Народные и авторские формы речи

Чудинов Валерий Алексеевич


 В лингвистике часто употребляется термин «народная этимология» в качестве образца неверного сближения слов по звучанию и значению. А.А. Реформатский даёт такое определение: «Этимологизирование по первому попавшемуся созвучию, без учёта фонетических законов, способов перехода значений и грамматического состава и его изменений и переосмысление неизвестного или малопонятного слова по случайному сходству с более известным и понятным (часто связанное и с переделкой звукового вида слова) называется в языковедении народной этимологией» (РЕФ:110). При этом под этимологизированием понимается выяснение исходного смысла слова. Поскольку пришлось рассмотреть ряд примеров нескольких авторов, статья получилась длинной.

Оглавление:
  • Народный и научный подходы.
  • Чем плохи народные предпочтения?
  • Правомерность заимствований.
  • Неизбежные заимствования.
  • Просторечие.
  • Транссемия.
  • Академический взгляд лингвисты сочли народным.
  • Неверное словообразование.
  • Эвфемизмы.
  • Проблема проверки реконструкций.
  • Игры с графикой.
  • Коло.
  • Нотная аналогия.
  • Моя ремарка.
  • Звёздная программа М.М. Безлюдовой.
  • Как же возникли символы букв.
  • Ссылка на источник.
  • Вопросы и ответы.
  • Другие вопросы.
  • Якобы закрытые источники Всеясветной грамоты.
  • Творец Всеясветной грамоты не знает истории письменности.
  • Наезды на Абрамова-Шубина.
  • И опять о «закрытых текстах».
  • Последователи Всеясветной грамоты.
  • Отчет Съезда.
  • Новая наука.
  • Вопрос к автору отчёта:
  • Промежуточный вывод.
  • Игры с орфографией.
  • Как объясняется дешифровка.
  • Моя эпиграфическая проверка.
  • Оценка эпиграфической стороны уфологов.
  • Второй промежуточный вывод.
  • Игра в цифирь.
  • Сотникова и Консепсьон.
  • Откуда берется произвол.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература
  • Народный и научный подходы.

    Вполне понятно, что обычный носитель языка не располагает соответствующими инструментами для выяснения подлинного происхождения интересующего слова (древними или иностранными текстами, правилами фонетического изменении слова) и потому опирается только на «чувство родного языка». Вместо подлинного исходного слова он выдаёт некое приближение к нему, зачастую совершенно фантастическое. Напротив, научный подход стремится предложить как можно более близкое слово по звучанию и значению в результате длительного этимологического поиска. Хотя я не сторонник абсолютизации противопоставления научной и народной этимологии, всё же я соглашаюсь с учёными в том, что научная этимология даёт более точный результат, чем этимология народная.

    Однако я иногда всё-таки вступаюсь за народную этимологию. Первой причиной этого является, как ни странно, поддержание высокого статуса самой науки. Дело в том, что разные области гуманитарного знания по-разному этимологизируют. Если для лингвистов народная этимология понимается как продукт безудержного фантазирования, то для историков значение названия племен, например, греков или германцев, в ряде случаев возводится в ранг исторического источника. Так, при описании древних германских народов имеется упоминание «чрезпенян», и это название атрибутируется именно как этноним одного из германских народов. В наши дни под названием «народ» мы понимаем этнос. Между тем, название «чрезпеняне» означает: «Люди на том берегу реки Пене». Иными словами, «жители определенной местности». В другом случае в качестве этнонима используется термин «лангобарды», что означает просто «длиннобородые» в качестве внешнего отличия. Иными словами, мода на причёску и ношение бороды и усов интерпретируется как название племени. Получается, что историки трактуют вычитанное у древних писателей слово неверно, топоним или характеристика внешнего вида у них становится этнонимом, то есть, они сами порождают «народную» этимологию, но идущую от науки.  

    С другой стороны, понятие «народный» в XIX веке было облагорожено. Так, П.И. Чайковский писал: «Музыку создаёт народ, а мы композиторы, ее только аранжируем». Если распространить это понимание на языкознание, то афоризм получится таким: «Язык со всеми принятыми значениями слов создаёт народ, а мы, лингвисты, его только описываем». Иными словами, в системе культурных ценностей в XIX веке был установлен примат народного начала над авторским. Это, разумеется, не означает, что на концертах должны выступать только исполнители народных песен под аккомпанемент оркестра народных инструментов, а в картинных галереях экспонироваться жосткинские подносы, дымковская игрушка или крестьянский лубок. Это означает другое: народ задаёт систему эстетических и этических ценностей, в которой работают представители художественной и научной элиты.

    Наконец, по мере получения специальных знаний представителями широкой общественности, у них возникает желание заняться интеллектуальными играми, которые приводят к фантастическим результатам, по сравнению с которыми народная этимология кажется детскими игрушками.  

    Чем плохи народные предпочтения?

     Понятно, что язык является естественным продуктом интеллектуальной деятельности этноса, наиболее прозрачным в области словообразования, и не всегда понятным в области семантических, грамматических и фонетических предпочтений. Скажем, почему белорусы, украинцы и жители юга России предпочитают произносить фрикативный звук Г вместо взрывного? Почему в последние два десятилетия слово ПРИКОЛ вытесняет слово ШУТКА? Почему русские предпочитают использовать соединительный союз И, словенцы – союз ИН, русские редко используют в том же качестве союз ДА (например, Иван да Марья), а украинцы – почти всегда тот же союз, но в оглушенном виде ТА? Вероятно, у каждого этноса вырабатывается своё «чувство языка», которое сначала создаёт некие варианты звучания звуков, правил словообразования, которые потом становятся предпочтительными (у кого-то БИЗАНТИЯ, у кого-то ВИЗАНТИЯ, кому-то больше нравится слово ЕВРОПСКИЙ, кому-то ЕВРОПЕЙСКИЙ, кому-то – МЕДИЧНЫЙ, кому-то – МЕДИЦИНСКИЙ), вырабатывается и предпочтительный порядок слов (у кого-то ВОЙСКО ПОЛЬСКО, у кого-то – ПОЛЬСКОЕ ВОЙСКО). Позже эти предпочтения становятся традиционными и образуют особенности именно данного языка.

    Было бы странным считать возникновение вариантов и предпочтений «фантастическими» или «ненаучными». Однако эти языковые новации со временем становятся признаками какого-то диалекта, а затем и языка.

    Но к сфере языка относится не только произношение и семантика слов, но и сфера лингвистической мотивации. Так, большинство русских полагает, что слово ДЕРЕВНЯ означает НАСЕЛЁННЫЙ ПУНКТ, ГДЕ ОСНОВНАЯ МАССА ДОМОВ ПОСТРОЕНА ИЗ ДЕРЕВА. Это – понимание слова носителем языка. Однако лингвисты трактуют этот факт иначе. Реформатский пишет так: «Тот, кто думает, что ДЕРЕВНЯ потому так называется, что деревенские дома строятся из ДЕРЕВА (а городские – каменные), производит народную этимологию. На самом деле ДЕРЕВНЯ к ДЕРЕВУ не имеет никакого отношения. В значении СЕЛЕНИЕ слово ДЕРЕВНЯ стало употребляться поздно, ранее оно означало ДВОР, еще раньше – ПАХОТНОЕ ПОЛЕ,… и, наконец, в наиболее древних памятниках – ОЧИЩЕННОЕ ОТ ЛЕСА (то есть, как раз от ДЕРЕВЬЕВ!) место для нивы… » (РЕФ:110-111).

    Прекрасно! Однако здесь мы видим разный смысл мотивации: народная этимология предлагает понимание слова ДЕРЕВНЯ сегодня, а лингвисты нам предлагают древнее значение этого же слова. Но современное значение никоим образом нельзя назвать словом «этимология». Это, скорее, «современное понимание».

    Кстати, Реформатский также отстаивает примат современного понимания над историческим. Вот что он пишет: «Соссюр делает вывод о том, что синхронию и диахронию в языке должны изучать разные науки. В чём здесь прав и в чём не прав Соссюр? – Прав он в том, что синхронический и диахронический аспекты в языке – реальность, и их следует различать; что практически «синхронический аспект важнее диахронического, так как для говорящей массы только он – подлинная реальность»» (РЕФ:47). Но если так, то за что же осуждать сторонников народной этимологии? Да еще относиться к этому явлению уничижительно, что весьма болезненно для этнического самосознания?

    Если представители народа одинаково понимают смысл любого слова, например, слова ДЕРЕВНЯ, то речь идёт, во-первых, о массовом, во-вторых, об одинаковом, и, в-третьих, о мотивированном современным языком понимании. Иными словами, мы имеем дело с фактом языка, который, нравится он нам или нет, существует объективно. А любой существующий факт требует он изучающей его науки не отторжения или осуждения, но исследования и объяснения. Именно этому и посвящена данная статья.

    Правомерность заимствований.

     Нужны ли заимствования? – Далеко не всегда. Реформатский пишет так: «Недостатки заимствованных слов из отдельных языков заключаются в том, что свой язык засоряется случайным чужеязычием, что отражается, прежде всего, на пестроте самой терминологии и на разрыве международных связей, так как разные народы могут заимствовать терминологию той же области из различных языков» (РЕФ:121).

    Попробуем разобраться в причинах заимствования. Так, наш замечательный изобретатель Можайский взял патент на «воздухоплавательный снаряд тяжелее воздуха». Правильно ли он назвал своё изобретение? С точки зрения своего времени, абсолютно правильно. Однако в наши дни за словом СНАРЯД закрепилось значение «устройство, закладываемое в пушку или гаубицу для осуществления выстрела». Если примерно такое же устройство закладывается в гранатомёт, оно называется ВЫСТРЕЛ, если в реактивное оружие – «реактивный снаряд». Однако при стрельбе из миномёта оно же называется МИНА, при бросании рукой – ГРАНАТА, при выбрасывании с самолёта – БОМБА. Поэтому термин Можайского в наши дни может быть понят как «воздухоплавательная МИНА, БОМБА, ГРАНАТА», что уже неверно, ибо мы отталкиваемся от сегодняшнего смысла данного слова.

    Понятно, что если СНАРЯДЫ бывают разные, то необходимо как-то их различать. Сам Можайский употребил термин ВОЗДУХОПЛАВАТЕЛЬНЫЙ, что верно для смыслоразличения, но совершенно неверно с точки зрения физики, ибо дальше он пишет – ТЯЖЕЛЕЕ ВОЗДУХА. Предмет, тяжелее воздуха, не может «плавать в воздухе». Кроме того, эпитет «воздухоплавательный» слишком громоздкий для бытового употребления. Однако всё это было бы терпимо, если бы на этом история авиации и закончилась; но она продолжилась, и требовалось более короткое слово.

    Если бы русское изобретение заинтересовало русских же производителей оружия, то для их изделий это слово нашлось бы довольно быстро. Но так не получилось, в авиастроении нас обогнали французы, и первые образцы новой летающей машины мы получили от них. При этом мы заимствовали и их название, АЭРОПЛАН (буквально – ВОЗДУХОЛЁТ).

    Несколько десятков лет мы так и называли эти машины, пока не появилось новое, на этот раз уже русское слово, САМОЛЁТ. Это слово у нас в языке уже было, но означало паромы, увлекаемые течением, движущиеся поперек реки и не требующие применения мускульной силы человека. Сами паромы такого типа после применения паровых машин и двигателей внутреннего сгорания на судах исчезли, слово некоторое время (порядка века) не употреблялось, и теперь получило новый смысл ВОЗДУХОЛЁТА.

    Здесь мы видим, что иногда язык сходу, вовремя, не предлагает нужного слова, и оно заимствуется из чужого языка. Хотя на самом деле язык не виноват, в нём нужное слово (хотя и с несколько иным смыслом) существовало, однако оно не было известно тому или иному конкретному лицу, изобретателю. Или было известно, но изобретатель руководствовался иными мотивами.

    Так, например, в русском языке для выборного руководителя существует хорошее наименование ПРЕДСЕДАТЕЛЬ, то есть, буквально, СИДЯЩИЙ ВПЕРЕДИ. В церкви сидеть не принято и по этим соображениям там используется иной термин для руководителя: ПРЕДСТОЯТЕЛЬ, то есть, буквально, СТОЯЩИЙ ВПЕРЕДИ. И когда речь в советское время шла о колхозном крестьянстве, то избранный руководитель назывался ПРЕДСЕДЯТЕЛЬ КОЛХОЗА. Впрочем, глава государства назывался ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА МИНИСТРОВ.

    В 90-е годы благодаря деятельности диссидентов, охаивавших всё отечественное и превозносивших западные образцы во всём, в том числе в культуре и языке, вместо этого русского слова было введено западное, ПРЕЗИДЕНТ, то есть, буквально, СИДЯЩИЙ ВПЕРЕДИ – с тем же самым смыслом, что и русское слово ПРЕДСЕДАТЕЛЬ.. И первый избранный руководитель СССР Михаил Сергеевич Горбачёв стал носить звание первого ПРЕЗИДЕНТА СССР, но никоим образом не первого ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СССР. Как видим, в замене русского слова на западное был виноват вовсе не русский язык, а деятельность диссидентов. Что же касается самого Горбачева, то его деятельность проходила в духе именно западных держав, а не России: он принял участие в развале СССР, в дискредитации КПСС, а своё 80-летие отмечал в Лондоне, где не было ни руководителей России, ни представителей русского духовенства, ни поздравлений от КПРФ, зато его приветствовали западные банкиры, главы ряда западных государств, том числе и Израиля, а также западные певцы и музыканты.

    Точно так же руководитель государственный Думы, который до революции назывался ГЛАСНЫМ, то есть как бы ГЛАШАТАЕМ, ПРОВОЗВЕСТНИКОМ, теперь стал называться английским словом СПИКЕР с тем же смыслом. Как видим, причина замены – вовсе не дефект русского языка, а политические предпочтения руководителей государства. Возможно, что такие предпочтения были оправданы политически, однако их никак нельзя посчитать удачными с точки зрения русского языка. Такого рода заимствования русскому языку не нужны.

    Во всех этих примерах носители русского языка отталкиваются именно от него, а не от чужих языков, как если бы никаких заимствований из чужих языков не было. Отсюда возникает проблема философии языка: насколько правомерны заимствования?

    Неизбежные заимствования.

     Помимо заимствований по причине политической, дипломатической, научной и иной целесообразности, где какие-то слова можно заимствовать, а можно и нет, поскольку существуют свои слова с тем же смыслом, существуют и заимствования неизбежные, без которых человек обойтись не может. Прежде всего, речь идёт о географических названиях, топонимах. Лондон, Париж, Копенгаген и Стокгольм называли не русские, поэтому, хочет русский язык или нет, он обязан их заимствовать.

    И вот тут начинается царство «народной» этимологии, то есть подстраивания иностранных названий под русскую фонетику. Скажем, название столицы Дании звучит по-датски как КЁБН ХАВН, и означает, ТОРГОВАЯ ГАВАНЬ, то есть, ТОРГОВЫЙ ПОРТ. Но сочетание второго и третьего звука в русском языке известно, и третий звук произносится всегда оглушенно, а звук О после палатального согласного произносится смягченно только под ударением. В данном примере, хотя в исходном датском слове ударение падает на первый слог, однако основным является второе слово, а первое является проклитикой, то есть примыкающим спереди безударным словом. Следовательно, произносится несмягчённое О. Наконец, сочетание согласных БН или ПН для русского языка нехарактерно, поэтому между ними ставится разделительный звук Е (для благозвучия). Так первое датское слово КЁБН трансформируется в первую часть русского слова КОПЕН. Второе датское слово трансформируется во вторую часть русского слова также строго закономерно: датский звук Х ближе к фрикативному звонкому согласному, чем к русскому глухому Х, поэтому он заменяется звонким взрывным русским звуком Г. Далее сочетание ВН совершенно закономерно трансформируется в ВЕН, и полное слово выглядит как КОПЕНГАВЕН. Позже происходит прогрессивная ассимиляция: звук В уподобляется предыдущему согласному звуку Г, и слово приобретает облик КОПЕГАГЕН. Данная ассимиляция подталкивается тем, что слово ГАВЕН несколько похоже на русское неприличное слово, а замена В на Г уводит от этого сходства.

    Как видим, в результате «народной» этимологии, то есть, русификации названия датской столицы, вместо КЁБН ХАВН совершенно закономерно получается русское слово КОПЕНГАГЕН. То же самое получается при русификации иностранных имён и фамилий. Так, первооткрыватель икс-лучей по имени РЁНТКН (в немецком произношении) становится носителем иной фамилии в русском произношении, а именно РИНГЕН. К тому же мы его знаем не как открывателя «икс-лучей», а как открывателя «РЕНТГЕНОВСКИХ (в произношении РИНГЕНЪФСКИХ) лучей», забывая, что изобретатель при жизни сам не присваивает своему изобретению своего имени – это делают потомки. Но до России это изобретение дошло с некоторым опозданием.

    Точно так же поступает и любой другой этнос. Так, столица Китая по-немецки называется ПЕКИНГ, а по-английски БЕЙДЖИН. Однако почему-то лингвисты не спешат назвать такое переименование заимствованных слов «народной этимологией», хотя действует та же самая трансфонация (то есть, закономерная замена звуков чужого языка звуками своего языка по фонетическим предпочтениям своего языка), что и при усвоении других заимствованных слов. Однако наличие трансфонации затрудняет распознавание исходного названия. Часть современных историков удивляется, что многие западные названия представляют собой просто трансфонированные русские этнонимы. Например, слово ПРУССИЯ есть трансфонированное слово ПОРУСЬЕ, в другом языке слово ПОРУСЬЕ трансфонировалось в слово ПЕРУДЖА, слово БРАНДЕНБУРГ есть трансфонированное русское слово БРАНИБОР, то есть, ОБОРОННЫЙ СОСНОВЫЙ ЛЕС, слово МЕКЛЕНБУРГ есть трансфонированные русские слова МИКУЛИН БОР и т.д. В отличие от лингвистов, историки склонны абсолютизировать прочитанные в трудах древних писателей названия, принимая их за исходные и переводя в разряд исторических источников.   

    Просторечие.

     Просторечие возникает тогда, когда уже устоявшееся в языке заимствованное слово начинает подвергаться запоздалой трансфонации. Например, для русского языка нехарактерно «зияние», то есть, сочетание двух гласных подряд. Поэтому слово РАДИО, или ПИАНИНО, КАКАО могут подвергнуться такого рода трансфонации путём вставки интервокального звука В, и тогда получатся просторечные выражения РАДИВА, ПИВАНИНА, КАКАВА. То же самое происходит и при стечении двух согласных, например, ПШ в слове ПШЕНИЦА, хотя это слово вовсе не заимствовано. Просторечным вариантом оказывается слово ПАШЕНИЦА, что сразу напоминает о ПАШНЕ. Примерно по тем же причинам происходит диссимиляция, расподобление звуков и вместо слово СЕКРЕТАРЬ в просторечии произносится СЕКЛЕТАРЬ, а вместо слова КОРИДОР (в испанском – КОРРИДОР), произносится КОЛИДОР. По этим же причинам происходит перестановка звуков, например, русское слово ФРОЛ вместо иностранного ФЛОР.

    С другой стороны, конечные сочетания согласных отсекаются, например, ИНФАРК вместо ИНФАРКТ или СПЕКТАК вместо СПЕКТАКЛЬ. По аналогии с традиционным произнесением слов ВЕРЬХ и ПЕРЬВЫЙ, произносится и заимствованное слово ЦЕРЬКОВЬ. Просторечие является крайней ступенью сбережения языка, тогда как засорённость иностранными словами – другой крайностью. Заимствование чужих слов – это проявление взаимовлияния одного языка на другой. Отсутствие заимствование, языковая изолированность, это как бы безжизненность, неподвижность языка. А чрезмерная перегруженность – тоже крайность, которая затрагивает самобытность языка. Истина, как обычно, лежит посередине, то есть, в оптимальном соотношении собственного и заимствованного.

    Транссемия.

     Помимо трансфонации заимствованные слова часто заново осмысливаются по-русски так, чтобы получился смысл. Например, финская гора СУОМА русскими стала пониматься как СУДОМА, то есть, как МЕСТО, НА КОТОРОМ СУДЯТ. Если бы «зияние» было разбито интервокальным вставным звуком В, можно было бы говорить о чистой трансфонации. Здесь же появился интервокальный вставной звук Д именно для того, чтобы возник новый, русский смысл СУДНОЙ горы. Одновременное наличие транссемии и трансфонации делает заимствованное слово «законно русским».   

    Ещё один пример: «Во время Великой Отечественной войны 1941-1945 года одна молочница рассказывала, что муж у нее СОЛИСТ, и на вопрос «В каком же он ансамбле?» недоумённо отвечала: «Нет, он у меня по капусте, а раньше был по огурцам» (по созвучию СОЛИСТ из итальянского SOLISTA, в свою очередь от латинского SOLUS – ОДИН, и русского глагола СОЛИТЬ)» (РЕФ:111). Из этого следует, что суффикс –ИСТ многими русскими людьми воспринимается как русский со значением «представитель профессии», так что СОЛИСТ – ТОТ КТО СОЛИТ. Точно так же САДИСТ – ТОТ, КТО СИДИТ (например, один человек сел на другого, и тот, на кого обрушилась эта тяжесть, может назвать обидчика САДИСТОМ). В наши дни представителя движения «НАШИ» каламбурно называют НАШИСТЫ, соединяя слово НАШИ со словом ФАШИСТЫ. Или в современном русском сленге существует слово ПРИКОЛИСТ, то есть, ШУТНИК.

    По смыслу латинский суффикс –ИСТ совпадает с русскими суффиксами –НИК, -ИК, -ИЧ, -ЕЦ, а по форме отличается не слишком сильно. Это и позволило в силу распространённости заимствованных слов с этим суффиксом принять его за исконно русский.

    Академический взгляд лингвисты сочли народным.

     Другой пример из той же книги Реформатского. «Н.Я. Марр пытался объяснить происхождение русского слова СУМЕРКИ из племенного названия ШУМЕР, разлагая русское слово на СУМЕР- (ШУМЕР) и –КИ; здесь всё невероятно и противоречит действительности» (РЕФ:107). Далее следует обоснование этого заключения. Однако Николай Яковлевич Марр никем и никогда не считался «представителем народа»; напротив, одно время он признавался эталонным учёным, и в его честь даже переименовали Институт археологии, который стал называться Институтом материальной культуры имени академика Н.Я. Марра. Заметим, что звание академика, или действительного члена Академии наук – это признание высших научных заслуг того или иного исследователя. Вывод Марра никоим образом нельзя назвать «народной этимологией», ибо по всем критериям он является выводом «академической науки». Однако этот вывод ошибочный, ложный. И этого примера следует, что понятие «научная этимология» не совпадает с понятием «правильная этимология», даже если этимологией занимаются лица высшего научного ранга. Все, даже академики, могут ошибаться.

    Этот пример показывает, что неверная этимология может быть «кабинетной», идти от науки. Называть ее «народной» нет никаких оснований.

    Неверное словообразование.

     Оно возникает оттого, что самые древние слова представляли собой открытые слоги, которые затем, соединяясь друг с другом и теряя гласные, превратились в морфемы. Однако «генетическая память» народа настроена именно на то, что носителем семантики является открытый слог (а когда-то так и было, филологи незаслуженно десемантизировали слоги)  (ЧУД), последующие изменения языка для «народа» – это как бы слишком недавние трансформации. Поэтому многие носители русского языка полагают, что слово БЕЛЫЙ следует делить на части так: БЕ-ЛЫЙ, хотя с точки зрения морфем оно делится иначе: БЕЛ-ЫЙ. Большинство претензий филологов к «народу» заключается именно в неверном делении его представителями слов на части, ибо учёные, абстрагируясь от древней семантики слога, считают деление на слоги «чисто фонетическим», без семантики, а деление на морфемы – «чисто семантическим», забывая, что морфемы – это видоизменённые слоги. С точки зрения такой абсолютизации, разный подход «народа» и «науки» расширяется до пропасти, и «наука» обвиняет «народ» в невежестве. Ведь лингвисты реконструировали прошлое языка и справедливо гордились тем, что знали его прошлое, однако историческая память народа оказалась еще дальнобойнее, и помнила уже своё позапрошлое. Истина тут лежит посередине: следует уделять внимание и позапрошлому, и прошлому, и сегодняшнему дню. Иными словами, «науке» необходимо изучить доморфемный период развития языка, а «народу» изучить современное и историческое словообразование.  

    Эвфемизмы.

     Помимо заимствованных слов, которые замещают слова своего языка, имеются и другие способы прерывания фонетического развития слова. Например, исходя из каких-то соображений, можно запрещать (табуировать) одни слова, а на их место изобретать другие. Например, из соображений политкорректности заменять слово СЛЕПОЙ словом НЕЗРЯЧИЙ, слово ИНВАЛИД заменять словосочетанием ЧЕЛОВЕК С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ, и т.д.

    Таким образом, наука совершенно правильно пытается реконструировать прошлое состояние языка, изучая фонетические законы и показывая фонетическое изменение конкретного слова. Однако весь язык так реконструировать невозможно не столько в силу наличия огромного количества слов, а также еще неоткрытых законов словоизменения, сколько потому, что нормальное развитие слова может прекратиться за счёт его табуирования или за счет заимствования слова того же смысла из другого языка.

    Именно поэтому реконструированные формы слов филологи помечают значками в виде звёздочек. Например, в курсе старославянского языка реконструируются дославянские, индоевропейские формы слова, скажем, предполагается, что слово БЛОХА прежде выглядело как *БЛУЗА. Существовало ли такое слово реально, можно проверить тогда, когда будут найдены тексты соответствующей эпохи.

    Проблема проверки реконструкций.

     Что касается последних пяти тысяч лет, то принципиальных проблем с проверкой не возникает. Предполагается, что некоторые языки, например санскрит, были близки к индоевропейскому, следовательно, изучая его тексты, можно наткнуться и на реконструированное слово. Правда, возникают частные проблемы: насколько язык конкретного этноса близок к теоретически предполагаемому (например, санскрит к общеиндоевропейскому), и насколько верно дешифрована графика и орфография этого древнего языка (то есть, насколько можно доверять современной транслитерации древних текстов). Разумеется, найденные археологами тексты могут не содержать искомого слова, и тогда проверка откладывается до лучших времён.

    Однако за пределами этих пяти тысяч лет, то есть, до эпохи бронзы, с точки зрения современной науки проверка невозможна принципиально, поскольку лингвисты полагают, что тогда письменности не существовало. Это мнение, как я полагаю, возникло под влиянием двух причин. Первая заключалась в том, что предыдущая эпоха являлась новым каменным веком, неолитом, когда в качестве письменного материала должен был использоваться камень, что неудобно для письма и сложно не только для чтения, но и для обнаружения (надписи со временем становятся очень малоконтрастными). Какие-то лингвисты таких надписей вовсе не видели, другие могли видеть, но были не в состоянии прочитать, а потому их дешифровка оказалась невозможной.

    Однако оставалось еще очень небольшое число лингвистов, которые такие надписи смогли и увидеть, и прочитать. И вот тут появилась вторая причина: надписи оказались русскими, причем написанными так, что их было возможно не только прочитать, но и осмыслить. Вообще говоря, как я понимаю с каждым годом всё отчётливее, так оно и должно было быть в истории, поскольку первым языком на земле был русский, однако по наработанным в сравнительном языкознании канонам русский язык причислялся к семье славянских языков, а последняя считалась крайне молодой. Поэтому любой исследователь, который заподозрил бы даже существование письменности в каменном веке, рисковал своей репутацией, а уж если бы он всерьёз заговорил о том, что эта письменность принадлежала русскому этносу, его могли бы объявить сумасшедшим. Иными словами, лингвистика была не готова принять такого рода чтения, а вместе с ними и надписи, хотя надписи, как исторический документ, как источник, на шкале исторических ценностей котируются намного выше, чем любые исследования. Поэтому даже если бы лингвист и смог прочитать такие надписи, он никогда не признался бы в этом публично. Табуирование существует не только на уровне отдельных слов; запретить, причём негласно, можно целые научные направления. Истоками таких запрещений было желание западных стран забыть русскую культуру в качестве культуры автохтонного населения Европы, и в начале лингвистических исследований сами лингвисты это хорошо помнили. А затем они выстроили такую науку, где любое признание древности русских оказалось бы «лженаукой», так что теперь никого особенно и не нужно было уговаривать. Только теперь данные чтения, будучи последовательными, надо было бы объявить вслед за этимологией, «народными», чтобы окончательно отделить народное от научного.

    Правда, пока таких прочитанных «незаконных» надписей были десятки, от них можно было отмахнуться, а самого дешифровщика считать «странным», «чудным». Но когда число прочитанных надписей перевалило за несколько тысяч, когда уже самих исследователей оказалось не менее десятка (Гриневич, Чудинов, Шершнёв, Логинов, Осипов, Калугин, Миронова, Котова, Галицкая, Юрковец), когда конгрессы по докирилловской письменности стали проводиться ежегодно, когда лекции В.А. Чудинова в разных вузах и домах культуры России и Белоруссии собирают сотни слушателей, а число людей, знакомых с проблемой, составляет уже несколько десятков тысяч человек, просто так замолчать данную проблему невозможно. Таким образом, вместо изучения реальных надписей, которые могут подтвердить или опровергнуть конкретные лингвистические реконструкции и тем самым оказать весьма сильную помощь сравнительному языкознанию, против нового и весьма перспективного направления был объявлен крестовый поход. Его представители академической наукой были объявлены дилетантами, а сетевыми хулиганами – «лингофриками» и сумасшедшими.     

    Кроме того, появилось еще несколько направлений деятельности интеллигенции, которые можно было бы назвать «интеллектуальными играми», и которые толкуют некоторые языковые явления гораздо круче, чем «народная этимология». Они в основном отталкиваются от письменной формы существования языка. В работе ЧУ я писал: «Время от времени среди многочисленных авторов работ по письменности появляются разного рода пророки (они же – палеотехнологи), которые конституируют сразу же Ткань Мироздания (ничуть не меньше!), показывая нам, что умеют считать от 1 до 9. При этом одни занимаются графикой письма, другие – их цифирью, третьи – названиями букв, выискивания зашифрованные «послания человечеству», четвертые вариациями начертаний, составляя разного рода «Всеясветные грамоты». Пятые трактуют на свой лад гласные и согласные звуки, конструируя из них разного рода короткие тексты. Всё это не имеет ни малейшего отношения к науке, однако вполне вписывается в народные представления о письменности». Однако к ним академическая наука глуха. Дело в том, что они академической науке конкуренции не составляют, но зато поставляют весьма удобных мальчиков и девочек для битья. Теперь я хотел бы рассмотреть все эти направления подробнее.

    Игры с графикой.

     В основе этой игры лежит допущение, что любые славянские алфавиты, в том числе глаголица и кириллица, являются продуктом длительного развития неких геометрических фигур. В том, что алфавит не был создан одномоментно, а прошёл длительный этап развития, нет ничего противоестественного. Однако предположить, что до создания алфавита уже существовало учение о геометрических фигурах, например, треугольниках, квадратах, ромбах, окружностях или спиралях (геликоидах), значит полагать, что абстрактная наука может развиваться до языка и вне языка. Так что само исходное положение является анахронизмом.

    Тем не менее, примеры конструирования букв из неких геометрических элементов появляются весьма регулярно. Одну из таких попыток я рассмотрел в моей статье (ЧУДИ). Поиски ранней формы глаголицы последних десятилетий привели к определенному успеху: были исследованы надписи на плите из Крки и Бошки (Хорватия)(Bašcanska), которые натолкнули исследователей, в частности, Марику Чунчич (Cuncic) на два интересных предположения: что они соответствуют стилю написания “коло”, который, в свою очередь, соответствовал так называемому треугольному глаголическому письму. Это сближает раннюю глаголицу со слоговой “азбукой Плиски”, описанной Василом и Олгой Йончевыми в 1982 году (ИОН)и более подробно проанализированной В. Йончевым в 1997 году (ИОНЧ). Предметом его исследования является рассмотрение  типов глаголицы с точки зрения их абсолютной или относительной древности, а также выяснение места слоговой “азбуки Плиски” среди славянских силлабариев и алфавитов.

    Коло.

     Коло или колесо — славянское слово, обозначающее круг любой природы; в русском языке оно входит в состав таких слов, как “коловорот” или “коловращение” — вращение по кругу. Как корень это слово вошло в состав многих современных русских слов: кол, колбаса, колено, и т.д. У южных славян так обозначается и колесо, и даже автомобиль. В лингвистических исследованиях Васил Йончев ввел понятия “кола” как модели, по которой образовывались два типа знаков — буквы глаголицы и знаки слоговго письма, которое он назвал “азбукой Плиски”. Тут круг дополняется еще восемью секущими, делящими его на 8 октантов. Действительно, появляется полное сходство с колесом от крестьянской телеги или с солярным знаком славян, например, обозначающим в календаре Перунов день. Любой фрагмент “кола” (в дальнейшем это слово будет написано без кавычек), согласно Йончеву, может обозначать какой либо письменный знак, рис. 1.

     Рис.1. Коло и порожденные им знаки

     Как видим, данная модель может порождать как известные (хотя и несколько измененные), так и пока неизвестные знаки. Разумеется, поскольку перед нами определенное сочетание вертикальных, горизонтальных, наклонных и округлых линий, из них можно составить большое количество знаков. Однако, с другой стороны, сама порождающая модель коло является достаточно примитивной, из нее нельзя получить, например, буквы А, Б, В, Д, Е, З, И и т.д., которые требуют или двух вертикалей, или иных наклонных, или полукружия меньшего диаметра. Да и знаки S, C, D, е, ж, г, Р, Ь, Л, V, W выглядят в современном начертании изящнее, чем на рис. 1. Поэтому считать модель коло порождающей можно весьма условно: данная модель скорее примитивизирует уже известные знаки, чем помогает генерировать новые. Однако в некотором ограниченном смысле данная модель полезна, как вообще любые модели науки; она является некоторым простым приближением, сравнивая с которым можно делить знаки на простые (порожденные коло) и более сложные. Разумеется, можно придумать и более продвинутые модели, например, коло с S-образными спицами, или коло с овалом вместо окружности, или коло, вписанное в квадрат и т.д. Самой сомнительной в данном случае является мысль о пристрастии средневековых писцов к геометрии.

     Рис. 2. Пятилинейный стан, образуемый из коло

    Нотная аналогия.

     Как отмечает Марика Чунчич, она усовершенствовала октантную модель Йончева в 1987/88 году в университете Питтсбурга. Новой моделью стал пятилинейный стан, образуемый с помощью коло, рис. 2. Я пронумеровал линии сверху вниз; и хотя линии расположены неравномерно, они все же очень напоминают нотный стан. Не могу удержаться от соблазна наложить глаголический текст на нотный стан; в качестве текста я выбрал слова ДА, ВОТ НОТА. Слова отделены друг от друга вертикальными чертами. Результат моделирования показан на рис. 5. Возникает полная иллюзия, что перед нами музыкальный нотный текст, записанный целыми нотами (черточки появляются у половинок и четвертей, а хвосты — у восьмушек и шестнадцатых), связанный лигами, имеющий интервалы (буква О) и паузы (буква А). Не от глаголицы ли произошла современная нотация музыкальных звуков? – Разумеется, я шучу; на самом деле данная модель М. Чунчич была заимствована из нотной записи.

     Рис. 3. Текст ДА, ВОТ НОТА, написанный глаголицей на нотном стане (оригинальный рисунок автора)

     Но вернемся к исследованиям Марики Чунчич. Проанализировав положение ряда букв глаголицы на другой надписи, на этот раз XII века из города Бошка, она приходит к выводу о том, что буквы на ней расположены как раз на данном пятилинейном стане.

     Рис. 4. Текст, переписанный «нотной» глаголицей

    Моя ремарка.

    На мой взгляд, ни болгары супруги Иончевы, ни хорватка Марика Чунчич не внесли ни на йоту ничего нового в понимание возникновения глаголицы и ее исходной формы. Они лишь показали, что при известном желании ряд ее знаков можно представить как диаметры, сектора, хорды и октанты окружности. – Хорошо, допустим, что можно. И что из этого следует? Ровным счётом ничего! Перед нами – одна из интеллектуальных игр. – С другой стороны, можно, например, поделить звезду Давида на маленькие треугольнички, и из них также составить знаки, напоминающие буквы глаголицы, и опять из этого не будет следовать ровным счётом ничего. А греческие заглавные (прописные) буквы можно представить как соединение, например, таких математических знаков, как «больше», «меньше», квадратные скобки, плюс и минус.

    Звёздная программа М.М. Безлюдовой.

     Уже не статью, но целую монографию о том, что буквы русского алфавита произошли из спиралей, написала Марта Михайловна Безлюдова. Здесь не только приводится пример новых начертаний (рис. 4), но и вскрывается некий «тайный» смысл слов.

     Рис. 5. Русский алфавит по М.М. Безлюдовой

     Разумеется, М.М. Безлюдова ничего не знала об исследованиях Марики Чунчич. Однако она также делит букву по высоте на несколько частей, но не на 5, а на 3, соотнося каждую часть буквы со структурой славянского мира – правью, явью и навью. С ее точки зрения «Все буквы алфавита – части единой мозаики, имя которой – жизнь на Земле, во Вселенной, в гармонии с Космосом, ибо Алфавит отвечает на такие вопросы как: 1) Что есь жизнь; в чём ее источник; 2) Какова цель жизни; 3) Где источник долголетия; 4)Каковы возможности человеческого Разума; 5) Каков умственный потенциал человека» (БЕЗ:17). Получается, что всё мировое развитие человеческой мысли меркнет перед откровениями алфавита!

    И как же извлекать эти тайные знания? Оказывается, слово нужно разделить на отрезки, равные букве или морфеме, а затем прочитать их эквивалент, выраженный словом или словосочетанием. Например, берем слово РАЗБОЙНИК, разделяем его на части Р+АЗ+БОЙ+НИК, а затем каждой части приписываем определенное значение: «РАЗБОЙНИК = РЕКУЩИЙ АЗЫ БОЯ ДЛЯ ПОБЕДЫ» (БЕЗ:19). Получилось квазипредложение, у которого имеется якобы глубинный смысл. Правда, читателю трудно понять, что такое АЗЫ БОЯ? Исходные установки боя? Но как их можно РЕКАТИ, то есть, ПРОГОВАРИВАТЬ? Представляю себе сценку: к прохожему подходит уголовник, достаёт нож, но вместо того, чтобы крикнуть: «Кошелёк или жизнь!» вдруг пускается в напоминания: «Для выигрыша боя следует принять бойцовую стойку, поставив ноги на ширину плеч и слегка развернув корпус к противнику. Затем приготовиться нанести удар более сильной рукой». – Пока он будет бормотать все эти «Азы боя», прохожий просто убежит или займётся самообороной. Как видим, вместо глубинного смысла М.М. Безлюдова нам предлагает анекдот!  

    Правда, мне могут возразить, что у каждого автора можно найти не лучшие примеры. Хорошо, рассмотрим следующий пример, рис. 6.

     Рис. 6. Слово СИМВОЛ по М.М. Безлюдовой

     Почему-то это слово сокращается до СИОЛ, и интерпретируется так: «Сконцентрировавшее ведение человека, впитавшего энергию внешнего мира. Поточнее и интереснее» (БЕЗ:19). Что в этом определении точнее определяет символ, сказать трудно. Любой человек впитывает энергию внешнего мира (через пищу, воду, воздух, инсоляцию и т.д.), без которой он жить просто не может. Но от этого его знание (ведение) изменяется не слишком существенно; для получения больших объёмов знаний необходимо учиться. Причастие «сконцентрировавшее» относится к знанию, как если бы знание нечто сконцентрировало. Но что именно? В данном случае мы получаем уже не анекдот, а загадку о том, что знание нечто концентрирует, если человек потребляет внешнюю энергии. Словом, вместо пояснения, мы получили ребус.

    Хочу также обратить внимание на то, что если раньше по непонятным правилам надо было разбивать слово на морфемы, слоги или отдельные звуки, то теперь по столь же непонятным правилам необходимо удалять из слов согласные звуки.

    Что такое мешок? Никто не догадается, что это МЫСЛЬ ЕСТЬ ЗАЩИТА ЦЕЛОМУДРЕННОСТИ (БЕЗ:259). Иными словами, выражение «пыльным мешком ударенный», по Безлюдовой, есть УДАРЕННЫЙ МЫСЛЬЮ ЗАЩИЩЁННОЙ ЦЕЛОМУДРЕННОСТИ. А что такое РУБАХА? Тоже МЫСЛЬ? – Нет, это РЕКУЩАЯ НЕБЕСНОЙ ЧЕЛОВЕЧНОСТЬЮ БОЖЕСТВЕННАЯ СПОРА, КОТОРАЯ ЧЕРЕЗ ЛОНО ВОСХОДИТ К ТВЕРДИ (БЕЗ: 256). Итак, в магазинах мужской одежды торгуют БОЖЕСТВЕННЫМИ СПОРАМИ, которые на твердь прилавка попадают не иначе, как ЧЕРЕЗ ЛОНО (Чьё? Продавщиц?), и при этом еще ГОВОРЯТ С НЕБЕСНОЙ ЧЕЛОВЕЧНОСТЬЮ. – Да, поистине ни один человек без помощи Марты Михайловны до такого никогда бы не додумался!  

    Понятно, что этой исследовательницей был изобретен некий алгоритм, который помог ей УДАРИТЬ МЫСЛЬЮ ЗАЩИЩЁННОЙ ЦЕЛОМУДРЕННОСТИ И РЕКАТИ С НЕБЕСНОЙ ЧЕЛОВЕЧНОСТЬЮ. – Как же всё-таки она дошла до жизни такой?

    Как же возникли символы букв.

     Так называется глава, в которой она открывает основные секреты своей методики. «Известный русской истории монах Храбр Черноризец утверждал: православная азбука, которой пользовались славяне за много лет до принятия христианства, состояла из черт, резов и коловратья. Любая черта, рез или другой знак – это способ символического отображения окружающего мира на плоскости. Основываясь на словах Храбра Черноризца, можно утверждать, что в азбуке древних славян были три способа письменного отображения» (БЕЗ:21).

    После таких пересказов болгарского монаха нет смысла ходить на концерты Михаила Задорнова – Марта Михайловна его заткнула за пояс. В самом деле, из контекста ясно, что имя монаха было Храбр, а фамилия – Черноризец. На самом деле, слово Черноризец – имя нарицательное, и как раз означает монаха. Но автор цитаты этого не знает. Далее очень весело воспринимается ее текст: ПРАВОСЛАВНАЯ АЗБУКА…ЗА МНОГО ЛЕТ ДО ПРИНЯТИЯ ХРИСТИАНСТВА. Здесь нет намёка на то, что православие было ведическим – нет, православие тут понимается чисто христианское как антитеза католицизму. Итак, по Безлюдовой, христианства еще нет, а деление азбук на «католические» и «православные» уже существует. Никаких слов насчёт «коловратья» Храбр не говорил. Вероятно, Безлюдова скрестила Храбра с Евпатием Коловратом. Наконец, любая черта или рез может быть царапиной, следом случайного удара о твёрдый предмет, а вовсе не отображением окружающего мира на плоскости.  

    Самое забавное, что Храбр утверждал иное (перевод Флори): «Ведь прежде славяне, когда были язычниками, не имели письмён, но читали и гадали с помощью черт и резов» (ЧУДИН:48). Иными словами, Храбр твердит о том, что у славян НЕ БЫЛО письменности (это ложь!), а Безлюдова вычитывает отсюда с МЫСЛЬЮ, ЗАЩИЩЁННОЙ ЦЕЛОМУДРЕННОСТЬЮ, будто бы Храбр говорит о ПРАВОСЛАВНОЙ АЗБУКЕ. Но Храбр говорит о ЯЗЫЧНИКАХ, которые никакой ПРАВОСЛАВНОЙ ХРИСТИАНСКОЙ азбуки создать не могли. А черты и резы использовались ими для ГАДАНИЯ и ПОЧИТАНИЯ. (у Храбра говорится «чтяху и гатааху»т – имперфект  от глаголов «чтить и гадать». И ни о каком ВРАЩЕНИИ КОЛА у Храбра речь не шла, эту добавку С НЕБЕСНОЙ ЧЕЛОВЕЧНОСТЬЮ изрекла М.М. Безлюдова. Словом, она приписала Храбру всё то, что хотела сказать сама, но теперь получилось, что ее мысли были озвучены за тысячу лет до нашего времени.  

    «В основе многих букв заложен способ отображения мира через объединение знаков-символов между собой. Например, горизонтальные черты на разных уровнях (нижний и верхний) и вертикальная черта сбоку образуют символ «С», что означает спуск (или объединение) качеств одного уровня на другой. Третьим символом, закрепленным в буквах славянской азбуки, является спираль. Почему? Потому что жизнь, оказалась, равноценна витию энергетических спиралей во всех формах и во всех процессах в космосе, на земле и человеке» (БЕЗ:22). – Легко видеть, что Безлюдова говорит о некой аналогии. На рис. 5 мы видим, что у нее славянские представления о трёх уровнях бытия применяются к буквам. Насколько правомерна такая аналогия? Если бы буквы славянского письма являлись продуктом мифотворчества, то такая аналогия была бы уместна. Однако письменность намного старше представлений о прави, яви и нави, и в момент ее создания таких представлений еще не было. Однако Безлюдова фантазирует дальше, и уровню прави она уже приписывает дух и архетип, уровню яви – душу и энергию, а уровню нави – тело и материю. Со славянской мифологией она обращается не лучше, чем с высказываниями черноризца Храбра. В мифологии Правь – это уровень мировых законов, но не духов, и уж никак не архетипов, которые скорее относятся к земному, чем к небесному. Тело и материя существуют в Яви; Навь – это место для покойников, где тела разрушаются, а энергия уходит.

    Таким образом, как возникли конкретные символы букв, мы тут не найдём ни слова (ниже я покажу, почему), но зато становится понятным смысл «семантических откровений» М.М. Безлюдовой. Она берет азбучное название конкретной буквы, несколько меняет его (примерно так, как цитату из Храбра) и дополняет всякого рода своими комментариями о наличии духа, материи и энергии. Именно поэтому РАЗБОЙНИК у нее становится РЕКУЩИМ (буква Р называется РЦЫ, что у нее становится причастием), закрытый слог АЗ трансформируется в существительное АЗЫ, буква Б уже не сохраняет смысл БУКИ, но растворяется в корне БОЙ, а дальше идёт вообще необъяснимый произвол. Заметим, что в слове РУБАХА первая буква РЦЫ уже трактуется не просто как РЕКУЩАЯ, но, поскольку петелька у Р находится наверху, то, по Безлюдовой, она затрагивает НЕБО, а заканчивается в Яви, что и порождает НЕБЕСНУЮ ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ (где ДУХ или АРХЕТИП, заимствованный у Юнга без упоминания автора, трансформируется в НЕБЕСНУЮ, а ДУША – в ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ). Далее буква УК остаётся без внимания (почему – это ноу-хау автора), буква АЗ трактуется, видимо, как СПОРА, а буква Б – не как БУКИ, но как БОЖЕСТВЕННАЯ, буква ХЕР – как ЛОНО, а последнее А – уже не как СПОРА или НЕБЕСНОЕ, но как глагол ВОСХОДИТ, а вот откуда взялась ТВЕРДЬ, абсолютно неясно.

    Так что до этого анализа смешные переписывания привычных слов Безлюдовой мне казались систематическим бредом, но после анализа я понял, что разбиение слов на значащие единицы, исключения нежелательных букв, приписывание или его отсутствие «небесного» или «земного» смысла, коверкание азбучных названий букв, – всё это показало, что перед нами – бред бессистемный.   

    Осталось выяснить, откуда взялись сами «коловраты» или спирали как символы букв. У самой М.М. Безлюдовой мы не только те найдём прямых ссылок на источник заимствования, но даже упоминания этих работ в списке литературы (хотя одна ни о чём не говорязщая ссылка всё-таки есть). Боюсь, что Марта Михайловна относится к тому племени людей, который полагают, что плагиат и присвоение ими чужой интеллектуальной собственности – это столбовая линия развития науки. Ворованная основная идея + собственный горячечный бред = и вот готова монография на тему «русского алфавита».

    Ссылка на источник.

     В списке литературы имеется всего одна ссылка под № 12: Абрамов-Шубин А.В. Вниманию любящих истину. М., 1991. Она ни о чём не говорит. На самом деле Ананий Федорович Абрамов-Шубин – изобретатель так называемой Всеясветной грамоты. На одном сайте можно найти такую информацию о нём: «Введение в Всеясветную Грамоту о настоящем значении букв исходного, не сокращённого Русского языка! О каждой букове расскажет Абрамов-Шубин и очень много БезЦенных Знаний по ходу лекции о Слави, Прави, Нави, о Пушкине, сокрытых зашифрованных стихах и посланиях наших Предков и много чего ещё... Очень важный вклад, в понимание происхождения Человечества... И о сути и предназначении Русского НаРОДа! Видео - раритет 1995 года...». http://masterkosta.my1.ru/load. И тут же действительно можно посмотреть на Ю ТЬЮБЕ фильм 1995 года, где автор утверждает, что 7502 года назад была введена в качестве шпаргалки Всеясветная грамота, которая якобы состояла из 147 букв для учителей и 102 букв для школьников. Там же говорилось и о трёх уровнях, где верхний уровень косм или навь, средний – правь или слово, и нижний – твердь или явь. Иными словами, тут вообще нет согласования со славянской мифологией. Горизонтальные линии – это черты, вертикальные – резы. Тут есть утверждение и о глаголе РЕКАТИ, и о том, что Всеясветная грамота – это взгляд на людей якобы из космоса. Слово РУСЬ, где буква Р – головной и спинной мозг, расшифровывается как РЕКТИ КОСМОЛЮДЯМ (Р) МУЖЕСТВО (У) НОВОСОТВОРЁННУЮ ТЕРДЬ, СЛОВО (С), ЕДИНЕНИЕ СИЛ НЕБЕСНЫХ И ЗЕМНЫХ, и ПРОРАСТИ В НОВОСОТВОРЁННЫЙ КОСМОС (Ь). Якобы на Весясветной грамоте были написаны книги, имевшиеся в библиотеке Мефодия. Именно этот автор начал произвольно делить слова на отдельные буквы и целые морфемы и объяснять их. Так что М.М. Безлюдова задала чуть изменённую версию этой интеллектуальной игры, не упомянув в тексте первоисточник.

    В апреле 2007 года я встретился с Ананием Федоровичем и задал ему ряд вопросов. Позже на основании моего знакомства я смог ответить в статье «обратная связь № 11» на ряд вопросов читателей по поводу Всеясветной грамоты, и тут я приведу ряд выдержек из этой статьи (ЧУДИНО). Эти вопросы мне подготовил мой читатель И.А. Рассказов.

    Вопросы и ответы.

    Уважаемый Валерий Алексеевич, ситуация с Абрамовым-Шубиным, (как я думаю) такова; он говорит о вещах, о которых все сразу сказать и показать нельзя и молчать дальше не возможно, а говорить надо; он приоткрывает закрытую часть науки (когда-то, кто-то этот разговор должен был начать) и то, что он говорит, порой кажется не просто парадоксальным - кажется, такого просто быть не может (только на первый взгляд) и то, как он это делает – надо относиться к этому с пониманием. Главная тема в работе Абрамова-Шубина – словообразование, раскрывается, начиная с графического построения и образования значения букв. В основу этого вопроса положены исторические корни. В 20-х годах 19 века в филологии появился раздел, изучающий знаки – семиотика. Задумка очень хорошая и просто необходимая, да вот только настоящее положение этой науки вызывает достаточно много критики. Абрамов-Шубин всего-то взялся за словообразование и обучение буквам простых людей а, сколько шума порой возникает вокруг него. Работает ли он вообще в научном поле? Можно ли так поступать, как поступает он? То, что это научная работа – однозначно, и работа эта имеет многоплановое применение.

    В.А. Чудинов. То, что Абрамов-Шубин работает в научном поле – заблуждение. Начну с формальности: он ни в одной из своих трудов не ссылается на чьи-нибудь работы, как если бы вся лингвистика начиналась только с него. Так научные книги писать нельзя. Но всё это объяснимо: когда я с ним разговорился, я понял, что имена лингвистов он путает, кто в каком веке жил, толком не знает, а научные концепции каждого из них вообще не представляет. Уровень его познания – ниже студента филологического факультета. Это даже не уровень дилетанта, это – уровень невежды.

    Далее: каждый ученый обязательно исполняет какие-то научные функции: преподает в каком-то вузе, является членом каких-то научных советов, сотрудничает с какими-то научными журналами, оппонирует диссертациям и пишет предисловия и комментарии к чужим научным работам, имеет чужие рецензии, предисловия и комментарии к своим работам, на него ссылаются, он участвует в конференциях и съездах и т.д. Ничего такого в данном случае нет, его книги (если их так можно назвать) выходят без библиографической справки, без издательства, без рецензий и предисловий; по сути дела это – современный  самиздат. На его работы даже сослаться нельзя – они не удовлетворяют критериям научной продукции. Нет у него ученых степеней и званий, даже диплома специалиста, он не состоит членом каких-либо ученых советов или редакций журналов. Он – не ученый по определению.

    Третий формальный критерий – научный язык, которого он не знает. У него нет соответствия между буквами и звуками, и вся терминология фонетики ему чужда. Мы у него не встретим таких понятий, как «гласные и согласные» (я уж не говорю - «сонанты и консонанты»), «щелевые», «вибранты», «фрикативные», «взрывные», «палатальные» и т.д. Нет у него научного аппарата и в характеристики букв – он не знает понятий «графема», «шрифт», «дукт» и т.д. Зато он применяет самодельные и весьма неблагозвучные слова. Так, например, автолевитация названа им «биополётикой». Слово «истинный» он заменяет неологизмом «недрыготечный», а что такое «трекидывание», «сигмация», «творцовость», «ЭККА», «сигмоника», «твердиевый», «грамотный восход» и т.д. – знает только он. Никаких определений, как положено в науке при введении любого нового термина, он не дает. Поэтому его корявые фразы воспринимаются как элементарное словоблудие. Но этого оказалось мало, он еще коверкает русские слова, выписывая некоторые буквы как выделенные (прописные), видимо, составляя из них акрослова, например, «СТроиМ Буковы – СТРоим МногоМерия». Акрослова будут: СТМБ – СТРММ. Это - похлеще, чем волапюк с его лозунгом «Нен дэм алик плопюк мотик», ибо данные акрослова в данном им виде непроизносимы. И к тому же немотивированны, ибо в одном случае в слове «строим» выделяется СТМ, а в другом - СТР. Так что даже если его «полётика недрыготечна», никакой «твердиевой творцовости» в ней не видно, и вникать в нее – охотников мало.

    Но это были формальные критерии; с точки зрения содержательных он не отдает себе отчета в том, что слог является акустической единицей слова и с точки зрения современной лингвистики не несет какой-либо семантики, которую несут морфемы. Одна лишь подмена морфемного анализа силлабическим выводит все его работы из области науки в сомнительную для лингвистики сферу «народной этимологии», даже если бы он смог соблюсти перечисленные выше формальные нормы. Для того, чтобы тут претендовать на научность, сначала необходимо доказать, что слог является носителем смысла, а этого у него нет. Да и сам термин «народный академик» звучит как насмешка, что-то вроде «герцога от сохи» или «бомжа-дворецкого». В лингвистике за словом «народный» пока, к сожалению, сохраняется отрицательная коннотация, и в переводе на  другие языки этот термин передается словом «вульгарный», например, считается, что французский язык вышел из вульгарной (то есть, народной) латыни. Браться за словообразование, не разбираясь в нем, а тем более, обучать ему других людей - это черта уже не ученого, а некого проходимца от науки. Право на обучение других нужно заслужить признанием хотя бы со стороны коллег. Наконец, любая наука подвержена критике, но прогресс состоит в продвижении вперед, а не назад, к выявлению всё более глубокой семантики частей слова, а не к переходу от семантики к чистой акустике, к которой относятся звуки и слоги. И не к чистой графике, на чём строится его аргументация. Так что однозначно можно сказать – работы Абрамова-Шубина ничего общего с наукой не имеют.

    Другие вопросы.

    Надо полагать, многие сообщения, сделанные им в узком кругу и в простой форме, являются научными, вполне уместны, хотя частично предназначены пока не для широкой публики.

    В.А. Чудинов. Если сообщения, сделанные им в крупных публикациях, не содержат ничего научного, то тем более их не будет в сообщениях для узкого круга, где нет той ответственности, как в работах для широкой публики.

    В своей работе о буквах он совместил и науку, и религию, и политику.
    В буквах заключены все законы природы – математики, физики, химии, морали, нравственности.

    В.А. Чудинов. Впервые читаю о том, что математика изучает законы природы. Обычно ее вместе с логикой и кибернетикой выделяют в особые науки. Кроме того, только в эпоху Возрождения титаны вроде Леонардо да Винчи знали одинаково и физику, и химию, и поэтику, и живопись. С тех пор наука всё более дифференцировалась, и теперь даже химик не знает и не может знать всей химии. А Абрамов-Шубин на с. 11 своей работы «Во имя жизни на Земле» утверждает, что аминокислоты являются ступеньками в ДНК; сейчас любой 11-классник знает, что из аминокислот образуются белки (полипептиды), но не нуклеиновые кислоты (полинуклеотиды). Это – элементарное  незнание биохимии. Одинаково плохо, на уровне незнания, действительно можно представлять себе все науки. На таком же уровне можно передавать и религию, и политику. Замечу, что и русский язык, ибо слово «ступенек» он коверкает до «СтупЕнЭк». С таким акцентом говорят разве что кавказцы, сознательно пренебрегающие фонетикой русского языка.

    Попытка вывести одну науку из другой называется научным редукционизмом. Позитивизм в лице Огюста Конта сводил все науки к математике, неопозитивизм стал сводить всё либо к логике (логический позитивизм, например, Бертрана Рассела), либо к лингвистике (лингвистический позитивизм Людвига Витгенштейна). И они справедливо подвергались критике. Но сводить все науки еще дальше, только к чистому алфавиту, никто кроме Абрамова-Шубина не отваживался. Это уже какой-то зубодробительный неопозитивизм. Причем все лингвисты сходятся в том, что звуки предшествовали буквам. У Абрамова-Шубина, напротив, букв было первоначально несколько тысяч, но зачем их было столько и кому это нужно, бог весть. Так что его редукционизм сводит все науки к неким комбинациям черточек, кружочков и спиралек. Оригинально, но бездоказательно.

    Распространение знания происходит естественным путем; азбука широко не афишируется, на людей встречающих материал не оказывается рекламное или принудительное воздействие, каждому предоставлена возможность, определить, и решить что это такое, и что с этим делать.

    В.А. Чудинов. Замечу, что причастный оборот в данном тексте не выделен запятыми. Под «азбукой» тут понимается «Всеясветная грамота». Зачем она придумана Абрамовым-Шубиным, действительно, из его выступлений неясно. Именно поэтому каждому и приходится решать – зачем ему всё это? Текстов на этой азбуке, кроме генерированных самим Абрамовым-Шубиным, всё равно нет, так что пользы от освоения этой грамоты нет никакой. Иными словами, даже познав эти спиральные буквы, можно читать разве что аналогичные заумные тексты учеников Анания Федоровича.

    Якобы закрытые источники Всеясветной грамоты.

     При желании можно было, и развернуть целую компанию, как это всегда бывает. Но надо отдать должное – Ананий Федорович понимает, что каждый человек неповторим. Ананий Федорович Абрамов-Шубин не демонстрирует публично естественные природные способности человека, древние источники, приборы и механизмы – все то, о чем упоминает в своих лекциях и беседах. Почему он так поступает? Можно ли таким образом вести с ним диалог? Можно ли вообще говорить о наличии всего того, что он упоминает?

    В.А. Чудинов: Ответ напрашивается сам собой – разумеется, нет!

    Практически достаточно многое, о чем говорит Абрамов-Шубин, встречается в различных источниках.

    В.А. Чудинов: Замечательная фраза! Только непонятная. Что такое практически достаточно многое? У кого это была практика читать закрытые источники, да еще так, чтобы их было достаточно много? У сотрудников Главлита? У библиотекарей Спецхрана?

    Находятся и такие, что говорят: "ничего нового нет, он собрал все вместе". Абрамов-Шубин поднял вопрос о существовании закрытой части письменности, которая была изъята по ряду причин.

    В.А. Чудинов. Если он сам не был сотрудником Спецхрана, то откуда он мог знать, какая именно письменность была закрыта?

    Он не только сказал о существовании закрытой части письменности, он еще и прекрасно раскрыл этот вопрос на высочайшем уровне. Подобных работ нет!

    В.А. Чудинов. Вот именно! Если эта письменность закрыта и по сей день, то ее существование непроверяемо! В книге «Физики шутят» предлагается создать «Журнал невоспроизводимых результатов». Если мы не можем проверить существование каких-то материалов, то это – типичный невоспроизводимый другими учеными результат. Как раз материал для шуточного журнала. На высочайшем уровне. Подобных работ нет и не может быть, если они научные, как раз в этом и состояла шутка физиков.

    Что же из себя может представлять закрытая часть письма? В. И. Даль писал: "Откуда взялось все ненужное и несвойственное русскому языку, между тем как все существенное не разгадано и упущено, будто его не бывало? Виною всей путаницы этой – западный научный взгляд на язык наш. Дурное направление это может получить развязку двоякую: или найдутся после нас люди, которые разгадают Русскую грамматику и построят ее вновь, откинув нынешнюю вовсе; или язык наш утратит самостоятельность свою и с неудержимым наплывом чужих выражений, оборотов и самих мыслей подчинится законам языков западных". ("Письмо к издателю" Русская Беседа 3 1856 год) http://www.philolog.ru/dahl/html/pdf/PISMOK56.pdf.

    В.А. Чудинов. Разве западный взгляд на все наши падежи и палатальные звуки для нас закрыт? Разве из нашей грамматики они делают тайну? Что же касается наплыва чужих слов, выражений, оборотов речи, то каждый язык в мире периодически их переживает и справляется с ними в той или иной степени; однако никакой тайны в этом нет. Так что данное утверждение И.А. Рассказова нелогично.

    Многие утверждают: "Ничего подобного ни где не встречали: ни в одной библиотеке мира, ни в одном древнем документе. Абрамов-Шубин все придумал искусственно, чтобы ввести людей в заблуждение".

    В.А. Чудинов. Я как раз думаю иначе: он всё придумал естественно, как визионер. Просто у одних людей сами по себе дрожат руки (это называется тремор), а у других сами собой появляются навязчивые идеи, которые просятся на бумагу. И то, и другое со стороны психиатров считается патологией. А что потом делать с этим системно организованным бредом – это не забота визионеров. Они считают свою миссию завершенной, поскольку они осчастливили мир своими «открытиями».

    Творец Всеясветной грамоты не знает истории письменности.

     Абрамову-Шубину постоянно навязывают диалог об истории письменности ранних и средних веков, шумер, семитских племен, и т.д., в антропологию которых современная академическая наука закладывает дарвинизм; Абрамов-Шубин открывает новые факты письменности, на каком основании ему говорят: "то, о чем вы говорите – не было".

    В.А. Чудинов. Никто ему ничего не навязывает – его просто хотят выслушать с точки зрения существующей науки. И если в лингвистике существует такой раздел, как история письменности, в котором он хочет занять хоть какое-то место, то его, естественно, спрашивают в рамках этой дисциплины. А он оказывается не в состоянии ответить на элементарные вопросы.

    В настоящее время, древнерусская исследуемая письменность представлена в основном на предметах быта, бересте, камнях. Древнейшей датированной славянской надписью считались надписи 993 года – надгробная плита членов семьи болгарского царя Самуила в Македонии (893-927), на стенах и керамических плитах церкви болгарского царя Симеона в бывшей столице Болгарии Преславе, надписи выполнены частично кириллицей, частично глаголицей. Наибольший и самый ценный фонд древних рукописных книг находится в древлехранилищах нашей страны; сводный каталог славяно-русских рукописных книг восходящих к кирилло-мефодиевскому письменному наследию датирован 11 - 13 веками.

    В.А. Чудинов. Термина «древлехранилище» в науке нет. Мне странно, что И.А. Рассказов обращается ко мне с такими устаревшими данными, совершенно игнорируя мои разработки, где я читаю тексты на рунице и протокириллице (руны Макоши и Рода) по-русски в пределах Евразии, датируемые вплоть до 30-40 тысяч лет до нас, а в пределах Северной Америки – вплоть до 200-250 тысяч лет до нас.

    Где же книги, которые как указано в "Житии святых" писали и распространяли Кирилл и Мефодий? Славянских книжных памятников, как нам говорит академическая наука – нет, ни времен Кирилла, ни тем более еще раннего. Древние славянские книги в наше время являлись бы мировой сенсацией.

    В.А. Чудинов. Такие «книги» существуют – это различного рода памятники палеолита, надписи на которых я периодически выставляю на моем сайте. И это действительно мировая сенсация, и именно так это и оценивается нормальными читателями. Однако приверженцев Абрамова-Шубина это не интересует, им нужны не доказательные чтения, а «сказки о закрытой письменности».

    Как мы видим, в настоящее время мировой науке подобные сенсации не нужны.

    В.А. Чудинов. Совершенно верно. Но они не нужны и адептам Абрамова-Шубина.

    Из-за не здравой ситуации в науке Абрамов-Шубин использует выражения: "реальная наука, реальные знания ", вызывая порой этими выражениями противоречивые чувства.

    В.А. Чудинов. Обычно о реальности говорят тогда, когда что-то можно увидеть, осмотреть, оценить. Ни одного текста на Всеясветной грамоте, кроме сочиненных самим Абрамовым-Шубиным, не существует. Я же опубликовал уже тысячи прочитанных текстов, и их создал не я, их нашли археологи на выкопанных из земли предметах. Это и есть «реальная» наука. А не выдуманные Абрамовым-Шубиным значки неясного назначения.

    Наезды на Абрамова-Шубина.

     До многих так не доходит о чем говорит и пишет Абрамов-Шубин. Просмотрев материал, начинают высказываться, так и не поняв ни поставленных, ни решаемых вопросов, ни темы, над которой работает Абрамов-Шубин. Чего только не услышишь о нем: шизофреник, развел секту, 5 классов образование, пьет, курит, гуляет по бабам, картавит, иудей, обвиняют в масонстве и создании новой религии. Причем, больше всех его ругают и одновременно собирают материал о буквах (лекции, выступления, беседы, встречи, особо интересуют люди, изучающие ВсеЯсветную Грамоту) представители ООН и ЮНЕСКО.

    В.А. Чудинов. Очень многие из приведенных оценок близки к истине. Я не психиатр, и не берусь ставить диагноз, к чему ближе такой подход – к расщепленному сознанию (шизофрении), или к навязчивой идее (паранойе), однако, прочитав несколько фраз из его сочинений на сознательно изломанном русском языке, понимаешь, что имеешь дело с некоторой психопатологией. Незнаком я и с деятельностью его учеников – читал только работы Безлюдовой и Минина, которые на меня произвели резко негативное впечатление; этот материал имеется на моем сайте. Возможно, что по каким-то параметрам ученики Абрамова-Шубина могут производить впечатление религиозной секты. Об уровне образования Анания Федоровича я не расспрашивал, но его неологизмы производят подчас впечатление полного отсутствия какого-либо образования; чего стоят только его термины «трекидывание» или «недрыготечный». Это – полная языковая безвкусица! Пьет ли он? Не знаю! Мы с ним выпили немного хорошего вина и закусили вкусными блюдами, но это не называется «пить». Насчет курения и хождения по женщинам сказать затрудняюсь – его возраст, кажется, препятствует тому и другому. Однако дикция у него нечеткая, многие его утверждения мне пришлось переспрашивать. Не знаком я и с его происхождением – для меня это роли не играет. Что же касается сбора сведений о его буквах зарубежными коллегами, то и это понятно – у них сейчас в цене оригиналы. Недавно я видел выставку одной уроженки России, уехавшей на Запад, она к фотографиям прилепляет пилу-ножовку в виде бороды, или рыбачью сеть вместо волос, или настоящая шахтерская кирка вонзается в сфотографированную голову; смотрится это сочетание фотографий с подлинными предметами диковато, но на Западе она пользуется бешенным успехом. А еще я видел работы одного немецкого «инсталлятора», который во все возможные предметы вбивал одинаковые гвозди 12-го размера на одинаковом расстоянии – в лодки, разделочные доски, рамки картин и прочие вещи, куда гвозди вбивать не следует – и имел персональную выставку. Так что деятельность Абрамова-Шубина – вполне в западном вкусе, и было бы удивительно, если бы на Западе не обратили внимания на подобную диковинку.

    И опять о «закрытых текстах».

     Уважаемые господа, речь идет о закрытой части письменности и закрытой части культуры. Несомненно, этот вопрос существует.

    В.А. Чудинов. Допускаю, что подобный вопрос существует. Но насколько он актуален? Скажем, когда-то многие металлы находили на поверхности земли в виде самородков. Актуально ли тогда была геологическая разведка подземных месторождений? Можно ли сказать, что сейчас мы решили все вопросы открытой части письменности и открытой части культуры настолько, что нам пора переходить к закрытой? И откуда берется такое отсутствие сомнений? Не из агитации ли самого Абрамова-Шубина?

    Вопрос, который ставит Абрамов-Шубин – "закрытая часть письменности и культуры", требует особых отношений, и условий работы. В наше время под видом скрытых знаний предлагают мистицизм, оккультизм, эзотерику, которая возникла в Европе 19 века в результате индустриализации и была в дальнейшем импортирована в Россию совместно с атеизмом и провозглашением несовместимости науки и религии в ходе социалистической революции. Ни мистицизм, ни оккультизм, ни эзотерика, не дают ответы на нерешенные научные вопросы. Не надо путать хранимые людские знания, с талмудистскими, кабалистическими учениями иудеев. Эти учения (иудские) были использованы при создании материализма, атеизма, социал-национализма, коммунизма, дарвинизма, демократии.

    В.А. Чудинов. До сих пор в русском языке прилагательным от слова «иудей» было «иудейские», а не «иудские». Похоже, что идея коверкать русский язык с легкой руки Абрамова-Шубина перешла и к его ученикам. Такого панегирика иудеям – чтобы они создали не только Талмуд и Каббалу, но и материализм, атеизм, социал-национализм (фашизм), коммунизм, дарвинизм и демократию, – я  еще ни от кого не слышал. Считать евреями и Чарльза Дарвина, и доктора Геббельса – это уж слишком! Получается, как в любимой израильтянами песенке: «Евреи, евреи, кругом одни евреи!» Видимо, крайности Абрамова-Шубина разделяют и его адепты.

    Чего хочет Абрамов-Шубин – восстановить единый язык, восстановить этимологию и правильное графическое написание, постепенно вернуть изъятые буквы, ввести изучение букв и изучение древнего языка – и это только маленькая часть предложений.

    В.А. Чудинов. Восстановить какой язык? Который возвращает людям ТВОРЦОВОСТЬ (с. 25)? Который делает людей ПаТриОтом (то есть «по три о том» в противоположность «по два о том»)» (там же)? Иными словами, восстановить русское косноязычие в противоположность великому и могучему современному русскому языку? О какой этимологии по Абрамову-Шубину идет речь? О том, что слово «УХ» передает «лучшее от Папы – У-хромосому и лучшее от Мамы – Х хромосому» (с. 24)? Но русские буквы У и Х соответствуют не тем звукам, что латинские Икс и Игрек, а тем, которые в английском языке передаются буквами U и KH,  а из генетики мы знаем, что от папы передаются сцепленные с полом ХУ-хромосомы, а от мамы – ХХ-хромосомы, а вовсе не Х и У, как утверждает Абрамов-Шубин. Так что он здесь вовсе не дает какой-то этимологии слова «Ух», а расписывается как в незнании законов заимствования и развития слов, так и в незнании генетики. И вместо научной этимологии он хочет «восстановить», а, по сути, ввести в научный оборот совершенно нелепые собственные домыслы. Лингвистика такие попытки знает, и называет их «народной этимологией». Типа «студент» – это «скудент». Но это – черный юмор науки.

    Абрамов-Шубин хочет восстановить правильное графическое написание. Но откуда он сам его знает, если ни одного памятника древнего письма он нам не демонстрирует?Он же хочет вернуть изъятые буквы. Но для чего? Скажем, в дореволюционной азбуке существовала фита. Но она передавала греческий межзубный звук, отсутствующий в русском языке. И если мы теперь будем писать «ариометика» вместо «арифметика», или «алгориом» вместо «алгоритм», мы что, улучшим русский язык? Или такое улучшение будет от написания слова «ксилофон» как «ξилофон»? Или выражение «уберите от меня Вашего пса» будет понятнее при написании «ψа»? Так что такое его пожелание абсурдно, ибо противоречит тенденциям развития русского языка.

    Изучение древнего русского языка представляется единственным разумным предложением Абрамова-Шубина. Но откуда он сам его знает, если не прочитал ни одного древнего текста? Так что вся «малая часть» его предложений выглядит или нелепо, или необоснованно.

    При описании букв использовано достаточно много знакомого материала. Изданные два букваря являются многоплановыми: служат демонстрационным материалом, их уже сейчас можно использовать как учебный материал, имеющий уникальное психолингвистическое развивающее умственные способности действие.

    В.А. Чудинов. Буквари существуют уже несколько веков и помимо Абрамова-Шубина, и также обладают развивающим умственные способности действием. Но они передают буквы для обозначения реальных звуков русского языка. Тогда как Абрамов-Шубин в своих букварях предлагает изобретенные им 147 букв, обозначающих невесть что. Таких звуков в русском языке нет.

    Большинство людей сразу хотят увидеть чудеса и первоисточники, взять в руки древние книги с описанием букв, и тут оказывается, что люди с трудом понимают содержание изложенного современного текста букварей, не могут запомнить содержание прочитанного.

    В.А. Чудинов. Люди вовсе не хотят увидеть чудеса, и знание первоисточников является основным положением историографии как науки. Нет источников – не о чем говорить. Любой ученый хочет видеть не описания древних букв (он сам в состоянии сделать подобное описание), а сами буквы. А вот их-то нам Абрамов-Шубин и не показывает. Я, например, в каждой своей дешифровке демонстрирую читателю все древние буквы, не делая из этого никакой тайны. Поэтому отсутствие древних текстов у Абрамова-Шубина я считаю таким же пороком всей его косноязычной постройки, как и отсутствие древних текстов в куда более ловко сработанной современной компаративистике.

    Странно обвинять всех современных людей в дебилизме. Букварь усваивается в первом полугодии первого класса школы, и дети прекрасно запоминают его. Я, например, очень хорошо помню тексты букваря, например, «мама мыла Лушу».Порой обвиняют за многосложное построение предложений, применяемые формы слов и оборотов.

    В.А. Чудинов. Помилуйте, тут нет никаких обвинений! Простая констатация фактов. Возьмем наугад любую фразу – например: «Истинно же жив только Тот, кто Сегодня лучше, красивей во всем, чем Вчера, чтобы завтра быть еще СолцеЗарней, чем Сегодня. Эту Заповедь Руси ВсеЯСветной каждый Человек Знает и ОЧувствует с Детства» (с. 24). Я уже не говорю, что любой стилист тут же отметит неблагозвучность сочетания «же жив», неудачность степени сравнения «красивей» (спасибо, что не «красившее»!), отсутствие в русском языке степени сравнения от прилагательного «светозарный», отсутствие в нем таких слов как «всеясветный» и «очувствует». Почти все слова в тексте пишут с большой буквы только англичане и только в заголовках, большие буквы в середине или конце слов не пишет ни один народ. Налицо издевательство над русским языком.

    Доходит до того, что хотят взять древние книги и проверить, все ли Ананий Федорович написал правильно, а вдруг он где-то ошибся, причем люди никогда не имевшие к древним источникам отношения.

    В.А. Чудинов. Эту фразу я сохранил в пунктуации автора: причастных оборотов он не признает. Каков учитель (Абрамов-Шубин) – таковы  и ученики (Рассказов).

    Написанная фраза комична: получается, что люди не имеют права проверять Анания Федоровича. А он кто – бог? Допустим, люди, не имеющие к чтению древних источников отношения, могут в них не разобраться, но люди, такие источники находящие и читающие их, например, я - тоже лишены права попросить уважаемого Анания Федоровича предъявить эти источники? Я, например, их всегда предъявляю читателю. А для Абрамова-Шубина это требование невыполнимо? Он - единственное исключение из всех эпиграфистов? Но почему?

    Я не буду полностью пересказывать мою статью.

    Последователи Всеясветной грамоты.

     В учении А.Ф. Абрамова-Шубина имеется одна сильная сторона: он умеет доходчиво рассказывать. Рассказывать понятно для простых людей, которые не знают научной терминологии и засыпают, когда выслушивают доказательства. И мне вполне понятно его звание «народный академик». Именно как высшее звание «народной науки». В самом деле: существует «народное творчество», которое не ограничивается «народным пением» или изготовлением «народных игрушек». В детстве мы заслушивались народными сказками, а с XIX века учёные фольклористы даже стали записывать имена народных сказителей, которые не только пересказывали чужие байки, но и сочиняли свои. Но почему следует сочинять сказки только о Сером волке или о Красной шапочке? Почему бы не сочинить сказки о том, что когда-то было более 2000 букв, которые потом, в силу неведомых причин, сократились до 147 или 102? Почему бы не рисовать иллюстрации о буквах, как отрезках ДНК (отрезках, увиденных в популярных брошюрах по биохимии)? – Понятно, что свято место пусто не бывает, и если находятся доверчивые слушатели, то появятся и востребованные ими сказочники.   

    Отчет Съезда.

     Впрочем, с последователями не всё так просто. Вот интересный Отчёт Съезда ВГ. «На ТерРитории Костромской области, на берегу реки Костромы, т.е. на Всплывшей ТерРитории Борсейскаго Моря, с 7 по 18 июля 7615 года (2008 г. на кин-дза-дза), состоялся очередной Съезд Объединения «ВсеЯСветная Грамота». Сайт Объединения ВсеЯСветная Грамота – vgramota.net.ru – в переводе на кин-дза-дза означает: V – Веданием ПоведеньЧества, которым отличается ЭтТоОт СвЭт от Того СвЭта посредством Грамоты (-Грамота) посредством Организации ПоведеньЧеских Потенциалов ЕдинаЧества Земной и Небесной Человечности (-net) для Руси (-ru)».

    Как видим, общепринятый могучий русский язык считается последователями Абрамова-Шубина языком кин-дза-дза, а исковерканный их учителем – Всеясветным.

    «В Работе Съезда приняли участие 52 делегата из городов: Кострома, Красноярск, Ижевск, Алтайский край, Киров, Москва, Оренбург, Харьков, Сумы, Севастополь, Светлогорск (Белоруссия), Фрязино Московской области, д. Орлово и села Сандогоры Костромской области и др. Заезд участников и подготовка лагеря к работе состоялся 5 и 6 июля. Открытие Съезда 7 июля, закрытие 18 июля, 19 июля – отъезд делегатов».

    Заметим, что последователей оказалось так много, что съехались не они сами, а выбранные ими делегаты.

    «На Съезде выявлен наметившийся было раскол, организованный Зиновьевым В.И. и Красновым Д.Г., пожелавшими превратить ВсеЯСветную Грамоту в подобие коммерческой организации, используя Бюллетени, Буковники, видематериалы и другие Работы по ВсеЯСветной Грамоте. Зиновьев В.И. и Краснов Д.Г. попробовали распространять их без ведома Учёного Совета Объединения «ВсеЯСветная Грамота», ввели было раскольническую организацию «Грамота Жизни», делали попытки обвинить Руководителя РОО «ВсеЯСветная Грамота» Абрамова-Шубина А.Ф. в том, что он, якобы, не помогал Сулимовой С.А. в её Работах по Грамоте, хотя благодаря советам и подправкам Учёного Совета Объединения «ВсеЯСветная Грамота» была издана Работа Сулимовой С.А. «Исконе бе СредоТокие» и по возможности подправлена её Работа «Исконе бе Букова», которой раскольники (Краснов Д.Г. и Зиновьев В.И.) хотели было дать другое наименование».

    Понятно, что если написать на русском языке «Искони было средоточие» или «Искони была буква», то это было бы предательством по отношению к Учителю. Но, конечно же, умиляет другой пункт: «Учёный Совет ВГ был рад приветствовать Работу «Разумоносец», Бюллетень № 98 «Слово Руси» с описанием правды о Тунгусском Корабле, «Вести Костромы» №1 и № 2. Делегаты были рады понять в бо?льшей степени Этимологию Слов, по которым было проведено много лекций и занятий, на которых были даны ответы практически на все заданные вопросы». Итак, был создан Учёный Совет, который занимался этимологией слов на основе Всеясветной грамоты. Возможно, конечной деятельностью Совета будет выпуск «Всеясветного Этимологического словаря», где каждое слово будет объясняться как ЭтТоОт СвЭт от Того СвЭта; то есть понимать слово РУСЬ как сокращенную фразу РЕКТИ КОСМОЛЮДЯМ МУЖЕСТВО, НОВОСОТВОРЁННУЮ ТЕРДЬ, СЛОВО И ЕДИНЕНИЕ СИЛ НЕБЕСНЫХ И ЗЕМНЫХ, ЧТОБЫ ПРОРАСТИ В НОВОСОТВОРЁННЫЙ КОСМОС. Получается, что все нынешние слова – это целые фразы на праязыке. Но откуда взялись слова на праязыке? И где тексты, из которых взяты эти фразы? Иными словами, как всё это проверить?

     «Делегаты Съезда (особенно Соловьёв А.В., Смирнов А.А., Рассказов И.А., Егор) были рады принять участие в подготовке ещё одного дома в д. Орлово Костромской области для будущего приёма делегатов и гостей на Съездах Объединения «ВсеЯСветная Грамота». К Съезду «ВГ – 7516» практически была подготовлена ТерРитория лагеря на берегу реки Костромы, оборудована в должной мере необходимыми материалами с помощью Смирновых А.А. и К.А., а также с помощью Каманиной Д.Л., Киселёва С.А., Егора. Организована полевая кухня (Бессарабовой Ольгой и Смирновым Кириллом), подвоз продуктов и воды (Киселёвым С.А., Данилец А.В., Корбашовым М.В.) и приготовление полноценной пищи, организовано дежурство на кухне и у костра, созданы условия для дружной слаженной Работы Делегатов. При приготовлении чаёв использовали не только нужные травы, но и Знания Грамоты Общения с Природой для умощнения Здравия. Причём, зная, что Словом можно Орати ВсеЯСветы, были организованы у костра и на речке Грамотные Песнопения с разучиванием подправленных и новых Песен ВсеЯСветников».

     Как приятно, что песни ВсеЯСветы можно Орати, а не РЕКАТИ.

    «Каманиной Д.Л. были проведены занятия по воплощению Грамоты в одежду, в изделия из бересты, показ костюмов с Грамотной – Оздоравливающей Символикой.
    Журинская Е.В. и Белихова Г.Н. в лагере проводили более полную Плотиево-Душевную гимнастику, во время которой объясняли Причинность и Смысл Упражнений, учили общаться с Природой и Природными Явлениями. Был организован «круглый стол» с ответами практически на все интересовавшие Делегатов вопросы. В ходе Работы Съезда «ВсеЯСветная Грамота – 7516» Делегаты обменялись опытом, высказали свои пожелания, обсуждали вопросы, связанные с Бiопоселением и перспективы обустройства в д. Орлово Костромской области и школы Бiополётики около Сочи. Обсуждали вопросы Вакуум-Пустотных (УХ, ТЫ-идационных) Оструктуризирований в «Тонкие» Материи (-Энергию) и «Грубые» (-ОТелесенные) ФОрМирОвъки
    ».

    Новая наука.

     Как видим, на съезде можно было не только орать песни, но и обсуждать проблемы физики микромира вместе с «Полтиево-Душевной гимнастикой» Вероятно, вскоре следует ожидать появление «Всеясветной физики» и «Всеясветной химии», равно как и «Всеясветной философии». Словом, возникает «Всеясветная альтернативная наука», где на русском косноязычии будут «объяснены» все сложнейшие проблемы мира и общества. 

     «Учёными нашей Страны было доказано, что введение бы даже 33-х Буковной Азбуки Грамотного Произношения, Написания, с Имёнами Каждой Буковы (что доказал и опыт Е.Строева в Орловской области) снизило бы преступность в Стране минимум в 5 раз, но демократическим вгрыsам в Наше Государство это не выгодно, также как не выгодно, чтобы люди знали Способы Трекидывания, Бiополётику, Знания Реальных Наук Золотого ВЭкКа. Государство выделяет «бешеные деньги» через министра финансов Кудрина лишь в стабилизационный фонд для организации мировых sбоин. Фурсенко же наметил практически убийsтво образования в СвятоРуси и не намерен воскрешать ВсеЯСветной Грамотой Страну и ПланЭту. В связи с тем, что Государство, из-за sаsилия демократии, пока не помогает финансированием ВсеЯСветной Грамоте, то мы благодарны спонсорам, которые оказывают посильную Помощь».

    Как? Вы еще не знаете способы трекидывания? В какой ВЭкК вы живёте на ПланЭте? Это только потому, что вас никто не обучил Азбуке Грамотного Произношения. – Всё это было бы смешно, если бы не было так грустно. Понятно, что чем больше коверкается русский язык, тем более щедрую помощь оказывают спонсоры. 

     «Часть Делегатов (группа) намерена непосредственно участвовать в обустройстве Бiопосёлка переездом в д.Орлово. Желательна помощь в этом их более полном включении для Помощи ПланЭте жить не в долг, как наблюдаемо ныне, перед БiоЦивилизациями! Наметили издание «Разумоносца» – 2, готовится новое, более полное издание Буковника ВсеЯСветной Грамоты с отображением практическаго применения ВсеЯСветных Знаний – Буков и Слов ВсеЯСветной Грамоты. В связи с чудовищнейшими искажениями в Этимологии значений Слов, Имён, Сказок, Мiфов, Легенд, Притчей, Былин, что вело и пока ведёт к уничтожению Разумоношения на ПланЭте Тер(ем)Ра, необходимо подготовить к изданию Работы в первую очередь по расшифровке Смыслов Слов, ибо когда мы мыслим или, тем паче, говорим, мы производим МаТерРиЮ и Организуем или разрушаем свои же Жизни в Реке Времён».

    Я опускаю еще несколько пунктов, чтобы процитировать заключение:
    «Учёный Совет ВсеЯСветной Грамоты выражает Надежду, что не только Правительства и Учёные других Стран (например, США, Австрии и др.), но и СвятаРусья поймут Степень Жизненной Необходимости помогать Восхождению Жизни на ПланЭте Земля, что было бы невозможно без Пониманий и Изучений Грамоты от ПервоТворца – ВсеЯСветной Грамоты, о чём знали практически и теоретически Все Те, кто – Знанием Грамоты – своим Творчеством и Деятельностью СоТворили что-либо Существенное для Человечества (Пифагор, Платон, Сократ, Аристотель, Данте, Леонардо да Винчи, Пушкин, Лермонтов, Лобачевский, Риман, Миньковский, Бояи, Менделеев, Маяковский, Есенин, Циолковский, Вернадский, Козырев, Вавилов, Королёв и др.). – Учёный Совет Съезда «ВсеЯСветная Грамота – 7516» под Председательством Абрамова–Шубина А.Ф. г. Кострома 21.07.2008 г. Герьвьец 29-07-2008».

    Вот так! Новый Учёный совет возглавляет ясновидец с 5-классным образованием!

    Вопрос к автору отчёта:

    «Гарантеев Герьвец Борсеевич! Можно ли Здравое ПостРоить на лжи и беsаурности? – Зиновьев Виктор Иванович, Краснов Дмитрий Гарриевич».

    Я не знаю, что такое «безаурность». До сих пор такое слово мне не встречалось. Зато я знаю другое – как только начинается коверканье русского языка, сразу выплывают нерусские имена среди авторов. Мы уже познакомились с Мартой Михайловной. Теперь нам предлагают «правду» и «аурность» Гервьец Борсеевич, Гарриевич и потомок Зиновия. Мне всё равно, кто они по национальности. Важно другое: русский язык для них никакой ценности не представляет. И тотчас нашлись спонсоры дерусификации русских.

    Промежуточный вывод.

     Подведём небольшой итог деятельности последователей ВГ. Началось с небольшого – с дополнения русской графики новыми буквами, которые якобы когда-то присутствовали в русской азбуке. Никакой фонетической необходимостью эти новые буквы вызваны не были, они возникли исключительно благодаря произволу их автора, духовидца Абрамова-Шубина. Но поскольку они появились, изменилась и орфография, которая стала включать эти буквы, а затем изменилось и членения слова на значимые отрезки – морфемы. Новые морфемы частично совпали со старыми, но часто включали два звука или даже один, а иногда вообще требовали исключения привычных звуков. Появились новые слова, которые потребовали наполнения их новым смыслом. Эта игра зашла так далеко, что фактически стал создаваться некий новый русский язык как якобы реконструкция древнего. На этом языке начали Орати песни Всеясветы, Наметили издание «Разумоносца» – 2, провозгласили приход БiоЦивилизаций, стали обсуждать все научные проблемы (не будучи специалистами) и к числу сторонников приписали массу деятелей культуры, которые слыхом не слыхивали о ВГ! Иными словами, как только возникло русское косноязычие, оно стало философией переосмысления всего мироздания.

    Это движение интересно как модель той бездны, которая ожидает русский язык, когда он, выйдя из уст Абрамова-Шубина, попадает под скромное обаяние Март Михайловн и Гервьецев Борсеевичей. И что интересно: против них не создаются ЖЖ под названием «Шубинология»! (Понятно, что на название «Абрамология» табу накладывается по определению). Ибо против Гервьеца невозможно найти провайдера Мопеца, как на ЖЖ «Чудинология». Зато такого рода провайдерам и авторам косноязычных кривляний против чтений подлинно древних надписей (вроде Сер-Сержа) весьма сладко поставить Чудинова в один ряд с Иончевыми,  с Чунчич, с Безлюдовой и с Абрамовым- Шубиным. То есть, нарочно спутать божий дар с яичницей.

    Игры с орфографией.

    Другой тип интеллектуальной игры – это применять буквы не в том развороте и не с той последовательностью. Поскольку всякое правило употребления букв относится к орфографии, я называю такие игры – игры с орфографией. Далее я называю исследователей, играющих в эту игру: Анна Ажажа, исследователь древних текстов, член АИПУФО (Академии информациологической и прикладной уфологии) и Юрий Григорьев. Они разработали метод переворачивания и перестановки букв, с помощью которого можно переходить от одного слова к другому. Они также предположили, что внеземной разум передавал землянам важную информацию, например, в виде облака, нависшего над зданием РАН, рис. 8. И далее они якобы расшифровали послание, переданное с помощью этого облака.

     Рис. 7. Способ расшифровки посланий

     «Странное облако появилось над Российской академией наук 7 октября 2009 года. Около часа облако неподвижно висело над Академией наук и площадью Гагарина, а потом стало медленно двигаться в сторону Строгино, делая по пути остановки».

    Информацию про помощи буквенно-числового метода исследования якобы нужно считывать так: «СТЕРЕГИТЕСЬ АСТЕРОИДА». «РУССКИМ УФОЛОГАМ  — СТЕРЕГИТЕСЬ АСТЕРОИДА». «Это невероятно, но на следующее утро в Индонезии на остров Сулавеси упал метеорит. Его появление зафиксировали 11 метеостанций в разных частях Земли. Анна Ажажа: 7  октября нас предостерегают, времени на обдумывание не остается, 8 октября падает действительно очень огромный астероид на несчастную Индонезию. Анна Ажежа и Юрий Григорьев занимаются криптоанализом уже несколько лет. Они уверены, что внеземной разум давно общается с человечеством, используя для этого различные шифры» (ГРИГ).

     Рис. 8. Облако над зданием РАН 07.10.2009

     В этой дешифровке меня смущают два момента. Во-первых, странный русский язык. Следовало бы сказать «ОСТЕРЕГАЙТЕСЬ АСТЕРОИДА». Кроме того, сейчас для страны РОССИЯ принято прилагательное РОССИЙСКИЙ, а не РУССКИЙ. Итак, налицо либо искажение русского языка, либо его незнание.

     Во-вторых, зачем было предупреждать РУССКИХ уфологов, если метеорит упал на Индонезию? Русским от этого ни жарко, ни холодно. Кроме того, прямых культурных связей с этой мусульманской страной у нас нет, и предупредить индонезийские СМИ мы бы никак не смогли. Наконец, в этом послании и не говорилось о том, что астероид упадёт на Индонезию, так что ценности от данного предупреждения нет никакой.    

    Как объясняется дешифровка.

     Естественно, возникает вопрос, каким образом производится дешифровка? Вот объяснение: «В древности существовал такой способ, который назывался письмо змейкой. Оказывается, еще за 1000 лет до возникновения Римской империи, им писали германские, скандинавские племена. Вплоть до конца XIX века он использовался в некоторых сакральных текстах. Бустрофедон — древний шифр, при котором первая строка пишется справа налево, вторая слева направо, третья снова справа налево. При перемене направления буквы писались зеркально.

    Анаграмма — другой древний шифр. Это перестановка букв. Например «атлант» - «талант». Послание может быть зашифровано в нескольких словах и даже в большом тексте. Инопланетяне общаются с землянами с помощью этих древнейших шифров, а также используют знаково-числовой метод, сообщает телекомпания «Столичное телевидение».

    Весьма странно считать направление письма шифром. Столь же странно ссылаться на такой источник лингвистической информации, как телевидение.

     Рис. 9. Увеличенное изображение облака над зданием РАН в Москве

     Юрий Григорьев: «Когда мы проверили свою теорию на местах зависания объектов, получилось, что действительно идет чтение с помощью этого открытого способа. Знаково-числовой метод — когда каждая буква алфавита имеет свое числовое соответствие. А значит, и цифра означает определенную букву. А — 1, Б — 2 и так далее. При расшифровке инопланетых посланий учитывают все: цифры, название местности, время появления НЛО, скорость и даже номера, проезжающих в этот момент машин» (ГРИГ).

    В этом пассаже удивительно всё: и наличие запятой после слова НОМЕРА, и учёт в дешифровке регистрационных цифробуквенных номеров автомобилей, и учёт названия местности. Однако совсем непонятен учёт цифири: в современной кириллице цифирь одна, в древней – другая, в глаголице – третья. 

    «Анна Ажажа, исследователь древних текстов, член АИПУФО: Когда в Индонезии упал метеорит 50 килотон, мы расшифровали Индонезийскую топонимику и там было написано: «ЗЕМЛЯ, СЛУШАЙТЕ, ВЫ НЕ ОДНИ». Внеземной разум постоянно общается с человечеством. Правда, понять его могут немногие. Да и страх перед инопланетянами существенно затрудняет общение» (ГРИГ).

    Странно, что исследователь древних текстов не знает, что слово ТОННА пишется через два Н, это сразу наводит на нехорошие подозрения. В самом якобы послании удивляет то, что НАДПИСЬ призывает землян СЛУШАТЬ, а не СМОТРЕТЬ. Как можно слушать надпись, ума не приложу. И почему слово ЗЕМЛЯ употребляется в единственном числе, а слово СЛУШАЙТЕ во множественном – тоже неясно. Наконец, топонимика существует сотни лет, и названия географических объектов, из которых уфологии сделали вывод, также оставались теми же. Поэтому нет никакой разницы, прочитали уфологии это послание ДО или ТОТЧАС ПОСЛЕ катастрофы. Возникает подозрение, что уфологии просто хорошо воспользовались совпадением некого предупреждения, которое они якобы прочитали, и падением метеорита совершенно в другой части света.

    Но действительно ли было предупреждение? Как обычно, я располагаю возможностью эпиграфической проверки. Надписи на облаках я читал неоднократно, и уже примерно представляю, что на них может быть написано.

     Рис. 10 Моё чтение надписи на облаке

    Моя эпиграфическая проверка.

     Если надписи имеются, то их привычнее читать как тёмное на светлом фоне, для чего следует произвести обращение в цвете, как показано на рис. 10 наверху. Надпись кольцевая, выполнена естественным способом, то есть, верхняя часть букв начертана на внешней части кольца, а нижняя – на нижней. Все фрагменты для чтения пронумерованы. Полный текст, начиная от цифры 7 (тот фрагмент текста написан для зрителя вверх ногами), и продолжая в порядке 1-6, гласит: ХРАМ ЯРА МАРЫ И ЯРА МИМ. МИР ЯРА В МАСКОВЕ. Это означает, что облако в виде короны сотворили не только храм Яра Мары, но и мим Яра. Москва по-прежнему называется МАСКОВА и принадлежит миру Яра.

    Итак, теперь можно ответить на вопрос о том, что же в дешифровках Григорьева и Ажажи верно, а что нет.

    Первое, что я могу подтвердить, так это наличие самой надписи: она на облаках действительно имеется. Для меня тут ничего удивительного нет: я фотографировал такие надписи неоднократно. Однако мои оппоненты полагают, что такого быть не может, и что это – мой субъективный подход. Разумеется, это не так. Надписи на облаках изображали граверы XVIII-XIX веков; их фотографировали и показывали на выставках экстрасенсы (к сожалению, несмотря на мои просьбы, эти фотографии по электронной почте они мне так и не прислали), теперь об этом уже не в кулуарах, а открыто говорят уфологии и даже пытаются прочитать их самостоятельно. Замечу, что в 30-годы ХХ века самолёты писали рекламные надписи, распыляя в воздухе аэрозоли; такой белый след на фоне голубого неба держался несколько минут. В 90-е и 2000-е годы во время праздников над облаками распыляли твердые суспензии, отчего капельки воды, получив центры конденсации, слипались и превращались в крупные дождевые капли, которые в виде дождя проливались на землю. При желании этими суспензиями можно было писать некие тексты.

    Иными словами, человек уже может и создавать искусственные облака, и прореживать их, создавая в них пустоты. Так что сама техническая возможность письма на облаках имеется. Поскольку явления на небе со времен древних греков называются «метеорами» (у Аристотеля имеется произведение под названием «Метеоритика), то правомерно надписи на небе называть МЕТЕОГЛИФАМИ. Это – приятное дополнение к геоглифам, петроглифам, литоглифам и дендроглифам (надписям, состоящим из групп высаженных деревьев).

    Далее могу отметить и частичное совпадение характера надписи с предположением о надписи змейкой. Кольцевая надпись ближе к бустрофедону, чем к надписи в несколько строк, хотя полностью назвать ее бустрофедоном нельзя.

    У меня получилась надпись из 10 слов в 32 буквы. У уфологов – надпись из 6 слов в 55 букв. Здесь уже расхождение весьма значительно. Но сильнее всего различие в характере надписи: уфологии вычитали тут некое предупреждение об опасности, тогда как с моей точки зрения на изделии (облаке) были проставлены выходные данные (клеймо изготовителя). Мир Яра с появлением христианства не исчез, как не исчезли ведические храмы и верующие в ведизм староверы. Они просто ушли с глаз долой, создавая некие артефакты, чьё существование современная наука отвергает. Полагаю, что если бы кто-то поставил перед инженером, работающим с парогенераторами, задачу по созданию кольцевого облака, у которого верхняя кромка должна была бы содержать надписи, он вполне справился бы с такой технической проблемой.  

     Рис. 11. Доклад Ю.Г. Григорьева на одном из конгрессов

    Оценка эпиграфической стороны уфологов.

     Как только речь идёт об эпиграфической деятельности, здесь может быть дана вполне обоснованная оценка. Всё зависит от методики чтения. Напомню читателям, что масса недостатков в чтениях Гриневича была следствием применения им двух неверных методов – пиктографического и акрофонического (каждый из них даёт неоднозначные результаты), а метод «озвучивания» с помощью эпиграфических рядов был использован им неправильно. Отсюда – масса ложных чтений, хотя ряд надписей им был верно опознан в качестве слоговых. Какими же методами пользуются уфологии?

     Рис. 12. Один из поясняющих слайдов в докладе Ю.Г. Григорьева

     В том самом докладе (ГРИ) речь шла о том, что надпись любого слова можно трансформировать 1) заменяя глухой согласный на звонкий и наоборот, 2) давая зеркальное отражение буквы в вертикальной и горизонтальной плоскости, например, R и Я, Р и Ь, 3) поворачивая букву на 90 градусов в любую сторону и 4) меняя последовательность букв. Это проиллюстрировано на рис. 12. Здесь мы видим, что слово БОГ может быть с помощью трансформаций 1) и 2) и 4) записано как БОХ, ЬОХ, РОХ и РОГ. Сразу замечу, что слова БОХ и РОХ в русском языке отсутствуют, а слово ЬОХ невозможно по правилам орфографии. Таким образом, чисто формальное преобразование слов по заданному алгоритму наряду с одним реальным словом РОГ генерирует три псевдорусских слова БОХ, РОХ и ЬОХ. У этих слов не смысла. Заметим, что уже с самого начала количество бессмыслицы ВТРОЕ превышает количество осмысленных производных слов. Почему-то уфологов это не останавливает.

    Дальнейшие колонки уже содержат не столь откровенные замены. Так, слово ДЕВА у них трансформируется только в слова ЕВА и ВЕДА, хотя тут должны присутствовать и такие слова как ТЕВА, ТЕФА, ДЕФА, ЕВДА, ЕФДА, ЕВТА, ЕФТА, ВЕТА, ФЕДА, ФЕТА, ЕФА, ФЕА, ВЕА, АВЕ, АФЕ, ДВЕА, ДФЕА, ТВЕА, ТФЕА, ДАВЕ, ДАФЕ, ТАВЕ, ТАФЕ, АВЕД, АФЕД, АВЕТ, АФЕТ, АВДЕ, АФДЕ, АВТЕ, АФТЕ, ВАДЕ, ВАТЕ, ФАДЕ, ФАТЕ, ВДЕА, ВТЕА, ФДЕА, ФТЕА, ДВЕА, ДФЕА, ТВЕА, ТФЕА, ВДЕА, ФДЕА, ВТЕА, ФТЕА, ДВАЕ, ДФАЕ, ТВАЕ, ТФАЕ, ДЕА, ТЕА, АЕД, АЕТ, ТВА, ТФА, ТАВ, ТАФ, ВАТ. Все эти 60 слов с точки зрения русского языка бессмысленны, и теперь они уже в 30 раз превышают 2 осмысленных слова. Так что если первая колонка нам даёт 75% бессмыслицы, то вторая – 98,9%! Замечательный алгоритм изобрели уфологии! Правда, здесь уфологи еще не применяли разворота букв, что процент бессмыслицы только усилит. Итак, общий вывод: алгоритм, предложенный уфологами, порождает в среднем более 90% бессмыслицы, и научным методом считаться никак не может.  

    То, что иногда при такой замене проскакивают осмысленные слова, на самом деле только ухудшает ситуацию. Если слово ДЕВА порождает два слова, ВЕДА и ЕВА, то выбор одного из них определяется исключительно произволом эпиграфиста.

    Второй промежуточный вывод.

     При всей кажущейся простоте эпиграфики в ней легко можно наломать дров. И совершенно неважно, кто занимается эпиграфикой – бывший геолог или нынешний уфолог. Результат зависит не от этого, а от применения правильной методики. Если же это нарушено и предложены некие весьма странные алгоритмы – неверный результат тут же проявится в результирующем тексте. К тому же, если прочитано РУССКИМ УФОЛОГАМ — СТЕРЕГИТЕСЬ АСТЕРОИДА, а упавший на следующий день астероид не затронул Россию, то ни о каком совпадении говорить нельзя! Кроме того, единственный результат никогда не является подтверждением, нужна довольно большая статистика, чтобы исключить случайные совпадения. Так что остаётся признать очевидное: перед нами – еще один вариант игры в этимологию, а заодно и в эпиграфику.

    Игра в цифирь.

     Под цифирью понимается цифровое значение буквы в азбуке. Оперируя над цифирью, можно дойти до ряда этимологических утверждений. Например, в работе А.В. Зиновьева имеется нерассмотренный аспект — число. «Символы азбуки совпадают с этапами жизни Константина Философа, как они изложены в “Житии”. Азбука славян создается в 863 году, точно на 38 году жизни Константина. Стало быть, откровение происходит под знаком “30 и осмь”» (ЗИН:102)— В принципе, можно согласиться с тем, что числа играют роль в создании азбуки, но приведенный пример, на мой взгляд, такого торжества цифр не демонстрирует. Прежде всего, в 863 году был другой календарь, от сотворения мира, и Константин не догадывался, что на дворе 9-й век, а не 64-й. Затем сама дата 863 год говорит лишь о времени приглашения Константина в Моравию — азбуку он создал скорее всего раньше. Так что здесь число созданных букв и возраст создателя вряд ли совпадают. К тому же, как мы видели в предыдущем разделе, число букв в азбуке Кирилла на деле было больше 38.

    Затем А.В. Зиновьев обыгрывает число 43, число букв кириллицы (без буквы “от”), приписывая это число Клименту Охридскому. Потом он “дотягивает” его до 43, 365, умножает на число 33, 33333 и получает 6585,107. Уменьшив в 1000 раз, он получает 6, 585 лет, что равно 2380 дней, и это он толкует как сарос, цикл лунно-солнечных затмений. Произвольность таких умножений-делений очевидна. Видимо, это настолько бросалось в глаза, что А.В. Зиновьев сам не выдержал и воскликнул: «Причудливые “игры с числами” многим покажутся искусственными. Нередко так оно и есть. Но без выявления “буквенно-числового синтеза”, без анализа его элементов невозможно проникнуть в символику древнего Слова и Числа» (ЗИН:103) В другом месте он пишет, что ученики Кирилла, содавшие кириллицу, скорректировали ее так, «чтобы учитывались все тайные аспекты Плана азбучного Мироустроения. Новое количество знаков кириллицы сохраняет символику “откровения”. Но самый существенный момент выявляет корень

     

     Иными словами, теперь уже с помощью операции извлечения корня мы снова приходим (с точностью до 4-го знака) к тому же числу. Это и есть “сокровенное знание” — около 7 лет. Разумеется, А.В. Зиновьев ищет подходящий эпизод из жизни самого Кирилла, и, конечно же, находит. «Когда мальчику исполнилось 7 лет, ему приснился удивительный сон. О ночных грезах он поведал отцу и матери: “Собрал стратиг всех девушек нашего града и обратился ко мне: “Избери из них, кого хочешь, в супруги, на помощь тебе, и сверстницу свою”. Я же, рассмотрев и разглядев всех, увидел одну прекраснее всех, с сияющим ликом, украшенную золотыми ожерельями и жемчугом, и всей красотой, имя же ее было София, то есть Мудрость, и я ее избрал”. — Давно угасло сновидение 7-летнего Константина. Но идея Софии-Премудрости в течение многих веков оказывала вдохновляющее влияние на умы людей, побуждала к творческому поиску. Перед нами прекрасный иконографический образ, взятый из книги Павла Флоренского “Столп и утверждение истины”. Эта древнейшая икона изначально хранилась в Великом Новгороде, в храме святой Софии» (ЗИН:25). — Как видим, “все смешалось в доме Облонских”. Число букв в кириллице определяется в 43. Затем 43 “дотягивается” до 43, 565. Потом из него извлекается квадратный корень, ответ получается меньше 7. Далее берется возраст Кирилла, когда ему было больше 7 лет. Самым ярким впечатлением этого возраста был сон о прекрасной девушке по имени София, где красота оттенялась золотом и жемчугом. Далее реальная девушка превращается в символ святой премудрости. Затем этот символ сопоставляется с иконой, описанной Павлом Флоренским. Наконец, идет описание реальной иконы из храма святой Софии Новгородской. Перед нами — тяжелый случай ассоциативного мышления, где каждая ассоциация требует очень большого пояснения, иначе она выглядит совершеннейшим произволом. Вот это, видимо, и есть символика “откровения” и тайный смысл мироздания. Понятно, что так можно нагородить что угодно, отталкиваясь от любых чисел, заключенных в азбуке. Но никакого ее “устроения” из этого извлечь нельзя. 

    Сотникова и Консепсьон.

     Обратимся теперь к иному исследованию. Называется оно “Азбука русского языка” и принадлежит двум авторам, Л. Сотниковой и Ф. Консепсьону, восходя к более полному произведению (СОТ). Об этом произведении я узнал потому, что Ферруфино был моим аспирантом в УДН. В нем говорится: «Всякая соизмеримость неизбежно сопряжена с числом, включает в себя число как основу самого понятия меры. Следовательно, и проблема соизмеримости мысли и ее выражения в слове взаимосвязана с числом, с мерой... Слово и число были взаимосвязаны самим порядком буквенных знаков в алфавите. Целесообразно называть число, обозначаемое данной буквой, числовой мерой буквы. Суммированием числовых мер букв, составляющих данное слово — ИМЯ, определяется ЧИСЛО ИМЕНИ — числовая мера слова, которая в древних учениях о слове была непосредственно сопряжена со смыслом слова». Положение о числе имени кажется разумным, хотя в разных азбуках это число будет разным. Так, в кириллице, слово ИМЯ будет иметь “число имени” И=8, М=40, Я=0, так что сумма окажется 48. В глаголице И=20, М=60, а Я в виде лигатуры I + А отсутствует, так что надо брать значение отдельно I=10 и отдельно А=1, итого 91. Как видим, число имени совершенно различное. Примеры, приводимый авторами “Азбуки” для кириллицы — это ЖЕЗЛ=26, ГЛАВА=21, СЛОВО=66, НУЛЬ=47, ЕДИНЪ=33, ДВА=9, ДЕСЯТЬ=51 (в последнем случае мерой Я стало число 1, что является отступлением от азбуки), ТРI ДЕСЯТЬ ТРI=147, СЕДМЬ=43, АЗЪ=8; АЗЪБОУКЫ=84; ПОРЯДОК =84; КОРСУНЬ=99; ХЕРСОНЕС=121; УСТАВ=1934; ТАЙНОПИСЬ =1648 и т.д. Однако дальнейшие рассуждения этой работы не вполне понятны, хотя на с. 14 говорится, что автору “существенно помогла азбука, найденная в 70-х годах Высоцким С.А. на стене Софийского собора в Киеве”.

    Другая работа Луизы Ивановны Сотниковой носит несколько дразнящее название “Истинная азбука русского языка” (СОТН). Она дополняет первое исследование. В частности, там написаны такие слова: «В 1978 году во время работы автора над составлением таблицы АЛФАВИТОВ древних языков для изучения АЛФАВИТА как СИСТЕМЫ произошло чрезвычайное событие. По моей просьбе археолог А.А. Медынцева принсла мне книгу С.А. Высоцкого “Средневековые надписи Софии Киевской”. Естественно, сразу же АЗБУКА из Софийского собора была написана сначала просто на полях таблицы алфавитов... В софийской АЗБУКЕ не приведены числовые меры букв, как, например, в алфавитно-цифровой системе у греков. Может быть, числовые меры букв не написаны потому, что они скрыты в СТРОЕ АЗБУКИ как порядковые номера букв? Тогда зачем же их писать?» (СОТН:14)— Так помимо одного строя, или цифири, что передает числовые значения букв, появляется другой строй. Опять фигурирует слово ЖЕЗЛ=26=1+6+7+12, но теперь я уже лучше понимаю, что эта цифирь получена вовсе не от кириллицы, в которой мера Ж=0, Е=5, Л=30 и, стало быть, ЖЕЗЛ=0+5+7+30=42, а от софийской азбуки. Заметим, что в глаголице слово ЖЕЗЛ=7+6+9+50 = 72. Так что у нас получается три разных значения этого слова, равные 26, 42 и 72 соответственно, что дает большой простор для маневра. Так, в частности, очень желательно подвести это слово под значение атомного веса железа, =26, для чего очень желательно трансформировать само слово ЖЕЗЛ в ЖЕЛЕЗО. Правда, очень помешают две добавочных буквы, Е и О. От первой из них Луиза Ивановна избавляется, написав ЖЕЛЬЗО (Ь=0). А у второй порядковый номер можно дотянуть тоже до 26, если вместо О посчитать “омегу” (хотя слово “железо” по-русски никогда так не писалось!). Тогда ЖЕЗЛ=26, а ЖЕЛЬЗW=26+26. Вот теперь можно «вспомнить, что именно этому числу 26 равен порядковый номер элемента железа в Периодической системе химических элементов Д.И. Менделеева. Природу атома железа определяют 26 протонов и 26 электронов. Древнерусское название железа — ЖЕЛЬЗW, и слово ЖЕЗЛ оказываются связанными непосредственно с природой атома железа! Удивительный пример точного соответствия звукового и буквенного состава и смысла слова, как сущности, природы обозначаемого данным словом предмета — химического элемента железа» (СОТН:16). — Лично я тут вижу удивительный пример даже не случайного совпадения, а грубой подгонки под нужный результат.

    Чтобы показать, что мы имеем дело с грубой подгонкой, возьмем слова ЗОЛОТО (атомный вес197), СЕРЕБРО (108) и МЕДЬ (63,5). Для ЗОЛОТО получаем либо 7+16+13+16+20+16=88 (а не 197!), либо 7+ 25+13+25+20+25=124 (а не 197!), если все О заменить на “ОМЕГИ”; для СЕРЕБРО имеем либо 19+6+18+0+18+16=83, либо 95, но не 108; для МЕДЬ — 14+6+5+31=56 (а не 63,5). Как видим, нет ни одного совпадения, так что без подгонки решить подобную задачу в числах и буквах с нужным результатом невозможно.

    Снова употребляется слово ГЛАВА+21,и, как и прежде, оно отождествляется с буквой А софийской азбуки, над которой начертана буква Т; А=1, Т=20, АТ=21. Так что первый знак АТ отождествляется со словом ГЛАВА. «Глава — как начало, главное слово, что соответствует положению знака А как начала АЗБУКИ» (СОТН:16) — Но ведь сумму 21 имеют также слова ДО, НЕ, ЙИ, СА; а также ряд других; почему бы не сказать, что АТ=НЕ=21? Не несет ли начало софийской азбуки отрицание? Словом, перед нами опять подгонка. Короче говоря, можно создать некий “цифрарь”, куда можно поместить все слова, сумма цифр которых будет равна некоторому числу, а потом вынимать из них те, которые захочется, говоря, что в этом заложен глубочайший смысл. Так, для софийской азбуки примерами будут такие первые числа: 1. А. 2. АА, Б. 3. ААА, БА, В. 4. ББ, БАА, ВА, Г. 5. БАБ, БВ, ВАА, ГА, Д. Все эти слова не очень осмысленны. Но далее идут уже некоторые осмысленные значения: 6. БАБА, ДА, АГА. Делать из этого глубокомысленные выводы о том, что слово БАБА равносильно слову ДА или АГА (как бы анекдотично это ни выглядело!) было бы сущим произволом.

    Откуда берется произвол.

     Вообще говоря, когда некоторая операция порождает большой спектр значений, каждое из них существует объективно. Но как только исследователь делает из него некоторую выборку, не сообщая нам критериев, происходит подмена, и вместо объективных результатов мы получаем произвол. Тем более, когда самих спектров несколько. Так, слово БОГ может иметь четыре написания: БОГ, БОГЪ, . По софийской азбуке они дают такой спектр числовых значений: 22, 51, 31, 60; по кириллице — 73 и 803, по глаголице — 86 и 706. Если их теперь расположить в упорядоченный ряд, получается 22, 31, 51, 60, 73, 86, 706, 803. У Сотниковой мы находим слово БОГ с числовой мерой 201, что означает, что она приняла еще и какие-то дополнительные условия, позволяющие изменять числовые значения, так что спектр еще расширился.

    А теперь приведу ее выводы, сделанные на основе подобной “числовой алхимии”. НУЛЬ=47; в слове СЛОВО первый слог СЛО=47. Отсюда делается вывод, что СЛО=НУЛЬ, то есть “слово — серебро, а молчанье — золото” (СОТН:16). Но ведь слог СЛО ничего не значит, из него можно сделать не только слово СЛОВО, но и слова СЛОГ, СЛОВЕНЕ, СЛОВИТЬ, СЛОВЧИТЬ, СЛОБОДА, сербское имя СЛОБОДАН, СЛОЖИТЬ, СЛОЖНЫЙ, СЛОМ, СЛОМАТЬ, СЛОН, СЛОНИХА, СЛОНЕНОК, СЛОНЯТЬСЯ, СЛОПАТЬ, СЛОТ, и ряд других. Или все они =НУЛЬ?

    Оказывается, что слово ЧИСЛО=74, и слово АТУРН=74, а С=19, из чего делается вывод, что САТУРН=ЧИСЛО 19. То же самое со словом ОЛНЦЕ, которое =67, С=19, и СОЛНЦЕ=86. Но теперь это толкуется как СУММА=67 и СИСТЕМА=67, а РА=19, то есть СОЛНЦЕ=СИСТЕМА (СУММА) РА (с. 87). — Теперь экзекуция над словом проделана еще более сильная; в русском языке нет слов АТУРН или ОЛНЦЕ, а выражения СУММА РА имеет странный смысл, почему Сотникова и заменяет его на БОГ РА. Короче говоря, даже в результате многих подгонок итог, который по замыслу должен подтверждать хотя бы общеизвестные истины, выглядит весьма натянутым. А о том, что так можно выявить какие-то тайные смыслы, не может быть и речи!

    Но зато генерируется цепочка слов, коверкающих русский язык, типа НУЛЬ = СЛО, ЧИСЛО = АТУРН, СУММА = ОЛНЦЕ и т.д.

    Хотя приведенными примерами довольно большая работа Сотниковой не исчерпывается, сказанного достаточно, чтобы понять, что таким способом тайные смыслы славянской азбуки не выявить. Зато исковеркать русский язык вполне возможно.  

    Обсуждение.

     Я привёл ряд интеллектуальных игр, которыми занимаются люди с высшим образованием, отнюдь не относящиеся к «народу». В результате их усилий получается не нахождение древних лексем и морфем, на чём они настаивают, а некое коверкание современных русских слов. Если так называемые «народные» этимологи исходят из фонетики и семантики родного им русского языка, то творцы лингвистических игр придумывают собственные правила, которые не имеют ничего общего не только с русским языком, но и ни с одним языком мира. Получается коверканье ради коверканья. Но при этом упаковка очень красивая: «Истинная азбука русского языка», «Единый праязык мировой культуры», «Звёздные программы русского алфавита», «Методология аналитической палеографии». А результат – примерно такой же, как у «Языга падонкафф», подхваченного в интернете противниками русской культуры. Ибо у последнего нет никакой красивой обёртки, и его задача – опустить великий и могучий русский язык как можно ниже. Однако благородного гнева профессиональных лингвистов в их адрес что-то не слышно. Да и академик Н.Я. Марр подвергся их упрёкам только после того, как И.В. Сталин написал работу «Марксизм и вопросы языкознания», где собственноручно стал критиковать этого кавказоведа.

    Получается, что вышучивать безответных рабочих и колхозников за их «народную этимологию» куда безопаснее, чем устанавливающих свои законы творцов «Всеясветных грамот», собирающих собственные съезды, или академиков, пока те в силе.

    Заключение.

     В лингвистике существует еще очень много «белых пятен», которые требуют научного осмысления. Вместо этого лингвисты ополчаются на народное понимание иностранных заимствований или на запоздалое народное толкование уже прижившихся в русском языке слов, но не замечают искажений русского языка в угоду «истинным пониманиям» или «единым праязыкам», высосанным из пальца их авторов-нелингвистов. 

    Литература

     БЕЗ: Безлюдова М.М. Звёздные программы русского алфавита. – М.: Гармония. 2004. – 280 с., ил.

    ГРИ:  Григорьев Юрий Геннадьевич (академик АИПУФО), Ажажа Анна Владимировна, Академия АИПУФО. Единый Праязык Мировой Культуры. М., 2011

    ГРИГ: Григорьев Юрий Геннадьевич, Ажажа Анна Владимировна. Российские исследователи аномальных явлений разгадали послания инопланетян. Сайт  http://www.ctv.by/tvprogram/~news=49451, 20.01.2011

    ЗИН: Зиновьев А. Тайнопись кириллицы. Владимир, 1998

    ИОН: Йончев Васил и Йончева Олга. Древен и съвременен български шрифт // Български художник, София, 1982

    ИОНЧ: Йончев Васил. Азбуката от Плиска, кирилицата и глаголицата. Кирил Гогов и синове. София, 1997

    РЕФ: Реформатский А.А. Введение в языковедение. / Под ред. В.А. Виноградова. – М.: Аспект Пресс, 1999. – 536 с.

    СОТ: Сотникова Л.И., Консепсьон Ферруфино. Родство – основа системы слова. Тегусигальпа, Гондурас, Графицентро, 1985

    СОТН: Сотникова Л. Истинная азбука русского языка. Элиста, 1999

    ЧУ: Чудинов В.А. Основана ли глаголица на рунице? 02.06.2009, сайты chudinov.ru и runitsa.ru

    ЧУД: Чудинов В.А. Может ли слог быть носителем смысла. 13.04. 2009, сайты chudinov.ru и runitsa.ru

    ЧУДИ: Чудинов В.А. Слоговая «азбука Плиски» и ранняя глаголица. 06.02.2007, сайты chudinov.ru и runitsa.ru. 

    ЧУДИН: Чудинов В.А. Загадки славянской письменности. – М.: Вече, 2002. – 528 с., ил.

    ЧУДИНО: Чудинов В.А. Обратная связь № 11. 05.06 2007 сайты chudinov.ru и runitsa.ru

    Bašcanska: Bašcanska ploca, I i II., JASU, Povijesno društvo otoka Krka, Povijesno društvo Rieka, Zagreb-Krk-Rijeka, I i II., 1998

    Cuncic:Cuncic, Marica: Metodologija analiticke paleografie i osnovni obrazi glagolskoga pisma, Zagreb, 1985, doktorska disertacija, str. 281

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову