Комментарий к статье А.М. Степанова

Чудинов Валерий Алексеевич


Мне предложили прокомментировать довольно большую статью под названием «Сравнительный анализ основных ныне действующих культур» А.М. Степанова. Она начинается с эпиграфа: «Учителю и другу, Виктору Викторовичу Бугровскому посвящается». И далее идёт текст, который я, как обычно, разбиваю на подзаголовки.

Оглавление:
  • Комментарий к статье А.М. Степанова
  • Обсуждение
  • Литература
  • Комментарий к статье А.М. Степанова

    Мне предложили прокомментировать довольно большую статью под названием «Сравнительный анализ основных ныне действующих культур» А.М. Степанова. Она начинается с эпиграфа: «Учителю и другу, Виктору Викторовичу Бугровскому посвящается». И далее идёт текст, который я, как обычно, разбиваю на подзаголовки.

    Что такое культура. «Понятие культуры многозначно. В самом распространенном, бытовом смысле - это эрудиция, знание литературы, искусства, хороших манер, правил поведения в обществе и т.д. К месту напомнить, что Н.К. Рерих трактовал понятие культуры как "культ"- почитание, "ур"(санскрит.) - свет/1/.

    Есть археологическое понятие культуры как совокупности материальных следов цивилизации определенного типа; например, Лужская культура /2/; в этом смысле говорят о культуре железного или бронзового века. И есть понятие культуры как стереотипа поведения народа, как сформировавшегося веками его отношения к окружающим и к себе подобным. Что такие отношения различны у разных народов в сходных обстоятельствах убедительно показал Л.Н.Гумилев /3/. В этом смысле можно говорить о культуре Византии, культуре Московской Руси и т.д, но также о культурах современных народов: татар, евреев, русских. Именно это понятие культуры будет обсуждаться в настоящей работе».

    Согласен с тем, что понятие культуры многозначно. Вместе с тем, культура – это всё, что сотворил человек, а не только его поведение или мысли. В данном определении совершенно нет места материальной культуре как, прежде всего, совокупности вещей и построек, созданных человеком.

    Понимание культуры Бугровским. «Опираясь на труды Л.Н. Гумилева, В.В. Бугровский развил понятие культуры народов, разработав ее структурно-функциональную организацию /2/. По В.В. Бугровскому всякая культура отвечает на три великих философских вопроса: о месте человека в природе, о месте человека в обществе и о смысле жизни. Будучи атеистом и не приемля идеи Бога, Виктор Викторович наполнил смысл жизни человека соображениями карьеры и семьи; правда, в последние годы в его трудах уже появилось понятие души человека как материальной реальности, откуда до материалистического, научного понятия о Боге уже ближе, однако пройти этот путь при жизни ему было не суждено, хотя из его законов информационных систем /4/ научное представление о Боге, как о вершине мировой иерархии, следует непосредственно».

    Среди культурологов имя Бугровского как звезды первой величины неизвестно. Замечу, что культурология почти до конца ХХ века входила в философию как ее подразделение, и применение основного вопроса философии к культуре вовсе не считается фундаментальным открытием. К тому же он и по своей диссертации вовсе не философ, а доктор биологических наук. Разумеется, всякое проникновение наук друг в друга можно только приветствовать, но прорыв в них возникает только тогда, когда появляется нечто принципиально новое. В данном случае нельзя сказать, что он обратил внимание философов на то в культуре, что им до этого было неизвестно.

    «Опираясь в свою очередь на труды этих великих предшественников, попытаемся наполнить структурно-функциональную организацию культуры В.В. Бугровского конкретным содержанием, ни в коем случае не считая свое предложение окончательным и бесспорным, наоборот, полагая его как предмет будущих дискуссий и обсуждений, как материал для размышлений и дальнейших уточняющих построений.

    Но сначала несколько предварительных замечаний. Как в прошлом, так и в настоящем основными игроками на мировой арене являлись и являются именно культуры в понимании Гумилёва-Бугровского. Не классы, как полагал Маркс и марксисты; не религии, как могут считать религиозные деятели; не финансовые группы, как могут думать олигархи; не народы (нации, этносы), как полагают иные ученые; именно культуры, их взаимодействие является главным фактором и причиной наблюдаемых процессов. Иными словами, понятие культуры Гумилева-Бугровского является наиболее фундаментальным, в то время как религии, народы (этносы), формации, классы, корпорации, цеховые общности и др. образования являются преходящими. Вспомним в связи с этим хотя бы развал I Интернационала при начале Первой Мировой войны».

    И это понятие отнюдь не ново в философии. Культуры как исторические типы существования людей имеют свой термин: «цивилизации». Именно такой цивилизационный подход разрабатывали Освальд Шпенглер (1880-1936) и Арнольд Тойнби (1889-1975), и именно ссылки на их фундаментальные труды отсутствуют в работе А.М. Степанова. Из этого сразу следует, что философией культуры он никогда не занимался.

    «Сумму действующих в каждую данную эпоху культур логично объединять понятием цивилизация. Таким образом, можно говорить о лемурийской, атлантской или арийской цивилизациях. Итак: как отвечают различные культуры на три великих философских вопроса: о месте человека в природе, о месте человека в обществе и о смысле жизни (Таблица 1)».

    Деление на цивилизации А.М. Степанов производит в соответствии с работами Блаватской, хотя ни одной из них в его списке литературы также нет.

    Европейская (западная) культура. «В качестве фундаментального принципа европейской культуры В.В. Бугровский брал "неограниченное развитие"; мы предлагаем "неограниченный рост". После книги Данеллы и Денниса Медоузов /5/ уместно четко разделять понятия роста и развития, ибо "есть пределы роста, но нет пределов развития". Европейская же культура отчетливо не содержит внутри себя каких-либо стимулов к развитию и вполне удовлетворяется ростом, захватом, экспансией, поскольку для европейской культуры материальное преуспеяние (прибыль) стоит на первом месте, и когда оно (она) достигается простым расширением деятельности без ее качественного изменения, то этим она (культура) и удовлетворяется. В современную эпоху, когда расширяться уже некуда, все рынки захвачены, европейская культура стала очень чутко восприимчива к новым технологиям, разрабатываемым в основном на востоке: в России, Китае, Индии (или с помощью выходцев из этих стран, работающих в США и Европе) и этот аспект маскирует истинное отношение западной культуры к развитию».

    Опять-таки ничто не ново под луной. Тому, что В.В. Бугровский называет ростом и развитием соответствуют общепринятые термины «экстенсивное развития» и «интенсивное развитие». И тут он не первопроходец.

    «Отношение западной культуры к природе – жесточайшее! Несть числа примерам, когда в погоне за прибылью уничтожается все живое и неживое. Тотальное истребление - вот отношение западной культуры к природе. Современный мировой экологический кризис целиком на совести европейской культуры. Приводить примеры по-видимому уже не нужно, их более, чем достаточно; не будем повторять многочисленные ссылки /2/.

    Обратим внимание на некоторые факторы, маскирующие это свойство западной культуры. Ухоженность, уют, благоустройство европейских городов, поселений, громадное внимание к интерьерам домов, квартир – все то, что объединяется ныне термином "бытовизм". Этого у европейской культуры не отнимешь. Это главная привлекательная черта культуры Европы.

    Термина «бытовизм» как научного в культурологии нет. Но имеются другие – «дизайн» и «эстетика». Города в Европе строились и в ХХ веке по проектам архитекторов, тогда как в СССР при Н.С. Хрущеве Союз архитекторов был распущен, а дома строились по типовым проектам. Тут была погоня не за художественной выразительностью, а за дешевизной. То есть на Западе строили «эстетичнее», а у нас – «дешевле». В своих мечтах о светлом будущем ни один житель СССР не думал о малогабаритной квартире с совмещенном санузлом и низкими потолками в безликой пятиэтажке без лифта.

    Таблица 1.

    Основные культуры Старого Света

    Аналогичное свойство мы наблюдаем в Японии и лишь частично – в Китае, но не в Индии, не в Степной культуре... Вспомним, однако, ужасающую грязь и антисанитарию городов средневековой Европы и, как следствие, чумные и другие эпидемии, опустошавшие города до такой степени, что пришедшим через годы людям не у кого было спросить, как называется это место*. По-видимому, бытовизм европейской культуры (и эстетизм японской) в значительной степени обусловлен тем, что европейцы и японцы последнюю тысячу лет жили уже довольно скученно, с высокой плотностью населения и в этих условиях иначе просто не выжить. Бытовизм европейцами и японцами выстрадан...».

    ______________________________________________________________

    * «В латвийском городе Кулдига (CULDIGA), в экспозиции краеведческого музея есть литография средневекового замка с надписью GOLDINGEN. На какую мысль наводит графическое сходство этих надписей? Узнать, как раньше называлось это место удалось только по сохранившейся полустершейся надписи, а живых людей, кто бы сказал, как называлось это место раньше, не оказалось».

    Иначе говоря, стоимость строительного участка в густонаселённых городах очень велика, и воздвигать безликое и неудобное здание без гаражей и магазинов оказывается дикой причудой, которая себя не окупит. Однако если строитель является в то же время и заказчиком, как в СССР – государство, то оно само с собой всегда договорится.

    «Однако в плотно заселенной уже давно Индии ничего подобного не наблюдается - культура другая.

    Отсюда же цифры площадей заповедников З.Европы и России: у них - 3,5%, у нас - 1,6%, и хотя очевидно, что квадратных километров в заповедниках у нас значительно больше, чем в Европе, нам, экологам и защитникам окружающей среды России всю жизнь ставят эти цифры в укор - "плохо, мол, работаете!"»

    Тоже понятно. Западу удобнее оперировать относительными цифрами – тогда почему бы нашим экологам не оперировать абсолютными? Не хватает умения спорить?

    Личность и общество. «Место человека в западном обществе определяется борьбой личности с обществом за свою ничем не ограниченную свободу – это главная тема европейской (и американской, как преемницы европейской) культуры. Вспомним бесчисленные американские боевики, где всегда герой-одиночка борется с обществом, где индивидуализм доведен до фантастических, в жизни совершенно нереальных, ситуаций (сравним общеизвестные фильмы "Первая кровь", "Командо", "Крепкий орешек" и наши фильмы: "Они сражались за Родину", "Живые и мертвые", "Дожить до рассвета", "Сотников").

    Взглянем на карту с границей между Россией и Латвией: в России люди живут деревнями, в Латвии - хуторами, в России всегда жили "миром" и решали все "мирские" дела на сходках, коллективно; в Латвии (и Европе) - "Musunams - musupils" ("мой дом - моя крепость") и каждый европеец имеет оружие в своем доме и считает себя вправе стрелять во всякого, кто переступил границу его личных владений. С этой идеологией в эпоху перестройки, европейцы явились в Россию и навязывают нам "права человека". Российский гражданин вовсе не против своих гражданских прав и свобод, он против примата этих свобод над общественными установлениями; он интуитивно стоит на позициях иерархии интересов в обществе, а европеец эту иерархичность не понимает и в упор не видит.

    Смысл жизни, трактуемый с позиций европейского индивидуализма и главного европейского фундаментального принципа неограниченного роста, неизбежно приводит современного европейца к примату его личности над Богом, к принятию на себя функций Бога (генная инженерия, клонирование, робототехника, нанотехнологии – именно западная культура ненасытно двигает современную науку; такого императива в других культурах нет. Наука есть, а соответствующей превентивной устремленности нет). В итоге европейская культура приходит к фактическому отрицанию Бога, к атеизму, хотя примат религии формально провозглашается до сих пор, делая католицизм лживым; да его во всем мире таковым и считают – кто же всерьез может принимать торговлю индульгенциями? С позиций других религий это нонсенс».

    Да, тут с автором можно согласиться. Однако он не вскрывает причин, по которым данная цивилизация не только существует, но и развивается. Богатство Рима строилось на непрерывных войнах, приносивших земли, рабов и трофеи. Богатство современной цивилизации покоится как на невиданной эксплуатации природных ресурсов, так и на переносе трудоёмких операций в страны с очень дешевой рабочей силой.

    «Чтобы примирить читателя с кажущейся категоричностью сделанных выводов, напомним, что в современную эпоху европейская культура, как самая агрессивная, вторглась в богатые, элитные верхушки других культур, формируя (в основном в столицах) космополитическую прослойку людей проевропейской ориентации. Это явление, наблюдаемое как в Москве и Петербурге, так и в Дели и Пекине, маскирует национальные культуры, господствующие в провинциях – об этом не надо забывать».

    Полагаю, что вторглась не сама культура, а ее носители. Культура стран осталась.

    Культура и религия. «Необходимо также, во избежание путаницы, определить соотношение понятий культура и религия. Для всех ясно, что православие распространено в основном в России, католицизм – в Европе и Америке, буддизм – в Азии, ислам – в арабском мире. Смысловые поля культур и религий в значительной мере перекрываются, хотя это не одно и то же. Религия (от religio (лат.) – связь) означает связь с Высшим Миром, с Богом; культура, как уже говорилось – стереотип поведения народа.

    Разобранная структура европейской культуры в итоге формирует ее внешний облик, ярко выраженный в общепризнанных летературных шедеврах: "Гамлет" - священная месть;

    "Кармен" - священная ревность;

    "Дон-Кихот - насмешка (издевательство) над праведностью;

    "Ветер в ивах" - пуританское лицемерие;

    "Унесенные ветром" - воинствующее мещанство ("я буду красть,

    я буду грабить, убивать, но я никогда не буду голодать");

    "Алиса в стране чудес" - хищничество. Два персонажа приглашают с собой на прогулку по морскому берегу устриц; они мило с ними беседуют, остроумно шутят, но в конце прогулки устрицы оказываются съедеными. "Белый клык" Джека Лондона: человек у ночного костра понимает, что его окружила волчья стая; в страхе он оборачивается и видит... буквально улыбающиеся, милые морды волков и понимает, что они улыбаются потому, что видят и предвкушают пищу... Точно также с нами милы и вежливы, нам мило улыбаются, нас неизменно уверяют в искреннем к нам расположении; Россию приглашают в Мировой рынок, где наша страна в силу объективных законов рынка неизбежно займет место сырьевого придатка высокоразвитых стран /6/, иными словами нас приглашают в Европейское сообщество в качестве пищи... (Маргарет Тэтчер: "С точки зрения экономической целесообразности в России необходимо иметь население не более 15 миллионов человек")».

    Я бы сказал, что тут рассмотрена только одна сторона вопроса. Споры с Украиной продемонстрировали всему миру, что сырьё (нефть и газ) может быть орудием политики. Отсутствие поставок сырья в срок может достаточно расшатать европейскую экономику. Чем сильнее Запад зависит от поставки российских углеводородов, тем сильнее он привязан к нам. Вспомним также, что когда-то Запад покорил арабские и африканские страны. Теперь число арабов во Франции, а африканцев в США стремительно растёт. А вместе с тем всё менее ясным становится вопрос: кто кого съел?

    «Это всего лишь реклама норвежских бытовых нагревательных приборов.Никто их "за язык не тянет". Европейцы сами позиционируют себя как хищника, сидящего в засаде!» – На деле это всего лишь пример агрессивной рекламы, рассчитанной на своих.

    Агрессивность европейцев. «Европейская культура самая молодая из ныне действующих. Принято считать, что она заявила о себе с эпохи крестовых походов. Однако еще Цезарь в своих "Записках о войнах" /7/ весьма определенно писал о германцах, как о наиболее воинственных племенах Центральной Европы, которым уже тогда, более двух тысяч лет назад, было тесно на континенте. Начало истории европейской культуры необходимо, по-видимому, считать с появлением в Центральной Европе викингов, начавших систематические набеги в период около 800 гг. н.э. Эти набеги поражали тогдашних европейцев своей жестокостью; варяги в 845 г взяли и разграбили Париж; в 860, 907, 941 и 944 гг. четырежды брали, сжигали и грабили Константинополь /8/. Только после этого были крестовые походы, но мощная персидская культура отбила европейцев в X-XI вв и в свою очередь захватила северную Африку и Пиренейский полуостров. Во всех случаях целью набегов был грабеж и колонизация новых земель, что необратимо изменило судьбы Европы.

    Со своей идеологией экономической целесообразности европейцы в эпоху географических открытий явились в Америку и "вычистили" два континента от "лишнего" с их точки зрения населения, освободив территорию для себя; вычистили под ноль с невероятной жестокостью, вплоть до посылки в качестве помощи индейцам одеял, зараженных бациллами чумы /2/. Явившись в Австралию, европейцы "выходили, бывало, в сумерках постреллять аборигенов..." /9/; лишь в 1920 г был принят специальный закон, признававший аборигенов людьми, однако было поздно - аборигены Австралии (как и индейцы Америки) в итоге уничтожены под ноль, сошли с арены мировой истории и культуры их погибли. Непоправимый урон демографии и экономике Африки принесла работорговля, когда в течение века из Африки было вывезено около 200 млн. в основном молодых мужчин /10/, что до сих пор оказывает влияние на развитие и является одной из основных причин экономического отставания и очевидного экологического кризиса Африки.

    Неоднократно с теми же намерениями европейцы являлись в Азию, в Индию, Китай, к арабам, но эти культуры дали им достойный отпор. Так, англичане четыре раза приходили и вынуждены были уходить из Афганистана; во Вьетнаме за последние сто лет терпели поражения последовательно: голландцы, французы, американцы, ныне мы наблюдаем вооруженную экспансию Америки в Афганистан, Ирак, куда они явились за ближневосточной нефтью; в нашей памяти еще свежа политика гражданского неповиновения, в результате которой англичане без борьбы вынуждены были уйти из Индии, как ранее им пришлось уйти из Китая. Неоднократно, с теми же намерениями, запад являлся в Россию, но один из основателей современной русской культуры князь Александр Ярославич (Невский) ещё в XIII веке правильно разгадал характер двух нападавших на Русь культур: степной и западной и понял, что степняки приходят на Русь, чтобы вместе жить на этой земле, а европейцы – чтобы вычистить эту землю от местного населения, полностью уничтожить его и освоить территорию для себя; он вступил в союз с Ордой, породнился с ней и, опираясь на этот союз, в 1242 г разбил и изгнал захватчиков, а со степняками мы с тех пор живем на этой земле уже почти 800 лет, сроднились с ними и за это время неоднократно вместе отражали нашествия всё тех же европейцев: в 1410, 1812, 1856, 1914-1918 и в 1941-45 гг.».

    С этими рассуждениями я вполне согласен, однако не вижу причин для уныния. Соседей, равно как и родителей не выбирают; в ответ на агрессию соседей необходимо выстроить систему сдерживания. России как мировой державе с огромным историческим прошлым это удавалось (хотя в разные эпохи с разным успехом).

    «Наконец, сравним напутствия молодым в культурах европейской и русской: Напутствие Д'Артаньяна-отца (А.Дюма. Три мушкетера): "Не бойтесь опасностей и ищите приключений. Я научил вас владеть шпагой; у вас железные ноги и стальная рука(Терминатор как идеал за сто с лишним лет до появления на экране!); деритесь при всяком удобном случае, тем более, что поединки запрещены и что поэтому для них нужно вдвое более мужества". Напутствие Гринёва-отца (А.Пушкин. Капитанская дочка): "Служи верно, кому присягнёшь; слушайся начальников; за их лаской не гоняйся; на службу не напрашивайся; от службы не отговаривайся и помни пословицу: "береги платье снову, а честь - смолоду"».

    Да, именно так. Ибо западная культура – это культура завоевателей, которые свили воё гнездо на территории Яровой Руси; наша культура – культура исконного населения Евразии. Не следует забывать, что комфорт Запада – лучшее средство против успеха в агрессии; сытый и изнеженный человек – плохой воин. Это доказывают идущие сейчас войны Запада против Афганистана и Ирака. И как в одночасье рухнул древний Рим, завоеванный не слишком-то серьёзными варварами (вандалами), так в одночасье рухнет и Запад, изнеженный комфортом. Возможно, под влиянием исламского фундаментализма.

    Персидская культура. «Символ – крест, взятый из древнего зороастризма; фундаментальный принцип – антагонистический дуализм. Основными источниками сведений о персидской культуре считаются "Авеста", возникшая в первой половине I тысячелетия до н.э. как собрание священных книг зороастризма и "Шах-наме" ("Книга о царях") – общее название прозаических и стихотворных сводов мифов и исторических хроник иранских народов (III- YIII века н.э.).

    Отношение к природе – безразличное, вследствие чего былая цветущая земля Средней Азии, Иранского нагорья и Ближнего Востока, где во времена Фирдоуси и Низами устраивались царские охоты на оленей, антилоп и леопардов в роскошных орехово-фисташковых джунглях, где войска Александра Македонского ещё шли через кедровые леса, где позднее в поймах рек еще были обширные цветущие оазисы, ныне остались пустыни».

    Не думаю, что процесс опустынивания, который идёт и в наши дни (например, пересыхание Аральского моря), был связан с человеческой деятельностью. Поэтому слова автора о том, что цветущая земля стала пустыней вследствие безразличия персов к природе представляются мне по меньшей мере странными.

    «Для перса в жизни нет ничего, кроме борьбы, это в полном смысле слова "человек с ружьем" - именно с этих позиций трактуется место человека в обществе - то, которое он смог завоевать в борьбе с себе подобными.

    Отец рассказывал, как однажды, будучи в советское время по партийным делам в Грузии, случилось ему идти по горной тропинке с коммунистом, секретарем обкома, и как тот настойчиво просил пропустить его вперед... "Да в чем дело?" – удивился в конце концов отец. "Да, понымаешь... рэзать хочется" (когда видишь спину)».

    Опять неясно. Конечно, Грузия когда-то входила в Персию, но считать грузина моделью перса было бы опрометчиво.

    «Понятно, что и смысл жизни, также, как и в других культурах, состоящий в служении Богу, у персов, понимающих все на свете только через борьбу, состоит в борьбе с неверными. Ислам - единственная религия, которая открыто призывает убивать неверных /11/:

    "...(Мы позволяем вам) неверных убивать

    Везде, где б вы их ни нашли:

    Захватывайте (в плен) их, осаждайте

    (их дома)

    И ставьте им засады.

    Но коль раскаются они и обратятся [** в ислам (комментарий наш)]

    Молитву будут соблюдать

    И будут милостыню править,

    Тогда откройте им дорогу-

    Аллах, поистине, прощающ, милосерд!" (Сура 9, стих 5); и далее:

    "А потому, когда вы встретитесь

    с неверными в бою,

    По шеям головы ссекайте,

    Когда же проведёте основное

    подавление,

    (Берите в плен их и) удерживайте

    крепко.

    За этим: или благость (им явить,

    освобождая),

    Или (за их свободу) выкуп (взять),

    Пока война не сложит свое бремя.

    Так (надлежит вам поступать!)" (Сура 47, стих 4)

    Они так и поступают, беря заложников, за которых или получают выкуп, или их убивают, или отпускают на свободу по милости своей - действительно верные служители своего Бога... Что же тогда такое - Коран, как не руководство для террористов, которому они в точности следуют

    Замечу, что ислам – это религия, прежде всего, арабов. Исходной религией персов она не была. Хотя сейчас персы – мусульмане. Но шииты, чем они противостоят большинству других мусульман, суннитов.

    «Более широкое толкование этих положений Корана можно услышать на московских рынках: "Обмануть неверного - угодно Аллаху"/12/. Однажды, на рынке мусульманин не отдал мне сдачу - 50 рублей; мы некоторое время препирались, наконец, я сообразил, что ему надо сказать: "…ты же правоверный, тебе это не простится!" Он засмеялся и отдал мне деньги.

    Удивительную смесь персидской агрессивности и христианской доброты являют грузины, персы по культуре и православные по вере. С точки зрения славянина грузины (и другие кавказцы) в толпе ведут себя вызывающе, даже нагло; никогда не ждут (считают ниже своего достоинства), а постараются пройти вне очереди, громко и развязно разговаривают, никогда не уступят дорогу, расставляют локти и т.д, но, получивши достойный отпор или видя перед собой решительного противника, внезапно объявляют его своим другом, которого они уважают именно за эту решимость – дать им отпор».

    Иными словами, подобный герой – молодец среди овец! Эти данные, хотя и любопытны, но передают только личные впечатления автора. А между тем, существует наука под названием «этнопсихология», которая, видимо, автору неизвестна, поскольку ссылок на труды в этом разделе нания у него в библиографии нет.

    Индусская культура. «"Два мира выражены в Гималаях. Один - мир земли, полный здешних очарований. Глубокие овраги, затейливые холмы столпились до черты облаков, курятся дымы селений и монастырей. По возвышенностям пестрят знамена, субурганы или ступы. Всходы тропинок переплели крутые подъёмы. Орлы спорят в полете с многоцветными бумажными змеями, пускаемыми из селений. ...И все это земное богатство уходит в синюю мглу гористой дали. Гряда облаков покрывает нахмуренную мглу. Странно, поражающе неожиданно после законченной картины увидать новое, надоблачное строение. Поверх сумрака, поверх волн облачных сияют яркие снега. Бесконечно богато возносятся вершины ослепляющие, труднодоступные. Два отдельных мира, разделенные мглою"/13/.

    Так описывал свои впечатления о предгорьях Гималаев в Индии Н.К.Рерих. Именно висящие над облаками, в недосягаемой высоте, сияющие снегами вершины, сформировали душу и стереотип индусской культуры, выраженной в ее фундаментальном принципе фатализма, предопределенности, фатума, судьбы, непреодолимой, как Гималаи.

    Индус ощущает себя частью природы, притом частью малой, подчиненной природе. В Индии до XXI века сохранились священные животные, в Индии люди, приверженные своей культуре, не едят мяса. Священные коровы бродят по асфальту современных городов или лежат на проезжей части; мартышки, когда идешь в городской толпе, могут прыгнуть не плечи, стащить блестящий значок или брелок. Почитание мира живой природы в Индии таково, что животные, чувствуя его, наводняют современный город; в домах с земляными полами бегают ящерицы, а европейский зоолог находит объекты своих наблюдений во дворе гостиницы.

    Только в Индии возникла и получила громкую известность проблема тигров-людоедов, тех, которые после полученной раны или по старости не могут уже добыть обычную свою добычу: оленя или антилопу – они начинают нападать на людей, работающих на плантациях, расчищенных в джунглях. Когда такой тигр является на плантацию, люди не убегают и не защищаются; они опускаются на колени и начинают молиться. Кончилось тем, что индийское правительство вынуждено было обратиться к профессиональным охотникам Англии, с просьбой приехать и заняться отстрелом тигров-людоедов, которые в 20-30-е годы XX века превратились в национальное бедствие. По свидетельству одного из таких охотников /14/ один тигр-людоед съедал в среднем 500 людей... Та же предопределенность (рок, фатум, судьба) господствует в отношениях людей; касты в индийском обществе непреодолимы, абсолютны, как висящие над страной Гималаи, а символом культуры является тюремная решетка».

    Насколько я понимаю, автор даёт характеристику Индии начала ХХ века, пока эта страна не обрела свою независимость.

    «И эта, казалось бы, беспомощная перед силами природы, бессильная и беспомощная перед древними традициями культура, оказывается непреодолимой преградой перед внешними завоевателями, вне зависимости от их численности, военной мощи, вооружений... Суть политики гражданского неповиновения, которую в масштабах всей страны провел в Индии в 40-е годы Джавахарлал Неру, состояла в том, что все государственные служащие стали действовать строго по букве закона... и страна оказалась парализованной. К этому времени англичане господствовали в Индии уже свыше 100 лет, уже были в состоянии понять, с кем они имеют дело, и они отчетливо осознали, что ничего, кроме этого гражданского неповиновения, хоть бы и на 100 лет вперед, у них не будет – это также несомненно и непреодолимо, как висящие над страной Гималаи... и они ушли из Индии (без единого выстрела!); в 1948 г Индия стала независимой страной. Другого такого прецедента в истории нашей цивилизации нет - вот какова мощь индусской культуры.

    Духовность индусской культуры огромна, скорее даже величественна. Индусы живут в Боге, Бог у них в каждом дворе, около каждой жаровни с углями, вокруг которых они греются прохладными (+ 22-250С) вечерами, около каждого изголовья, при том, что единобожия у них нет, это в полном смысле слова язычники. Индусы постигают Богов смирением, поэтому самыми почитаемыми в Индии считаются нищие, странствующие дервиши; они полагаются ближе всех к Богам. В 30-е годы лидером нации был нищий дервиш Ганди, памятник которому по внешнему виду красноречив: изможденный старик в набедренной повязке, с клюкой, стремительно идущий вперед. К слову сказать, то же почитание нищих праведников – юродивых имело место в славянской культуре».

    Вообще говоря, индийская культура довольно многолика и не сводится только к заповедям индуизма. Есть тут и мусульмане, и буддисты, и кришнаиты, и представители иных конфессий. Поэтому трактовать индийскую культуру столь прямолинейно – признак не научной, а публицистической статьи.

    Славянская культура. «Изначально языческая, славянская культурасвоим символом имеет отнюдь не крест, а прозрачную сферу, тонкий круг, который держат в руках рублевские святые в Андрониковом монастыре в Москве, а также святые на росписях Дионисия в Ферапонтовом монастыре в Вологодской области.

    Круг жизни предполагает равные права на жизнь (равноудаленность от центра) всего сущего: минералов, растений, животных, людей, жителей Высших Сфер..., но также и единство жизни, единосущность всего, что есть в проявленном и в непроявленных мирах. В этом смысле идея естественно-научного монизма, а, следовательно, и познаваемости мира, вошедшая в сознание нашей теперешней цивилизации только с христианством (в чем его непреходящая ценность для нас, давшая толчок развитию наук в эпоху Возрождения), изначально уже содержалась в славянской культуре, которую в полном смысле слова можно считать истинно биосферной; и появиться теория биосферы могла только в недрах славянской (русской) культуры, что в итоге и произошло гением В.И.Вернадского /15,16/».

    Здесь автор как культуролог слаб. Русский ведизм знал крест, и, прежде всего, восьмиконечный (примеры которого я приводил в моей книге «Тайнопись на христианских иконах»). Но известен им был и четырёхконечный крест. Христианские иконы (в том числе и Андрея Рублёва) происходят из ведических икон, на которых никаких кругов нет.

    «Интересно, что теория биосферы не получила развития на Западе, в Европе и США, при том, что первая публикация В.И.Вернадского по теории биосферы в 1926 г была на французском. Трудно предположить, что эти научные направления им неизвестны; читать они умеют, в том числе и по-русски. Дело, по-видимому, в более глубоких, может быть фундаментальных, различиях в мышлении, языке, культуре Европы и России. Так или иначе, но теория биосферы, как раньше почвоведение В.В.Докучаева, до сих пор не вошли в научное сознание Запада. Может быть, поэтому наши специалисты: биологи, почвоведы, экологи имеют такой бешеный успех за рубежом?»

    Опять-таки, вывод сделан по типу «поспешного обобщения». Многие наши специалисты, получившие образование в советское время, имеют успех на Западе – в силу преимуществ нашего образования той поры. Однако теперь мы перестраиваем образование на западный лад, стремительно утрачивая своё преимущество. А основным преимуществом было широкое образование, включающее и общественные науки, и даже философию. Ибо специалист широкого профиля мог включиться в любые новации гораздо быстрее специалиста узкого профиля, которому требовалось переучивание.

    «Говорят, немецкие собаки шибко боятся немецких мальчишек. То, что славянские собаки и мальчишки души друг в друге не чают – общеизвестно. Нет такого ребенка, который бы не выклянчивал у родителей щенка, собаку, ну, в крайнем случае, кошку. Собаки, как правило, сопровождают ватаги детей и участвуют в их играх. Достаточно вспомнить общеизвестную "Каштанку". Посещение зоопарка для ребенка – наибольший праздник; случайные встречи с животными на природе – надолго запоминающаяся радость. Вся славянская культура (эпос, мифология, сказки) сложилась в лесах, среди зверей и с участием зверей, с которыми славянин разговаривает и взаимодействует как с равными себе или даже более мудрыми ("Машенька и медведь"), в то время как для западной культуры звери – всегда враги ("Красная шапочка"). Славянин сосуществует с природой и даже создал образ "матери-природы"; западный человек побеждает ее.

    Тот же принцип сосуществования господствует в славянском, а затем и в русском обществе, где каждому нацмену (и каждому иноверцу) находится место. Те же немцы (которые последнюю тысячу лет спят и видят Северный Кавказ и Волгу) ныне образуют в Краснодарском крае отдельные поселения, названия которых оканчиваются на "хабль" - habl (обиталище); в них уже и католические храмы появились. В Поволжье, в Саратовской области, в XX веке постепенно образовалось компактное, но довольно обширное, поселение немцев и уже неоднократно ставился вопрос о придании ему статуса автономии. Русская культура всегда охотно принимала заимствования, как губка впитывала влияния как восточных, так и западной культур, непрерывно обогащаясь в ходе этого процесса. Знание языков всегда считалось большим достоинством; дворянство говорило сначала на немецком (голландском), затем на французском, а ныне всякий, по культуре русский, считает своим долгом знать английский язык».

    Это так, но это – как бы продолжение, подраздел агрессивного национального характера.

    «Судьбы евреев в России и Германии прямо противоположны и известные еврейские погромы начала XX века, так же, как вполне определенный антисемитизм поздней сталинской эпохи, не могут заслонить исторический факт в целом благополучного существования в России этнических евреев (ставших по культуре русскими). Из 13 млн. советских евреев уехало из России (в Израиль, США и Европу) в годы перестройки не более 2-2,5 млн., а кое-кто и возвратился, не будучи в состоянии жить вне русской культурной среды».

    И опять вопрос рассмотрен довольно поверхностно. На фронтах Второй мировой войны фашисты не брали в плен коммунистов и евреев: их расстреливали на месте. Поэтому выживание данного этноса было тесно связано с выживанием всех этносов СССР в ходе войны. Иначе евреи повели себя в годы мирного строительства, когда угроза физического уничтожения миновала: тут победила позиция национального тождества, естественное желание жить своей общиной. И если в Торе все остальные, нееврейские этносы считаются гоями, то, понятно, что подобными изгоями в современной Германии для евреев являются немцы, в России – русские. И, несмотря на то, что евреи относятся к русским совсем не дружелюбно, именно хорошее отношение современных русских к евреям и делает им пребывание в России достаточно комфортным, чего нельзя сказать о пребывании в странах Запада.

    Поход Ермака. «Замечательный пример сосуществования и вмещения иных культур являет освоение Сибири русской культурой /17/. Это мирное освоение, при котором не пострадал и не исчез с лица земли ни один народ, распространилось на Северную Америку вплоть до Калифорнии. Проникновение русских за Волгу не нарушало быт и культуру степных народов/18/: башкир, татар, также как и распространение в таежную Сибирь земледельческого уклада русских общин не нарушало хозяйство и охотничью культуру народов Сибири. Местные народы охотно пускали к себе дружелюбный и миролюбивый русский народ, у которого, кстати, было и чему поучиться и что позаимствовать не без пользы для хозяйства...

    Эпизод с "походом Ермака" является мельчайшим в истории освоения Сибири и стал известен только из-за картины Сурикова (их всего-то было в этой самодеятельной ватаге 400 человек и стычка на реке Тобол была чуть ли не единственной). С минимальными потерями были присоединены к Российской империи народы Средней Азии и Кавказа, которые в лоне Российской империи (уже в советское время) обрели свою государственность».

    Опять автор незнаком с историей: Сибирь и прежде была зависимой от русских князей, однако в некоторые десятилетия эта связь ослабла, и поход Ермака был лишь восстановлением этой связи. Говорить о покорении можно было бы, если бы войско Ермака насчитывало хотя бы 20 тысяч человек, то есть, в 50 раз больше.

    Россия как родина государственного строительства своих окраин. «Государственность прибалтийских народов также возникла внутри Российской империи. В частности, движение младолатышей в Петербургском университете в конце XIX века, реализовалось в 1920 г появлением на карте мира нового государства - буржуазной Латвии. В итоге своей экспансии на два крупнейших континента русская культура не только не уничтожила ни одного народа, но "родила" и дала независимость 15 современным государствам (считая Финляндию - в 1918 г). Россия – это подлинная Родина-мать других народов и государств. При этом мы отнюдь не забываем, что пресловутая "сталинская национальная политика" одновременно означала замечательный расцвет одних культур и народов и геноцид других. Причину таких полярных судеб народов в то непростое время предстоит еще разгадать. Каковыми бы ни были эти причины, историческим фактом остается то, что все народы защищали свою Родину-мать – СССР и умирали на поле боя, получая приказы на русском языке, а на оккупированных землях мгновенно возникало грандиозное, подлинно народное, организовывашееся из Москвы лишь впоследствии и частично, не везде, партизанское движение, реально сковавшее все действия захватчиков на занятой ими территории».

    Непонятно, что тут разгадывать. Когда крымские татары встретили фашистских оккупантов на белом коне хлебом-солью, они показали, что на ряд тюркских народов во время войны надеяться нельзя. Именно это и вызвало депортацию многих этносов, особенно с Кавказа.

    Положение человека в обществе. «Положение человека в обществе в славянской и русской культуре определяется принципом, прямо противоположным западному – подчинением личности обществу, приматом общества над личностью. В доказательство этого тезиса не нужно говорить много слов; достаточно вспомнить "За Родину! За Сталина!", с чем люди шли на смерть. И, наконец, смысл славянско-русской жизни видится в праведности. У русского человека по сути дела есть только одна забота, одна задача – "как жить, чтобы святу быть". Понятие "правильной" жизни русского крестьянства выражается в словах: "...он правильно жил: деньги в долг брал (у родителей), деньги за долг отдавал (своим сыновьям), деньги в воду бросал (давал приданое дочерям)". "Будь праведником - остальное приложится", "праведнику - дается". Было широко развито меценатство, благотворительность, пожертвования на "богоугодные дела", содержание домов для бедняков, ночлежек, бесплатных столовых. Праведными делами люди приближались к Богу...».

    И это, в целом верное положение, изложено всё-таки односторонне. Были в истории Руси и разбойники, и лихие люди, и казнокрады, и аферисты. Причем и крестьянская масса была так же неоднородна – наряду со «справными» мужиками имелись и лодыри, и дураки, и ворюги…

    «В. Розанов /19/ отмечает, что в былые времена крестьяне работали примерно 143 дня в году; остальное - отдых и праздники. Добывая трудом своим необходимое и достаточное для нормальной, в меру зажиточной жизни, люди не ставили себе цели стяжания богатства, а посвящали себя воспитанию детей, родственным связям, престольным праздникам, которых было очень много: в каждом селе свой; и все ходили друг к другу на престольные праздники, общались, веселились, занимались народными промыслами и творчеством, украшали свой быт прекрасными образцами самобытной культуры».

    Розанов – философ, а не социолог. В наши дни по праздникам торговые точки открыты, и для продавцов праздник является таким же рабочим днём, как и все остальные. Так и для дореволюционного крестьянина – праздник являлся только возможностью отдыха – если позволяли условия. А если нет, то крестьянин трудился и в праздники.

    «Л.Н.Гумилев полагает начало русского этноса от 1380 г. Современный русский народ имеет три исторических корня: славян, финно-угров и татаро-монголов. Символом русской культуры, в отличие от славянской, является тот же круг жизни, но хрупкость его (и где-то беззащитность, инфантильность) теперь укреплена вставленным внутрь треугольником; на протяжении последней тысячи лет идея сильного централизованного государства была главнейшей на Руси».

    Лев Николаевич Гумилёв для многих специалистов является инициатором новаций, однако в качестве историка или даже этнолога он не котируется достаточно высоко. Что же касается романовской версии сложения русской нации, то она именно такая. На самом деле, как угро-финны, так и татары (совершенно без монголов) были этносами, переселившимися на территорию Руси довольно поздно и не сильно подвергшиеся метисации за счет браков с русскими. Что же касается славян, то именно они пошли от русских, а не русские от них. Так что Гумилёв пересказывает этнографический миф.

    «В связи с этим не может не удивлять растерянность наших современных политиков, которые днем с огнем ищут и не могут найти национальную русскую идею, о чем непрерывно пишет пресса и наполнены политические передачи телевидения. Идея эта – всё та же: единое, мощное, централизованное государство, и иной идеи не может быть, пока жива русская культура».

    Опять автор пересказывает романовский миф. Идея государя и государства – довольно поздняя. Прежде название стран было «держава», а властелина – «самодержец». Поэтому идея государства – идея западная, а вовсе не русская национальная.

    «Хрупкость и беззащитность (также как и доброта и всепреемственность) славянской культуры сослужила ей плохую службу; славяне – храбрые воины (что в доказательствах, по-видимому, не нуждается, ибо за последнюю тысячу лет они многократно отражали многочисленные набеги агрессивных соседей, а некоторых утихомирили насовсем) в итоге исторического процесса оказались на краю Ойкумены, на территориях с предельно суровым климатом. Можно предположить, что славяне в силу своей миролюбивой культуры, войне предпочитали отступление на еще свободные территории, пока те имелись в наличии, и в итоге оказались прижатыми спиной к ледовитой Арктике. Здесь отступать стало уже некуда и славянам пришлось взяться за оружие и начать громить агрессоров».

    История была вовсе не такой, а погранвойска Руси состояли из добровольно служилого люда – казаков. Упразднение казачества – это как раз наступление государства на догосударственные вооруженные силы. Понятно, что когда во главе государства оказывается слабая личность, страна становится «хрупкой и беззащитной».

    «Доброта и долготерпение русских, как следствие культуры, привело к задержке с отменой крепостного права, что европейцами полагалось как свидетельство "склонности к рабству", как темнота и невежество, а в других случаях, не долго думая, принималось за лень и бездеятельность, приписываемых в качестве органических свойств славянскому и русскому характеру. Такое мнение о русском характере, в свою очередь, сыграло злую шутку с немцами. Полагая, что русские ленивы и невежественны и управляются "обломовыми", лишними людьми типа Онегина и Печорина, наблюдая в 1914-1917 гг одряхлевшую династию Романовых и ошибочно полагая, что и народ такой же, немцы в 1941 г считали СССР "колоссом на глиняных ногах", и неожиданно напоролись на мощный и мужественный народ /20/».

    Задержка с отменой крепостного права диктовалась вовсе не русской культурой (достаточно почитать весьма обстоятельный дореволюционный труд Г. Джаншиева «Эпоха великих реформ»), а классовыми интересами помещиков. Лень и бездеятельность крестьян наблюдалась в зимние месяцы, когда они отдыхали от изнурительного летнего труда. Лень помещиков – особыми привилегиями их жизни, которые сложились исторически. Обломовы и Печорины осуждались русской общественной мыслью, и только в глазах Запада они сделали «типичными» представителями русского национального характера. Тут Запад подорвался на собственной пропаганде, которая изображала русских недочеловеками.

    Крепостное право. «Кстати, в прибалтийских губерниях крепостное право было отменено в 1817 г, что почему-то не привлекло внимания историков. По некоторым оценкам крепостным правом было охвачено всего около 34 % крестьян страны. На юге было казачество, а за Уральским хребтом, в Сибири, крепостного права не было никогда».

    Тоже не вполне верно, ибо рабочие на фабриках Демидова были крепостными, хотя и не крестьянами.

    «Имея в виду это очевидное свойство инфантильности, беззащитности славянско-русской культуры, спросим себя, не по этой ли причине эта культура неоднократно принимала в себя своеобразные "прививки" существенно более жесткой (если не сказать - жестокой) европейской культуры? Приглашение варягов на княжение, многочисленных "служилых" людей из поляков, литовцев, немцев, французов и англичан, петровские реформы, массовые заимствования языка и культуры Западной Европы правящим аристократическим классом и, наконец, перестройка 1990-х гг., когда нам буквально насильно прививали культ соперничества и конкурентной борьбы с ближними своими (например, телешоу "Слабое звено", совершенно чуждое русскому духу, выиграть в котором можно только ложью в оценке соперника, что аналогично предательству)».

    Опять видно незнание автором русской истории. Варяги, то есть, московиты Западной Европы (Яровой Руси) были не в меньшей степени русскими, чем жители Руси Славян (нынешней России). Что же касается наёмников, такая практика распространена во всём мире. До сих пор гвардия Ватикана (государства в центре Италии) состоит из швейцарцев, а охрана турецких военачальников состояла из янычар – этнических славян. И это понятно. Личная гвардия (дружина) правителя обычно состоит их иностранцев, которые в некоторых случаях должны выступать против коренного населения данной страны. А гвардия из представителей того же этноса может взбунтоваться. Недаром даже охрана Ленина в советское время была доверена так называемым «латышским стрелкам».

    Китайская культура. «Онаодна из древнейших; материальные следы ее прослеживаются на 7 тысячелетий вглубь веков. И сразу отметим, что на протяжении этого времени она никогда не выходила за пределы своей территории, ибо главный, фундаментальный принцип китайской культуры – гармония, притом, что население, в конце концов, возросло настолько, что последние 40 лет в Китае проводилась (и проводилась успешно) жесткая политика ограничения рождаемости. Иными словами, китайское общество предпочло самоограничение, а не пошло воевать соседей, как это неоднократно делали европейцы, расселяясь из тесной Европы. Наоборот, на протяжение этого времени Китай практически постоянно отбивался от набегов степняков и не всегда удачно /21,22/. Завоевания Китая и расчленение его на части имело место как минимум четыре раза за это время, но каждый раз завоеватели во 2-3 поколении превращались в китайцев - такова неотвратимая притягательность и мощь китайской культуры. Так образовалось пять царств Китая: Се, Шан, Чжоу, Цинь и Хань /21/».

    Автор пересказывает западноевропейский миф о древности Китая, сложенный в XVII-XVIII веках. На самом деле в эпоху бронзы в Китае господствовала та же самая Трипольская культура, что и на территории нашей Украины, а китайская иероглифика произошла из русской руницы и рун Рода. Рост населения, наблюдаемый в последнее время, связан во многом с отходом от китайских ценностей. Завоёвывать соседей в ХХ веке Китаю было бы проблематично; он сам был завоёван Японией, так что ограничение рождаемости было вызвано отнюдь не природным миролюбием китайцев.

    «Конечно, делая такие заключения, мы не упускаем из виду присоединение Тибета к Китаю в 1957 г, события "культурной революции" 1967 г, и Китайско-Вьетнамский военный конфликт. Может быть это – недавнее влияние агрессивной и космополитической европейской культуры?»

    Расстрел мирной демонстрации на площади Тянаньмэнь в Пекине в июне 1989 года никак не говорит в пользу миролюбивого характера китайцев. И именно европейцы осудили за это китайцев, чего никогда бы не произошло, если бы китайцы проводили европейскую политику.

    «Трудолюбие китайцев недаром вошло в поговорку; это истинные преобразователи природы, превратившие свою территорию в плодоносный сад, удобный для жизни людей. Железные дороги, как правило, спрямлены, небольшие холмы и возвышенности - срыты для удобства земледелия, по рекам возведены плотины, болота осушены и превращены в плодородные земли. Преобразование природы настолько в крови у китайцев, что возникает опасение, а есть ли у них заповедники с нетронутой дикой природой?

    Положение людей в обществе определяется строгой иерархией, состоящей из 18 уровней (может быть, поэтому у нас было принято до недавнего времени 18 разрядов оплаты труда?). Чиновники всех уровней всю жизнь сдают экзамены на повышение в очередной класс; иными словами вся нация учится всю жизнь, создан буквально культ знания в масштабах народа. Почитание начальства в Китае абсолютное, непререкаемое, также как и культ старости, мудрости, предков. Вспомним, что в России к начальству отношение пренебрежительное, неуважительное (пошло от варягов?), а в европейской культуре имеет место культ молодости и силы.

    По-видимому, китайское общество организовано наиболее мудро, так как в основе организации лежит принцип иерархии, общий для всех информационных систем, к которым несомненно принадлежит всякая культура и всякая власть/4/. И что интересно! В этой иерархичности по сути дела заложено врожденное равенство всех людей, когда любой простолюдин в принципе может стать императором (намек на подлинный демократизм, когда люди оцениваются не по родовитости, как в средние века на Руси, а по знаниям и заслугам). При этом китайцы для такой совершенной организации не нуждаются в Боге – они атеисты (язычники); вместо богов у них герои и демоны. Соответственно, смысл жизни трактуется как самосовершенствование, что нельзя не признать как очередную мудрость китайского общества, опять же отметив, что китайцы обнаруживают эту несомненную важнейшую цель жизни так сказать самостоятельно, не прибегая к идее Бога, без которой другие культуры обойтись не могут».

    Опять всё дано очень упрощённо, не рассматриваются ни даосизм, ни синтоизм, ни буддизм, ни ламаизм Тибета.

    «В качестве символа культуры у китайцев круговое слияние, казалось бы, противоположных начал: инь и янь (мужского и женского). Символ этот не простой. В нем, прежде всего, сохранен дуализм, как совершенная основа всего сущего, но вместо противоречий и борьбы, при котором дуализм превращается в антагонизм, символизируемый крестом, у китайцев имеет место круговое слияние противоположных начал, нашедших свое гармоничное единство. Вот, поистине, совершенная культура!»

    На расстоянии и под влиянием пропаганды все культуры кажутся милыми и привлекательными.

    «И, наконец, язык, с которого по свидетельству профессиональных переводчиков, синхронный перевод невозможен или сильно затруднен, поскольку китайцы говорят очень емкими образами».

    На самом деле, китайский язык достаточно беден по многим лингвистическим параметрам, но полон вместо этого метафорами, в обилие которых европейские языки не нуждаются – там достаточно точны сами слова.

    Степная культура. «Ярким выразителем этой культуры, ее апологетом выступает Л.Н. Гумилев /22/. Являясь сам наполовину татарином (он по своей внешности мог бы без всякого грима играть роль Кончака в "Князе Игоре"), Лев Николаевич в своих трудах договорился до того, что кочевая культура татаро-монголов имела прогрессивное влияние на оседлую культуру народов Руси, с чем, по-видимому, согласиться всё же нельзя - простим ему эту увлеченность гения науки.

    Степная культура своеобразна, очаровательна, привлекательна, по-своему величава, как вмещающие её грандиозные и величавые степи Центральной Азии. Очарования этой культуры не избежал и Виктор Викторович Бугровский, проведший в Центральной Азии, Туве, Монголии, Китае многие годы во второй половине своей жизни. К месту стоит добавить, что его обширная деятельность по организации Убсу-Нурского биосферного центра в Кызыле, Убсу-Нурского кластерного заповедника на смежных территориях Монголии и России получила признание мирового сообщества в виде включения Убсу-Нурской котловины в число памятников мирового культурного наследия, о чем Организация Объединенных Наций объявила в сентябре 2004 г. Очарования этой культуры не избежал и автор этих строк, несколько раз сопровождавший В.В. в его центральноазиатских экспедициях».

    С этим можно согласиться. Замечу, что очарование культуры относится к области эмоций, тогда как задача науки – чисто рациональный анализ. Этого автор нам не даёт.

    «...Представим себя на вершине холма с простирающимися во все концы необъятными степными просторами. Всегда наблюдая вокруг себя пустынный степной окаём, человек привыкает к тому, что он является естественным центром этого мира.

    Он входит в своё жилище и садится около очага, горящего в середине круглой в плане юрты – он опять в центре мира..., он носит этот центр Мира с собой! Поэтому символ этой культуры – круг с точкой в центре, а фундаментальный принцип - жизнь в природе. В.В. Бугровский неоднократно указывал, что степная культура близка принципу коммунистического общества: "от каждого - по способности, каждому - по потребности". Действительно, в степи держат скота столько, сколько нужно для нормальной жизни - больше содержать трудно и нет нужды; меньше - не выживешь... Степная культура поэтому очень чувствительна к связности мира, что Л.Н. Гумилев выражал словами: "...моим глазам больно видеть чужие юрты на окаёме..." А "больно" потому, что появление чужих юрт на окаёме почти всегда означает, что пастбищ для твоего скота может не хватить... Поэтому связный мир (с чужими юртами на окаёме) практически всегда кончается войной за эти самые пастбища, а в несвязном мире и воевать не с кем..., и нет нужды.

    Л.Н.Гумилев убедительно доказал, что татаро-монгольская экспансия в 12-13 вв. из Центральной Азии была обусловлена вековыми колебаниями климата, приведшими к повторяющимся засухам. Иных причин для степняков – покинуть привычный ландшафт - попросту не существует. Да и в северные леса и в лесисто-гористую Европу они не пошли по той же причине, распространившись лишь в Паннонии – низменной степной долине Дуная. Также, кстати, шли до них, в 3-4 вв., и другие степняки – гунны».

    Помнится, круг как символ мира автор адресовал славянской культуре. А главное, видя в западной культуре преимущественно пороки, он столь же однозначно замечает в восточной культуре сплошные достоинства. Это – необъективно.

    Еврейская культура. «Фундаментальный принцип – богоизбранность, определяет по сути и все остальные свойства еврейской культуры. Создатель еврейского народа - Моисей, исполняя повеление Бога, что также трактуется как договор, заключенный с Богом, освободил евреев от египетского рабства, вывел их из Египта и сорок лет водил их по пустыне, в изоляции от других семитских племен (семиты – общие предки евреев и арабов), с тем, чтобы историческая память народа прервалась и родились новые поколения, принявшие новую идеологию от него /23/.

    Существенной частью новой традиции был обычай обрезания младенцев мужского пола непосредственно после рождения, а не так, как было принято у семитов и сохранилось у арабов – в 14 лет. Эта последняя плоть является частью шестой чакры и удаление её сразу после рождения ослабляла развитие творческого начала; Моисею (и Богу?) были нужны дисциплинированные исполнители, верные служаки, а не непредсказуемые творцы с самостоятельной идеологией.

    Такие и были созданы: послушные, трудолюбивые, верные, стойкие в своих национальных традициях, но с уменьшенной долей творческой энергии. Еврейская культура одна из древнейших, но за все века она не выдвинула такое количество выдающихся писателелей, композиторов, художников, какое наблюдается в других такой же зрелости культурах - есть лишь отдельные единицы: Шалом-Алейхем, Гершвин, Бродский, Шагал (притом по происхождению - все из России!), зато какое созвездие талантливейших исполнителей: скрипачей, пианистов, шахматистов, финансистов, организаторов, революционеров... Вся эта когорта избранных, талантливых, трудолюбивых была направлена для захвата власти изнутри каждого государства и временами весьма преуспевала в этом, включаясь в другие культуры но, несомненно, испытывая взаимные влияния; ведь ясно, что русские евреи отличаются от американских, французских или китайских».

    И опять – автор нам показывает некий стереотип.

    «Другой новой традицией стало обозначение национальности по матери, а не по отцу, что облегчало евреям внедрение в другие культуры. Еврейки выходили замуж за мужчин других национальностей и рожали им детей, по матери – евреев, по отцу – местной национальности. При этом, несомненно сильном, влиянии других культур, евреи сохраняли свою национальную, религиозную и культурную самобытность где бы они ни жили – этому способствовала религиозная традиция, повышенное внимание к воспитанию детей, крепость семейных уз, чем евреи заметно выделяются на фоне традиций других народов, и стойко сохранили ее, рассеявшись по миру.

    Зачем такая задача была поставлена Моисею и евреям? По-видимому, для завоевания мирового господства, для создания мира, которым можно было бы (и удобнее, легче) управлять в интересах избранного меньшинства».

    Вообще говоря, при всей видимости изощрённого коварства и прогрессивного увеличения числа евреев на Земном шаре, каждый смешанный брак разбавляет генетику потомка вдвое, затем вчетверо, в восемь раз и т.д. Именно поэтому существуют и китайские евреи, и грузинские евреи, и даже евреи-негры. Если рассматривать их как некую политическую организацию, то это – сила, но если считать их за единый этнос, то это – генетически крайне рыхлый народ.

    «Обратим внимание, что вся история нашей цивилизации по-существу представляет собой цепь попыток установления мирового господства: иудаизм, ислам, католицизм, масонство, сионизм, фашизм, сталинизм, а теперь (условно назовем) американизм – все они направлены на превращение многополярного мира в однополярный, конечной неизбежной стадией которого является мировая тирания.

    Все эти попытки не удались, хотя на преодоление их мировое сообщество каждый раз кладет миллионы жизней и конца этому процессу пока не видно. Все эти попытки не удались, но каждая из них вносила свою лепту в выработку единой культуры Мира. Этот болезненный процесс, по-видимому, будет продолжен и, в конечном итоге, плохо или хорошо, с большими потерями или без них, единая культура Мира будет создана – такова объективная тенденция мирового развития, нравится нам это или нет».

    Фашизм и сталинизм не представляют собой религий, хотя и поставлены автором в один ряд с ними. Кроме того, фашизму противостоит «коммунизм», а вовсе не «сталинизм» как таковой.

    «Если уж это неизбежно, представим, по крайней мере, конечную цель такого процесса. Что, с позиций разума, мы хотим в итоге получить? Конечно, уничтожение культур, что уже имело место не раз, неприемлемо. Конечно, сохранение в максимально возможной степени культурного наследия является безусловным приоритетом таких попыток.Первый подобный шаг в мировом масштабе предпринял Н.К.Рерих, выдвинув идею Пакта Мира или Пакта по сохранению культурных ценностей во время войны; соответствующее Международное соглашение было подписано в Гааге в 1934 г. Дальнейшие сознательные попытки выработки единой культуры Мира имеют смысл только в том случае, если мы надеемся избавиться от негативных черт и сохранить положительные черты существующих ныне основных культур. Соберем и те и другие в таблицу 2. Конечно, наши желания - одно, а что в итоге исторического процесса осуществится - другое, но некоторые, более или менее очевидные выводы можно сделать уже сейчас.

    По-видимому, в основе единой культуры Мира окажется китайская культура, организованная наиболее "правильно", то есть с учетом объективных закономерностей развития и устройства мира. Те, или иные черты других культур, вполне очевидно, найдут своё отражение в будущей единой мировой культуре. А вот преодоление центробежных тенденций, может быть, будет возможно с помощью еврейской и русской культур, которые, вполне вероятно, могут сыграть роль социального и культурного клея или цемента в будущем мировом сообществе.

    Таблица 2

    Актуальные черты основных культур

    Культура

    Положительные черты

    Отрицательные черты

    Европейская

    Дух экспансии

    Бытовизм

    Демократичность отношений

    (нет чинопочитания)

    Незрелость

    Агрессивность

    Хищничество

    Жестокость

    Персидская

    Воинственность

    Жизненный уклад

    Пренебрежение природой

    Религиозная нетерпимость

    Индусская

    Духовность

    Отношение к природе

    Социальное неравенство (касты)

    Предопределенность(закостенелость)

    Китайская

    Гармоничность

    Дух преобразования

    Культ знания

    Трудолюбивость

    Иерархичность

    Устремленность на самосовершенствование

    Неагрессивность

    Бездуховность

     

    Славянская

    Русская

    Всепреемственность

    Миролюбие

    Биосферный характер

    Праведность

    Склонность к заимствованиям

    Беззащитность

    Инфантильность

    Долготерпимость

    Степная

    Социальный уклад

    Биосферный характер

    Ограниченная агрессивность

    Еврейская

    Всеядность

    Социальная гибкость

    Социальная стойкость

    Дисциплинированность

    Традиционализм

    Забота о потомстве

    Паразитизм

    Впрочем, на этом выводе мы не настаиваем; пусть это будет материалом для размышлений.

    И, наконец, для реальной ориентировки в действительном соотношении сил в объективно существующем Мире, оценим приблизительно количество носителей соответствующих культур /24/:

    Западная (европейская) 1,25 млрд. чел

    Персидская 1,15 млрд. чел

    Индусская 1,0 млрд. чел

    Китайская 1,35 млрд. чел

    Русская 0,33 млрд. чел

    Степная 0,3 млрд. чел

    Еврейская 0,3 млрд. чел

    Остальные ~ 1,0 млрд. чел

    ---------------------------------

    6,7 млрд. чел

    Естественно, что мысль об объединении русской и еврейской культур может придти в голову только человеку, воспитанному и в той, и в другой. Вообще говоря, они не только разные, но во многом и противоположные друг другу. Русский по природе не является торгашом, и Родина для него превыше всего. А, как говорил персонаж Ильфа и Петрова Паниковский, «я вас всех продам, куплю, и еще раз продам, но уже существенно дороже». И промежуточную мысль о том, что «Родина бесценна, то есть, ее можно продать только по очень высокой цене» может предлагать только еврейская, но никак не русская культура.

    «Евреи и так уже рассеяны по Миру. Обратим внимание на идущий сейчас процесс рассеяния русских. Первая волна эмиграции одухотворила в своё время Францию, Канаду. Сейчас русскоязычная диаспора в США превысила уже 1 млн.чел. Количество по культуре русских в Германии приближается к миллиону, в Израиле около 1,5 млн. русских евреев и их влияние кардинально изменило внешнюю политику государства Израиль. В целом в мире, за пределами России и СНГ, около 5,5-6 млн. русскоязычных и русских по культуре, а такая газета, как "Аргументы и факты" имеет свои отделения и издаётся на русском языке и в странах Европы, и в США, и в Австралии и ее тиражи являются рекордными и в качестве таковых занесены в Книгу рекордов Гиннеса».

    Внешнее сходство процессов отнюдь не означает их внутреннего единства.

    Обсуждение

    Биологам вполне позволительно браться за публицистические статьи, если они чувствуют в этом необходимость самовыражения. И тогда это будет приятный биологический междусобойчик. Почему бы не показать коллегам свою эрудицию в других областях знания?

    Математические работы, моделирующие экологические проблемы, видимо, только в столице Тувы можно выдать за биологические и получить степень доктора биологических наук даже без написания диссертации, всего по совокупности трудов. Ежу ясно, что Тува – центр мировой биологии, а В.В. Бугровский настолько известен всем местным тувинским аратам, что даже попросить его написать диссертацию неуместно. Спросишь какого-нибудь местного Оюна про Бугровского, а он тут же и ответит, «Дык, слава Богд-хану, мы все знаем Виктора Викторовича как мирового уровня эколога, однако!»

    Но делать из Бугровского заодно еще и культуроведческого гения, пожалуй, даже тувинец не согласится. «Чок, – скажет он. – Чолбайсана как представителя нашей культуры, хотя и монгола, знаю. Бугровского как представителя русско-еврейской культуры – не знаю».

    Автор статьи идёт по стопам своего учителя и друга и тоже создаёт некую публицистическую статью по культурологии, где, порхая по верхушкам, выпячивает только отрицательные черты Запада и подчёркивает исключительные достоинства Востока. А учитывая, сколько русских и русскоязычных людей читают газету «Аргументы и факты», полагает, что роль русских во всём мире, и особенно в Израиле вполне сопоставима с ролью евреев в мире вообще и особенно в России. Хотя газеты «Гаарец» и «Едиот ахронот» пока в России не имеют такой же популярности, как «Аргументы и факты» в Израиле. Из чего он делает вывод о том, что и та, и другая культуры явятся цементом для будущей мировой китайской культуры. Иными словами, очень странный и практически не обоснованный вывод. Обсуждать его всерьёз не имеет смысла.

    Заключение. Публицистика бывает разной. В том числе и фантастической.

    Литература

    1. Е.Рерих. Путями духа. М. Сфера, 2004, с. 642.
    2. В.В.Бугровский. Экологические корни культуры, М.Слово, 1999, 101 с.
    3. Л.Н.Гумилев. Этногенез и этносфера. Природа, 1972, № 1-2.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову