Изображение человека художниками палеолита

Чудинов Валерий Алексеевич


В 2010 году вышла весьма интересная монография З.А. Абрамовой [1]. Там приводятся сотни рисунков палеолита с их кратким описанием. Некоторые из них являются на первый взгляд изобразительными шутками, которые часто непонятны без подрисуночных подписей. Эти подписи сделаны тут же, но их понять можно только зная русский язык и особенности подписей палеолита. Однако археологи объясняют данные изобразительные сюжеты иначе: «В глубине веков зарождалось удивительное свойство человека воспринимать и воссоздавать образы окружающего мира. Человек верхнего палеолита – охотник и собиратель – жил в непосредственном общении с природой. Творец полностью отвечающих своему назначению орудий труда и охоты, материалом для которых служили кость и камень (и, несомненно, дерево, не дошедшее до нас), ощутил настоятельную потребность воспроизвести в зрительных образах свои мысли и чувства, своё видение мира, изобразить действительность доступными ему средствами» [1:8]. Ниже мы увидим, насколько это было «видение мира природно ориентированного» человека.

Оглавление:
  • С какой целью делались изображения.
  • Рассмотрение конкретных артефактов.
  • Предмет № 1.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 2.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 3.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 4.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 5.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 6.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 7.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 8.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 9.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 10.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 11.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет 12.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 13.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 14.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 15.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 16.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 17.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 18.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 19.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Предмет № 20.
  • Мои чтения и интерпретации.
  • Обсуждение.
  • Заключение
  • Литература
  • С какой целью делались изображения.

    К сожалению, из монографии З.А. Абрамовой мы этого не узнаем. Она сообщает: «Из работы исключены вопросы семантики, которые обычно строятся на этнографических данных. Многолетние изыскания в этой области убеждают в правоте противников такого «метода» доказательств: по любому поводу можно найти любые примеры и подтверждения, которые в принципе ничего не доказывают, особенно когда это касается палеолитической эпохи. Поэтому анализ предметов проводится лишь на уровне дефиниции (ЧТО изображено), без возможной интерпретации (зачем, с какой целью, что это могло бы означать в глазах первобытного человека), то есть, сделана попытка объективного определения произведения, согласно его сюжету» [1:9].
    Иными словами, современная академическая наука расписывается в непонимании целей и задач изображений, их мотивации. Она занимается чисто поверхностной фиксацией самого факта наличия изображения. – Хороша «наука»! Широкая научная общественность обычно бывает в неведении относительно таких профессиональных тайн просто потому, что подобные монографии издаются мелкими тиражами (в данном случае тираж составил всего 500 экземпляров) и распространяются по сети специализированных магазинов.

    Рассмотрение конкретных артефактов.

    Обычно каждому изображению предшествует описание его местонахождения. Затем следует описание конкретного предмета, в том числе и изображенных персонажей.

    Предмет № 1.

    «Гравюра мужской фигуры на обломке ребра крупного быка. Размер обломка 20,8 х 3,0 х 1,4 см.  Хранится в Британском музее. Коллекция Л. Армстронга. 1933, 1-9: F/65/3’6’’.
    Единственный в Великобритании памятник принадлежит к группе пещер и гротов в окрестностях Крезвелл-Краг, содержащий произведения палеолитического искусства. Первые непрофессиональные раскопки у входа в грот производились в 1874 году Ж.М. Мело, а более систематические – внутри грота, где маленькая секция осталась нетронутой, в 1924-1938 гг. Лесли Армстронгом. Стратиграфия общей мощностью 5 м содержала в основании два мустьерских слоя и – выше – верхнепалеолитические слои с современными обозначениями линкомб, мезьер, два слоя нижнего крезвелла и финальный крезвелл с мужской фигурой, выгравированной на кости. 1928» [1:15-16].
    О самой фигурке сказано следующее:  «Высота гравированной фигуры, в правый профиль, 4,6 см. Гравюра расположена около основной внешней поверхности ребра и нанесена тонкой резной линией. Голова зооморфного вида, с сильно вытянутой мордой, покоится на мощной шее, переходящей в укороченное округлое туловище. Правая рука изображена в виде направленной вниз двойной линии. Правая нога слабо согнута; левая, более толстая, слегка выставлена вперёд. Концы ног не изображены или стёрты. Знак пола подчёркнут. На уровне пояса нанесена поперечная линия» [1:16].

    Рис. 1. Фигурки 1-2 и моё чтение надписей

    Мои чтения и интерпретации.

    На первый взгляд, на фигурке из Великобритании изображено миксоморфное существо с телом человека и головой козла. З.А Абрамова не смогла определить вид животного, чья голова соединена с телом мужчины. Вероятно, ее смутили неправдоподобные рога, больше напоминающие оленьи. Но смысл такого изображения современному человеку абсолютно непонятен. Неясен он и мне, однако я полагаю, что чтение надписей прояснит ситуацию.
    На мой взгляд, в виде рогов гравер изобразил надпись, сделанную рунами Рода. Однако если развернуть все буквы рогов  горизонтально, и читать слева направо и сверху вниз, получается надпись: ЯР КАЗЕЛ (именно КАЗЕЛ, через А, притом намеренно).  
    Продолжением чтения является человеческая фигура. Линия руки с передней линией тела образует букву Х, далее можно выделить буквы Р, А (та же буква, но повёрнутая на 90 градусов против часовой стрелки), П и А (на уровне колена). Эти буквы образуют слово ХРАПА.
    Окончание текста начертано под правой ногой, где надпись закамуфлирована вертикальными штрихами. Тут читается слово МАРЫ. Соединив все слова, получаем окончательный текст: ЯР – КАЗЕЛ ХРАПА МАРЫ.
    Теперь суть карикатуры становится не только понятной, но и интересной. Необходимо вспомнить, что Мара обычно изображалась в виде козлика, а Яр чаще фигурировал в виде человека. Теперь гравер их объединил, но назвал Яром. Более того, надпись утверждает, что Яр – КАЗЁЛ, и это, несомненно, оскорбление сразу и Мары (она – КОЗЛИК), и Яра (он никогда не был козлом, тем более, КАЗЛОМ).
        На этом издевательство над богами не заканчивается. Обычная надпись гласит: МАРА ЯРА или МАРА ХРАМА ЯРА. Обратная надпись, ЯР ХРАМА МАРЫ пока не встречалась, и теоретически вряд ли возможна. Но и тут шутник не только утверждает обратный порядок зависимости божеств, но и намеренно искажает слово ХРАМА, поставив вместо него слово ХРАПА. Получается, что Яр – не только принял облик Мары, он стал КАЗЛОМ, оказался в зависимости от нее (а не она от Яра), но в довершении всего и Мара, как оказывается, не говорит, а ХРАПИТ. Так что теперь, Яр зависит уже не от самой Мары, а лишь от ее ХРАПА.
    Понятно, что перед нами – все признаки богохульства. Возможно, что в данный период начался определенный кризис мировоззрения, который привел в неолите к возникновению новых богов.

    Предмет № 2.

    Он происходит из Голландии, из провинции Северный Брабант, стоянки Гельдроп III. «Стоянка, раскопанная А. Воутерсом и А. Бомерсом, отнесена к аренсбургской культуре и датирована между 11 000 и 10 000 гг. до н.э. Гравюра женской фигуры на плоской гальке размером 7,3 х 5,6 х 1,2 см, служившей отбойником.
        Гравированная женская фигура в фас с разведенными в стороны руками и поднятой, также отведенной в сторону, левой ногой. Голова, кисти рук и ступни ног отсутствуют. Линии тела тонкие и изящные. Отмечены груди, пупок и заштрихованный треугольник между ногами, напоминающий набедренную повязку. А. Дельпорт отмечает отсутствие аргументов для отнесения этой гравюры к сомнительным. Судя по расположению следов, оставленных отжимником, рисунок был нанесён раньше использования гальки как орудия» [1:16].  
    Я, однако, придерживаюсь иного мнения. Вряд ли кто-то будет использовать произведение искусства в сугубо утилитарных целях. Мне представляется, что сначала это действительно было орудие, потом некоторые удары образовали нечто вроде букв, а затем гравер довёл эти намёки до полноценной надписи и в соответствии с ней сделал гравировку. Иными словами, гравировка явилась иллюстрацией к тексту.

    Мои чтения и интерпретации.

    В данном случае надписи размещены вверху и внизу. Наверху можно прочитать безобидную надпись ЯРА МАРА, тогда как внизу – надпись совершенно издевательскую:  ТОПАЛА ПОД РУНЫ. Последнее слово на данном фрагменте имеет двойное чтение: если читать нижние буквы, получается слово МИРА, если верхние – ВОРА. Наконец, на еще более низком фрагменте читается слово ЯРА. Получается предложение из 7 слов с настоящим глаголом, что в палеолите встречается достаточно редко.
    Первый смысл, ЯРА МАРА ТОПАЛА ПОД РУНЫ МИРА ЯРА, можно понять так, что богиня Мара плясала под стихи или даже мелодии (окказиональный смысл слова РУНЫ) мира Яра. Иными словами, Мара потеряла былую самостоятельность и стала всецело зависеть от бога Яра. Второй смысл, ЯРА МАРА ТОПАЛА ПОД РУНЫ ВОРА ЯРА рисует не только полную зависимость Мары от Яра, но и чернит самого бога Яра, ибо называет его ВОРОМ. (Древнее значение слова «вор» – преступник).  
    Здесь мы наблюдаем не только богохульство в отношении Яра, но и неприязнь к богине Маре, которая показана в непристойно обнаженном виде. Стилистически сниженным значением обладает и глагол ТОПАЛА.

    Рис. 2. Изображения 3-4 и мои чтения надписей

    Далее мы переходим к артефактам из Франции, которых значительно больше.

    Предмет № 3.

    Истюриц. Сен-Мартен-д’Арберу. Атлантические Пиренеи. «Обширная пещера долиной 120 м разделена блоками обвала на две параллельные галереи: северную  (зал Истюриц, или Большой зал) и южную (зал Сен-Мартен). Между 1912 и 1922 годами Э. Пассемар в обоих залах производил раскопки, которые были продолжены с 1928 по 1950 гг. Рёне де Сен-Перье. Несмотря на огромные по масштабам работы по добыче фосфатов в конце  XIX века, богатство культурных слоёв от мустье до азиля оставалось значительным. Анри Дельпорт провёл тщательный анализ планов раскопов и дал согласование слоёв различных стратиграфических разрезов. Заполнение достигало местами 6,5 м в зале Истюриц и 7,5 м в зале Сен-Мартен. Ориньякские, солютрейские и мадленские слои содержали различные произведения искусства. Коллекция Э. Пассемара хранится в Музее национальных древностей в Сен-Жермен-ан-Ле, коллекция Р. да Перье, находившаяся в его поместье Мориньи под Парижем, после смерти Сюзанны де Сен-Перье была передана в Университет Нантер.

    Слой III Большого зала. Верхний перигор. Антропоморфная скульптурная головка из песчаника (3,2 х3,0 см). Суммарное изображение человеческой головы. Различаются некоторые черты лица: глазные впадины, толстый и широкий нос, скулы и подбородок» [1:19].  
    О том, что перед нами находится карикатура – в монографии Абрамовой ни слова. Хотя лоб слишком мал, рот расположен слишком низко, а пространство между носом и ртом слишком велико. Так что изображен дегенерат, кокетливо названный «головкой». 

    Мои чтения и интерпретации.

    Тут имеется несколько надписей. Первая из них читается на зубах, где написано: МАРЫ И ЯРА МАТЬ. Можно догадаться, что речь идёт о Макоши, которая изображена именно в таком дегенеративном виде.
    На этом, однако, надписи не кончаются. Под носом можно прочитать слова ЛИКА КАМНЯ. Они означают, что Макошь имеет лик не человека, но камня, что весьма унижает эту богиню. Наконец, на верхней губе с продолжением на левую щёку лица, можно прочитать слово МАКАЖЬ.  
    Понятно, что в данном случае объектом богохульства выступает Макошь, сведения о которой в верхнем палеолите, судя по изображениям, сильно уменьшаются. Но подобную карикатуру на неё мне приходится видеть впервые.

    Предмет № 4.

    «Слой IIIа Большого зала. Типичный солютре. Антропоморфная скульптурная головка (4,6 х 3,8) из песчаника.
    Головка может быть трактована двояко: с левой стороны различается человеческий профиль с овально-треугольным глазом, расположенным в области переносицы; с правой стороны – неопределенный профиль животного, возможно, бизона» [1:19].
    Правда, правая сторона мне больше напоминает голову бобра с открытым ртом. Кроме того, внизу имеется достаточно примитивное изображение женского лица анфас с полуоткрытым ртом.

    Мои чтения и интерпретации.

    Справа  я показал в увеличенном размере верхнюю часть головы животного. Здесь читается надпись: МАРА РУНА СМОЧИЛА. Справа от глаза можно видеть большую букву В,  а на ноздрях прочитать слово ГРЕХАХ.  Таким образом, полный текст будет: МАРА РУНА СМОЧИЛА В ГРЕХАХ.  
    В данном случае, автор карикатуры считает Мару не только богиней болезни и смерти, но и богиней греха, что ей не было свойственно. Поэтому она представлена в двух дегенеративных человеческих лицах (слева в профиль и внизу анфас), и в идее животного. Предполагается, что и ее руны (тексты) в силу этого утратили магическую силу.   

    Рис. 3. Изображения 5-6 и мои чтения надписей

    Предмет № 5.

    . Сен-Мартен. Мадлен. «Гравюра высотой 3,0 см – мужская голова, в левый профиль, на плитке розового известняка. Тонкие отчётливые линии передают заросшую волосами голову. Над глазом отчётливо видна дугообразная бровь. Ухо крупное, но его общий вид и все детали кажутся человеческими. Массивный нос нарисован эскизно. Рот не виден из-за короткой бороды, представленной такими же косыми штрихами, что и волосы, создающие контур головы. Две линии косых нарезок обозначают контур шеи. Общий вид головы реалистический» [1:21].
    Я бы добавил, что описание рисунка не закончено. Перед головой мужчины помещена поющая во все горло голова птички – вниз головой. Почему-то исследовательница ее не заметила.

    Мои чтения и интерпретации.

    Линия носа и глаза мужчины образуют слова, начертанные руницей: НОСЪ ВО, тогда как бакенбард и низ уза образуют слово РЪТУ. Линии птички образуют текст В ОЧИ. Таким образом, полный текст надписи будет таким: НОС ВО РТУ. В ОЧИ.  
    Полагаю, что здесь художник нарисовал обросшего простолюдина, который впервые заслушался пения птички, глядя ей глаза в глаза (В ОЧИ). Сейчас мы бы сказали 6ы: от изумления он ПРОГЛОТИЛ СВОЙ ЯЗЫК. А в палеолите удивление передано иначе: у него НОС ВО РТУ.

    Предмет № 6.

    Там же, «Гравюра высотой 2,7 см – человеческая голова в левый профиль, на плитке шифера.  Голова гравирована тонкими линиями вместе с шеей и верхней часть. Торса. Глаз и ухо указаны двумя изогнутыми линиями. Нос и верхняя губа образуют нечто вроде маленькой треугольной морды, рот открыт. Этот не лишённый реализма профиль, возможно, изображает подростка. Рёне де Сен-Перье видить в нём также прорисовку маски с большим глазом; сквозь маску, по его мненирю, прослеживаются черты человеческого лица. Е. Сакказан-делла Санта считает, что штрихи, нанесённые перед лицом человека, могут передавать идущую из его носа кровь. Но эти интерпретации кажутся надуманными» [1:21].  
    Я полагаю, что здесь продолжается галерея портретов разных лиц, где о состоянии персонажа можно судить по подписи.

    Мои чтения и интерпретации.

    Нос персонажа образует первый силлабограф руницы, к которому справа примыкают второй, третий и четвертый. В сумме они, а также полукружье вверху,  составляют надпись: СЬ НЕМОЩЬЮ. В наши дни мы сказали бы несколько иначе: МУЖЧИНА БОЛЕН.

    Рис. 4. Изображение 7 и мои чтения надписей

    Предмет № 7.

    Там же, «гравюра высотой 7,0 см – силуэт человека, в левый профиль, на плитке шифера. Спина сильно выгнута, голова на вытянутой шее выдвинута вперёд. Различаются большой круглый глаз и длинный нос. Правая рука человека направлена к предмету, который можно интерпретировать как пушистую шкуру животного. Человек кажется сидящим, ноги его прорисованы небрежно, ступни не изображены».  
    На мой взгляд, изображение следует повернуть на 90 градусов по часовой стрелке – тогда человек окажется на четвереньках. Все подписи читаются именно в таком положении.

    Мои чтения и интерпретации.

    Сначала я читаю надпись внизу шкуры животного. Она начертана руницей и гласит: ЛИСА.
    Затем я читаю надписи рунами Рода и рунами Макоши, нанесённые на тело мужчины. Получается текст: НЮХ НА НОРУ В ИНОКЕХ (В ИНОКАХ).  Он означает, что у мужчины появился нюх на лисью нору после того, как он стал иноком, то есть, монахом монастыря (Яра или Рода). Наконец, последняя надпись находится внизу правой ноги. Там текст руницей короток: ВЪ ЛЕСУ.
    Таким образом, галерея необычных людей продолжена. К удивлённому простаку и больному добавлен монах, обладающий даром по запаху определять в лесу наличие лисьей норы.

    Рис. 5. Изображение 8 и мои чтения надписей 

    Предмет № 8.

    Истюриц. «Гравюры антропоморфных голов на ребре животного длиной 19,8 см. Различаются четыре изображения. Среди них: два аналогичных между собой левых профиля с круглым черепом и огромным носом; крупная голова в фас с очень плоским черепом  и коротким носом, один глаз нанесён довольно точно и детализирован, другой не закончен, пропорции его нарушены; наконец, последний профиль, правый, с зооморфным черепом, напоминает одновременно собаку и тюленя. Несколько беспорядочных линий могут изображать волосы, другие линии обозначают контур животного, расположенный над двумя центральными головами» [1:20].
    Я, однако, полагаю, что «беспорядочные линии» в действительности являются надписями, которые я начинаю читать.    

    Мои чтения и интерпретации.

    Прослеживая линии лиц и «беспорядочные линии» штрих за штрихом, я читаю: на первом лице – слова ДЬВА ВЪРАЛЯ, на затылке первой головы и на второй голове – ВЪЛЕЗЬЛИ, как бы на рогах второй головы – ВЪ ПЕЧЕРУ И РУНЫ, за второй головой – ПЕШЪМЪ ДЕЛОМЪ СЬ РУСИ, над третьей головой – РОДИНЫ, между третьей и четвертой головой – ПЕНА РУСИ НОВАЯ. До слова РОДИНЫ все слова написаны руницей, слово РОДИНЫ – рунами Рода, в слове ПЕНА слог ПЕ написан руницей, НА – рунами Рода, в слове НОВАЯ слоги НО и ВА написаны руницей, окончание Я – рунами Рода, слово РУСИ – руницей.
    Окончательно имеем довольно длинный текст из 15 слов: ДЬВА ВЪРАЛЯ  ВЪЛЕЗЬЛИ ВЪ ПЕЧЕРУ И РУНЫ ПЕШЪМЪ ДЕЛОМЪ СЬ РУСИ, РОДИНЫ, ПЕНА РУСИ НОВАЯ. Теперь понятно, почему первые две мужских головы похожи друг на друга. Это – просто «врали», это – «новые русские» палеолита.
    Тем самым к простаку, больному и монаху с обострённым обонянием художник, коллекционирующий необычных людей, добавил и двух русских с далёкой Родины, которые в его глазах были обычными «вралями».

    Рис. 6. Изображение 9 и мои чтения надписей

    Предмет № 9.

    Истюриц. «Антропоморфная скульптура высотой 5,4 см из песчаника. Голова человекообразного существа; глаза, рот и уши показаны нарезками; возвышается на выпуклом торсе. Руки, намеченные по бокам в виде угловатых выступов, могут быть интерпретированы как рога животного, морда которого выгравирована на груди человека. На спине изображена еще одна морда животного. Ноги не показаны» [1:20].  
    Заметим, что на одном боку видно безбородое и безусое мужское лицо, показанное в левый профиль, тогда как на другом боку показана морда быка, что может указывать на антропоморфный и зооморфный лик Яра.

    Мои чтения и интерпретации.

    Сначала я читаю надписи внизу; на первом ракурсе видны буквы Х и Р, на втором – буква А, и под ней М. Справа на втором лике читается слово ЯРА, а на уровне носа и рта мужского лица – слово МАКАЖИ. Соединив все слова вместе, получаем текст: ХРАМ ЯРА МАКАЖИ. Это – место хранения данного лика.
    Что же касается мужского лика на боку, то под ним имеется подпись, которая гласит РОДА ЛИК (фактически первое слово написано РОАД). Так что на одной стороне мы видим антропоморфный лик Рода, а на другой – зооморфный лик Яра.
    Имеется пояснение и для верхней карикатурной головы. На третьем ракурсе она подписана как МИМ ЯРА.
    Теперь можно составить окончательное представление о данной фигурке. Она принадлежит миму Яра, который и изобразил себя в карикатурном виде. Однако он не забыл упомянуть богов: и Рода (в виде антропоморфной головы), и Яра (в виде зооморфной головы), и Макошь (в виде надписи).

    Рис. 7. Изображение 10 и мои чтения надписей

    Предмет № 10.

    Эспелюг. Лурд. Верхние Пиренеи. «Классический грот пиренейского мадлена издавна подвергался набегам любителей сокровищ или курьёзных предметов. Впервые его исследовали с археологической целью Э. Ларте и А. Милн-Эдвардс  в 1860-1862 гг., и за ними последовали многие другие. Ж. Омнес в конце ХХ века собрал и описал в своих работах всю коллекцию находок. Разумеется, отсутствие точных указаний о стратиграфии не позволяют точно определить, к какой фазе мадлена относятся многочисленные произведения искусства.
    Из коллекции Л. Нелли, описанной Э. Пьеттом, происходят три гравированных камня с антропоморфными сюжетами, иногда рассматриваемые как сомнительные, однако Е Сакказан-делла Санта, отмечая это обстоятельство, включила их в свой каталог. Мы считаем возможным упомянуть два изображения.
    Гравюра высотой 12,0 см на плитке шифера – мужская фигура. Человеческий силуэт, в левый профиль, выделен из многочисленных дополнительных линий. Череп с вытянутым затылком и низким сильно выпуклым лбом кажется лысым, лишь на висках заметна штриховка. Глаз и ухо имеют очень малые размеры. Основание удлинённого и вздёрнутого носа углублено, длинные частые линии, покрывающие нижнюю часть лица, изображают бороду. От черепа радиально расходятся  более тонкие по сравнению с остальными контурами линии. Тело с выступающими лопатками, поясничной впадиной, и довольно объёмистым животом нормальных пропорций. Руки отсутствуют. Ноги изображены суммарно. К бёдрам, вне всякого сомнения, прикреплён длинный хвост, напоминающий лошадиный» [1:24].
    С моей точки зрения, однако, тут изображено два существа, из которых описано только правое. Оно держит в руках левого человека, который лежит на правом плече основного персонажа, и его голова видна справа, за спиной, равно как и его правая рука. Видны также обе его ноги, болтающиеся в воздухе. Удивительно, насколько невнимательными оказались археологи при описании данного артефакта. Впрочем, поскольку они не ставили перед собой задачи понять, зачем создано данное изображение, они и не стремились точно проследить все детали сюжета – сюжет им не дался.

    Мои чтения и интерпретации.

    На мой взгляд, все дополнительные линии, как и на других изображениях, являются надписями. Первая из них, как мне представляется, находится на спине, но повернута на 90 градусов по часовой стрелке. Поэтому я её разворачиваю в правильное положение (слева вверху) и читаю: СЕ ЛИКЪ РАЗЯЩИЙ.  
    Надпись перед бородой состоит из верхней и нижней части. Сверху написано: ДИКОНЬКИЙ, что является продолжением предыдущего предложения. Снизу можно прочитать начало следующего предложения: НЕКЪТО НА НИТЪКАХ. Продолжением его является надпись на голове, гласящая ПЕРУНА, и на бороде, где я читаю слово ЧУДИЩЕ.
    Третье предложение возникает от чтения надписей, изображающих спину несомого человека. Тут читаются слова: СЕ Е НОВЪ ЛИКЪ, НИТИ КЪРУТЫ. А на руках несущего персонажа видны слоговые знаки слов ЧУДИЩЕ НОЧИ. Штрихи на теле «чудища» характеризуют его как ЖИЗЪНИ ДЬНО, ВОДЫ ЖИТЕЛЬ.  
    Ноги несомого персонажа и штрихи справа дают последнюю характеристику: ЛИКЪ МОЛОХА, а также ДИКИЙ ШАГЪ СЬ ЛОДЬКИ.  
    С моей точки зрения, далеко не все слова относятся к основному персонажу, кое-что характеризует и того, кого несут. К нему относятся такие характеристики: НЕКЪТО НА НИТЪКАХ ПЕРУНА, а также СЕ Е НОВЪ ЛИКЪ, НИТИ КЪРУТЫ. Слово НИТЬ, как я полагаю, означает СВЯЗЬ. Иными словами, это НЕКТО НА СВЯЗИ С ПЕРУНОМ, И ХОТЯ У НЕГО УЖЕ НОВЫЙ ЛИК, НО СТАРАЯ СВЯЗЬ С ПЕРУНОМ КРУТАЯ (ВЕСЬМА СЕРЬЁЗНАЯ).  
    Именно это, видимо, и послужило причиной вызова водяного с хвостом, который обладает такими свойствами: СЕ ЛИКЪ РАЗЯЩИЙ, ДИКОНЬКИЙ. ЧУДИЩЕ НОЧИ, ЖИЗЪНИ ДЬНО, ВОДЫ ЖИТЕЛЬ. ЛИКЪ МОЛОХА, ДИКИЙ ШАГЪ СЬ ЛОДЬКИ. Иными словами, водяной приплыл на лодке за посланцем Перуна, чтобы утащить его на дно. Это – наказание за связь с Перуном, в частности, богом – экзекутором (палачом).  
    Таким образом, доносчика, который обрекает кого-то на смерть от Перуна, ожидает похищение со стороны водяного чудища. Так что в данном случае мы имеем перед собой образец мифологии палеолита о неотвратимом наказании за донос. Даже, несмотря на изменение внешности.
    На данный момент это – самый длинный текст, где доносчик характеризуется десятью, а чудовище – шестнадцатью словами. Всего текст насчитывает, таким образом, 26 слов.

    Предмет № 11.

    Мас д’Азиль. Арьеж. «Монументальная многоэтажная пещера, современное состояние которой не позволяет представить общий вид, существовавший во время ее первых исследований в середине XIX века. Замечательное описание было сделано Э. Картальяком: «Департамент Арьеж пересекает горная цепь, параллельная Пиренеям. Реки, которые спускаются с Пиренеев, пересекают эту цепь в различных местах. Одна из них, Ариза, прорыла настоящий туннель, который и стал пещерой Мас д’Азиль. Подземная полость открывается как кафедральный собор, фасад которого уничтожен. Ширина входного грота 51 м, высота 48 м, даже лучи солнца проникают в переднюю часть этого нефа. Но река делает поворот, потолок опускается, скальные берега сужаются, и в них открываются обширные и очень глубокие полости. Наконец, 400 м пройдены, Ариза выходит с другой стороны горы в живописную долину Мас д’Азиль».
    История сохранила память о многих изыскателях, проникавших в пещеру и даже производивших поверхностные раскопки. Но только в 1887 году Э. Пьетт начал систематические исследования в глубоких галереях правого берега Аризы, а с 1889 года перешел на раскопки левого берега, где установил наличие аналогичных отложений, достаточно мощных и богатых костями животных и культурными остатками. Затем пещерой заинтересовался А. Брейль, который в 1901-1902 гг. произвёл раскопки на обоих берегах Аризы и обнаружил стратиграфию среднего и верхнего мадлена, послужившую ему в дальнейшем для выработки хронологии мадлена, главным образом на основании костяного инвентаря.
    Известно, что после Э. Пьетта и А. Брейля супруги М. и С.-Ж. Пекары и многие другие, менее знаменитые и менее компетентные раскопщики следовали в Мас д’Азиль один за другим. По совету А. Брейля, Пекары в 1935 году предприняли раскопки, прерванные в 1942 году. На левом берегу Аризы он вскрыли стратиграфический разрез высотой 7 м с четырьмя мадленскими слоями и обрывками азильского слоя, который дал несколько плоских гарпунов и 8 раскрашенных галек. На правом берегу Пекары начали работу в новой галерее, только что открытой неутомимым разведчиком Жоржем Мандеманом. Новая галерея – одно из наиболее интересных поселений в тёмной пещеры. Ограниченное пространство площадью 30 х 2-4 м при толщине культурного слоя в 40-60 см объясняет экстраординарную концентрацию культурных остатков. Хорошо сохранившийся инвентарь из кости и рога северного оленя представляет одну из замечательных серий, типичных для среднего мадлена Пиренеев. Собраны и многочисленные произведения искусства, главным образом, гравюры животных на роговых орудиях и на плакетках.
    С 1950 года исследования в  Мас д’Азиль проводились А. Альтейраком, особенно на нижних этажах подземной сети правого берега Аризы, главным образом, в зале Пьетта. А. Дельпорт различил пять крупных периодов заселения пещеры: 1 – довольно скромные следы ориньяка и солютре, без сомнения, размытые наводнениями; 2 – средний мадлен, представленный только на правом берегу и соответствующий Papalien и Gourdanien Э. Пьетта или мадлену IV А. Брейля, 3 – верхний мадлен, Lortenien Э. Пьетта, открытый на обоих берегах, но лучше представленной на правом, освещённом дневным светом. Он показывает последовательные фазы вплоть до азиля. Согласно недавним исследованиям, этот мадленский эпизод связан с осцилляцией аллёред и датирован по углероду: правый берег, галерея Пьетта, очищенные кости из раскопа Альтейрака 13 640 ± 110 л.н. и 13 200 ± 110 л.н. Две фазы, следующие далее, принадлежат послеледниковью. Сравнение с другими памятниками Пиренеев, в особенности с мадленом Ла Ваш, показывает идентичную или, может быть, даже синхронную эволюцию мадлен средний – мадлен  верхний – начало азиля, свидетельствующую о длительном существовании однородной человеческой общности в этом районе» [1:29-30].   

    Рис. 8. Пластина из Мас д’Азиль и моё чтение надписей

    Гравюры двух мужских силуэтов на фрагменте (7,8 х 3,7 см) кружка, вырезанного из лопатки. «На двух сторонах обломка кружка сохранились человеческие фигуры. Одна представлена в левый профиль и увенчана головой с вытянутым вперед лицом/условной мордой.  Различаются крупный нос, покатый лоб и уплощенная теменная часть черепа. Линия спины прямая, грудь и живот переданы слабовыпуклой линией. Короткие руки вытянуты вперёд, ноги также укорочены, правая слегка выставлена вперёд, левая согнута в колене и направлена вперёд сильнее, как при ходьбе. Ступни ног укороченные и толстые. Подчеркнут знак пола. Рядом, на уровне живота человека, прорисована крупная медвежья лапа.
    На обратной стороне кружка – аналогичная фигура, но хуже исполненная и переданная в фас. На расширенной кверху голове лицо обрамлено короткими прямыми черточками, отчётливо видны черты лица. Руки разведены в стороны, левая нога, согнутая в колене, отставлена, правая замаскирована лапой медведя» [1:31].
    К сожалению, З. Абрамова не обратила внимания на то, что обе половинки диска не просто имеют излом по диаметру, но что этот излом с двух сторон является контуром усатого и бородатого мужского лица в профиль. Лицо имеет мясистый нос, тонкие губы, пышные усы и бородку клинышком; глаз отсутствует. Не исключено, что не выявлены еще какие-то персонажи гравировки. Кроме того, сначала дано описание оборотной стороны платины (В), и только затем – лицевой (Г). Опять я вынужден признать, что археолог отнёсся к описанию артефакта весьма поверхностно. Вновь археолога интересует только главное, что находится внутри пластины, но не пластина сама по себе.

    Мои чтения и интерпретации.

    Два профиля мужского лица с бородой сразу порождают вопрос: кто перед нами, Род или Яр. Ответ на это находится на пластине А вверху: там можно прочитать слово РОД. Кстати, с моей точки зрения, лицевая и оборотная стороны пластины должны выглядеть как А и Б.
    Для чтение небольших надписей я увеличиваю изображение в полтора раза (рис. 8 В и Г).  Теперь рассмотрим фигуру основного персонажа. Справа и слева от его головы в маске можно прочитать слова ЯРА МИР. Две первых буквы последнего слова располагаются между головой и вытянутой вбок левой     рукой, и едва заметны. На груди у этого персонажа читаются слова МАРЫ ХРАМ. Под левой рукой и вблизи левой ноги можно прочитать слова РОДА МИМ. Замечу, что мимы Рода мне встречались крайне редко, так что тут мне выпала большая удача в атрибуции некого артефакта, имеющего отношение к миму Рода.
    Теперь можно понять позу мима Рода. Он бежит навстречу зрителю, а его правая нога не «замаскирована лапой медведя», а согнута в колене; слева вверху видно её продолжение и ступню. Так что тут опять мы видим описание археолога, не соответствующее действительности. В левой руке мима, видимо, лук и стрела; наискось через плечо перекинут ремень, возможно, за который привязан колчан со стрелами, а также вложенная в него дубина, которая торчит из-за спины над плечом. Вообще говоря, изображение мима в полный рост со всей его атрибутикой мне приходится видеть впервые. От ремня вниз в качестве подтяжек для брюк свешиваются веревки, и их не две, как принято в наши дни, а три.  На ремне колчана укреплён, вероятно, жезл мима, на который я указал стрелочкой и подписал от себя маленькими буквами.   
    То, что З. Абрамова посчитала «лапой медведя», на мой взгляд, является лежачим изображением мамонта; внизу я показал его в стоячей позе; хорошо различимы короткие бивни (видимо, перед нами самка) и согнутый хобот. По лбу и хоботу сверху вниз расположены буквы, образующие слово МАМОНТ, так что сомневаться в моей атрибуции не приходится.
    Под изображением мамонта можно обнаружить изображение коня, который повернул голову назад. То, что это конь, я определил по подписи, которая находится в районе глаза и звучит как КОНЬ. Такое слово в палеолите мне приходится видеть впервые, обычно это существо называлось ДИЛ. От уха до уха коня располагается другая надпись, которая читается как ЛИК. Если изображение сопровождается названием ЛИК, то, следовательно, перед нами не промысловое животное, а объект поклонения. Впрочем, таким объектом являлся и мамонт. Но на оборотной стороне изображена еще одна зверушка, которую я вначале принял за зайца; однако его ноги и брюшко подписаны другим словом, а именно словом КРОТ. Полагаю, что это – тоже сакральное животное,/ ибо вряд ли кротов употребляли в пищу.
    Итак, археолог не обратила внимания на существование на изображениях лицевой и тыльной стороны пластины нескольких животных, а именно мамонта, коня и крота.  
    Изображение человека на оборотной стороне, как я полагаю, перевёрнуто. Скорее всего, перед нами тот же мим Рода, стоящий на четвереньках или даже вниз головой и принюхивающийся к следу промыслового животного. На нем надета маска собаки или медведя.
    Остаётся понять назначение фрагмента кружка. Полагаю, что это – жетон мима Рода, но в отличие от жетона мима Яра, представляющего полные круг, здесь жетон выполнен в виде полукружия с профилем мима Рода. – Надписей тут мало, всего 11 слов.

    Рис. 9. Фигурка с левого берега Аризы и моё чтение надписей

    Предмет 12.

    Гравюра антропоморфной фигуры на фрагменте (16,5 х 5,5 см) лопатки травоядного животного, скорее всего, оленя. Найдена в 1939 году Мартой и Сен-Жюстом Пекарами на левом берегу Аризы в мощном (втором) мадленском слое.
    «В литературе, посвященной этому предмету, существуют солидные разночтения. Впервые о нём упоминается без иллюстраций в отчёте о раскопках 1939 года. М. и С.-Ж. Пекары сообщают, что в среднем мадленском слое среди богатого инвентаря собрано 60 лопаток, из которых половина не была использована. Вторую половину составляли лопатки, несущие простые нарезки или гравюры различных животных: северных оленей, лошадей, пиренейских серн и др. «Наиболее любопытное из этих изображений представляет сцену охоты с рудиментарным человеческим изображением. Правдоподобно речь идёт о человеке, присевшем на корточки среди тростника, выслеживая добычу, от которой различается только волосатый круп» (Пекар).
    В 1947 году Е. Сакказан-делла Санта, публикуя фундаментальный, но не лишённый множества неточностей труд, посвященный изображениям человека в палеолите Евразии, представила чёткий рисунок со ссылкой на коллекцию Пекара, который храниться в Муниципальном музее в  Мас д’Азиль.
    В 1960 году Элен Пекар презентовала Л. Палю увеличенную фотографию фрагмента лопатки и в 1968 году доверила сам предмет для гальванопластики в числе 13 гравированных лопаток. П. Паль свидетельствует, что этот предмет был вложен в музей Сен-Жермен под номером 77.551. Гальванопластика произведена не прямо на кости, а на ее отпечатке такого рода, что гравюра была восстановлена не в рельефе, а в выемке с крайней степенью точности. Фотографии и отпечатки были выполнены в лаборатории Л. Паля в Музее человека М.Ж. Остером и М.П. Левером. Л. Паль заключает, что «воспроизведённый рисунок не имеет ничего общего с реальностью, и остается непонятным, как гравюра столь простого и элементарного прочтения дала место такому заблуждению» [1:31-32].

    Мои чтения и интерпретации.

    С точки зрения изобразительных канонов данный рисунок, разумеется, непонятен. Внизу в мелком масштабе приводятся попытки его пояснения: человек, присевший на корточки среди тростника, выслеживая добычу, от которой различается только волосатый круп.
    Однако в качестве надписей эта плитка вполне понятна. Левая композиция читается руницей как РУНА, голова птички и ее туловище – как ВОДЯТЪСЯ, ноги и хвостик – как слова ВЬ ЛАПЪТЯХ (последняя буква – руна Рода). Три правых знака имеют чтение ОТРОК (где первые две буквы написаны рунами Рода).
    Таким образом, полное чтение выглядит так: РУНА ВОДЯТЪСЯ ВЬ ЛАПЪТЯХ. – ОТРОКЪ. Иными словами, перед нами – философская сентенция, высказанная как бы от имени отрока. Ее смысл: НЕЧТО ГЛУБОКОЕ И ЦЕННОЕ ИДЁТ ОТ НАРОДНОГО НИЗА. Правда, если З. Абрамова даёт нам реальное изображение на данной пластине.

    Рис. 10. Плитка и галька из Италии и моё чтение надписей 

    Предмет № 13.

    Италия. Грот Вадо аль Арансио. Масса Маритма. Гроссетто.
    «Во время раскопок 1969 и 1970 годов Франческа Минеллоно и Эллен Пуссинелли обнаружили в слое позднего эпигораветта несколько обломков костей с фрагментированными гравюрами травоядных и осколок камня с гравюрой человека. Радиоуглеродная дата слоя 11 300 ± 50 л.н» [1:139].
    Гравюра мужской головы на обломке плитки известняка неправильных очертаний размером 8,7 х 4,2 х1,1 см. Хранится во Флорентийском музее доистории.
    «Голова нанесена в левый профиль. Череп носит очертания округлого колпака, заканчивающегося внизу двумя треугольными выступами. Выпуклый лоб переходит в толстый нос «картошкой». На уровне переносицы расположен маленький овальный глаз. Лицо заканчивается бородой. П. Грциози, ссылаясь на Минеллоно, указывает, что точность деталей позволяет говорить о подлинном портрете, сравнимом с некоторыми персонажами из Ла Марш» [1:139].

    Мои чтения и интерпретации.

    Подлинные портреты людей палеолита мне пока не массово встречались; а если качество воспроизведения человеческих  черт высокое, то, на мой взгляд, это говорит о том, что перед нами изображено божество. И действительно, если взглянуть на изображение, то штрихи перед усами и сами усы передают слово РОДА, а ниже, на губах и под ними, читается слово ХРАМ. Но это – место хранения. Подпись портрета мы находим на шее, где читается имя ЯР. Итак, перед нами – портрет (лик) бога Яра из храма Рода.

    Предмет № 14.

    Италия. Грот Пагличчи. Пулья. Фоджа.
    «Грот на южном склоне массива Гаргано случайно открыт кладоискателями и в 1935 году упомянут Р. Батталья. С 1961 года начались методичные раскопки Ф. Зорзи и Ф. Мещена. У входа в грот под навесом находятся ашелльские и мустьерские слои, в то время как внутренняя часть грота была заселена значительно позднее и содержала стратиграфический разрез из 23 слоёв, отнесённых к эпиграветту и развитому граветту» [1:139].   
    Гравюра антропоморфной фигуры высотой 6,0 см на овальной уплощённой гальке известняка. Слой финального граветта с  радиоуглеродной датой 14 460 ± 220 л.н. Хранится в Муниципальном музее естественной истории Вероны.
    «Гравюра представлена в левый профиль. Различаются овальная голова с неразборчивыми чертами лица, извилистая линия спины, передняя линия худощавого тела и направленная вперёд рука в виде короткого заострённого придатка. Ниже расположены более крупный придаток неясной интерпретации и незаконченная нога»  [1:139].  

    Мои чтения и интерпретации.

    Как и в случае с артефактом № 12, я подозреваю здесь не столько изображение, сколько надпись руницей. И действительно, если принять данные знаки за силлабографы руницей (но при этом повернуть гальку на 90 градусов по часовой стрелке), получим три слова, являющихся глаголами: ЧЬТИ И ЖАЛЕЙ, ПОДОЖЬДИ! Глаголы в инфинитиве встречаются на надписях чаще, чем в изъявительном наклонении; можно также заметить, что звук Ж в то время еще был мягким.
    Возможным смыслом данного изображения является ситуация, где некий отрок обращается с какими-то просьбами к своим пожилым или даже больным родителям. И в ответ автор гравировки предлагает родителей чтить и жалеть, а со своими просьбами подождать до их выздоровления.  

    Рис. 11. Галька из Франции, Вьенны, и моё чтение надписей

    Предмет № 15.

    Ла Марш. Франция. Люссак-де Шато. Вьенна.
    «Грот, ставший знаменитым с 1937 года, когда Леон Перикар и Стефан Львов предприняли раскопки зала шириной 20 м и длиной 10 м, открытого дневному свету, и обнаружили сотни гравированных плакеток, плиток и обломков известняка. Эти камни с великолепными рисунками животных и людей были собраны без пространственных и хронологических уточнений, однако под перемешанными отложениями оказался непосредственно прямо на скальном дне грота черный, местами рыжеватый культурный слой толщиной 15 см, достигающий в западинах 70 см. Этот слой был отнесён к мадлену III (особая разновидность мадлена), хорошо представленному в местонахождениях департамента Вьенна. Инвентарь характеризуется большим числом кремневых пластинок с притупленной спинкой и мелкими роговыми наконечниками с длинной гранью и продольным желобком (тип люссак). Слой был заполнен гравированными фрагментами главным образом известняка, совершенно непригодного для нанесения изображений, поэтому люди времени мадлена  III приносили плитки твёрдого известняка, добытые из скалистого берега в нескольких метрах ниже грота, делали на них рисунки, и, по-видимому, создавали из них панно для украшения стен. Начиная с 1952 года, Леон Паль и Мари Тиссен де-Сен-Перёз проделали титаническую работу по выделению и дешифровке образов в сложном переплетении линий. Человеческая иконография удивительна по фигуративному богатству, фантазии деталей и свободе выражения вплоть до портретной передачи. Датировка культурного слоя по радиоуглеродному методу 14 280 ± 160 л.н.» [1:80].  
    Гравюра головы человека на фрагменте крупной плитки серого известняка размером 26,5 х 25,0 х 2,0-0,5 см, собранный из пяти кусков. Изломы сделаны после гравировки, они довольно поздние, если судить по состоянию краёв: верхний край – естественный, остальные – тонкие и с острыми гранями.
    «Одна плоская поверхность сильно патизирована и покрыта скоплением линий, в котором выделяется голова человека в правый профиль. Высота лица 8,8 см. Затылок плоский, свод высокий, прямой лоб кажется низким, возможно, из-за шевелюры или колпака, который его частично маскирует. Спинка носа очень длинная и почти прямая. Нос заканчивается угловатой долькой. Ноздря хорошо указана. Подносовой прогнатный сегмент – вертикальный. Большой рот закрыт. Подбородок продолжается почти прямолинейным краем нижней челюсти. Глаз миндалевидной формы расположен горизонтально, отмечено веко и слёзный мешочек. Шевелюра в виде коротких почти параллельных линий спускается на лоб, заднюю часть черепа и затылок. Шея кажется тонкой, видимо, из-за излома камня. Маленький выступ под нижней челюстью может указывать на кадык, что, по мнению Л. Паля, свидетельствует в пользу мужского пола персонажа» [1:81].    
    На мой взгляд, осталось неотмеченным наличие маленького глаза (особенно по сравнению с длинным носом) и очень тонких губ.

    Мои чтения и интерпретации.

    Первое скопление слоговых знаков можно усмотреть внизу шевелюры около уха. Здесь читается первое слово, ГОЛОВА. Второе скопление знаков и второе слово можно видеть слева от глаза, где читается второе слово, ВЕЛИКОГО. Третье скопление знаков, левее и выше глаза, даёт целых четыре слова, ЧЬЛОВЕКА, НА ЛИКЪ РОГАТОВА.  
    Полагаю, что тут мы опять имеем дело с типологией личностей. Если на изображениях из Истюрица описывались скорее отрицательные персонажи, то тут речь идёт о великом человеке. Однако  художник полагает, что жена ему изменяет, что нашло отражение на его лице.  

    Рис. 12. Два изображения на плитках из Франции и моё чтение надписей

    Предмет № 16.

    Там же. Гравюра головы человека на крупной вытянутой прямоугольной плитке серого известняка, размером 30,0 х 16,0 х 2,0-6,0 см.
    «Посередине плитки, поперек ее, почти касаясь основанием шеи одного из длинных краёв основы, расположена человеческая голова, в правый профиль, высотой от макушки до края нижней челюсти 5,9 см. За выпуклым затылком следует очень высокий свод, образующий над лбом выступ, который можно рассматривать или как пучок волос, или как колпак. Этот выступ, спускаясь на висок и щеку, окаймляет лицо. За высоким прямым лбом идёт лёгкая впадина седловины носа. Нос вогнутый, длинный, с округлой долькой намеченной ноздри. Расположенный горизонтально овальный глаз имеет двойной контур. Подносовой сегмент нормальной высоты, но сильно прогнантный. Губы передают лёгкую выпуклость, но рот закрыт. Подбородок округлый, край нижней челюсти несколько вогнут и заканчивается на уровне передней линии шеи. Шея относительно тонкая и короткая» [1:82].

    Мои чтения и интерпретации.

    К сожалению, при описании не указан пол человека, хотя по всем признакам, перед нами – женщина. На голове у нее не колпак, а передняя маска, причем зооморфного существа семейства кошачьих с открытой пастью. Такой лик имеет только Мара, так что у женщины на голове надета маска Мары.
    У глаза маски, а также перед линией рта, находятся два слоговых знака, которые можно прочитать как слово МАРЫ. Под последним знаком внизу можно видеть еще два слоговых знака, которые складываются в слово ЛИКЪ. Но характеристика МАРЫ ЛИК теперь относится не к маске, а к изображению женщины.
    На лбу женщины имеется какое-то изображение, которое одновременно является и лобными морщинами. Для того, чтобы лучше разглядеть его, я помещаю его рядом с изображением женщины. Теперь видно, что изображена голова курицы, ибо если бы гравер изобразил петуха, зритель бы видел пышный гребень. Внутри головы курицы над клювом можно видеть букву К, клюв и ободок маски образуют букву У, под гребнем и на гребне можно прочитать буквы Р и Ы, а также снова знаки руницы, образующие слова КУРЫ ЛИКЪ. Эта вторая надпись поясняет, что так женщина, которая когда-то являла собой лик богини Мары, теперь стала жалкой мокрой курицей.
    Причина этой метаморфозы указана ниже. Над глазом и вокруг глаза читается текст, написанный руницей и рунами Рода: СЕ ЖИВА СТАРУХА.  Таким образом, женщина, похожая своим лицом на Мару, состарилась, но еще жива.
    Наконец, внизу волос, почти на шее, имеется ряд черточек, изображающих слоговые знаки. Здесь можно прочитать такой текст: ДЬЛЯ ЯРКОГО ЛИКА. ЛИХО! Он означает, что женщина изображена для того, чтобы передать яркое, запоминающееся лицо, которое когда-то обладало сходством с Марой. Иными словами, это – еще один типаж  галереи характеристик.

    Предмет № 17.

    Там же. Гравюра бюста старика с бородой на мелком трапецевидном фрагменте тонкой плакетки размером 7,7 х 6, 0 х 0,6 см серого известняка, покрытого светло-коричневыми пятнами.
    «Мужской бюст, в левый профиль, высотой 6,5 см, занимает всю поверхность плакетки. Затылок плоский, свод черепа и лоб высокий, на лбу располагаются короткие штрихи. Выпуклый нос, согласно Л. Палю, «ассирийский», довольно тяжёлый. Близ переносицы нарисован овальный глаз. Ухо типичное, в виде ракетки или запятой. Лобно-носовой профиль дугообразный. Возможно изображение усов. Шея кажется толстой, не исключено, что спереди она замаскирована бородой. Перед лицом от носа до конца бороды с большой тщательностью нарисовано нечто, слегка напоминающее гриву, вроде полумесяца, прорезанного параллельными линиями» [1:82-83].  

    Мои чтения и интерпретации.

    Как и на предыдущем изображении, здесь имеются линии, которые можно интерпретировать как надписи. Так, первое скопление линий я выделяю на глазах, и это скопление я рассматриваю отдельно внизу в двойном увеличении. Тут можно прочитать слово КАРГА, написанное рунами Рода.
    Вторая группа линий находится на спине; для чтения ее необходимо развернуть на 90 градусов по часовой стрелке. И тут читается аналогичное слово: СТАРИК. Наконец, последняя группа знаков содержится вокруг уха. Здесь можно прочитать написанное рунами Рода слово ЯРА и рунами Макоши слово ЛИКЪ.
    Подобный комплект надписей весьма коррелирует с предыдущим рисунком, где была постаревшая женщина, когда-то напоминавшая Мару; теперь перед нами старик, который когда-то весьма напоминал бога Яра. Это – также  еще один типаж  галереи характеристик.

    Рис. 13. Изображение человека и мамонта из Франции и моё чтение надписей

    Предмет № 18.

    Там же. Гравюра человеческой головы на плите серого известняка размером 50,0 х 55,0 х 2,0-7,0 см.Коллекция Л. Перикара.  
    «Человеческая голова в правый профиль, высотой 8,6 см, находится в верхнем узком конце камня под углом 90 градусов по отношению к стоящей фигуре мамонта, от которой сохранилась только передняя часть. Первоначально этот профиль, нанесённый очень тонкой линией, не был включен в список человеческих изображений. При внимательном осмотре оказалось, что здесь прорисован выразительный и даже красивый профиль, несмотря на большой нос, гравированный двойной линией, глаз неправильной формы, прямой выступающий подбородок. Приоткрытый рот придаёт лицу живой выражение» [1:120].

    Мои чтения и интерпретации.

    . У мамонта видны обе ноги и часть груди. Именно тут, внизу груди, и на левой ноге можно видеть надпись руницей ЛИКЪ и правее, рунами Рода, слово РОДА. Получается, что мамонт в данном случае является зооморфным ликом Рода, что я отмечаю впервые. А на левом бивне можно прочитать слова ЯРА ХРАМ.
    Что касается головы, то я разворачиваю ее вертикально со всеми приложенными к ней надписями, и тут, в области глаза, читаю слова, написанные руницей: РУНЕ И ГОРЕ. Продолжение читается ниже, на кончике носа и под ним: СЧАСТЬЕ (буква Е написана руной Рода). Справа от лица мужчины можно прочитать дополнение: ВЬ ЗАРУБЪКЕ ДЕВЪ. Слова ВЬ ЗАРУБКЕ в данном контексте означает В НАПИСАНИИ.
    Таким образом, молодой мужчина, встретившись с мамонтом (олицетворяющем бога общины Рода), вспоминает о надписях молодых женщин (ДЕВ), которые кому-то несут горе, а кому-то – счастье. Нам сейчас трудно представить, что мужчины и женщины обменивались любовными записочками (зарубками) еще в палеолите!    

    Рис. 14. Два мужских изображения из Франции и моё чтение надписей

    Предмет № 19.

    Там же. Гравюра человеческой головы на плакетке твёрдого охристо-желтого известняка размером 7,4 х 6,0 х 0,5-0,7 см. Музей Люссак.
    «Всю поверхность плакетки занимает уникальное изображение человеческого лица, отчётливо выступающего из сложного переплетения линий. Контуры черепа и нижняя часть лица подчёркнуты несколько раз. Глаза овальные, лишенные зрачков, что неудивительно, учитывая их реальные размеры (2,5 х 4,0 мм). Брови, кажущиеся толстыми, получены несколькими линиями. Нос трактован одной чертой, рот – двумя соприкасающимися линиями, изображающими губы, причем верхняя изогнута к носу. Густая борода покрывает нижнюю половину лица и продолжена в височной части прядями волос. Отчётливо изображены анатомические детали, такие как подорбитальная двойная складка, очень подчёркнутая, как и подносовой желобок. Изогнутая линия, возможно, представляет правое ухо. В целом этот рисунок даёт ясный облик старика. Авторы отмечают, что профиль старика был изображен на плитке № 34, но им не удалось найти эквивалент в иконографии палеолита. В Ла Марш изучены две головы в фас (№58 и №59,1), но они схематичны и не имеют ничего общего с этим превосходным лицом анфас» [1:120].  

    Мои чтения и интерпретации.

    Поскольку часто более реалистические изображения были связаны с богами, возникает предположение о том, что и в данном случае мы имеем дело с каким-то божественным портретом. Глаза нам дают имя, ЯР, хотя обычно лик этого бога выглядел более молодым. Но, возможно, в данном случае перед нами находится портрет человека, имеющего некоторое отношение к богу Яру.
    Возле правого уха читается слово ЯРА, написанное по вертикали. Продолжая движение взгляда вниз, вдоль бороды, можно прочитать слово ХРАМ. Если продолжить движение и далее, то встречается весьма необычный текст: СКАЛЫ НОВЫ. Вероятно, так обозначен адрес храма Яра, который находился в Новых Скалах. Само это название является не топонимом в смысле имени собственного, а неким обозначением горной местности, где имелись старые скалы; но более новые скалы послужили местом для создания храма, вероятно – горного святилища.
    Затем читаются совершенно новые слова. Здесь приходится читать от самого низа бороды вправо и вверх. Первое слово гласит: ИНОК. До сих пор из людей обозначался только настоятель храма, МИМ. Теперь достойным зарисовки оказался и человек более низкого социального статуса, ИНОК, то есть, МОНАХ. А именно, монах храма Яра. Но на этом запись не обрывается, а продолжается очень мелкими буквами, которыми написано слово ЯРЛОВ. Слово ЯРЛ в древнерусском языке известно, оно означало офицера, либо лицо духовного звания. Так что слово ЯРЛОВ может быть притяжательным падежом от названия должностного лица, но, возможно, уже выступает и в качестве фамилии. Пока ситуация не определена.
    Полагаю, что если перед нами фамилия, то за ней должно следовать и имя. В противном случае мы должны видеть слово с указанием степени родства, например, ЯРЛОВ СЫН, ЯРЛОВ ШУРИН, ЯРЛОВ БРАТ и т.д., либо занятия, например, ЛЕКАРЬ, ПЕКАРЬ. В данном случае мы читаем слово КОВАЛЬ, то есть, КУЗНЕЦ.  Таким образом, в данном случае фамилии нет, но есть указание на род занятий – с одной стороны, ИНОК, с другой – КОВАЛЬ.
    Возникает вопрос, мог ли существовать в верхнем палеолите КОВАЛЬ как специалист по обработке металла? Если допустить, что сутью ковки является обработка металла путём оббивки, в том числе и в холодном состоянии (а многие мягкие металлы изменяют свою форму после удара), то такая обивка с технической стороны мало отличается от оббивки камня, и вполне допустима даже в палеолите.
    Если так, то словосочетание ЯРЛОВ КОВАЛЬ было чем-то вроде фамилии человека, а СКАЛЫ НОВЫ – чем-то вроде имени местности. Понятно, что у такого духовного лица как ЯРЛ должен был существовать помощник, который по его заказу изготавливал изделия из металла, и в то же время был монахом. Так что надписи на  бороде изображенного персонажа оказались очень информативными.  

    Предмет № 20.

    Фалет. Люссак-де-Шато. Вьенна.
    «Грот в юрском известняке на берегу реки Пти-Мулен рядом с развалинами замка Люссак. Он был открыт в 1862 году Амадеем Бруйе и в дальнейшем раскапывался неоднократно, в том числе А. Брейлем. Результаты работ 1937 года были опубликованы С. Львовым. Грот был уже частично опустошен, но на скалистом дне сохранился слой красноватых или серых сцементированных довольно плотных отложений. В конгломерате найдена тонкая плитка известняка с гравюрой северного оленя. На поверхности Л. Перикар нашел плитку, гравированную пересекающимися линиями, по технике близкую к рисункам из Ла Марш. С ними может быть сопоставима и гравюра человеческих голов на маленькой плоской кости. При возобновлении работ Ж. Эрво и А. Шолле, очищая грот и удаляя отвалы, обнаружили более сотни гравированных плакеток и блоков известняка, из которых два были скреплены со стеной грота конкрециями. Радиоуглеродная дата – 13 500 ± 150 л. н.»  [1:121].   
    Гравюра человека на плитке.
    «Гравюра стоящего человека, в правый профиль, без головы, с рукой, согнутой в локте и вытянутой вперёд, и с ногой, согнутой в колене, с лодыжкой и пяткой» [1:121].

    Мои чтения и интерпретации.

    При описании данного человека исследовательница З.А. Абрамова, к сожалению, не поняла, что вытянутая рука человека держит щит. Так что ее описание не полно. Вполне вероятно, что перед нами – изображение воина, причем сделанное мастерски. Воин имел очень длинные волосы, доходящие до ягодиц.
    Читая надписи образуемые переплетением волос, начиная сверху, получаем текст: РОДА ЯРА ВОИН, написанный рунами Рода. На щите в середине читаем слово ЩИТ, написанное рунами Рода, а ниже – слова: И ДЬВА, написанные рунами Макоши, а также КОЛА, написанные рунами Рода. Судя по рисунку, один КОЛ (КОПЬЁ) воин держал в правой руке, и оно было, видимо, запасным, тогда как колом в правой руке он разил неприятеля. На уровне груди мы читаем слова ЯРА РАЙ, написанные рунами Рода, а на кончиках волос шевелюры – слово РОДА, а справа от ноги – слово ДЬНО, начертанное руницей. Я тут усматриваю противопоставление рая Яра и дна Рода как двух полюсов между доблестью и бесчестием, которые ожидают воина в зависимости от его поведения. Понятно, что «дно Рода» его ожидает в человеческом обществе, если он проявил трусость, а рай Яра – если он погиб за свой род и племя. Так что перед нами – весьма интересные слова, характеризующие общественное мнение той поры.

    Обсуждение.

    Расхожее мнение о палеолите гласит, что изображение человека в то время почти отсутствовало. Поэтому можно только поблагодарить составителя каталога З.А. Абрамову, которая собрала воедино почти все те изображения, которые на сегодня известны в Европе. Этих примеров оказалось больше сотни, и они разрушили наше представление о том, что якобы в палеолите художники не могли изобразить человека.
    Достоинством ее монографии является также и то, что она кратко охарактеризовала место каждой находки и историю раскопок данной местности. Приятно читать также и краткое описание каждого изображения, хотя в ряде случаев определенные его детали исследовательницей были упущены. Иногда, видимо, по недосмотру, опущены и сами рисунки; так, например, рисунок 53-5 описан, но  не помещен в книгу. Наше более подробное рассмотрение с целью уточнения сюжета и выявления надписей помогло выявить ряд деталей и понять смысл многих сюжетов, которые до того вовсе не были ясны.
    Первое, что можно заявить со всей определённостью, это то, что на всех рассмотренных изображениях человека эпохи верхнего палеолита имеются надписи. Вообще говоря, в это трудно поверить! Надписи сделаны русским языком и русской графикой – либо рунами Макоши (руницей), либо рунами Рода (практически – современной русской письменностью). Таким образом, получило еще одно независимое подтверждение наше предположение о том, что кроме русского языка в палеолите не существовало никакого другого.  
    Чтение подписей позволило сделать несколько выводов. Первый из них состоит в том, что качество изображения зависело от того, кого изображали. Хорошо пытались изобразить богов – Рода, Мару, Яра. Раньше я предполагал, что мимов как священнослужителей изображали карикатурно. Теперь, познакомившись с изображением обычных людей, я понял, что мимов и прочих священнослужителей изображали еще в целом сносно. А простых людей похуже.
    Что дало чтение надписей? Понимание того, кого именно изображают. Но это – как бы первый пласт информации. Имеется и другой. Он заключается в том, что в верхнем палеолите существовали противники господствующей религии, которые смеялись над надписью ЯР ХРАМА МАРЫ, и вместо нее писали ЯР (КАЗЁЛ) ХРАПА МАРЫ. Мне такого рода хулиганские перепевы сакральных текстов напомнили высказывания так называемых «чудинологов», проплаченных апологетов западной науки, которые примерного такого содержания надпись пародируют несколько иначе: МАМА МЫЛА РАМУ. Понятно, что русская идеология могла и может не устраивать инородцев, которые воюют против нее, в частности, путём ее перевирания, чтобы посмеяться над ней. В том же духе выдержано и изображение Макоши в дегенеративном облике с подписью, что она имеет лик камня (хотя обычно пишут наоборот: что каменная скульптура имеет лик Макоши). И якобы Мара надписи «смочила в грехах». Словом, возводилась всякая понапраслина.
    Изображения другого типа дают не портреты отдельных личностей, а «портреты человеческих типов». Причём в одних местах эти типы имеют положительных социальную характеристику, например, воин, инок, великий человек, старик и старуха, которые когда-то изображали Мару и Яра; другие, напротив, отрицательную: постоянно удивлённый, немощный, хотя и не старый, два враля, прибывшие издалека пешком, искатель лисьих нор по запаху.  
        Насколько можно понять, отдельный человек как личность еще не очень интересует общину, гораздо больше ее интересует определенный человеческий тип. Что же касается отдельной личности, то, возможно, она еще не имеет устойчивого наименования типа фамилии, а, возможно, даже имени; люди называются описательно, по их функции и отношению к другим людям, например, ИНОК, ЯРЛОВ КОВАЛЬ.
    Среди рисунков было интересно отметить вид мима в полный рост, а также подтвердить наличие у него такой принадлежности, как жезл – наличие полного кругляша или половинка круга, который, возможно, носился на груди и удостоверял принадлежность к сословию жрецов.
     Интересно и то, что в палеолите существовали мифологические персонажи типа водяного чудища, молоха, выходящего с лодки по ночам, который поддерживал связь с самим Перуном. С другой стороны, ряд надписей стилизован под изображения человека, хотя просто передаёт крылатые выражения типа: РУНА ВОДЯТСЯ В ЛАПТЯХ, или ЧТИ И ЖАЛЕЙ, ПОДОЖДИ!
    Разумеется, длинных надписей на изображениях людей в палеолите не делали, однако даже короткие надписи помогают нам лучше представлять себе быт древних людей. Понятно, что бесчестью е них ассоциировалось с дном жизни, тогда как геройская гибель в бою – с достижением рая Яра. Отголоски этого мы видим в современном исламе, где люди, погибшие в бою за веру или правое дело, как считается, сразу же предстают перед Аллахом.
    Интересно, что надписи в палеолите назывались ЗАРУБКИ, ибо их не писали, а либо процарапывали (гравировали), либо высекали с помощью рубящего инструмента. Но гораздо чаще применялось другое слово: РУНА, РУНЫ, РУНЕ.
    Несколько странно, что в Европе в палеолите были известны куры, и что с ними связывались представления о старческих морщинах на лбу. Возможно, что объяснение этому можно будет найти в дальнейших исследованиях.
    В целом, проанализировав всего лишь 20 изображений людей, мы поняли, что мир палеолита был весьма интересен по своим сюжетам. И права была исследовательница, когда отмечала, что «Образ человека занимает в фигуративном палеолитическом искусстве второе место, значительно уступая и по количеству, и по художественной выразительности образу зверя. В окружающей первобытного человека действительности мастера более всего интересовал животный мир. Основное средство существования – охота – нашло яркое отражение в образе травоядных, опасность для жизни – в образе хищников» [1:288]. Собственно говоря, мои исследования по надписям каменного века базируются именно на изучении изображений животных.
    Но Абрамова продолжает: «Точно так же в образе человека мастер выделял главное – женщину. Через всё палеолитическое искусство проходит изображение женщины и женского начала» [1:288]. Это – тоже верно. Однако я специально не стал анализировать женские изображения, но не потому, что я имею что-то против них, а потому, что хотел бы посвятить исследованию Венер палеолита специальную монографию. Подходы к ней в виде публикации нескольких статей на данную тему у меня имеются, осталось только систематически исследовать фигурки и описывать русские надписи на них.

    Заключение

    Завершая данное небольшое исследование, предпринятое мною уже после написания основной монографии, могу констатировать, что русские надписи присутствуют на человеческих изображениях примерно в тех же количествах и такими же системами письма, как и на изображении животных. Это явилось дополнительной проверкой моей гипотезы о существовании письменности в палеолите, причём письменности русской.
    Осталось лишь продолжать проводить исследования в этом  направлении.

    Литература

    З.А. Абрамова. Древнейший образ человека. Каталог по материалам палеолитического искусства Европы, издательство «Петербургское востоковедение». – СПб, 2010. – 210, 304 с., ил.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову