Комментарии к двум керамическим фрагментам Р. Пешича

Чудинов Валерий Алексеевич


В качестве доказательства существования письменности культуры Винча привожу мои дешифровки двух керамических фрагментов, заимствованных из работы Р. Пешича. В качестве его текста я рассматриваю подрисуночные подписи к иллюстрациям.

Оглавление:
  • Комментарии к двум керамическим фрагментам Р. Пешича
  • Литература
  • Комментарии к двум керамическим фрагментам Р. Пешича

    В качестве доказательства существования письменности культуры Винча привожу мои дешифровки двух керамических фрагментов, заимствованных из работы Р. Пешича. В качестве его текста я рассматриваю подрисуночные подписи к иллюстрациям.

    Два керамических фрагмента

    Радивое Пешич

    Керамический фрагмент из Винчи с монограммой пелазгического божества Доматроса
    Рис. 1. Керамический фрагмент из Винчи с монограммой пелазгического божества Доматроса

    Керамический фрагмент из Винчи с надписью САР, АРС, РАС
    Рис. 2. Керамический фрагмент из Винчи с надписью САР, АРС, РАС

    Мои комментарии. Приведено два рисунка из книги Радивое Пешича «Заговор молчания» (1, с. 46) с моим переводом подписей с сербохорватского. Никаких комментариев автор подписей не дает. Сложно сказать, из какого слоя и квадрата пришли эти черепки. Неясно также и то, каким образом Радивое Пешич пришел к атрибуции монограммы как «пелазгического божества Доматроса». Поскольку Р. Пешич нигде не проявлял себя в качестве эпиграфиста, приходится полагать, что и данную монограмму он определил в качестве визионера. Однако, есть возможность прочитать основные надписи данного керамического фрагмента, даже по столь неудачной фотографии.

    Мое чтение надписей на первом керамическом фрагменте из Винчи
    Рис. 3. Мое чтение надписей на первом керамическом фрагменте из Винчи

    Прежде всего, рассмотрим монограмму якобы Доматроса. На врезке справа ниже изображения керамического фрагмента я изобразил отдельные знаки этой монограммы: они образуют слово ХРАМ. Чуть ниже монограммы имеется курсивная надпись, которая читается МАКОШИ, иными словами, перед нами некий сосуд из ХРАМА МАКОШИ. Так что ни о каком Доматросе тут нет и речи. Более того, над монограммой находится надпись знаками руницы МАКОШЬ. Оба последних слова я поместил на врезке справа от керамического фрагмента. Таким образом, в нашем чтении монограммы сомнения нет.

    Переходя к другим надписям, можно заметить, что справа от монограммы имеется слово МАСКА, написанное протокириллицей, и означающее ЖРЕЦ. Таким образом, посуда, фрагмент которой представил Р. Пешич, принадлежала хозяйству жреца, а не божества. Это же слово можно прочитать слева от моногрммы внизу. Тем самым, первое слово подтверждается вторым.

    Но наиболее интересными оказываются надписи в обращенном цвете. Прямо под слово МАСКА можно прочитать слова: МИМИ У ХРАМЕ, то есть, МИМЫ (АКТЕРЫ) В ХРАМЕ. Дело в том, что в число помощников жреца в храме входили и мимы, принимавшие участие в мистериях и, видимо, смешившие публику, оттеняя сакральные моменты мистерии своими грубоватыми выходками. Можно обратить внимание на то, что на этом керамическом фрагменте неолита читаются две языковые черты южных славян: утрата звука Ы и переход его в И, и замена предлога В предлогом У.

    Мое чтение надписей на втором керамическом фрагменте из Винчи
    Рис. 4. Мое чтение надписей на втором керамическом фрагменте из Винчи

    Слева, почти на самой кромке внизу в обращенном цвете читаются слова: РУГАЙТЕ МИМА. Из них можно понять, что мимы несли на себе не только развлекательные функции, но и отвечали за всякого рода неуспех и накладки во время мистерии, снимая тем самым ответственность со жреца. Поэтому похвалы следовало адресовать жрецам, а хулу – мимам. Наконец, на диагонали монограммы в обращенном цвете можно прочитать слова КОРМУШКА, а чуть правее – слово БРАТИИ. Таким образом, речь идет о названии данного сосуда: это была общая ёмкость для всех, как бы мы сейчас выразились, «сотрудников аппарата жреца», в том числе и для мимов: КОРМУШКА, или ОБЩАЯ МИСКА. Таким образом, даже прочитанные надписи (а тут осталось еще несколько непрочитанных) помогают понять особенности быта мимов и жрецов в храме Макоши.

    Хочу отметить, что, как и прочие надписи культуры Винча, ничего иного кроме знаков руницы и протокириллицы тут не содержится. Радивое Пешич, как обычно, ошибся в атрибуции божества и в предположениях насчет содержания надписи.

    На втором фрагменте в верхнем прямоугольнике можно прочитать слово РОД, а на самой вершине фрагмента – написанное руницей слово ЛИКЪ. Таким образом, в данном случае речь идет о ЛИКЕ РОДА, то есть, данный черепок представляет собой фрагмент глиняной скульптуры бога Рода. Те же самые слова можно прочитать и якобы из «букв» САР, АРС, РАС, написанных как ЛИКЪ (лигатура из знаков руницы) РОДА (кириллица). Иными словами, буквы Р и А тут действительно существуют, а буквы С здесь нет. Так что и в данном случае не то, что чтение, а даже опознание отдельных букв выполнено Р. Пешичем с ошибками. А в двух других прямоугольниках в прямом и обращенном цвете читается слово РУНЫ (НАДПИСИ).

    Таким образом, заслугой Радивое Пешича является выявление знаков на различных археологических находках культуры Винча, и атрибуция этих знаков как букв славянской письменности. Это – весьма большой вклад в историю изучения славянского письма. Вместе с тем, этот исследователь по большей части не читал надписи. В тех же редких случаях, когда он предлагал свою версию их смысла или чтения, он ошибался.

    Литература

    1. Радивоjе Пешић. Завера порицања: предавања и записи. Београд, Пешић и синови, 1996, 125 с.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову