уровня целиком системного изложения исторической ретроспективы ин тотал, но зато перешла уровень выявления научных трендов в последнюю эпоху и оказалась много выше простого цитирования господствующих в науке локальных дефиниций данного концепта». А затем было бы не лишним произвести рефлексию над рефлексией и написать: «В плане самокритики следует признать, что степень набросанности размышлений о набросанности основного текста оказалось много ниже задуманного. В следующем издании данной монографии степень набросанности отойдёт от уровня разбросанности и накиданности и вплотную подойдёт к уровню приглаженности, а, возможно, и к уровню когерентности». Обычный любитель древностей непременно оценит изящный научный слог этого места монографии, и соответствующую цитату в рамочке повесит над письменным столом.  

     Заодно Серый отмечает такой изъян моей работы: «подбор самих используемых Чудиновым книг отнюдь не свидетельствует о проводившемся (как того настоятельно требует та же самая методология научного исследования) широкомасштабном библиографическом поиске». Опять замечание, достойное быть отнесённым к кандидатской диссертации на тему «История понимания эпиграфики в мировой литературе», а не к «наброскам монографии об основах». С точки зрения формальной логики это заблуждение моего критика называется «подмена тезиса». Он почему-то полагает, что и в популярной книжке, и в книге для академиков действует та же самая методология научного исследования. Таков наш новатор в области методологии.

    А далее следует обычный вывод сетевого хулигана: «весь этот чудо-мусор будет посчитан как три научные публикации (эдак он "легко" и до десяти тысяч "дотянет", ведь, к примеру, вот это позорище тоже гордо считается Чудиновым и его припевалами научной работой, хотя, как выясняется, по сути своей является всего лишь безосновательной белибердой, отягощенной бессовестно-безмозглым перевиранием чтения этрусской надписи, предложенного З. Майяни)».

    Пардон, кем посчитан? Чудинологи, паразитирующие на моих работах, давным-давно считают их бредом сумасшедшего, однако с удовольствием возвращаются к их цитированию почти ежедневно. Это мне напоминает строки Ильфа и Петрова (цитирую по памяти, потому неточно): «женщины очень возмущались матершиной дворника в адрес слесаря-интеллигента Полесова, но, продолжая слушать, от окон почему-то не отходили». Ну, непоследовательность иных женщин простительна. А вот странное желание целого коллектива наслаждаться бредом совершенно чужого им человека кажется каким-то странным извращением, которое длится уже несколько лет. К тому же дистанция от трёх до десяти тысяч является короткой только у Серого! Напомню, что между разрядом единиц и разрядом десятков тысяч существуют еще разряды десятков, сотен и тысяч. Это так, на всякий случай, чтобы представить себе уровень знания арифметики замечательным методологом науки.

    И вдруг Серый выдаёт военную тайну: оказывается, мой «бред сумасшедшего» может быть посчитан как три научные публикации. Пусть не чудинологами, а кем-то – но всё равно это уже другой статус их критики. Итак, кто-то может посчитать мои публикации научными… Занятно! Проговорился, Серый! Если и дальше дело пойдёт в этом направлении, то он всерьёз начнёт обсуждать, следует ли мои публикации считать просто научными, или значительным вкладом в науку. А почему бы и нет? Разумеется, при условии, что я приму во внимание рекомендации Серого. А я их с удовольствием приму, поскольку грех было бы пройти мимо.

    Однако иначе и быть не могло. В самом деле, какой смысл КРИТИКОВАТЬ ЧУДО-МУСОР? Мусор просто выбрасывают! А тут Серый, послюнявив толстый пальчик, терпеливо разгребал мусор кучку за кучкой (абзац за абзацем), да вдруг установил, что я процитировал только тех выдающихся эпиграфистов, с которыми и он согласен, но не процитировал еще кучу других, второстепенных, без которых можно было обойтись. А он-то, бедалага, копил выписки, даже что-то переписывал – и вдруг всё это ни к чему! Как же это? Почему я, просто привёл определения, хотя и «из пары книг почти что столетней давности (хотя, к чести их авторов, следует сказать, что значимости своей эти книги за столь длительный период не потеряли...». Где же тут критика? Автор монографии сам определяет, кого ему цитировать, а кого нет. Тем более, если цитируемые эпиграфисты значимости своей за столь длительный период не потеряли!

    Следовательно, моя монография – не мусор? – Не может быть, глазам своим не верю! Полагаю, однако, что Серый тут не проговорился, а оговорился – вполне простительная ошибка в пылу полемики.  

    А если мусор, тогда Серый – мусорщик, человек, ковыряющийся в интеллектуальных отбросах. Что, заметим, ему ДОСТАВЛЯЕТ (удовольствие). Иными словами, он – мусорщик не за жалкие сребреники, а по призванию.  

    Заметим дальше: то Серый пишет, что «По количеству высказанных мыслей Чудинов, как кажется, давно уже догнал и  перегнал целый батальон мыслителей (как отечественных, так и забугорных), но вот, как обычно, дело за малым - за качеством...», то сетует, что я «не обратился к другим энциклопедиям», и, следовательно, количество цитат явно маловато! То я цитирую эпиграфистов, чьи книги не потеряли свою значимость, то, оказывает, качество их явно не то! Напомню, что у Гегеля помимо категорий количества и качества есть третья, их синтезис, а именно – мера. Вот тут-то Серый и скользит сильнее всего, чувства меры в цитировании у него явно не хватает. Неужели он не знает такой категории, как мера? Впрочем, чего требовать от интеллектуального мусорщика? Как тут не вспомнить русскую пословицу: «Заставь Серого подбирать цитаты, он и лоб разобъёт»! Впрочем, это шутка. Наш замечательный пенсионер Сомсиков всерьёз считает Серого учёным. Как же к этому не прислушаться? Я не только подыграю Сомсикову, я даже подпою: «Товарищ Серый, Вы большой учёный! И в эпиграфике познали сущий толк!...»

    Нечто об этрускологии.

    Наконец, самое большое возмущение у моего оппонента вызвала моя критика чтения этрусской надписи, предложенного З. Майяни. Эта критика названа безосновательной белибердой и бессовестно-безмозглым перевиранием.

    Ну, слава Богу, ларчик открылся! Так может сказать только рассерженный этрусколог. Кто бы это мог быть? Понятно, что им не мог быть Александр Иосифович Немировский, к которому я отношусь с большим уважением. Ибо «Учёный, доктор исторических наук, профессор, основоположник этрускологии, основатель кафедры истории Древнего мира и древних языков Воронежского университета. Автор пятидесяти книг прозы – монографий, исторических романов и повестей, книг рассказов, научно-популярной и учебной литературы. Особой популярностью пользовались романы и повести "Слоны Ганнибала", "За столбами Мелькарта", "Тиберий Гракх", "Этрусское зеркало", "Нить Ариадны". Переводил поэзию Рильке, Германа Гессе, Иоганнеса Бехера. Автор сборников стихов: «Стихи» (1953), «Лирика» (1955), «Свиток» (1992), «Стихи и переводы» (1992), «Избранное» (Москва, 2000) и др. Поэзия Немировского не столь известна как его исторические романы. Скончался А.И. Немировский 8 февраля 2007 года, похоронен в Москве на Миусском кладбище».

    Не думаю, что подобной чепухой стал бы заниматься и А.И. Харсекин. А вот кто-то, близкий к кафедре классической филологии СПбУ вполне мог бы. Судя по количеству направленных против меня филиппик на сайте Серого, их вполне бы хватило для защиты докторской диссертации на тему: «Извращение древней истории в трудах академика РАЕН В.А. Чудинова». Да только ВАК такую тему не утвердит. Не столь уж значителен профессор В. А. Чудинов в глазах академической науки, чтобы ему посвящать диссертационное исследование. Кроме того, В.А. Чудинов «был замечен» в качестве Председателя комиссии по культуре Древней и Средневековой Руси, так что удар по Председателю Комиссии явится в каком-то смысле и ударом по Совету «Истории мировой культуры» РАН. Зачем РАН критиковать свои подразделения? Да и стиль изложения Сер-Сержа отнюдь не академический. Я уже не говорю, что дальше обзора литературы Серый продвинуться бы не смог. Такое у него серое вещество мозга.

    Занятно, что рассмотрения чтения этрусской надписи, предложенного З. Майяни и мною, Серый не проводит. Иначе любой читатель смог бы уличить его (как и Майани) в обмане. Он не только скрывает своё имя, он еще и скрывает ошибочные чтения своих кумиров.

    Но даже простой книжки с подборкой своих «разоблачений» Серый выпустить не сможет: либо она будет иметь на обложке псевдоним, и тогда ВАК не сможет ее посчитать научной публикацией, либо придётся раскрыть своё настоящее имя. И тогда страна узнает своего очередного героя. 

    Вопрос на засыпку.

     «Далее возникает еще один немаловажный методологический вопрос: почему Чудинов решил ограничиться исключительно первымизданием БСЭ, опустив даже упоминания о втором и третьем изданиях, а также полностью "оставив за скобками" специализированную Советскую историческую энциклопедию, хотя при умелом сравнении всех имеющихся в наличии энциклопедических статей можно было бы сделать обоснованные выводы о теоретическом развитии(в советскую эпоху) официальной научной трактовки эпиграфики или же об отсутствии такового...»

    Обычный ответ диссертанта на подобный вопрос: «Более подробное исследование материала в рамках данного параграфа выходит за рамки поставленной диссертантом задачи… Однако данное предложение будет учтено в дальнейшей работе над темой».

    Эх, Серый, почаще нужно бывать на защитах диссертаций, чтобы не приковывать себя к Доске позора!

    Впрочем, Серый и сам осознал никчёмность своих претензий: «Но, может быть, и не нужно было делать подобного рода "глубокий" (в историческом аспекте) и "широкий" (в плане соотнесения с зарубежными аналогами) обзор? Вдруг и без него вполне можно обойтись? Пока мы не можем дать исчерпывающий ответ на этот вопрос. Время - покажет...»

    Дружок, если ты такой умный, то почему такой бедный в научном отношении? Публиковать результаты научных изысканий на сайте «Чудинология», это всё равно, что излагать их в стенгазете села Большое Гадюкино. Три местных пенсионера нюхнут газету с опусами Сер-Сержа, и аж индо заколдобится! Но не более того!

    За то время, пока я написал очередную монографию, Серый продвинулся только в пределах первой главы моих «Основ эпиграфики». Дай бог ему дойти до конца моего «мусора» к тому моменту, когда я отпечатаю еще пару-тройку монографий. Я уже давно заметил, что в паре моих примеров он закапывается столь основательно, что на все остальные у него элементарно не хватает времени. Так что, флаг тебе в руки, дружище Серый!

    Рыдание над стариной.

    Итак, я процитировал хотя и замечательных эпиграфистов, но «почти что столетней давности», что, по его мнению, плохо. Что же взамен предлагает Серый? Он предлагает мне скопировать цитату «в более раннем (1902-1903) издании – не статью "Epigraphy" (расположенную в 11-м издании между "Epigrams" и "Epilepsy"), которая  попросту отсутствует - при наличии тех же самых "границ", но несколько видоизмененный (и с добавленной к тексту иллюстрацией) вариант статьи "Inscriptions"».- Хитро! Посоветовать скопировать отсутствующую статью – до этого только Серый смог додуматься! Причем в таком замечательном окружении – от «Эпиграммы» до «Эпилепсии». И теперь его столетняя давность совершенно не смущает.

    Боюсь, что теперь даже пенсионеры из Большого Гадюкино, в сердцах воскликнут: «дык, туды его в качель, разве Серый форс даёт? – У Чудинова слог любительский, огурчик, а энтот нас потчует Мериканской Циклопедией, прости Господи, 1798 году издания, да эпилепсией пужаеть!»

    Однако пенсионеры неправы, и открытие мусорщика Серого следует рассмотреть капитально, как он нас учит выискивать статьи. Если Великий Умывальник призывал: «Мой до дыр!», то Великий Искальник рекомендует «Ищи до отсутствия».

    Великое открытие в методологии науки.

     Пройти мимо великого вклада Серого в методологию науки было бы просто неприлично. В своё время в книге «Физики шутят» было предложение создать «Журнал невоспроизводимых результатов». Однако это новация блекнет перед могучим новшеством Серого. Я бы предложил создать «Иллюстрированный журнал отсутствующих статей имени Сер-Сержа».

    И первой должна быть помещена статья «Американской энциклопедии» в отсутствующем издании 1611 года. К сожалению, до приезда белых людей на континент Американская энциклопедия, ни один выпуск которой не сохранился, была написана на одном из языков краснокожих, так что с цитируемой статьей мне пришлось изрядно потрудиться, переводя с ирокезского. Отсутствующая статья «Эпиграфика» там располагалась между статьями «Эпилепсия» и «Эпитафия» и давала краткое, но выразительное определение: «Эпиграфикой называется чтение псевдоинскрипций, а также выявление псевдодровингов и псевдосимволов».

    В качестве псевдодровинга приводится точечный рисунок человеческого существа, изображенного со спины в головном уборе из перьев; пол существа, к сожалению, не различим. Существо обводит рукой с каким-то трудно определимым предметом (тряпкой?) сторону прямоугольника. Псевдоинскрипция гласит: «МАМА МЫЛА РАМУ». А вот пример на псевдосимвол в данной статье отсутствует, что даёт простор для фантазии.

    Зато статья «Эпиграфика» как-то незаметно перетекает в статью «Эпитафия», подобно тому, как статья Серого «Эпиграфика 1» незаметно перетекает в статью «Эпиграфика 2». В этой отсутствующей статье мы читаем: «Эпитафия есть краткое изречение на могиле. Например: «Имя твоё неизвестно, подвиг твой невероятен». Или:  «Да будь ты и серым преклонных годов, И негром, и жёлтым, и красным, Твои изыскания стоят того, Чтоб в гроб ты попал не напрасно!»

     Таким образом, робкое предположение Серого о том, что Чудинов читает псевдоинскрипции, нашло уверенное доказательство в отсутствующей статье «Эпиграфика» исчезнувшего издания Американской энциклопедии 1611 года. С чем я коллегу Серого с удовольствием поздравляю!

    А теперь моя статья, по примеру Серого, плавно перетекает в другую, которую следует «посчитать» за новую. Тут я постараюсь прокомментировать статью Андрея Воробьёва двухлетней давности «Боевики Комиссии по лженауке» [1], на которую я набрёл случайно. Но она мне весьма понравилась, поскольку довольно точно отражала положение дел в РАН. Правда, она имеет самое непосредственное отношение и к Серому, и к Бокру, и ко всем бокрятам.

    Секрет Полишинеля.

     «Эту тайну Эдуард Кругляков, председатель этой Комиссии, наверняка бережёт пуще глаза. Не удивлюсь, если любой из комиссаров сделает удивленные глаза – да вы что!! нет никаких боевиков!!

    Конечно, людей с оружием у Комиссии нет… есть люди с компьютерами. Выполняют эти ребята самую позорную работу на свете – втаптывают в грязь тех, кто осмелился опубликовать свои идеи или уже готовые работы в Интернете. Конечно, они боевики! А кто же ещё?!

    Вчера я обнаружил признание одного бывшего боевика. У человека заговорила совесть. «Здравствуйте. Мне нужно донести до вашего сведения важную информацию.

    Я около года был агентом комиссии РАН по борьбе с лженаукой. Меня "завербовали" на последнем курсе технического вуза, в то время я был твёрдо убеждён в истинности преподаваемой нам физики. Моя задача заключалась в посещении нескольких

    форумов и целенаправленной травле определённого круга лиц.

    Вначале это было довольно весело. "Альты" часто делают глупые ошибки, и всегда приятно показаться умным, указав на эти глупости. Но впоследствии я увидел во взглядах этих людей некую стройную систему. Их ошибки чаще всего были совсем незначительными, допускались из-за невнимательности или спешки; их идеи же были оригинальными и часто красиво объясняли сложные физические явления».

    Понятно, что «альты» – это «альтернативщики», то есть люди, предлагающие альтернативные концепции для объяснения тех или иных явлений, либо создающие новые приборы, а также демонстрирующие новые, неизвестные прежде явления. Во все века таких людей приветствовали, поскольку они продвигали вперёд науку, демонстрируя перспективы и предлагая более интересные решения старых проблем. Но так было раньше.

    Начиная с XIX века, наука постепенно забрала у религии функцию святости, и стала полагать себя не только безгрешной, но и вообще вне критики.

     Будучи членом нескольких диссертационных советов, я наблюдаю, как из десятилетия в десятилетие снижается критика диссертантов. Никто уже не говорит о том, что диссертант мог взять неверную тему, или проработать ее поверхностно, или не знать литературу по специальности. Критика, как в статьях Сер-Сержа (одного из сетевых хулиганов), состоит в том, чтобы подметить мелочи: неравный размер глав, неполно раскрытое содержание одного из известных терминов, отсутствие в списке литературы работ оппонентов и членов Совета, случайные описки, неровные поля, отсутствие в ссылках номера страницы цитирования, неравномерное освещение диссертации в автореферате. Если так относятся к будущим учёным, то перед членами-корреспондентами и академиками велено благоговеть и кланяться. А если кто-то осмеливается отстаивать свои взгляды, аргументируя весьма убедительными доказательствами, его тотчас объявляют альтернативщиком, и спускают на него всех собак.

    Организация сообщества сетевых хулиганов (троллей).

     «Мы работали группой из нескольких человек, но непосредственный контакт у меня был только с моим руководителем. Как-то я подошёл к нему с вопросом о том, не представляет ли одна из теорий моего "подопечного" научного интереса. Начальник же ответил мне, что я должен заниматься своим делом, а не интересоваться, как он выразился, «всяким бредом сумасшедшего». Мне это очень не понравилось, и я решил узнать больше о нашей организации.

     Оказалось, что работа идёт с большим размахом. Похожих на меня «рядовых сотрудников» оказалось только в моей ячейке около полусотни. Однажды я случайно вошёл в кабинет, где шло совещание руководящего состава, и заметил на столе у начальников бумагу со списком знакомых мне фамилий. Напротив каждой стояли пометки: «на пороге открытия», «опасен», «может представлять опасность». "На пороге открытия" оказался и тот человек, о котором я спрашивал. Когда я спросил, что значит эта бумажка, мой начальник несколько замялся, а потом начал сбивчиво объяснять, что это такой жаргон, что всё это означает «степени психических отклонений» «альтов»».

    Судя по такой разнарядке, я давно перешел категорию «на пороге открытия» и «может представлять опасность». Против моей фамилии у Бокра и его покровителей наверняка стоит пометка не просто «опасен», но «очень опасен». Или, как последний раз упомянул несдержанный объездчик лошадей о степени моего «психического отклонения»: «сумасшедший Вонидуч». Это как раз и означает, что мои открытия уже совершены, и меня следует морально уничтожить.

    Но как-то не удаётся. Три года назад мне ставили самые разные диагнозы, однако на меня это не подействовало. Стали подозревать меня в том, что мои звания и степени – не настоящие. Оказалось – нет, всё настоящее. А когда я показываю, какие надписи имеются на разных артефактах, тролли демонстрируют свою слепоту. Очень странно! Они сами выставляют себя в идиотском свете. Разумеется, меня это вполне устраивает.

    Желание перессорить.

     «За несколько недель мне удалось узнать многое. Вы даже не представляете, насколько серьёзная игра идёт. Посмотрите, например, как тонко удалось поссорить Менде и Докторовича, они даже не догадались, что эта сценка была срежиссирована сверху.

    Очень много внимания уделяется тому, чтобы никто из "альтов" не начал всерьёз изучать математику, мощнейший инструмент для построения физических теорий. Посмотрите, например, Менде удалось хитрыми комбинациями убедить чуть ли не в полной бесполезности математики».

    Мне математику изучать не надо, на физфаке МГУ я получил хорошую порцию этой науки. Особенно меня порадовала теория ошибок, которая вполне применима и к историческому знанию – её как раз не знают мои оппоненты. Зато я знаю, что «чудинологи», эти сетевые хулиганы, постоянно пытаются меня поссорить то с Задорновым, то с моими единомышленниками, то с людьми, которые по моей просьбе устраивают конгрессы и конференции. И опять из этого ничего не получается, несмотря на отчаянные усилия хулиганов.

    Отвлекалочки.

     «Когда кто-то из "альтов" подходит близко к чему-то серьёзному, сразу даётся указание отвлечь его внимание и дискредитировать его идею, любыми способами. Никаких сомнений, что комиссия РАН – это только часть огромной организации по поддержанию существующего порядка вещей.

    Я больше не хочу в этом участвовать. Скорее всего, меня уже ищут и скоро найдут, прощайте».

    Моё внимание тролли постоянно пытались переключить, подсовывая мне то списанные реактивные двигатели как психотронные генераторы, то перевирая мои чтения, то предлагая мне читать надписи на неподходящих материалах. Однако это никоим образом не отвлекло меня от моих исследований. Так что и тут у троллей получился полный облом.

    Резюме Воробьёва.

    «Подписи под этим признанием нет, но я могу засвидетельствовать, что все написанное правда. В Интернете вы практически не найдете таких свидетельств и понятно почему – мало желающих писать о том, что их несколько десятков раз на дню называют идиотами, дебилами, мракобесами, шарлатанами… и т.п. Взгляните на лексику академиков Круглякова и Александрова и вы хорошо будете знать, как у нас  называют таких как я. Поскольку на форумах я не появлялся с 2007 года, то по отношению ко мне была избрана другая тактика. Каждый день я обнаруживал в своем почтовом ящике десятки писем, основным содержанием которых было то, что я идиот, дебил и т.д.

    Получили удовольствие? Вот теперь представьте, как себя чувствует человек, которому это пишут изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год».

    Мне это хорошо знакомо. А что еще умеют делать хулиганы? Только оскорблять. Правда, они чувствуют себя уверенно, ибо они прячутся под вымышленными именами или псевдонимами, хотя и знают, что если они откроются, их вполне можно будет упечь в тюрьму за клевету.

    Охота на ведьм за деньги налогоплательщиков.

     «Чем я провинился? Писал статьи, публиковал их на своем сайте и больше ничего не делал. Я их никому не предлагал и никак не рекламировал: хотите – читайте, не хотите – не читайте. Согласитесь, это очень странная реакция для любого читателя – читать и плеваться… плеваться и читать. А если это годами делают несколько одних и тех же людей, то поневоле придёшь к выводу, что эти люди к тебе специально приставлены.

    А раз приставлены, значит, получают зарплату, значит, есть организация по борьбе с такими как я. Над тем, как называется такая организация, долго думать не надо – Комиссия по борьбе с лженаукой РАН. Кругляков самолично обещал, что у всех мракобесов будет земля гореть под ногами… ну, вот она и горит на государственные денежки. Поэтому когда РАН льет крокодиловы слезы о том, что ей собираются урезать бюджет, не спешите её жалеть. Я не знаю, сколько именно тратит Комиссия РАН на мою, так сказать, нейтрализацию, но, думаю, что я ей обхожусь в кругленькую сумму… А таких как я не два и не три… Вот и прикиньте сами, во сколько государству обходится содержание академиков Круглякова и Александрова. Так что если они недели две проведут с флагами и транспарантами на улице, то ничего плохого не случится… государственный бюджет от этого только окрепнет.

    До 2007 года я участвовал в интернетовских форумах, а потом перестал, поскольку пришёл к выводу, что пока существует Комиссия РАН, это является совершенно бессмысленным занятием. Очевидно, что на всех так называемых научных сайтах существуют и безмятежно себя чувствуют специально подготовленные и подкармливаемые Комиссией РАН хорошо организованные группы боевиков, задача которых очень простая – сделать так, чтобы авторы новых идей туда пореже заглядывали. Модераторы запросто прощают им любое хамство… что этой своре стоит справиться с любым одиночкой?! А ведь автор новой идеи сначала всегда один… точнее, вместе только со своей идеей. Этим и пользуются.

     В том, что этими боевиками руководят Кругляков и Александров, я не сомневаюсь. Меня интересует, кто руководит Кругляковым и Александровым. Чтобы спланировать и осуществить такую «блестящую» по эффективности операцию, надо быть великолепным стратегом.

    А они не стратеги… чтобы убедиться в этом, вполне достаточно посмотреть на ту чушь, которую они говорят и пишут. Значит, есть серый кардинал или несколько таких кардиналов. Надо бы выяснить, кто они такие».

    Я понял, что имею дело с организацией, довольно быстро. Но то, что тролли финансируются Комиссией по борьбе с лженаукой, я понял не сразу, а лишь тогда, когда установил, что от имени некого несуществующего Яковлева Комиссией были опубликованы выжимки из хулиганских статей Сер-Сержа [2]. Замечу, что это – еще одна новация Серого, – писать от имени несуществующих людей. Но зато очень согласуется со ссылками на несуществующие статьи. Но тут возникает вопрос – а существует ли он сам?

    Обсуждение.

     Понятно, что рассмотрение всех опусов Серого мне ни к чему (хотя ему при его склонности к тотальному рассмотрению всего массива источников мой анализ одной его статьи, плавно перетекающей в другую, покажется слишком малой критикой). Я лишь в очередной раз показал «портрет героя», который за деревьями не видит леса, и который в анализе литературы доходит до копирования не только малоинтересных, но  даже отсутствующих статей. С точки зрения психологии мы тут имеем дело с очень высокой инертностью мышления и с полным отсутствием здравого смысла.

    Пока я рассматривал его утверждения, меня всё время подмывало спросить: «Дорогой, если ты всё так хорошо знаешь, о чём следует писать, а о чём – нет, то почему же ты сам не написал и не издал монографию по эпиграфике?» - Но затем я понял, что на это вопрос ответ очевиден: человеку с таким складом мышления не то, что монографию, статью в пару страниц необычайно трудно написать, ибо приходится перелопачивать горы источников. Вот и получается, что он «выходит в эфир» раз, максимум два раза в месяц, хотя работает «не щадя живота своего».

    Честно говоря, за 40 лет моей работы в науке, лишь на сайте «Чудинологии» я впервые столкнулся с таким паноптикумом научных уродов: одни не могут связать двух слов без мата, другие бегают в догонки по спирали Архимеда, третьи придумывают несуществующие болезни, искажая как русские, так и латинские слова,  четвертые по поводу и без повода приводят английские слова в нелепом русском написании, пятые закапываются в сомнительных литературных источниках, копируя несуществующие статьи. Тон в этом зверинце задает «сам» Некомплект, то есть, по его собственному псевдониму, человек ущербный. А руководит всем зверушка Бокр. Я уже писал, что это сообщество ДОСТАВЛЯЕТ мне массу приятных минут. Я бы читал эту галиматью даже в том случае, если бы речь шла не обо мне, поскольку клоунада тут на достаточной высоте.  

    Я сочувствую непримиримому борцу против лженауки Эдуарду Круглякову. С такими помощниками его журнал «В защиту науки» скоро будет продаваться с подзаголовком «Юмористический», а штат его троллей, которые пишут слишком часто, будет узнаваем с полуслова. Вскоре чудинологам можно будет даже не подписывать свои опусы – по почерку ясно и так, кто и как ковырялся в придуманном ими научном мусоре.

    А пока они разгребают авгиевы конюшни мнимой «лженауки», дискредитируя себя своими новациями, учёные новой волны спокойно публикую свои статьи в научных журналах (в том числе и рекомендованных ВАКом) и издают свои монографии.

    Заключение.

     Призыв кота Леопольда, «Ребята, давайте жить дружно!» при таком раскладе продолжает действовать.

    Литература

    1.       Андрей Воробьёв. Боевики Комиссии по лженауке. 07ноября 2010 года, сайт http://www.newsland.ru/news/detail/id/568400/

    2.       Чудинов В.А. Чудачества комиссии по борьбе с лженаукой. Сайт runitsa.ru от 23 мая 2011 года

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову