Связь христианства с язычеством славян

Чудинов Валерий Алексеевич


Нам хорошо известно весьма негативное отношение христианства к язычеству, существующее до сей поры. В этом смысле весьма интересны высказывания Н.М. Гальковского в его двухтомной монографии “Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси”. Приведу лишь одну цитату: «Духовенство стремилось сделать жизнь народа наиболее совершенной в религиозном отношении. Для этого, прежде всего, приходилось бороться со старыми привычками и любовью народа к играм, пляскам, песням, против остатков язычества, выражавшихся в почитании старых богов, рода и рожаниц и т.д. Обличения иногда бывали страстными, как, например, в Слове Христолюбца. Но проповедник обыкновенно не исследовал причин известного греховного обычая, ограничивался обличением его». Иными словами, на взгляд ученого, христианство хотя и боролось с язычеством, но не очень эффективно, лишь поверхностно, не докапываясь до истоков. Следовало бы бороться основательнее.

Оглавление:
  • Связь христианства с язычеством славян
  • Мозаика Спасителя из Константинополя
  • Икона Богоматери
  • Рисунок из Синодальной рукописи
  • Литература
  • Комментарии
  • Связь христианства с язычеством славян

    Нам хорошо известно весьма негативное отношение христианства к язычеству, существующее до сей поры. В этом смысле весьма интересны высказывания Н.М. Гальковского в его двухтомной монографии “Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси”. Приведу лишь одну цитату: «Духовенство стремилось сделать жизнь народа наиболее совершенной в религиозном отношении. Для этого, прежде всего, приходилось бороться со старыми привычками и любовью народа к играм, пляскам, песням, против остатков язычества, выражавшихся в почитании старых богов, рода и рожаниц и т.д. Обличения иногда бывали страстными, как, например, в Слове Христолюбца. Но проповедник обыкновенно не исследовал причин известного греховного обычая, ограничивался обличением его»1. Иными словами, на взгляд ученого, христианство хотя и боролось с язычеством, но не очень эффективно, лишь поверхностно, не докапываясь до истоков. Следовало бы бороться основательнее.

    Ну а как относилось язычество к христианству? На первый взгляд тут трудно найти какой-либо ответ, поскольку с язычеством было покончено (так принято думать) с крещением Руси, то есть тысячу лет назад, и сейчас вряд ли можно найти какие-либо языческие источники. Более того, весьма сложно обстоит дело даже с ранними христиансткими источниками Руси, которые можно буквально пересчитать по пальцам. Так что данный вопрос выглядит чисто риторическим. А умозрительно можно предположить, что как аукнется, так и откликнется, и если христиане боролись с язычниками, то те им отвечали той же монетой, а возможно и сильнее, поскольку не имели представления о христианском смирении. У язычников, как принято полагать, всё было разнузданным, несдержанным, таковы же они вроде бы должны были быть и в своем праведном гневе против христиан.

    Однако это предположения. От них я хотел бы перейти к той реальности, которая открылась в связи с обретением дара чтения руницы. Неосведомленному читателю поясняю, что руницей называлось докирилловское слоговое письмо славян, где каждый знак означал не один звук, а два, согласную и гласную, то есть целый слог. Это письмо изначально было сакральным, то есть предназначалось для священных текстов, а потому было не только весьма красивым и торжественным, но и довольно запутанным, так, чтобы его в состоянии были читать только жрецы. Оно существовало на Руси, и не только на Руси, а во всех славянских странах, и во многих неславянских странах Европы, где много тысяч лет писали по-русски, разумеется, не только до крещения Руси, но и до возникновения первых христианских общин древнего Рима. Писали им не только явно, но и тайно, используя его знаки в качестве отдельных элементов рисунков. Так было, например, у древних греков, о чем я недавно опубликовал заметку в журнале “Дельфис”2. То же самое существовало у древних римлян. Поэтому нет ничего удивительного, что тайные надписи стали делать и христиане, изображавшие знаки руницы главным образом складками одежды персонажей на иконах. Вот к подобному исследованию мы сейчас и переходим.

    Мозаика Спасителя из Константинополя

    В храме Спасителя в ”Загородном монастыре” Константинополя, построенном в Х веке и позже превращенном турками в мечеть Кахрие-Джами при входе из внешнего нартекса во внутренний можно видеть изображение Иисуса Христа по пояс с Евангелием в левой руке3. Складки одежды образуют тексты руницы, читаемые по-русски.

    Я читаю, рис. 2: на левом плече (справа от зрителя) МОЛЮ, ГОСЪПОДИ!, над пальцами правой руки МОЛЮ, между руками ГОСЪПОДИ, ЧАЙ НАША ЧАДИ!, на левом рукаве внизу МОЛЮ!, правее кисти руки — ЧАЙ, на рукаве между локтем и плечом — ЧАДИ. Общий смысл молитвы: МОЛЮ, ГОСПОДИ, БЕРЕГИ НАШИХ ДЕТЕЙ! Я вижу, что к языческому обращению ЧАЙ добавлено христианское МОЛЮ. Однако, меня удивляет наличие типично русских молельных формул на русском языке в Константинополе — вроде бы никто никогда не говорил, что это русский город или что иконы там изготавливали русские.

    Мозаика Спасителя в Константинополе
    Рис. 1. Мозаика Спасителя в Константинополе

    Некоторое разъяснение кроется в двух угловых пластинах, изображенных на переплете Библии, которую держит в руках Спаситель. Левая вроде бы обычная, но правая имеет тонкую структуру, которая при увеличении может быть прочитана как ЖИВИНА РУСЬ. Но в таком случае можно прочитать и левую пластину как ЖИВА. Тем самым, Константинополь расположен на земле ЖИВИНОЙ РУСИ, где главной остается богиня ЖИВА. А, следовательно, первым и основным сакральным языком на этой земле остается русский, коль скоро это РУСЬ.

    Мое чтение надписи на мозаичной иконе Спасителя
    Рис. 2. Мое чтение надписи на мозаичной иконе Спасителя

    Икона Богоматери

    Обычно, когда я демонстрирую какие-то новые надписи, чье существование не укладывается в голове моих слушателей, меня упрекают в том, что, на мой взгляд, как раз является моим достоинством: что я выискиваю едва заметные штрихи. На мой взгляд, это специально созданные неброские, но очень хорошо продуманные тексты; но на взгляд моих оппонентов — просто случайные сочетания линий. В вышеприведенном примере я прочитал складки на одежде; таковыми они и останутся для моих оппонентов, и тем, что одни и те же формулы применены на иконе Спасителя дважды, я их переубедить не смогу.

    Но на мое счастье, имеются надписи, которые на самом рисунке задуманы как надписи. Однау из них я и демонстрирую: это фрагмент мозаичной иконы Богоматери из того же храма Спасителя в Константинополе. Называется икона “Богоматерь перед первосвященником”4. Я показываю надпись на ней в увеличенном виде; руницей там начертано РУСЬ, ДЕВА ЖИВА. Вот подлинное место новозаветных сцен.

    Фрагмент иконы Богоматери и мое чтение надписи
    Рис. 3. Фрагмент иконы Богоматери и мое чтение надписи

    Рисунок из Синодальной рукописи

    В средневековых рукописях часто помещались миниатюры с изображением святых. В данном случае я заимствовал изображение святого Глеба из Тульского словаря “Держава Рюриковичей”, где, правда, написано “Святой Борис” и иллюстрируется этим рисунком статья именно о Борисе Владимировиче5. Но на самой иконе кириллицей написано ГЛЕБ. И помимо слов, написанных буквами кириллицы, на ней весьма много и слов, начертанных руницей.

    Именно потому, что надписей слишком много, имеет смысл рассмотреть их все последовательно, продвигаясь от лица к ногам и нижней части рамы.

    Прежде всего имеет смысл прочитать каноническую надпись кириллицей вокруг головы. Она гласит: СВТЪ слева и АГ(ИОС) ГЛЕБ справа, что означает СВЯТОЙ АГИОС (СВЯТОЙ по гречески) ГЛЕБ. Тут все соответствует канонам.

    На нимбе на левой части от зрителя снизу вверх красивыми буквами с украшениями начертано СВ. ГЛЕП. Это несколько странно, поскольку фонетическое написание имени ГЛЕБ как ГЛЕП соответствует просторечию. Верхняя часть по центру и немного справа занята надписью руницей СЬВАТОЙ, а затем кириллицей — АГИОС и опять руницей ГЛЕПЪ. Сочетание СВЯТОЙ АГИОС звучит издевкой, поскольку АГИОС и есть СВЯТОЙ; к тому же слово АГИОС совершенно не вяжется с простонародным ГЛЕП (это так же режет слух, как, например, обращение Dear Sir Пронькин!). Ниже справа начертано сначала то руницей, то кириллицей, а последнее слово — целиком руницей: ДАР ОТЪ МОСЬКЪВЫ СЬЛАВЯНАМЪ ВЪ ПЕРЬВОПЪРЕСЬТОЛЬНОЙ. Это, как я понимаю, означает ДАР ОТ МОСКВЫ СЛАВЯНАМ В КИЕВЕ. Но самые удивительные слова поместились на короне и чуть левее и ниже; корона содержит повернутое на 90° вправо изображение всадника на ослике, которое читается В ПОРУ, а левее него — ОЛУХ, что означает В МЕРУ ОЛУХ. Тем самым, христианскому святому дана уничижительная критика. Наконец, к удивлению, читается и лицо, точнее то, что ниже бровей: СЬЛАБЪ ЧЕЛОМЪ, то есть СЛАБ ГОЛОВОЙ. Говоря современным языком — СЛАБОУМНЫЙ. Иными словами, все надписи кроме первой — сплошное издевательство над православным мучеником!

    Изображение святого Глеба
    Рис. 4. Изображение святого Глеба

    Уже на этом этапе следует задуматься над отправителем, МОСКВОЙ, и адресатом, СЛАВЯНАМИ ПЕРВОПРЕСТОЛЬНОЙ. Такую пародию на православного сына киевского князя Владимира могли послать только язычники Москвы. Полагаю, они намекают на такие эпизоды жизни Глеба: «...Злой сообщник диавола послал за блаженным Глебом, говоря: “Приходи не медля. Отец зовет тебя, тяжко болен он”. Глеб быстро собрался, сел на коня и отправился с небольшой дружиной. И когда пришли на Волгу, в поле оступился под ним конь в яме и слегка повредил ногу»6. Вероятно, именно это и дало повод пересмешникам изобразить Глеба на осле приникшим к ушам животного. А повод назвать его слабоумным дает другой эпизод: «Потом взглянул на убийц и промолвил жалобным и угасающим голосом: “Раз уж начали, приступивши, свершите то, на что посланы”. Тогда окаянный Горясер приказал зарезать его без промедления. Повар же Глебов, по имени Торчин, взял нож и, схватив блаженного, заклал его, как агнца непорочного и невинного, месяца сентября в 5-й день, в Понедельник»7.

    Мое чтение верхнего фрагмента иконы святого Глеба
    Рис. 5. Мое чтение верхнего фрагмента иконы святого Глеба

    Однако продолжим чтение, перейдя к нижнему фрагменту иконы. В нижней части рамы можно прочитать слова ЗЕЛО БОЛЬШОЕ ЛИЦЕ, слева на рамке — ГЛЕПЪ РУСЬКИ. В правой нижней части рамки начертано ЖЕРЬТЪВА ЧЬЛОВЕЧА, ДАРЪ КИЕВА. Низ подола одеяния Глеба я переворачиваю на 180° и читаю: ХРИСТИНАМЪ ГОРОДА КИЕВА КЪРОВЬНОЙ.

    Мое чтение нижнего фрагмента иконы святого Глеба
    Рис. 6. Мое чтение нижнего фрагмента иконы святого Глеба

    Верх подола содержит надпись РОЗОВЫЙ С КОРЗИНКОЙ ТА С КОТОМКОЙ, а нижняя кромка — ВЪ КЪЛОПОВОМЪ ПОЛУШУБОЧКЕ. Итак, Глеб Русский — ОЧЕНЬ БОЛЬШОЕ ЛИЦО, ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЖЕРТВА, КРОВАВЫЙ ДАР ХРИСТИАНАМ ГОРОДА КИЕВА. Получается, что не язычники, а христиане приносят кровавые жертвы. Что же касается дальнейших слов, то они направлены на снижение образа Глеба: РОЗОВЫЙ С КОРЗИНКОЙ ДА КОТОМКОЙ И В КЛОПОВОМ ПОЛУШУБОЧКЕ.

    Теперь можно понять, как язычники относились к христианам: во-первых, христианство считалось возникшим НА ПОЛЯХ ЖИВЫ, во-вторых, Иисус Христос полагался внуком Живы, выросшим под ее присмотром, и СЛАВЯНИНОМ, а все новозаветные деяния Христа совершались на РУСИ. А убийство детей Влвдимира Бориса и Глеба рассматривалось язычниками как типичная кровавая жертва отца, принесенная христианам города Киева. И в этом смысле на взгляд язычников христиане поступили как типичные язычники. А Глеб с их точки зрения был слаб головой и потому позволил себя убить, равно как и Борис.

    Так руница помогает открывать неожиданные тайные тексты, содержащиеся на средневековых иконах, и пока никем не редактированные, а потому и подлинные.

    Литература

    1. Гальковский Н.М. Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси. М., 1913. Репринт, М., 2000, с. 371
    2. Чудинов В.А. Удивительная надпись на греческой вазе // Дельфис. Журнал благотворительного фонда “Дельфис”. 2002, № 3 (31), с. 72-73
    3. Покровский Н.В. Очерк памятников христианского искусства. СПб, 2000, с. 266, рис. 76
    4. Там же, с. 267, рис. 78
    5. Богуславякий В.В. Держава Рюриковичей. Славяне-Русь-Россия. Энциклопедический словарь в 6 томах. Т. 1. Тула, 1994, с. 275
    6. Сказание о Борисе и Глебе // Жизнеописания достопамятных людей земли русской, Х-ХХ вв. М., 1992, с. 26
    7. Там же, с. 27

Комментарии:

Сергей Данков
22.10.2018 15:10
Уважаемый Валерий Алексеевич, огромная благодарность за ваши изыскания. Восстановление нашей истории, которую так тчательно скрывают. РПЦ с ума сойдет ,увидев ваше прочтение ,"их святыни".Честь вам и хвала.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову