О Московии и «Нетрадиционной истории России» А.А.Бычкова

Чудинов Валерий Алексеевич


Вообще говоря, слова о «нетрадиционной ориентации» любого автора вызывают на подсознательном уровне некоторые не вполне приятные ассоциации. И когда автор отдает себе в этом отчёт, он стремится не допускать подобных промахов. Иное отношение мы встречаем у Алексея Александровича Бычкова, доктора исторических наук, который как раз гордится своей нетрадиционной историографической ориентацией. Что же, в таком случае наша с ним полемика окрашивается в иные тона: поскольку я полагаю, что Русь всегда была Русью, даже в те времена, в которые нынешние историографы считали ее сборищем диких племен, меня можно отнести к сторонникам традиционной истории Руси.

Оглавление:
  • О Московии и «Нетрадиционной истории России» А.А.Бычкова
  • Заключение
  • Литература
  • О Московии и «Нетрадиционной истории России» А.А.Бычкова

    Вообще говоря, слова о «нетрадиционной ориентации» любого автора вызывают на подсознательном уровне некоторые не вполне приятные ассоциации. И когда автор отдает себе в этом отчёт, он стремится не допускать подобных промахов. Иное отношение мы встречаем у Алексея Александровича Бычкова, доктора исторических наук, который как раз гордится своей нетрадиционной историографической ориентацией. Что же, в таком случае наша с ним полемика окрашивается в иные тона: поскольку я полагаю, что Русь всегда была Русью, даже в те времена, в которые нынешние историографы считали ее сборищем диких племен, меня можно отнести к сторонникам традиционной истории Руси. Тогда как мой оппонент сам на себя надел костюм историографа-гея.

    Название «Нетрадиционная история России» несет вторая книга данного автора, ниспровергающая традиционную историю Руси, на которой я в плане идущей моей полемики с А.А. Бычковым также хотел бы остановиться подробнее. Книге предшествует эпиграф: «Славянский язык – язык балтов, сильно испорченный пришлыми иранцами и смешавшимися с ними фракийцами, иллирийцами, германцами и кельтами, так что искать прародину славян – затея пустая» (БМЛ, с. 11). Полагаю, что нужно уж очень не любить свою Родину и свой родной русский язык, чтобы так выразиться об одном из величайших и древнейших языков нашей планеты. Получается, что если бы не пришлые иранцы и прочий смешавшийся с ними люд, говорить бы нам всем по-жемайтски. Или по-аукштайтски – кому как нравится. Впрочем, год назад я уже рецензировал книгу А.А. Бычкова, посвященную Киевской Руси – этот исследователь полагал, что в древнем Киеве славян не было, там проживали сплошные тюрки. И на этот раз его новая книга не менее оригинальна, если не сказать больше. Что значит сказать больше? – Что нетрадиционность уже граничит с патологией.

    Кто такие склавины, сербы и хорваты? – Оказывается, иранцы. «Скифы, саки, сакалибы, склавины, савроматы, сарматы, харваты (хорваты), савары, северы, северяне, сербы, сорбы. Все это ираноязычные племена, исконно проживавшие в степной и лесостепной зане Средней Азии, России, Украины и немного позднее в Венгрии, Моравии, Чехии, Словакии и Восточной Германии», – полагает этот автор (БМЛ, с. 6).

    Как же так? Ведь сакалибы – это арабское название славян, склавины – название одного из славянских племен, славянами были хорваты и сербы. Вовсе нет, полагает А.А. Бычков, это ираноязычные племена. Интересно узнать, на основании чего?

    Самое начало книги, раздел «Где ты, русская земля», начинается с цитаты Л.В. Алексеева из его книги «Полоцкая земля» (напомню, что город Полоцк находится в Белоруссии) о «современных данных археологии и топонимики». Так вот где собака зарыта. Так считают с одной стороны археологи, с другой стороны лингвисты. Правда, не все и не всегда. Можно ли сказать, что они правы? Я на своем опыте не могу. Так, археолог, главный редактор журнала «Краткие сообщения» Института Археологии РАН В.В. Седов долгое время называл культуру позднеантичных славян «римской провинциальной культурой». Ранней античной славянской культуры, на его взгляд, вообще не было. Меня вначале возмутило само название «провинциальная культура», а позже, когда я прочитал надписи этрусков, на ¾ написанные протокириллицей по-русски, я понял, что именно Русь посредством этрусков организовала и город Рим, и римское государство. Иными словами, Рим являлся русской провинцией, а не наоборот.

    К сожалению, первые шаги археология делала не в России, а на Западе. Отсюда – ее нацеленность на преувеличение роли кельтов, латинян, эллинов и германцев в Западной Европе и роли иранских и тюркских племен на территории России. При ближайшем рассмотрении, на фигурках якобы кельтских или германских богов, найденных археологами на землях Западной Европы, читаются имена славянских богов Рода, Яра, Мары и т.д. Однако эпиграфисты эти надписи не только не читают, но и отрицают само их существование. То же самое сделал и А.А.Бычков, которого я познакомил с моим методом чтения. Сам он читать древние надписи не желает, но то, что я читаю неверно, знает абсолютно точно. Правда, непонятно, как.

    Мне же совершенно понятно, что пока не прочитаны надписи, даже атрибуцию самого найденного предмета подчас сделать невозможно – что именно нашли археологи. А уж говорить об его этнической принадлежности и вообще не по чему. Иными словами, археология без эпиграфики слепа. А эпиграфика, как я смог убедиться, намного полнее и многообразнее, чем до сих пор полагали археологи. Только признаться им в этом страшно, ибо тогда придется пересматривать целые эпохи и культуры. К сожалению, то же самое можно сказать и о топонимике. Это всё – довольно грубые методы XIX века.

    К сожалению, историки не только воспитаны на некритичном отношении к данным археологии и топонимики, но и питают особый пиетет именно к XIX веку. Как если бы тогда работали не ученые, а боги. А вот в ХХ и XXI веках, на их взгляд, работают профаны, с чьим мнением можно вообще не считаться. И мои исследования, на взгляд А.А. Бычкова, гроша ломаного не стоят. Поэтому если я вывожу слово «хорваты» из корня «хор» со значением «солнце», слово «серб» из слова «серп» (Луны), а слово «склавины», равно как и «славяне» из слова «сокол», а потом демонстрирую камень в виде птицы (сокола), найденный в Сербии, относящийся к неолиту и содержащий слова «соколовяне», как я это уже показал в ряде публикаций, то это, якобы, мое личное дело. Ибо этимологию русских слов немец Макс Фасмер знает, конечно же, гораздо лучше, чем русский Валерий Чудинов, а уж если в XIX веке археологи «приписали» сербов не к лунопоклонникам, а хорватов к солнцепоклонникам, а к иранцам, то так тому и быть.

    Анты как иранцы. Ясное дело, с позиций А.А. Бычкова все славяне того времени – это иранцы. «Анты, «окраинные, пограничные» (Пеньковская культура), – ираноязычное образование, которое многие считают чуть ли не славянами. Их потомки – сербы, хорваты, тиверцы, уличи, берлядь – наследники жителей подольско-днепровского региона черняховской культуры. Эта группа формировалась в позднеримское время на основе ираноязычного населения. Позднее их потомки получили прозвание «тиверцы».» (БМЛ, с. 13). Итак, анты – это «чуть ли не славяне». То есть, по мнению А.А. Бычкова, многие их приближают к славянам, но славянами не считают. Посмотрим, однако, что говорят специалисты: «Анты – название восточнославянских племен, данные им византийскими писателями 4-7 вв. Возможно, это – видоизменение общеславянского имени «венты», «вяты». Впервые название «анты» встречается в одной из керченских надписей 3 в. н.э. Основные сведения по истории антов содержатся в работах писателей 6-7 вв.: Прокопия, Йордана, Агафия, Манандра, Феофилакта, Псевдо-Маврикия, Феофана. Анты жили в области лесостепи от Карпат до Северского Донца…» (ГЛА, с. 19). Это – мнение, вошедшее в энциклопедию по славяноведению. Более того, о славянской природе антов писали перечисленные их современники из числа византийцев, которых в симпатиях к славянам не обвинишь. Естественно, что А.А. Бычков энциклопедий не читает.

    Хочу также привести окончание данной большой статьи В.Д. Гладкого: «В 385 году готский король Винитар (Витимир) стремился подчинить своей власти антов, но потерпел поражение. Позже ему удалось захватить в плен князя Боза и казнить его вместе с сыновьями и 70 вельможами. С начала 6 в. анты вместе с родственными им склавинами вели наступление на балканские владения Византии. Вначале оно носило характер набегов для захвата пленных и добычи, но уже во время войны 550-551 часть антов и склавинов осталась на Балканах. С этого времени быстро развивается славянская колонизация Балкан. С конца 6 века анты вели войны с аварами. Имя антов в начале 7 века перестало употребляться в письменных источниках. Место антов заняло новое и большое объединение – Русь, ядро которого совпало с наиболее развитыми землями антов» (ГЛА, с. 19). Так что анты – это просто иное название русских.

    Однако упрямый Фома, то бишь, Алексей Александрович, полагает, что анты – это иранцы. Это они, анты, так испортили язык балтов, что получился и славянский, и русский языки, некая лингвистическая помойка, на базе которой он пишет свои книги. Отчего же не по-литовски, или, на худой конец, не на фарси?

    Правда, как именно произошло подобное слияние балтских и иранских языков с образованием славянского и русского, он нам ни в одной своей работе не показывает. Да и ни при каких затратах интеллектуальных усилий показать этого не сможет, ибо такое развитие событий противоестественно, и ни к чему, кроме конфуза, не приведет.

    Русы как германцы. Часть русских после нашествия германских племен осталась непокоренной. Их территория, являвшаяся центром Порусья (Пруссии), называлась Вагрия, а жители – варягами, о чем я уже писал. Это – северная часть Западной Европы по соседству со Скандинавией. Естественно, что Вагрию часто путали с соседними странами.

    Эта путаница с удовольствием цитируется А.А. Бычковым. Он говорит то о Вагрии, то о восточном Русском каганате. Так, приводится почти полный текст «Бертинских анналов», где народ называется RHOS, а царь – CHACANUS, то есть «росы» и «хакан». Но государство «Русский каганат» тоже существовало, в нем говорили по-русски, а его столицей была Москва, о чем я тоже писал. Бычкова смущает, что русы нападали на славян. Что ж, во время междоусобиц русские нападали и на русских, не только на более далеких по родству славян. Это не доказательство отсутствия между ними родства. Вполне объяснимо и шведское название порогов Днепра, выдаваемое за «русское» против «славянского», вполне нам понятного – германские языки были больше приняты в Византии, чем славянские, и потому был дан перевод со славянского на шведский. Но лишь для понимания греками - византийцами, а не потому, что этот язык применялся на Руси. Не применялся он и в Вагрии, где говорили по-русски.

    Часть варягов занималась морским разбоем. Это действительно так. Однако, сделав варягов шведами, А.А. Бычков пишет: «В связи с тем фактом, что шведские бандиты и еврейские торговцы (а глава у него называется «Как евреи сделали нас русскими» – В.Ч.), внесли немалую лепту в формирование великого и могучего русского языка, сообщу кое-что о самих симитах» (БМЛ, с. 29). Итак, оказывается, Русь сделали шведские бандиты и еврейские торговцы; а слова о «великом и могучем» русском языке тут звучат явной издевкой. Семиты у него стали «симитами». Слово СЕМИТЫ он пишет через И, поскольку считает их потомками СИМА. Но если, по его мнению, помимо иранцев и балтов, нам следует кланяться шведам и евреям в качестве наших пращуров, то мне теперь становится понятным, почему доктор исторических наук А.А. Бычков был вынужден покинуть Институт российской истории РАН и более не устроился ни на одну работу. С такими взглядами можно только пробиваться с хлеба на воду.

    Еврейский вклад в русский язык. Итак, по А.А. Бычкову, испорченный иранцами балтский язык теперь был дополнен шведскими бандитами и еврейскими торговцами, и тем самым стал «великим и могучим». Хоть смейся, хоть плачь! Теперь читатель готов и к более сильному выводу автора: «Именно здесь, на территории России и Украины, были иудейские правители, здесь был Великий Израиль» (БМЛ, с. 29). Вот так! Это уже не отдельные еврейские торговцы, это уже целое государство, Израиль – Русь! Ай да Бычков! Теперь становится понятным подзаголовок его книги – нетрадиционная история России. Действительно, израильская историографическая ориентация истории Руси – очень даже нетрадиционна.

    О таких откровенно русофобских позициях бывшего сотрудника советской разведки, а затем и ученого из Института отечественной истории я не мог догадываться даже в самых страшных предположениях.

    А дальше начинается патология. «Я долго изучал проблему происхождения семитов, и вот что выяснил. Первый человек родился в Москве – это был Адам, прародитель всех людей. Но он не был семитом. Не было еще народностей. Семиты – это потомки Сима. Они вышли из Египта. Тогда они назывались не семитами (так их назовут позднее), а аборигенами. И бог их первых обучил искусству письма. И стали они единственным цивилизованным народом на земле» (БМЛ, с. 31). Браво, Бычков, умри – лучше не скажешь! Конечно же, Адам родился в Москве, в родильном доме им. Грауэрмана, что на Арбате. И родители его, добропорядочные аборигены, которых позже назовут семитами, часто молились в ближайшей синагоге. Но они, а также их знакомые, а также все остальные жители, в том числе и строители Москвы еще не были людьми, ибо первым человеком стал Адам, а все москвичи оставались звероподобными аборигенами. А потом Адам и его знакомые полетели в Египет на отдых. Порезвились на берегу Красного моря, посетили пирамиды в Гизе, а потом решили пешком отправиться на родину, в Иерусалим. То есть, в Москву. Тут к ним присоединились отдыхавшие в Асуане и Карнаке потомки Сима, Семеновы. Как покинули границы Египта и вступили на Синай, тут же подошел к ним Бог и, усадив в плетеные кресла, обучил квадратному еврейскому письму. Ибо теперь они уже обрели свою родину и свое имя. И узнали, что они люди, то есть, семиты. И что первый среди них – Адам.


    Рис. 1. Якобы поклонение балтов Московии ужам

    Это уже не демонстрация нетрадиционной ориентации, это, к сожалению, психическое нездоровье. Грешно смеяться над больным человеком. Его бы в клинику, дать его бедной головушке отдохнуть – а вместо этого его книгу печатают, и этот бред распространяют большим тиражом. К сожалению, каким именно – узнать невозможно, издательство свой тираж не обозначило. Точнее, союз из трех издательств – АСТ, КРПА Олимп и АСТРЕЛЬ. Но на шмуцтитуле напечатан логотип только последнего, а его представительство находится в республике Тыва, в Кызыле. Так что тувинцам виднее, что печатать о Московии, и какого человека, в каком психическом состоянии брать в свои авторы. Хотите поинтересоваться – сходите, это рукой подать: сначала 4 часа лета на реактивном самолете до Красноярска, а затем еще 3 часа – на 5-местном «кукурузнике» с гремящим авиадвигателем. Если управитесь за сутки в один конец – считайте, что вам повезло. Затем вам представят какого-нибудь главу издательства по фамилии Оюн (а там примерно 70 % населения носит эту фамилию), который угостит вас чаем и будет долго расспрашивать о Москве (не потому, что это ему интересно, а потому что он уважает гостя), а в конце разговора выяснится, что он не знает никакого Бычкова и его книги о Московии. И не имеет никакого представления о размере тиража.

    Поклонение балтов змеям. Говоря о том, что Московия была населена кем угодно, А.А. Бычков демонстрирует картинку с подписью: «Местные балты, а вслед за ними и кривичи поклонялись и почитали змей, ужей и ящериц. Змея – бог жизни, мудрости и письменности. Убийство змеи каралось смертной казнью» (БМЛ, с. 71). Итак, Московия была населена «местными балтами», и москвичи вставали на колени перед змеями, ужами и ящерицами, о чем якобы свидетельствует неизвестно откуда взявшаяся картинка (Бычков за редким исключением предпочитает не сообщать источник заимствования). Стало быть, гадюк не уничтожали, а им поклонялись и их почитали. Странно, что ни один из нас не помнит подобных традиций; не отмечены они и исследователями прошлых веков. А в другой его книге та же картинка приведена к малюсенькой заметке: «БИРЦУЛИ – домовые духи в виде ужей» (БЭЯ, с. 43). Следовательно, по его мнению, данная картинка иллюстрирует поклонение балтов Московии местным московским ужам.


    Рис. 2. Мое чтение надписей на предыдущем изображении

    Подобная интерпретация событий на рисунке вызывает большие сомнения. Некое змееобразное существо действительно помещено в левый дальний угол пространства, но справа стоит некий ящик, еще ближе к людям растет дерево; но взоры людей направлены на бородатого человека слева, а вовсе не на предметы заднего плана.

    Впрочем, рисунок содержит ряд деталей, обладающих надписями, которые я хотел бы прочитать. Возможно и не все, поскольку надписей на каждом персонаже довольно много. Итак, начнем чтение с кроны дерева, рис. 2. Наиболее крупная надпись в центре гласит: РУСЬ-ЛИТВА, чем обозначено место действия. Заметим, что это не Московия, а Литва, но надпись сделана по-русски, а не по-литовски. Казалось бы, если А.А. Бычков прав, то в Литве сам бог велел писать по-литовски (тут ведь еще нет искажающего влияния иранских племен, приведшее, по А.А. Бычкову, к созданию славянского языка). Но нет! Прибалты не хотят писать по-литовски, они пишут по-русски. Впрочем, то, что в Литве говорили по-русски, давным-давно известно всем исследователям, кроме А.А. Бычкова.

    Читаем ниже – МАЙ, ЯРИЛО. В левой части находим перевернутые кверху ногами буквы, данные белым на черном фоне, а вокруг них, в виде листьев, буквы курсивом. Это – слова ЯРИЛИН ДЕНЬ. Теперь становится понятным, что мы видим, как русские (именно русские, а не прибалты) отмечают Ярилин день. Они встают на колени и соединяют кисти, соприкасаясь кончиками пальцев. А обращенный к ним человек, напротив, широко раздвигает руки. В чем суть такого поведения, мы узнаем чуть позже, когда прочитаем надписи. Пока же лишь отметим, что ни о каком поклонении ужу, змее или ящерице тут речь не идет.

    Далее я рассматриваю пламя на ящике в прямом и обращенном цвете. Здесь читаются слова: НИ НАМ КРИЧАЛА КОШКА. Полагаю, все-таки, что в тексте допущена орфографическая ошибка, и что правильнее было бы сказать: НЕ НАМ КРИЧАЛА КОШКА. Следовательно, здесь где-то находится кошка. Можно предположить, что кошка находится в ящике. И действительно, справа от ящика в тени можно прочитать слово КОШКА. Правда, в окошечко ящика ее не видно, а черные буквы окна образуют слово РУНА, то есть, НАДПИСИ.

    Итак, кошка на рисунке присутствует, и она, видимо, кричит, но ее крики передаются на рисунке в виде надписей. Так можно понять этот сюжет.

    Надпись справа от дерева в тени гласит: САМАЯ ЯВНАЯ САТАНА. Это о кошке. Вероятно, речь о ней идет в переносном смысле. И так оно и есть, поскольку слева от дерева надпись в виде тени (а в центре – в обращенном цвете) поясняет: КРИЧАТ КАК КОШКИ. Следовательно, кошка хотя и сидит в ящике, но люди ее своим криком затмевают, видимо, исполняя роль кошки. Впрочем, до надписей на изображениях людей мы еще дойдем.

    То, что А.А. Бычкову казалось змеей или ужом, и с чем он связывал центральную идею рисунка (поклонение балтов ужам), тоже несет надпись, но совершенно неожиданную: ЛИК ВЕЛЕСА. Так что в Ярилин день это весьма допустимо: Велес был отцом Ярило. Правда, А.А. Бычков и здесь не угадал: чуть выше размещения рисунка в своей книге, он написал: «Велес – по-литовски означает «покойник». У ославянившихся кривичей так назывался бог-медведь, лесной господин, хозяин животного мира» (БМЛ, с. 71). Вообще говоря, в разное время у Велеса были различные зооморфные образы: в раннюю эпоху он был кабаном, потом мог стать змеей, а в поздний период – бурым медведем. Но данный образ на рисунке не совпал с предположениями А.А. Бычкова. А штриховка на ящике, на котором покоится змей, содержит надпись: ЯРИЛО и слова: ЯРИЛИН ДЕНЬ РУН. Последнее весьма интересно по дате.

    У А.И. Барашкова (Александра Игоревича Асова) мы читаем: «Второе травня, 22 мая. Ярилин день, семик. В русском православии слился с днем Николы или Миколы вешнего, травного. Потому в былинах место Ярилы занял пахарь и воин Микула Селянинович. В этот день бог Ярило пашет землю, сеет яровые (средний посев яровых хлебов). Волхвы поют песни…» (БАК, с. 73). Итак, Ярилин день рун, то есть Ярилин «день славянской письменности», приходился на 22 мая. А вот уже более 10 лет мы празднуем нынешний «день славянской письменности» 21 мая, почти тогда же.

    Теперь приступим к изучению людей. На голове у левого персонажа (профиль лица) мы читаем МЫШКА, а также внизу (нижняя челюсть и левее) И КОШКИ. Иными словами, мышка одна, и это – как раз рассматриваемый персонаж, тогда как кошек много – все люди, стоящие на коленях. Наше предположение относительно левого персонажа подтверждается чтением надписи МЫШКА, читаемой в обращенном цвете на ладонях его рук. А складки ткани на его спине передают слова: ХТО ЕСТЬ ТЫ У НИХ. Это – продолжение слова МЫШКА. Следовательно, дл всех участников церемонии левый персонаж является жертвой, которую они непременно должны съесть – в этом суть игры. А в самой нижней части этого персонажа читаются слова: ЯР МИМ и МАСКА. Иными словами, он с одной стороны жрец (маска), а с другой – простой актер (мим), то есть – не посвященный в ведическую религию.

    На голове первого молящегося написано: ПЕРУНОВ ЛИК, а ниже – ЛИК КОШКИ. А поскольку люди, связанные с Перуном занимались приведением приговоров в исполнение, то название КОШКА для них звучит как меткое прозвище. Люди Перуна всегда кого-то выслеживали. Но, возможно, имеется в виду и чисто географическое понимание: камень Перуна всегда находился на западе, камень Велеса (а, следовательно, и Яра) – на востоке. Иными словами, запад ловил восток, а восток убегал (запад – кошка, восток – мышка). Земля вращается в направлении восток – юг – запад – север, но прецессия идет в обратном направлении, так что запад как бы гонится за востоком. На штриховке одежды этого персонажа после ее поворота на 900 вправо читаются слова: ЗАКИНЬ КАПКАН НА МЫШКУ – ТЫ КОЛДУН. Так что подробность тут состоит в том, под колдуном на рисунке понимается представитель Перуна. Между тем, А.А. Бычков убежден, что «Колдун – первоначально «жрец бога Коляды», позже злой чародей, друживший с нечистой силой» (БЭЯ, с. 142). Возможно, что А.А. Бычков прав по поводу возникновения слова «колдун», тогда как на рисунке дано другое понимание. А тень между «мышкой» и «кошкой» может быть прочитана как альтернатива: ТЫ УЗНИК ИЛИ КАПКАН? Похоже, что тут тоже нанят актер (мим), который твердо не знает, что ему следует делать в соответствии с ритуалом.

    Штрихи тени между первым молящимся и группой из трех молящихся можно прочитать как слова: ТРИ ВРАГА ЯРИЛА. Итак, если лик Ярила – это мышка, то его ловит не только Перун-кошка, но и еще три хищника, три молящихся. На копне волос у первого врага можно прочитать слово РИМ, тогда как черты лица и нижняя часть прически гласят: ЮНОША КИЕВ. Третьим врагом, видимо, является женщина. Правда, на ее голове написано: ВИДЯТСЯ ГАНКЕ. Вероятно, Ганка, облаченная в украинский наряд, и приходится третьим врагом Ярилы; однако эта область, позже ставшая Малороссией, в то время еще не имела названия, и потому обозначена просто женским именем Ганки. Так что, называя эту область современным государственным именем, приходится признать, что это – Украина. При этом юноша – Киев мычит: МУ-МУ.

    В этой сцене Ярилиной игры видны и политические сюжеты. Под Ярилой понимается не столько Порусье, сколько Вагрия, его центр. На варягов (мышку) охотятся сразу три кошки: Рим, Киев как столица южной Руси, и примыкающие к Киевскому княжеству другие княжества, позже ставшие Украиной. Именно они, полагая, что стали узниками варягов, стремятся поймать Вагрию в капкан.

    Весьма любопытной является надпись на ногах самого левого персонажа и чуть правее; в прямом и обращенном цвете здесь можно прочитать слова: МИМ НА ПОСТУ В РИМЕ КАК В СТОМАКЕ. Если слово СТОМАК понимать как ЖЕЛУДОК, то получится, что данный актер изображает свою службу в Риме, как в таком месте, где можно хорошо поесть.

    Бородатый ЛИК подписан как КОШКИ ВРАГА РУСИ И ХАНА. Он же МИМ ВОРОВ и МАСКА, ЯР, то есть ЖРЕЦ ЯРА. Иными словами, это враг Ярила внутри самих варягов, среди разбойников и пиратов.


    Рис. 3. Мое чтение надписей на персонажах справа

    Закончим чтение надписей, поинтересовавшись, что написано на нижней части одежды трех правых персонажей. Так, у мужчины мы читаем: ХРАМА ЯРА МИМ, то есть – АКТЕР ХРАМА ЯРА. А у женщины – ПОРУСЬЕ ЯРИЛА, МИМ, ХРАМ ЯРИЛА. Следовательно, храм Ярилы находился не в Руси-Литве, а в Порусье (в Пруссии). Бородатый мужчина справа, как оказывается, тоже есть МИМ ЯРИЛА, но к тому же он ВАРЯГ И МАГ. Тем самым, простых верующих тут нет; перед зрителями актеры (мимы) разыгрывают праздничную мистерию по поводу Ярилина дня: один из актеров мышка, другие – кошки, при этом кошки отображают трех врагов Ярилы: Рим, юный Киев с округой, внутренних врагов среди варягов. А Ярило дружит в Русью и ханом.

    Таким образом, перед нами – одновременно и передача особенностей празднования Ярилина дня, и политическая аллегория.

    Мишка как польский король. Но, разумеется, должен существовать какой-то источник заболевания, какой-то материальный фактор, приводящий к тяжелым осложнениям. Существует ли он? Разумеется. Это – эпиграфика.

    Естественно, что человек, утверждающий некие удивительные истины, должен на что-то опираться. В данном случае опорой для его выводов послужил такой мотив: «Надписи на польских монетах еврейским письмом» – ЛИШКУС КРАЛЬ и МИШКА КРАЛЬ ПУЛЬСКИ», рис. 4 (БМЛ, рис. 31).


    Рис. 4. Изображение польской «монеты» из (БМЛ, с. 31)

    Честно говоря, меня тут смущает всё – и слово «монета», и еврейское квадратное письмо, и его чтение. Но попробуем рассмотреть всё по порядку. Среди монет изредка встречаются и так называемые «брактеаты», монеты с чеканкой только на одной стороне. Правда, в большинстве случаев брактеаты оказываются вовсе не монетами, а их имитацией, предназначенными для ношения их в виде монисто или других украшений костюма. Отличие монет от украшений заключается в том, что на монете должны быть проставлены: название, количество единиц, место чеканки (например, один рубль, Москва, Россия). А на украшениях, естественно, можно писать всё, что угодно, ибо украшение платежным средством не является. Таким образом, если на брактеате (который тем самым уже подозрителен) нет обычных для монет надписей, то это – украшение, а не монета. Что и подтверждает заявленная А.А. Бычковым надпись.


    Рис. 5. Мое чтение текста на якобы еврейском брактеате, найденном в Польше

    Теперь попробуем скопировать надпись и сопоставить ее с транслитерацией Бычкова, рис. 68. Выше я поместил транслитерацию А.А. Бычкова, ниже – ту, которая больше похожа на буквы еврейского квадратного письма. Но тогда вместо МШКуА КуРЛ ПОЛСКИ получается совершенно непонятный текст МИШКА КаН РЛ ГЛМ КуП, что явно бессмысленно. А из этого следует, что текст написан не на иврите.

    Ключом для понимания является рисунок собачки в центре брактеата. Полагая, что рисунок составлен из букв протокириллицы, я читаю: ЛИК РУСЬСКОГО ЗЛОГО ИДОЛА-ТИРАНА. Но на брактеате изображена добродушнейшая собачка. Следовательно, это ирония. Но очевидно, что и легенда, то есть, изображение вдоль кромки брактеата, выдержана в том же стиле. И действительно, принимая знаки за буквы протокириллицы, можно прочитать: ШЕРЬСТЯН И ДЛИНОНОГ. Так что А.А. Бычков «всего-навсего» спутал привычную для нас кириллицу (точнее, протокириллицу, которая выглядела точно так же) с еврейским квадратным письмом. Тем самым, он лишний раз показал, что с эпиграфикой у него существуют большие проблемы. Впрочем, если русский язык для него – это влияние еврейских купцов на смесь балтского с иранским, то, разумеется, кирилловская надпись выглядит для него еврейским квадратным письмом. Понятная аберрация!

    Итак, нет ни монеты, ни еврейской надписи, даже если находка сделана в Польше. Зато есть шутливое украшение для женщин на злобу дня: лик русского злого идола-тирана представлен в виде стриженой болонки, которая если обрастет, станет ШЕРСТИСТОЙ И ДИННОНОГОЙ. Это и есть причина, по которой Польшу следует считать страной еврейских королей. Боюсь только, что само словосочетание «еврей – король» вызовет гомерический хохот. Такого в истории европейских государств еще не было. Зато такую историческую сенсацию создал гений А.А. Бычкова.

    Деяния Стефана Пермского. Понятно, что теперь ход исторического процесса зависит от того, что прочитает или, скорее, как проинтерпретирует непрочитанное А.А. Бычков. Сначала он цитирует «Жития святых», и приходит к выводу, что у пермяков до встречи со Стефаном «знаки какие-то были, а письменности – нет» (БМЛ, с. 55). А затем добавляет: «Однако сохранился еще один уникальный источник – посох Стефана Пермского с описанием на костяных накладках его подвигов. И текст на посохе гласит, что при крещении пермяки передали Стефану свой «Закон» – книгу, написанную, надо понимать, самими язычниками. Так что пермская грамота заслуга не святого Стефана, а, скорее всего, языческих волхвов. А что же сделал для культуры сам Стефан? (Нельзя же считать вкладом в культуру уничтожение языческой книги и написание другой, столь же мракобесной, которая к тому же также не сохранилась)» (БМЛ, с. 55-56).


    Рис. 6 . Мое чтение надписи на изображении Стефана Пермского с топором

    Тут мы знакомимся еще с одной исключительной стороной личности А.А. Бычкова – его даром ясновидения. Ибо только Алексей Александрович, провидя сквозь толщу веков, смог прочитать и оценить содержание не дошедшей до нас книги, – она, оказывается, была столь же мракобесной, как и та, которую Стефан спалил самолично. А ведь и книгу пермских волхвов А.А. Бычков смог прочитать мысленным взором! Каков масштаб личности! Нам, читателям, такого не дано. Мы не в силах проинтерпретировать непрочитанное.

    Для пущей убедительности А.А. Бычков приводит два изображения. Как обычно, он не ссылается на источник, чтобы все полагали, что источник – это он сам. Он смог достать изображения Стефана Пермского (не иначе, как ему передала эти рисунки по наследству его бабушка). Любопытно, что когда я удивился, почему он не опубликовал список литературы в своей книге 3, он ответил, что издательство сказало, что книга вышла очень толстой и потому они библиографию просто не издали. Я весьма удивился такому поступку издательства, поскольку мои книги выходили в том же издательстве «Вече» более толстыми и с очень большим списком литературы, и никто и никогда в издательстве не желал его сократить, а тем более, выбросить. Так что это просто обычный стиль А.А. Бычкова.

    Итак, под рисунками имеется надпись: «Стефан топором разрубает статую пермского бога Воипеля, а затем, собирая щепки в кучу, сжигает остатки статуи вместе с храмом» (БМЛ, с. 56). На первый взгляд, всё так и есть; вот Стефан рубит топором, вот наклоняется до земли. Однако более подробное рассмотрение рисунков показывается, что всё сказанное не имеет ничего общего с тем, о чем идет речь на рисунке, рис. 69 и 70.

    Что же изображено на данном рисунке? Буквы, создающие лицо Стефана Пермского, можно прочитать, как слова СТЕФАН СРУБИЛ. Что именно он срубил, можно прочитать сначала как низ носа и губы (лежащая на боку буква Ц), затем как правый глаз (буква А), нос и левый глаз (буква Р), левый висок (буква Я), что образует слово ЦАРЯ. Как видим, Стефан срубил вовсе не идола, а правящую династию. Что и согласуется с изображением сидящего на троне монарха. Идолы, как известно, не сидят на троне, и у них нет царских корон.

    Далее на короне и на бороде читается слово АРАТА – видимо, название государства в родительном падеже. Иными словами, государство называется Арат. В истории известно существование государства Аратта, которое ряд исследователей помещал где-то вблизи Индии. Правда, А.Г. Кифишин вычитал это название на надписях Каменной Могилы на Украине, а Ю.А. Шилов, заимствуя эту идею, стал считать Араттой государство Трипольской культуры. Данная надпись говорит о том, что истина, видимо, лежит где-то посередине: Аратта действительно существовала на территории, соседней с Русью и где-то на границе с Азией. Такая интерпретация возможна.

    На складке мантии святого читается слово КАК, на руках, держащих топор – слово СКИВА. Последнее слово уточняется столбиком под топором, который еще следует обратить в цвете и повернуть вправо на 900. Тогда можно прочитать слово СКИФА. Написание СКИВА, видимо, ближе к живому произношению, поскольку звук Ф входил в русский язык постепенно, тогда как звук В был в нем исконным. С точки зрения содержания, надпись весьма интересна, и свидетельствует сразу о двух вещах: 1) скифы были плохими вояками и, вероятно, также соседями Аратты и 2) расправа как над скифами, так и над жителями Аратты в силу каких-то обстоятельств была не только законна, но и справедлива.

    За головой царя Аратты находится вертикальная планка с надписью, которую можно прочитать, положив планку поворотом вправо набок и обратив в цвете. Тогда читаются слова ВРАТА АРАТА. Как обычно, надпись имеет, по крайней мере, два смысла. Первый – прямой: царь Аратты сидит перед царскими вратами. Второй смысл: именно царь и является вратами, входом в государство Аратты; убийство царя делает проход на территорию Аратты совершенно свободным.

    Слева, за спиной Стефана, имеется также вертикальная и обращенная в цвете надпись. После ее приведения к нормальному виду, на ней можно прочитать слова: ЦАРЯ АРАТА СРУБИЛ И ПРИБИЛ. Все-таки я понимаю эти слова, равно как и данный рисунок, в иносказательном смысле, ибо телохранители царя никому не позволят направлять в сторону своего монарха оружие: СВЕРГ ЦАРЯ И УБИЛ ЕГО ПОСЛЕ ОТРЕЧЕНИЯ ЕГО ОТ ПРЕСТОЛА. Последние строчки надписи можно прочесть в самом низу данного изображения, где написано: ЦАРЯ МИРА КАК СКИФА МИРА. Тем самым, мы узнаем, что государство Арат в средние века было одним из самых сильных, настолько, что его царь мог называться царем мира. Пусть это преувеличение, но все равно, царь сильного государства позволил себя убить как обычный скиф. Это было удивительным для всех.


    Рис. 7. Мое чтение надписей на втором рисунке с изображением Стефана Пермского

    На втором рисунке с изображением Стефана Пермского, рис. 107, мы видим наклонившегося мужчину. Надпись нанесена уже на его спину, покрытую капюшоном. Она гласит: В МИРУ СТЕФАН МОЛИТСЯ ИСТОВО. Вероятно, смещение действующего царя, хотя и враждебного Руси, Стефан воспринимал как грех, и потому истово молился. А на его плече можно прочитать слова: В МИРУ – ПРИМИРЕНИЕ. Это означает, что благодаря своей миролюбивой политике, а также усердным молитвам святого, местное население спокойно восприняло лишение пермяков правящей династии. Наконец, еще ниже, на рукаве, читаются слова: МАСТЕРСКАЯ СТЕФАНА ПЕРМСКОГО, ЦАРЯ ПРИМИРЕНИЯ. Чтобы «мир» в качестве антонима войны не смешивался со словом «мир» в значении «весь свет», оно заменено синонимом «примирение». И в этом смысле святой назван «царем примирения». Иными словами, в очень непростой политической обстановке он нашел средства для сохранения мира и спокойствия.


    Рис. 8. Миниатюра Стефана Пермского

    Интересно отметить, что при Стефане Пермском была создана его собственная мастерская, которая, очевидно, выпускала различного рода иллюстративный материал о его деятельности. Часть именно этого иллюстративного материала и была использована А.А. Бычковым. К сожалению, однако, она совершенно не подтверждает ни существование деревянной статуи пермского бога Воипеля, ни факт ее уничтожения путем разрубания топором Стефаном Пермским, ни поджог пермского храма, ни факт сгребания щепок от статуи в кучу. Все это – плод фантазии А.А. Бычкова. Допускаю, что он мог заимствовать из какого-то источника не только данные изображения, но и их интерпретацию. Однако, поскольку у него, как обычно, никаких ссылок нет, то остается соотнести все выводы относительно Стефана Пермского с позицией А.А. Бычкова. Иного просто не дано.

    Миниатюра Стефана Пермского. Вопреки надписи на втором изображении, А.А. Бычков, опять-таки без ссылок на источники, повествует: «И принес Стефан в землю Пермскую ненависть одни подчинились новым порядкам и пошли со Стефаном жечь и уничтожать святилища старых богов, другие же оплакивали дела их рук, и начали пермяки ненавидеть друг друга из-за Христа, последователи которого принесли не мир и спокойствие, а пожары и тлен. Особенно усердствовал в этом сам Стефан. Он ходил повсюду, ссекая топором идолов и сжигая их вместе с домами неверных. Как уже говорилось, у пермских язычников был обычай приносить своим богам шкуры пойманных на охоте зверей (соболей, куниц, горностаев, ласок, бобров, лисиц, медведей, рысей и других) и вешать их на статуи. Кроме этого, они покрывали идолов сверху лучшими полотнами и обвивали их пеленами.


    Рис. 9. Мое чтение надписей на миниатюре Стефана Пермского

    Все эти дары никто не осмеливался брать, потому что если бы кто-то дерзнул прикоснуться к ним, то человек этот впадал в тяжкую болезнь. Стефан же, не боясь демонической силы, всё принесенное в дар идолам, собирал в одну кучу вместе с рассеченными им же кумирами, сжигал, обращал в пепел, почитая дары частью бесов. А своему служке, новопросвещенному пермяку Матфею, он приказал делать из жертвенных полотен и пелен онучи ради бесчестия языческих богов. На одной из миниатюр имеется изображение пермского святилища и показано солнце, неугасимый огонь, священный камень, Золотая Баба в красных одеждах и Бес перед храмом. Рядом с Золотой Бабой стоит священное дерево – «прокудливая береза». Стефан вознамерился срубить и его, но не мог сделать этого за один день. Наутро же он находит дерево невредимым. И все же он решил во что бы то ни стало уничтожить святыню. И пока Стефан рубил березу, он слышал голоса: «Оставь нас, се есть древнее наше пребывание».

    Дальнейшее известно из текстов на посохе. Стефан заболел и скончался в Москве. Язычники же возрадовались этому, и многие вернулись к вере отцов. Но многие, как и положено язычникам, приняли в свой пантеон и Христа – пусть будет! Так благодаря святотатцу Стефану у язычников Пермской земли появилось несколько новых богов христианского пантеона» (БМЛ, с. 57-59). Итак, русский святой Стефан Пермский показан А.А. Бычковым как испанский конкистадор Диего де Ланда.

    На изображении миниатюры имеется подпись: «Стефан у пермского языческого храма. Перед храмом пермский идол, которого Стефан считает дьяволом, за храмом – «прокудливая береза», священный камень и Золотая Баба» (1, с. 58). Попробуем прочитать надписи на миниатюре и посмотреть, насколько надписи на ней соответствуют сказанному А.А. Бычковым.

    Прежде всего, бросается в глаза отсутствие «прокудливой березы». На самом деле, деревья изображены и слева (два) и справа (одно), но ни одно из них не является березой ни по кроне, ни по стволу. А вот камень действительно есть. Но рассмотрим ряд изображений по порядку. Начнем с действующих лиц переднего плана. Слева от Стефана изображено два лица молодых людей. На левом лице можно прочитать слова СЕ (задняя часть кудрей) и ЭРСЕ (профиль лица), что можно понять, как ЭТО ЭРЗЯ. На лице правого человека читаются слова И СЕ СКИВ, то есть, А ЭТО СКИФ. Кажется довольно странным, что скифы встречались еще во времена Стефана Пермского (до монашества – Степана Храпа, 1345-1396), то есть, почти до XV века. Становится понятным, почему на первом изображении (рис. 3) упоминаются скифы – они еще существовали в момент уничтожения царя пермяков. Правее на лице Стефана Пермского можно прочитать слово РУССКИЙ. Таким образом, ни эрзя (представитель одного из пермских племен), ни скиф не настроены по отношению к Стефану враждебно. Дружески настроены и воины справа – на лице ближайшего написано: СЕ ПЕРМЯК, а на шлемах – ВОТ ДРУГИ и слово РУСЬ. Правда, средний воин – СЕ БИРИК, а самый правый – из МОКШИ. Итак, Стефан вовсе не находится на территории враждебного государства: он – на Руси, и его окружают друзья-пермяки: эрзя, мокша, пермь, скифы и бирики.

    Теперь можно исследовать надписи на камне, только изображение круглого камня я повернул влево на 900. Слева я читаю слово ЛИТОС, что по-латыни означает КАМЕНЬ. Так что в данном случае я не принимаю за камень что-либо иное. Ниже четко написано руницей слово ПЕРУНЪ. Следовательно, перед нами – наиболее крупный из священных камней, камень Перуна. Эти камни помогают приводить в исполнение приговоры, вынесенные преступникам. Интересно, как автор миниатюры относится к подобной языческой святыне? На камне при повороте его изображения на миниатюре в первоначальное положение, можно прочитать слова СТ-Й, а так же И ЧИСТЫЙ. Это – характеристики камня. Следовательно, в XIV веке в Пермском крае еще господствовало двоеверие, и к языческим святыням относились с большим уважением. Отсюда следует, что образ Стефана, созданный А.А. Бычковым, расходится с тем, что нарисовано и подписано на миниатюре, хотя миниатюра вроде бы приведена в подтверждение слов А.А.Бычкова.

    На нижнем дереве слева я читаю надпись РУНИЦА и ЛАДА, что означает, что на миниатюре применяется сакральное письмо РУНИЦА, и что оно в данном случае связано со славянской языческой богиней ЛАДОЙ. Слово РУНИЦА мне встречается в третий раз; сначала я такое слово предположил для письменности в виде рун по образу и подобию «буковицы» и «глаголицы», затем обнаружил его в рисунках А.С. Пушкина лицейской поры, а потом и на рисунке В.М. Васнецова. Но это – название XIX века. Теперь же впервые встречается гораздо более раннее название, XIV века. Что же касается имени богини, то, скорее всего, это имя «Золотой Бабы» справа. Однако, читая надпись на ее правой руке, мы видим слово ТАЯ, глаз и нос образуют слово РУСЬ, начертанное руницей, а левая рука образует слово МНИХА, то есть, МОНАХИНЯ. Так что, скорее всего, ТАЯ – это окончание слово СВЯТАЯ, прилагательного к слову РУСЬ. И монахиню, видимо, зовут Лада. Только она – вовсе не Золотая Баба.


    Рис. 10. Памятник Шеибану и мое чтение надписей

    Осталось только прочитать надписи на лицах воинов наверху. Слева читаются слова СЕ ЧЕСТНЕ РУССКИЯ ВИТЯЗИ, тогда как справа – СВЕТЛЫЯ ЛИКИ. Таким образом, Стефан Пермский исполнял свою миссионерскую обязанность не в одиночестве – его поддерживали ЧЕСТНЫЕ РУССКИЕ ВИТЯЗИ. Ну и пермский идол, или дьявол – на его лице написано: КЛИКУШИ. Так что это никакой не дьявол, а просто один из душевнобольных, юродивый. Иными словами, мрачная картина, нарисованная рукой А.А. Бычкова, не подтвердилась. Более того, она не соответствует и житию Стефана Пермского (СЛО, с. 101 – 111). Так что процитированные из книги строки – это хула, возводимая на русского святого А.А. Бычковым.

    Тюркские надписи. Не любя русских, А.А. Бычков весьма сочувственно относится к татаро-монголам. Разумеется, осуждая русских. Вот один из примеров.

    «Еще совсем недавно монголы напали на Русь, а в их войске уже преданные им русские. Хан погиб, все бегут. Но какой-то русский прячется, выжидает, возвращается к месту гибели господина и хоронит его, рискуя жизнью, ставит каменное изваяние хану, выбив надпись на русском языке! Хорошо бы найти хоть один памятник русскому князю, поставленный преданным ему слугой. Я такого не знаю» (БМЛ, с. 146). Итак, А.А. Бычков нашел, как ему кажется, пример предательства русских национальных интересов, когда какой-то русский воин единолично поставил памятник монголу, сам его отбил от скалы, дотащил, выбил рисунок и надпись, и установил. И всё это с риском для жизни. Представляя себе большие размеры памятника и его вес, я отказываюсь в это верить.

    Надпись решил прочитать А.А. Бычков сам, и вот что у него получилось: «На камне изображен лук с разорванной тетивой и сломанной стрелой. Ниже – надпись кириллицей: СИБАН SШИ И IЕ. Ниже изображены голова человека и голова лошади, и седло. Чтение: ШИБАН 6750 (1242). И(юля) 19 (15 + 4)» (БМЛ, с. 147).


    Рис. 11. Надпись из Западной Сибири

    Я тоже решил прочитать данную надпись. У меня получилось хотя и похоже, но надпись – длиннее: ШЕИБАНУ ИСЛАМУ, 6718 (1210). УЧИТ ДОБРОМУ, СМЕЛ. Ниже я изобразил все рисунки на данном надгробном камне: лук с порванной тетивой, две сломанные стрелы и седло. Судя по имени, это не монгол, а тюрк, причем – на русской службе. И хоронили его не тайком, а как следует, и камень высекали в соответствующих мастерских, и ставили его специалисты своего дела. И никакого предательства со стороны русского, который якобы его похоронил в полном одиночестве.

    Как видим, картина, нарисованная мрачным умом А.А. Бычкова, не соответствует действительности. Однако если она нарисована, чтобы опорочить русских, то другая надпись приведена для демонстрации высокого уровня тюркской культуры. Речь идет о походе в 1483 году по приказу Ивана III воевод И.И. Салтыка-Травина и князя Ф.С. Курбского-Черного в Западную Сибирь на вогулов (манси), воторые в середине и второй половине XV века несколько раз вторгались в Великую Пермь, уже принадлежавшую России. Поскольку изображение надписи приведено А.А. Бычковым на той же странице, что и данные о походе, то, надо полагать, надпись существовала именно во времена похода. Под надписью, рис. 111, А.А. Бычков приводит такой комментарий: «Надпись на скале, выполненная красной краской. (Обнаружена в районе реки Пышмы, впадающей в реку Туру между Тюменью и Тобольском). Как видим, жители Западной Сибири были народом письменным» (БМЛ, с. 315). Таковы, видимо, жители Сибирского ханства.

    Мне это письмо очень напомнила вязь в заглавиях русских богослужебных книг. И я не ошибся – она оказалась действительно русской, рис. 12.


    Рис. 12. Мое чтение надписи из Западной Сибири

    Как правило, каждый столбик – это отдельное слово, хотя бывает и иначе. Но в целом вся надпись понятна. Вот она: СЛАВЯНЕ ТОБОЛЬСКА, БИЙСКА И ИРТЫШЬЯ! ЛИК ХРИСТОВ РУСЬ СЛАВИТ, ГРОЗИТ АНТИХРИСТУ. РУСЬ И ХАН САХРИН-ХАН ОТ РУСИ ИЗ ЯТВЯГОВ СИЛЫ РОССОВЬ ПРИУМНОЖАЮТЬ. Перевод на современный русский язык тут не требуется. Мало того, что надпись не тюркская, она еще и показывает, что многие тюрки выступали на стороне русских. А.А. Бычков хочет показать читателю, что Сибирь была завоевана не Ермаком, а чуть ранее, названными полководцами. А данная надпись показывает, что славян в Сибири было достаточно много. К сожалению, однако, она не датирована. Но она показывает, что некоторые горе-историки, подобные А.А. Бычкову, готовы любые трудночитаемые надписи относить к любым народам, но не к русскому этносу. И даже надписи на русском шрифте, на кириллице, если она несколько непривычной формы.

    Какой веры были жители Тверского края? – «Какой же веры были жители Тверского края, родины Афанасия Никитина? Мы привыкли считать, что христианской. Так гласит церковная традиция. Однако камень сей, найденный в Твери, этому противоречит. Хотя, возможно, один камень ничего не доказывает. Посмотрим, что мы можем выяснить из подлинного текста тверичанина Афанасия Никитина. Закончив свою книгу, он пишет благодарственную молитву: «Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного и Иисуса Духа Божия. Аллах велик…».» (БМЛ, с. 319-320). Тем самым, опять сомнение возникает на основе изображения камня, рис. 76. А концовка книги Афанасия Никитина вполне может быть понята как основанная на двоеверии, только не на объединении язычества и христианства, а на вере и в Христа, и в Аллаха. Тут можно согласиться с А.А.Бычковым в том, что христианство в ту эпоху не имело монополии на духовную жизнь русского общества, как нас пытаются уверить. Но в то же время, русских нельзя представлять и мусульманами. Они знали обе веры, подобно тому, как они до известной степени владели и тюркскими языками.

    На рис. 13 я читаю то, что когда-то уже читал: ШЛЮ Я ТЕБЕ ГРОЗНЫЙ, ГОРЯЧИЙ ПОКЛОН. ВОИН, СОЛДАТ, ЖЕНЩИНА! НА БОЙ РУСЬ ВСЯ ВЫХОДИТЬ. Ничего тюркского тут нет и в помине.


    Рис. 13. Мое чтение надписей на первом камне Ф.Н. Глинки

    Заключение

    Как видим, в новой книге А.А. Бычкова повторяется та же самая картина: незнание не только славянской руницы, о которой мы с ним говорили неоднократно, и которую он не принял ни на йоту, но даже и обычной кириллицы, которой он пишет ежедневно. А на основании этих заблуждений он стал выстраивать картину русской истории. Правда, в этой книге она у него получилась в чем-то менее карикатурная, чем в предыдущей, но все-таки весьма забавной. Хотя считать, что Русь – это Израиль, совсем не смешно.

    Вот такие люди и составляют основную базу академической науки. Ведь много лет он получал зарплату именно как доктор исторических наук в Институте российской истории РАН. Естественно, он себя считает профессионалом. Но ведь и его коллеги относились к нему так же. Поэтому нет ничего удивительного в том, что мои работы они считают дилетантскими: Я не верю господствующему в науке мнению и пытаюсь разобраться сам. А они спокойно разделяют эти мнения, и если Г.Ф. Турчанинову показалась какая-то надпись аланской, то она, следовательно, таковой и является. А если надпись найдена в Сибири, которая до завоевания ее русскими считалась целиком татарской, то, следовательно, надпись татарская. А если камень Твери имеет странный начертания, стало быть, он не русский.

    Правда, я со своей позицией на взгляды А.А. Бычкова не одинок. Я уже показал, насколько странными, если не сказать, вздорными, являются суждения этого «ученого» относительно Киевской Руси и Московии. «Еще менее профессионально сделана изданная в Москве «Энциклопедия славянского язычества» (БЭЯ, 2001) А.А. Бычкова – небрежно, несерьезно, халтурно, с уверенностью, что автор забрёл в эту тематику первый и в этой сфере всё враки, так не всё ли равно, чего там еще ляпнуть походя», – считает Л.С. Клейн (КЛЕ, с. 107). Правда, он не ведает, что клеймит своего коллегу по цеху. Но в данном случае я, как «дилетант», могу лишь согласиться. До такого «профессионализма» я не хочу, и не буду доходить.

    Таким образом, я могу делать только неутешительные выводы. Когда вздор пишут люди невежественные, их ошибки можно списать на их невежество. Когда популистов критикуют профессионалы-историки, с этим можно согласиться, ибо популисты при ближайшем рассмотрении оказались такими же дилетантами. Но когда в качестве дилетантов оказываются сами критики, невольно хочется вскрикнуть: «А судьи кто?»

    Но мой критик А.А. Бычков – не дилетант. По той простой причине, что до дилетанта ему еще следует дорасти. На сегодня он – просто новичок, придумавший для славян нового бога в виде поддерживающей фигурку штанги – ОПОРУ. Человек, считающий, что в Киевской Руси не было не только русских, но и славян вообще, Рязань была заселена аланами, а русский язык оказался смесью балтского с персидским. Это даже не мифология, это просто особенно смешная карикатура на нашу историю. И вот что странно – никаких Алексеев Гайдуковых в качестве критики этой академической белиберды не находится. Как же – автор все-таки доктор исторических наук!

    Полагаю, что в полемике со мной А.А. Бычкову следует молиться придуманному им же самим богу Опоре – пусть Опора станет ему настоящей опорой.

    Литература

    1. БАК: Барашков А. Календарь ведической Руси // Мифы и магия индоевропейцев, вып. 1. М., Менджер, 1995
    2. БМЛ: Бычков А.А. Московия. Легенды и мифы. «Нетрадиционная» история России. М., Олимп, АСТ, Астрель, 2005. 491 с.
    3. БЭЯ: Бычков А.А. Энциклопедия языческих богов. Мифы древних славян. М., «Вече», 2001, 400 с.
    4. ГЛА: Гладкий В.Д. Славянский мир I-XVI века. Энциклопедический словарь. М., Центрополиграф, 2001, 895 с.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову