Комментарий к статье о РЯ бюро переводов

Чудинов Валерий Алексеевич


Мне весьма хотелось бы написать монографию о русском языке как об одном из лучших языков мира. В связи с этим я хотел бы рассмотреть различные мнения по этому поводу в качестве введения к данной работе. Начинаю с мнения бюро переводов Prima Vista на сайте www.primavista.ru «Русский язык: история и общая характеристика».

Оглавление:
  • Комментарий к статье о РЯ бюро переводов
  • Обсуждение
  • Комментарий к статье о РЯ бюро переводов

    Мне весьма хотелось бы написать монографию о русском языке как об одном из лучших языков мира. В связи с этим я хотел бы рассмотреть различные мнения по этому поводу в качестве введения к данной работе. Начинаю с мнения бюро переводов Prima Vista на сайте http://www.primavista.ru/rus/dictionary/lang/russian «Русский язык: история и общая характеристика».

    Общая характеристика РЯ «Русский язык, занимая пятое место по численности говорящих на нем (после китайского, английского, хинди и испанского), является одним из крупнейших мировых языков и самым распространенным языком Европы — как в географическом отношении, так и по числу носителей языка».

    Очень печально, что сегодня он занимает пятое место в мире, ибо когда-то он занимал первое место. Но отрадно то, что, по крайней мере, в Европе он и до сих пор является первым. Это внушает оптимизм.

    «Русский имеет статус официального языка в России, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Гагаузии и Приднестровской Молдавской Республике (Молдавия), Крыму (Украина), а также частично признан в Республике Абхазия и Южной Осетии. РЯ входит в число официальных языков всемирных (ВОЗ, МАГАТЭ, ООН, ЮНЕСКО) и региональных международных (БРИК, ЕврАзЭС, ОДКБ, СНГ, ШОС) организаций. На русском говорят в странах СНГ, в Грузии, Латвии, Литве, Эстонии, Израиле, Монголии, Финляндии, на Шпицбергене, в странах Восточной Европы, в Германии, Франции, в мегаполисах США, Канады, Китая, Австралии. До 1991 года русский язык был языком межнационального общения СССР, де-факто исполняя функции государственного языка. Он продолжает использоваться во всех странах, ранее входивших в состав СССР».

    А это интересно. Правда, данное утверждение составлено так, будто бы русским языком пользуются в силу традиции или потому, что русское население проживает в указанных регионах. Отчасти это так, но, как мне думается, РЯ обладает рядом интересных особенностей, в силу которых он востребован лучше других.

    «Сейчас русский является родным для 130 миллионов граждан Российской Федерации, 26,4 миллиона жителей республик СНГ и Балтии и почти для 7,4 миллиона жителей стран дальнего зарубежья (прежде всего Германии и других стран Европы, а также США и Израиля)».

    В сумме получается почти 164 миллиона человек. Цифра немалая!

    «Ближайшие родственники русского языка — белорусский и украинский, вместе они составляют подгруппу восточных языков, входящих в состав славянской группы индоевропейской языковой семьи. В разные периоды русский язык заимствовал слова из индоевропейских: английского, греческого, латинского, испанского, итальянского, немецкого, нидерландского, португальского, французского, а также из индоарийских, иранских, скандинавских языков. Среди неиндоевропейских языков: из арабского, грузинского, иврита, китайского, тибетского, японского, а также из австроазиатских, австронезийских, монгольских, палеоазиатских, тюркских, уральских, языков Америки и даже из языков Африки».

    С этим можно согласиться. Однако следует заметить, что заимствование – вещь двусторонняя, и если мы говорим о заимствованиях в РЯ из других языков, то следует в неменьшей степени отмечать и заимствования в эти же языки из РЯ. При этом, на мой взгляд, заимствования в другие языки велись гораздо масштабнее. Однако этого нет ни в данной статье, ни в академической лингвистике РЯ, что порождает ложное представление о том, будто бы РЯ только реципиент, тогда он в гораздо большей степени донор.

    История русского языка. «Дописьменная культура Руси существовала еще в доисторическом и протоисторическом периодах. Ввиду того что славяне занимали Восточно-Европейскую равнину — перекрестье давних культур: древнегреческой (занесенной сюда ионийцами), скифской и сарматской, — во 2—1-м тысячелетиях до н. э. язык представлял собой сложную и пеструю группу наречий разных племен: балтийских, германских, кельтских, турецко-тюркских (гунны, авары, болгары, хазары), финских. О смешанном характере языка того периода свидетельствует дохристианский славянский пантеон — его составляли боги, имена которых были взяты из разных языков: Дажьбог, Мокошь, Перун, Симарьгла, Стрибог, Хорс)».

    Если до этого можно было говорить о более или менее верной трактовке РЯ, хотя и неполной (в разделе о заимствованиях), то теперь приводится или неточная, или просто ложная точка зрения академической лингвистики. При этом каждое утверждение нуждается в особом комментарии.

    Дописьменная культура Руси существовала еще в доисторическом и протоисторическом периодах. Да, с этим можно согласиться, но при некоторых условиях. Во-первых, совершенно ненаучен термин «доисторический период». Он предполагает, что народ существовал, а истории у него не было. Как это понимать, если термин «история» приложим даже к каждому биологическому виду (смена ареала обитания, приспособление к новым климатическим условиям, увеличение или уменьшение численности и т.д.)? Столь же туманен и термин «протоисторический период». Во-вторых, пока до периода дописьменной культуры я так и не добрался, хотя проанализировал образец обработки верхней челюсти человека, датированной сроком в 2,3 млн. лет. Так что когда именно существовала дописьменная культура Руси, сегодня сказать трудно. Вероятно, много миллионов лет назад. Но никак не тысячу лет назад.

    Ввиду того что славяне занимали Восточно-Европейскую равнину — перекрестье давних культур: древнегреческой (занесенной сюда ионийцами), скифской и сарматской, — во 2—1-м тысячелетиях до н. э. язык представлял собой сложную и пеструю группу наречий разных племен. Восточно-Европейскую равнину занимала Русь Славян, которая не считалась в указанное время политическим центром Руси. Под «Русью» в то время понималась, прежде всего, Ярова Русь, занимавшая территорию нынешней Германии. А на втором по значимости месте стояла, видимо, Живина Русь на территории нынешней Сербии. Сама греческая культура выросла на основе русской. Скифы и сарматы говорили на диалектах русского языка.

    разных племен: балтийских, германских, кельтских, турецко-тюркских (гунны, авары, болгары, хазары), финских. – Балтские племена появились очень недавно, в первом тысячелетии н.э. и говорили на ломаном русском языке; германские племена (бывшие тюрки) появились лет на 500 пораньше, и их язык – это также искаженный русский язык (лексика РЯ, но тюркская фонетика), кельты появились еще лет на 500 раньше, и также говорили на искаженном РЯ. Тюркские и уральские языки произошли от РЯ гораздо раньше. Несомненно, определенное влияние на РЯ после своего возникновения они оказали, но без РЯ этих языков не было бы вовсе.

    славянский пантеон — его составляли боги, имена которых были взяты из разных языков: Дажьбог, Мокошь, Перун, Симарьгла, Стрибог, Хорс). Тоже неверно. Макошь (в преобладающем написании Макажь, хотя имеются и написания Магужь) – старейшая богиня именно славянского (русского) пантеона, которая была заимствована другими народами. Имя «Хорс» найдено на русских геоглифах и гелиоглифах. По имени Перуна (Перунова Русь) была наименована вся Прибалтика, включая Тверь и Псков. Остальные имена возникли после неолита, и сведения о них пока еще довольно противоречивы. Но костяк богов – Макошь, Мара, Род и Яр прослеживается в русской культуре вплоть до настоящего времени.

    «В то время язык имел три этнолингвистические разновидности, соответствующие трем языковым группам: южнорусской (бужане, древляне, поляне, северяне, тиверцы, уличи); севернорусской (кривичи — полоцкие, смоленские, псковские; словене — новгородские); восточно-, или среднерусской (вятичи, дреговичи, куряне, лучане, радимичи, семичи); эта группа явно отличалась от остальных особенностями фонетического и грамматического строя говоров». – Любые группы выделяются достаточно условно, а для того, чтобы их представить себе довольно чётко, необходимо иметь достаточно большой массив документов, чего на самом деле нет. По своему опыту могу сказать, что смоленско-полоцкий диалект лёг в основу этрусского языка; но он весьма разительно отличается от новгородского диалекта того времени, так что объединение этих двух диалектов в севернорусскую разновидность можно считать неким рабочим термином, который был правомерен на ранних ступенях исследования, но вряд ли оправдан теперь. Мало исследована и южная группа, где в данном списке отсутствует язык болгар (вышедших с Волги и говоривших именно на одном из диалектов русского языка), примыкавшим к языку северян.

    «Началом древнерусского литературного языка принято считать период образования Киевского государства — XI век. Славянский языковой материал при посредстве высокой греческой литературы и культуры способствовал появлению письменности. Хотя Русь находилась под влиянием православия, Византия не противодействовала усвоению славянами богатства западной культуры через славянский литературный язык. Простое применение греческого алфавита не могло передать всех особенностей славянского языка. Славянский алфавит был создан греческим миссионером и ученым-филологом Кириллом».

    Здесь правдиво только утверждение «принято». Письменность на Руси (под которой в период палеолита понимался весь Земной шар) существовала миллионы лет. «Киевская Русь» – рабочий термин историков для обозначения Руси Славян. Провозглашение христианского православия в Киеве долгое время оставалось делом самих киевлян, тогда как вокруг еще всё население придерживалось ведизма. Богатство русской культуры в тот период было больше богатства западной. А всё «обогащение» свелось к созданию на русском языке под влиянием греческого сложных слов типа «мировоззрение» или «добронравие». На Руси существовали руны Рода, которые посредством скифов были переданы грекам, и этот греческий алфавит вытеснил слоговое письмо линейное Б, существовавшее в Греции до той поры. Иными словами, именно греки восприняли русское письмо, а не русские – греческое. Правда, Кирилл стилизовал русское письмо под греческое, но он его не изобретал. Так что академическая наука сообщает нам некий миф (заметим – миф, изобретенный наукой, «научный» миф), принижающий историю русского языка и русской письменности. Это – политический заказ Запада.

    «Славянский литературный язык, стремительно развиваясь, оказался в одном ряду с греческим, латинским и еврейским. Он стал важнейшим фактором, объединявшим в IX—XIвеках все славянство. На нем писали и проповедовали в Велеграде, Киеве, Новгороде, Охриде, Преславе, Сазаве, в Чехии и на Балканах».

    Написана полуправда. Русский язык и до того был довольно развитым, однако, как в любом языке, его литературная форма была порождена спросом – появлением великокняжеской элиты. На пустом месте стремительного развития литературного языка мы не наблюдаем. Что-то незаметно «стремительного развития» литературного чукотского, нанайского, мордовского или башкирского языков. Что же касается словацкого, болгарского, сербского и чешского языков, то в то время они были еще не самостоятельными языками, а диалектами русского, так что говорить о «славянских языках» конца первого тысячелетия н.э. преждевременно.

    «Были созданы такие литературные памятники, как «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона, Остромирово евангелие, Изборник Святослава и, конечно, «Слово о полку Игореве»». – Здесь понятие «литература» трактуется весьма широко. Художественным произведением является только последнее, тогда как «Слово» Иллариона является типичной проповедью, а евангелие и Изборник – богослужебными книгами. Уверен, что были и другие памятники, например, собранные Александром III и хранившиеся в его кабинете, но они были частично уничтожены, частично разворованы. Так что до нас дошли жалкие остатки былой духовной роскоши РЯ.

    Средневековый период. «Эпоха феодализма, татаро-монгольское иго, польско-литовские завоевания привели в XIII—XIV веках к разобщению политической и экономической жизни и разделению языка на великорусский, украинский и белорусский».

    Полагаю, что речь идёт с одной стороны, о поспешном обобщении (в силу недостаточной изученности проблемы), с другой – о выводе из компаративистики. На самом деле, черты нынешнего белорусского языка прослеживаются в русском языке неолита на Балканах, в английском и ряде других языков. Иными словами, деление на ряд диалектов внутри РЯ произошло значительно раньше Средневековья.

    «В XVI веке в Московской Руси была осуществлена грамматическая нормализация московского письменного языка. Особенность синтаксиса того времени — преобладание сочинительной связи. Простые предложения краткие, предметно-глагольные, часты союзы да, а, и. Пример языка той эпохи — Домострой, написанный с использованием бытовой лексики, народно-поговорочных выражений. Произошло изменение категории времени (форма, оканчивающаяся на -л, заменила устаревшие аорист, имперфект, перфект и плюсквамперфект), было утрачено двойственное число, склонение существительных приобрело вид современного».

    Реальное изменение духовной жизни произошло в XIV веке, когда христианство начинает становиться основной религией, а ведизм отходит на задний план. Роль ведических жрецов, даже если они и сохранились, стала незначительной, а их запреты на изменение РЯ перестали соблюдаться. Естественно, что данные изменения накапливались постепенно, но выплеснулись в письменный язык сразу же после снятия запретов. Нечто подобное произошло в РЯ в 90-е годы ХХ века. На 12-м Международном конгрессе славистов в Кракове зарубежные русисты отмечали, что спокойно читали русскую периодику до 1990 года, но совершено перестали ее понимать после данной даты. А отечественные русисты пояснили, что в связи с отменой государственной предварительной цензуры («Главлита») в периодику хлынула разговорная речь, жаргон, арго, просторечие, диалектные и даже нецензурные выражения. Всё это бытовало в РЯ повседневного общения, но не проникало в периодику. А теперь периодика заговорила на том языке, на котором говорило большинство читателей России. Для зарубежных русистов это оказалось камнем преткновения, ибо они жили вне России.

    «Основой русского литературного языка стала московская речь с характерными чертами: аканье; редукция гласных безударных слогов; взрывной согласный г; окончания -ово, -ево в родительном падеже единственного числа мужского и среднего рода в местоименном склонении; твердое окончание -т в глаголах 3-го лица настоящего и будущего времени; формы местоимений меня, тебя, себя». Иными словами, восточные черты (оканье) были вытеснены западными (аканьем). То, что произошло в разговорном языке прежде, теперь было закреплено в языке и на письме.

    «Начало книгопечатания в XVI веке стало одним из наиболее значительных предприятий, способствовавших становлению литературного языка Московского государства. В XVII—XVIII веках Юго-Западная Русь оказалась своеобразным посредником между Московской Русью и Западной Европой. Польский язык стал поставщиком европейских научных, юридических, административных, технических и светско-бытовых терминов».

    Тут совершенно не упомянута польско-литовская интервенция 1612 года, за который последовал смутный период. Население было поставлено на грань выживания, – о каком развитии духовной жизни можно было говорить? Нас не завоевали, но мы едва не погибли. Понятно, что Европа того же периода могла продвинуться по пути прогресса, и мы в очередной раз должны были наверстывать упущенное.

    «Политическая и техническая реконструкция государства Петровской эпохи наложила отпечаток на речь. В этот период произошло освобождение русского литературного языка от идеологической опеки Церкви. В 1708 году была осуществлена реформа азбуки — она стала близкой к образцам европейских книг».

    Секуляризация письменной речи, разумеется, пошла РЯ на пользу.

    Новое время. «Вторая половина XVIII века прошла под знаком галломании — официальным языком придворно-аристократических кругов и дворянских салонов стал французский язык. Усилился процесс европеизации русского общества».

    Петр I не столько «прорубил окно в Европу», сколько Европа в его лице «прорубила окно в Россию». Помимо французского языка повседневного общения, Россия почерпнула большой пласт голландской лексики в области судостроения, английской – в области мореплавания, немецкой – в военной терминологии. В России появились масоны и евреи. Это и означает термин «европеизация».

    «Новые основы норм русского литературного языка были заложены великим русским ученым и поэтом М. В. Ломоносовым. Он объединил все разновидности русской речи: приказной язык, живую устную речь с ее областными вариациями, стили народной поэзии — и признал формы российского языка основой литературы. Ломоносов установил систему трех стилей литературы: простой, средний, высокий слог».

    Ломоносов как истинный русский патриот выпадает из этой тенденции к европеизации русской культуры. Он вёл борьбу за чистоту РЯ едва ли не в одиночку. Судя по тому, как редко и избранно переиздаются его произведения в наши дни, возникает подозрение, что он и сегодня находится под негласным запретом.

    «Далее творцами и преобразователями великого русского языка выступили представители литературы различных жанров и направлений: Г. Р. Державин, И. И. Новиков, А. Н. Радищев, А. П. Сумароков, Д. И. Фонвизин. Они открыли в литературе новые средства выражения и новые сокровища живого слова, расширили круг значений прежних слов. Им на смену пришли В. В. Капнист, Н. М. Карамзин, Н. И. Новиков. Интересно, что язык Н. М. Карамзина по своему качеству и слогу сравним с языком, на котором писали Цицерон, Гораций и Тацит».

    Действительно, Н.М. Карамзин стал первым русским писателем, переведенным на иностранные языки. Но если в школе мы изучаем подражательную «Бедную Лизу», то переведен был его труд «Письма русского путешественника» (1791-1792). Ну, а его шедевр, «Остров Борнгольм» (1793) почему-то русская интеллигенция практически не знает. Однако «История государства российского» написана в духе прославления государственности и династии Романовых в ущерб предшествующему социальному строю и династии Рюриковичей. А его действия по изъятию (без возврата) древних книг из монастырских библиотек иначе как диверсией против подлинной русской историографии характеризовать нельзя.

    Девятнадцатый век. «Волна демократического движения не оставила без внимания и русский язык, который, по мнению представителей прогрессивной интеллигенции, должен был стать доступным для широких масс».

    Странное утверждение. Можно подумать, что широкие массы, в силу недоступности РЯ, говорили на каком-то ином языке. Полагаю, что здесь пропущен эпитет «литературный», иными словами, заботой интеллигенции стал перевод широких народных масс с народного на литературный РЯ. Иначе говоря, народный язык содержал достаточно много архаизмов, имевших уже довольно смутный смысл.

    «А. С. Пушкин блестяще сыграл роль народного поэта и разрешил вопрос об общенациональной норме русского языка, который со времен А. С. Пушкина входит как равноправный член в семью западноевропейских языков. Отвергая стилевые ограничения, комбинируя европеизмы и знаменательные формы народной речи, поэт создал яркую картину русской души, славянского мира, использовав все богатство и глубину красок русского языка. Импульс А. С. Пушкина поддержали и продолжили М. Ю. Лермонтов и Н. В. Гоголь».

    Здесь понятие «народный» не означает «поэт, писавший на народном языке», а, напротив, «широко известный в народе поэт, давший прекрасные образцы элитарной поэзии». Иными словами, поэт, способствовавший переводу народа на литературный РЯ. Тогда как поэты, писавшие на языке, бликом к народному (например, Алексей Васильевич Кольцов), получают эпитет «выдающийся», но не «народный».

    «Русский язык середины XIX — начала XX века имел четыре общие тенденции развития: ограничение славяно-русской традиции в кругу литературной нормы; сближение литературного языка с живой устной речью; расширение литературного употребления слов и оборотов из разных профессиональных диалектов и жаргонов; перераспределение функций и влияния разных жанров, развитие жанра реалистического романа (И. А. Гончаров, Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой, И. С. Тургенев), рассказа (А. П. Чехов); преобладание общественно-политической, философской проблематики».

    В этом абзаце на поверхности находится как бы демократизация РЯ: сближение с устной речью, обращение к пласту профессиональной и жаргонной лексики, прорастание жанров друг в друга, обращение к общественно-политической и философской проблематике. Однако затемнена глубина: речь идёт о развитии литературного языка Российской империи, о выполнении имперского заказа аристократов, которым был нужен язык точный, выразительный, весьма широкий по тематике и глубоко национальный. Именно этим объясняется очень внимательное отношение таких мастеров слова, как, например, Л.Н. Толстой, к речи персонажей: крестьянина в его романах невозможно спутать с лакеем, а уездного помещика – со столичным дворянином.

    «Словарь русского литературного языка обогатился множеством отвлеченных понятий и выражений в соответствии с ростом общественного самосознания. Под влиянием общественно-политической жизни России распространялись и укреплялись социально-политические термины, лозунги, афоризмы, интернациональная лексика».

    Понятно, что реформы Александра II, обрушившиеся на неподготовленную к ним социальную среду, начали взращивать не столько здоровые силы Российской империи, сколько поощрять инородцев и собственное отребье на совершение противоправных действий. Отсюда – заимствованные социально-политические термины и интернациональная лексика.

    Период социализма. «Новая социалистическая культура изменила русский язык в области словообразования, лексики и фразеологии. Шло активное развитие специально-технических языков. Стандартизации устной речи в XX веке способствовали распространение СМИ, введение всеобщего образования, масштабная межрегиональная миграция населения».

    Очень скудное отражение сложных социальных и культурных процессов. Политическое противостояние большевиков как якобы представителей рабочего класса (на самом деле инородцев, в основном – евреев) «эксплуататорам трудового народа» (на самом деле – русской элите) привело к знаменитому лозунгу Пролеткульта и РАППа «сбросим Пушкина с корабля революции». Однако язык Серафимовича или Фурманова ничуть не богаче и не образнее языка Пушкина. Вместе с тем, он богаче и образнее языка многих современных писателей, пишущих детективы. Иными словами, при отсутствии национальной элиты в ХХ веке исчезла и востребованность элитарного РЯ, так что сам РЯ стал постепенно упрощаться и обедняться.

    Посткоммунистический период. «Процесс глобализации конца XX — начала XXI века обогатил русский язык огромным количеством заимствований (в основном из английского языка) в профессиональной, технической лексике, языке интернет-коммуникации, политике, СМИ, медицине — практически во всех сферах жизни современного общества».

    Честно говоря, никакого обогащения я тут не вижу. Если мы заменили слово «городовой» на слово «милиционер», «гласный Думы» на «спикер Думы», «управляющий» на «менеджер», «консультацию» на «консалтинг», «распределитель» на «дистрибьютер», ЭВМ на «компьютер», ОКГ на «лазер», «программы» на «софт» и т.д., то назвать это «обогащением» язык как-то не поворачивается. Можно лишь говорить о «приспособлении к конъюнктуре рынка», что бывало во все эпохи. Что же касается термина «глобализация», то он является эвфемизмом (благозвучной заменой) табуированного (запрещённого) термина «вестернизация». Иными словами, Запад постепенно заменяет какой-то пласт исконно русской лексики или слов, заимствованных в РЯ из других языков много веков назад (и потому обрусевших) на слова английского происхождения. Просто мы, русские, переживаем сейчас сдачу одного пункта за другим западной культуре в ходе информационной войны. Но ведь и Запад не вечен. Когда-то самым сильным государством мира был Рим, а его разбили «варвары» (люди третьего сорта с позиций Рима), позже не удержался и Арабский Халифат, рухнула и Византия. Так что и процесс «обогащения РЯ в процессе глобализации» имеет свои ограничения во времени. Равно как и Россия возродит свою национальную элиту, которой потребуется элитарный РЯ, а не та смесь жаргона и мата, на которой разговаривает современное студенчество.

    Хвалебные слова в честь РЯ. «Изменяясь, русский язык остается одним из самых распространенных и активно развивающихся языков мира. Интерес к русской культуре неразрывно связан с интересом к русскому языку, количество желающих изучать его растет с каждым годом. Русский язык преподается в 87 государствах — число обучающихся в 1648 университетах превышает 18 миллионов человек. В 1967 году была создана Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ). В 1974 году основан Институт русского языка имени А. С. Пушкина».

    Замечу, что Институт РЯ им. Пушкина отличается от Института РЯ им. Виноградова тем, что решает, в основном, проблемы преподавания и распространения РЯ за рубежом, а не исследованиями самого РЯ (хотя до некоторой степени и этим).

    Особенности языка. «Структура современного русского языка имеет ряд особенностей, отличающих его от других языков мира. Русский язык — флективный, то есть в нем существуют флексии. Флексия — часть слова (окончание), выражающая грамматическое значение при словоизменении (склонении, спряжении). Это – синтетический язык: в слове объединены и лексическое, и грамматическое значения».

    Именно благодаря наличию флексий каждое русское слово имеет грамматическое значение (выступает как часть речи) даже вне контекста.

    «В русском языке нормальными формами являются: для существительных — именительный падеж единственного числа, для прилагательных — именительный падеж единственного числа мужского рода, для глаголов, причастий и деепричастий — глагол в инфинитиве».

    Весьма непонятное утверждение. Получается, что косвенные падежи, женский и средний род, все лица, числа и времена глагола – формы НЕНОРМАЛЬНЫЕ для РЯ. Такое утверждение удивительно и парадоксально. Вероятно, авторы статьи хотели сказать, что перечисленные формы являются исходными, по отношению к которым можно выделять другие формы.

    «Стандартно выделяется 10 основных частей речи: имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, местоимение, глагол, наречие, предлог, союз, частица, междометие. Как отдельные части речи выделяются слова категории состояния (как группа наречий), причастия и деепричастия (как особые формы глагола), звукоподражания (рассматриваются вместе с междометиями), модальные слова (как вводные элементы в предложении)».

    «Части речи делятся на две группы: самостоятельные и служебные. Самостоятельные части речи называют предметы, качества и свойства, количество, состояние, действие либо указывают на них (имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, местоимение, глагол, наречие, слово категории состояния). Служебные части речи выражают грамматические отношения либо участвуют в образовании форм других слов (предлог, союз, частица)».

    Эта характеристика РЯ не отличается от характеристики любых других европейских языков. С подобной точки зрения РЯ не хуже и не лучше других языков – он обычный.

    Орфография. «Главный принцип русской орфографии, называемый в лингвистике чаще всего фономорфологическим, предполагает буквенную передачу значимых частей слова — морфем (корней, приставок, суффиксов), причем морфема пишется одинаково, независимо от позиционных фонетических изменений».

    Учебники обычно приводят иной принцип – фонематический, в отличие от фонетического, принятого в ряде славянских языков (например, в сербском или белорусском). А вышеприведённое предложение авторов сформулировано так, будто бы существуют незначимые части слова, которые, в отличие от значимых, передаются не буквенно, а как-то иначе, например, символически. Это тоже странно.

    Фонология. «Русская фонетическая система состоит из 43 фонем. Это 6 гласных: [а], [э], [и], [ы], [о], [у]; 37 согласных: [б], [б'], [в], [в'], [г], [г'], [д], [д'], [ж], [з], [з'], [j], [к], [к'], [л], [л'], [м], [м'], [н], [н'], [п], [п'], [р], [р'], [с], [с'], [т], [т'], [ф], [ф'], [х], [х'], [ц], [ч'], [ш], [щ], [ж':]».

    Авторы путают фонетику РЯ как «фонетическую систему» и фонологию РЯ как «фонематическую систему». О фонетике РЯ тут не говорится ни слова. Не рассмотрены также двойные согласные, которые также являются фонемами, например, «бал» и «балл» или «цена» и «ценна». Словом, комментарий дан непрофессиональный.

    «В русском, как в большинстве языков, фонемы представлены не в речи в чистом виде, а в виде аллофонов (вариантов). Находясь в сильной позиции, фонема имеет свой основной вариант; для гласных это позиция под ударением, для согласных — перед гласным или перед сонорным звуком».

    Опять весьма неряшливая фраза. Если фонемы «не представлены в речи», то где же они существуют? Только в трудах лингвистов? – А «основной вариант» (аллофон) фонемы – это и есть ее «чистый вид». Так что фонемы всё-таки бывают представлены в речи в чистом виде, хотя бывают представлены в ней же и в виде аллофонов.

    «По правилам русского языка глухие фонемы перед звонкими озвончаются, звонкие перед глухими оглушаются. Кроме того, на конце слов могут встречаться только глухие согласные, так как конец слова считается слабой позицией».

    Опять не поясняется, что это правило – недавнее, следствие падения редуцированных гласных, чего в древнем РЯ не было.

    «Наиболее изменчивой фонемой считается о. Как таковая она встречается только в сильной позиции (под ударением). Во всех остальных случаях она редуцируется».

    Очень приблизительное суждение. В безударном положении редуцируются все гласные, даже У и Ы, хотя степень их редукции меньше, чем, например, А.

    «В процессе речи происходит чередование звуков, это очень распространенная особенность русского языка как для гласных, так и для согласных звуков».

    И опять не отмечается, что здесь мы имеем другое следствие того же падения редуцированных.

    Источники. «Виноградов, В. В. Основные этапы истории русского языка / В. В. Виноградов // История русского литературного языка : избр. тр. М., 1978. С. 10—64.

    http://ru.wikipedia.org, www.divеlang.ru, www.gramma.ru, www.krugosvet.ru, www.polit.ru, www.trаktat.cоm, http://gramoty.ru/».

    Обсуждение

    На первый взгляд странно, что переводчики, пропагандируя русский язык, имеют довольно смутное представление о его истории и фонетике. Они цитируют массу непроверенных сведений из академических источников, но даже там, где сведения проверены и точны, они ухитряются давать весьма сомнительные комментарии. Однако всё это вполне объяснимо, ибо переводчики (чаще всего с иностранных языков на русский, чем наоборот), оказываются специалистами по иностранному языку, но не по русскому. В этом убедился я сам, преподавая в одном из негосударственных вузов иностранные языки (начальные сведения по английскому, немецкому и испанскому). Я был несказанно удивлён тому, что будущие переводчики не изучали углублённо русский язык – он не был предусмотрен их учебным планом!

    Из приведённых в данной статье сведений явствует, что РЯ принадлежит к тем языкам, которые только заимствуют словарный фонд, ничего не давая взамен, что русский язык плох усложненной фонологией, сложной орфоэпией (когда какие-то звуки оглушаются, другие озвончаются, третьи меняются местами или оказываются «беглыми») и какими-то необъяснимыми революционными взрывами в истории своего развития. Впрочем, истории весьма короткой. И что история его начинается с того времени, когда заботливые греки Кирилл и Мефодий осчастливили его вариантом греческой азбуки. При этом тысячелетняя история рун Рода игнорируется полностью. Что же касается грамматики, то в РЯ, с точки зрения авторов статьи, преобладают НЕНОРМАЛЬНЫЕ формы.

    Как видим, приведен пасквиль, скверный анекдот о русском языке с нелепыми комментариями. Но, к сожалению, он мало отличается от того, что мы находим в академических изданиях. Из статьи веет пренебрежением к его носителю, великому русскому этносу. Но не потому, что таков был замысел авторов, а потому, что такова академическая лингвистика РЯ. Которая в последние десятилетия оказалась в руках нерусских людей и разрабатывается в целях запада. Ибо единственной фразой, произнесённой в адрес РЯ с нескрываемым восхищением, стала вот эта: «Процесс глобализации конца XX — начала XXI века обогатил русский язык огромным количеством заимствований (в основном из английского языка) в профессиональной, технической лексике, языке интернет-коммуникации, политике, СМИ, медицине — практически во всех сферах жизни современного общества». Так что не будь глобализации (вестернизации), русскому языку был бы начертан один путь – пропасть, кануть в Лету.

    Заключение. Напомню русскую пословицу: «Боже, обереги меня от друзей (в данном случае, от друзей РЯ), а от врагов я уж сам оберегусь!»

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову