Этрусские дешифровки Матея Бора

Чудинов Валерий Алексеевич


Словенский исследователь Матей Бор (1913-1993), с 1965 года действительный член Словенской академии наук и искусства, в основном занимался дешифровками венетской и отчасти ретской письменности. Однако у него есть небольшой раздел, посвященный и этрусскому письму.

Оглавление:
  • Этрусские дешифровки Матея Бора
  • Надпись на надгробном камне
  • Заключение
  • Литература
  • Этрусские дешифровки Матея Бора

    Словенский исследователь Матей Бор (1913-1993), с 1965 года действительный член Словенской академии наук и искусства, в основном занимался дешифровками венетской и отчасти ретской письменности. Однако у него есть небольшой раздел, посвященный и этрусскому письму. Этот раздел практически одинаков как в его монографии на английском языке в соавторстве (ŠAV), так и в его первом разделе сборника, посвященного этрускам и венетам (ETR), хотя там он рассматривает на одну надпись больше. Я как раз рассмотрю его работу в сборнике.

    Надпись на надгробном камне

    Открывается работа рисунком надгробного камня с надписью, которую Матей Бор читает как МИ АВЕЛЕС СИПАНАС (ETR, с. 28). В данном месте он перевода не дает, но в другом слово АВИЛ переводит, как УМЕР.

    Надпись на надгробном камне
    Рис. 1. Надпись на надгробном камне

    Я, как обычно, читаю иначе: МИ АЧИЛЕ З ЗИПАНАМ, то есть МЫ ПОЧИЛИ С ЖУПАНОМ. Под “жупаном” южные славяне понимали регионального главу администрации. Приставка ПО трансформировалась не в ПА, а еще дальше, в А, предлог С озвончился до З. Матей Бор традиционно принимает F за В, а не Ч; вместо двух З пишет два С, на конце вместо М видит С. Таким образом, в этрусской части из 15 букв он правильно читает 11, то есть порядка 70%.

    Но, разумеется, он не видит русской части, где написано (в рамочках с увеличением, разворотом вправо на 90° и обращением в цвете второй рамочки) (ХРА)М МАРЫ и МОЛИСЬ МАРЕ. С учетом этих 15 букв процент правильного чтения снижается до 35.

    Надпись на сосуде из Капуи (TLE 774). К сожалению, в данном случае М. Бор оригинальную надпись не приводит, но дает свою транскрипцию: KA PJE MUKA TEZA KA PJEŠ SLI, что означает КОГДА ПИТЬ МУКА, ТЯЖЕСТЬ, (КАК) КОГДА ПЬЕШЬ ЗЛОЙ (ETR, р. 40). Я бы, пожалуй, поправил в транскрипции пару звуков, дав такую запись: KA PJE MUKA TEŽA KA PJEŠZLI, что перевел бы чуть иначе: КАК ПЬЕТ С МУКОЙ — ТЯЖЕСТЬ, КАК ПЬЕШЬ ЗЛОЙ. Полагаю, что чуть неточное чтение 2 букв из 22 — это более, чем на 90% правильное чтение. Что же касается перевода, то он с лексической точки зрения опять-таки весьма точен, а с грамматической М. Бор поставил вместо третьего лица единственного числа инфинитив. Что касается союза КАК, то он имеет и временной смысл. Если бы все этрусковеды читали тексты с такой точностью, этрусский перешел бы в разряд обычных древних языков, изучаемых на кафедрах классической филологии.

    Приглашение к питью (TLE 19, CII suppl.). Матей Бор читает надпись, которую не воспроизводит в оригинальном написании как CU PJEŠ CAR PUNIEŠ MI, что означает ДА ВЫПЬЕШЬ (ТО), ЧТО НАЛИВАЕШЬ МНЕ (ETR, р. 40).

    Бронзовая чаша (Тарквиния, Национальный музей)
    Рис. 2. Бронзовая чаша (Тарквиния, Национальный музей)

    Я не имею возможности проверить чтение, хотя и верю, что оно выполнено точно. Я понимаю С=Ч и читаю ЧУ ПЬЕШЬ ЧАР, ПУНЕШЬ МИ, что я перевожу несколько иначе: ЧУТЬ ПЬЕШЬ ЧАРУ, НАПОЛНЯЕШЬ МЕНЯ. Здесь мое отличие заключается в трех словах (ЧУТЬ, ЧАРУ, НАПОЛНЯЕШЬ).

    От чьего имени ведется повествование, можно легко понять, если прочитать надписи на основании чары. Там в нескольких местах написано ХРАМ МАРЫ. Тем самым, повествование ведется от имени богини смерти, к которой отправляется каждый, кто чуть пригубит чашу. Очевидно, данная чаша наполнялась ядом, что, скорее всего, являлось средством эвтаназии.

    Преимущество быть старшим (TLE 20). Так назвал Матей Бор перевод надписи на чаше; оригинальную надпись он не воспроизвел (ETR, р. 41). Текст в две строки он передает как CU PJE LADI ŠА / H VUIVOUT UMLEDS'IJE, что он переводит как ДА ПЬЕМ К МИРУ, КОГДА МЛАДШИЕ ВОЮЮТ. С моей точки зрения ряд букв тут прочитан неверно и не переставлен, то есть, дано неприведенное чтение. Так, вместо Н тут должно быть II, а вместо VUIVOUT — VOYUIUT. Неясно также различие между S' и Š. В кириллической транслитерации я переписываю данный текст как: ЧУ ПЬЕ ЛАДИ ША ИИ, ВОЮЮТ УМЛЕДШИЕ. Это означает: ЧУТЬ ПЬЕТ МАТЬ С НЕЙ — ВОЮЮТ МЛАДШИЕ. Глагол ПИТЬ в третьем лице единственного числа имеет в этрусском языке форму ПЬЕ, а в первом лице множественного числа было бы: ПЬЕМ, так что М. Бор здесь неправ, полагая множественное число. Слово ЛАДИ означает МАТЬ, равно как ЛАДО — ОТЕЦ, чего этот исследователь не знает. Предлог СА приобретает форму ША перед гласными. Слово ИИ означает НЕЙ; однако две палочки Ii легко принять за Н. Впервые встречается форма третьего лица множественного числа в глаголе ВОЮЮТ, М. Бор не знает, что при чтении полагается делать приведение. В отличие от аналогичной формы единственного числа, окончание -Т в ней не отбрасывается.

    К сожалению неясно, как выглядит чаша, и какие рисунки на нее нанесены. Полагаю, что здесь мы имеем дело с аллегорией войны: как только любая этрусская женщина-мать пьет вместе с ней — воюют ее младшие, то есть сыновья призывного возраста. Предыдущая надпись была тоже аллегорической.

    Осуждение питья (TLE 865). Еще одно название Бора для надписи на чаше (ETR, р. 44). Надпись Бор дает в такой транскрипции (я опускаю диакритические значки над А, O и Е, которые не играют никакой роли): MI NA TES K TUM PETI ČINAŠ / A OINEOJ AP TALA. Полагаю, однако, что М. Бор неточно прочитал пару букв и потому не заметил, что написано двустишие. Я исправляю чтение так: MI NA TEŽ K TUM PETI ČINAŠ / A QINEOJ AP TALA. Бор переводит стихотворную надпись так: МНЕ НА ПУСТОЙ ЖЕЛУДОК ТАМ ПЕТЬ НАЧИНАЕШЬ, А ЧАША (СПЕЦИАЛЬНОЙ ФОРМЫ) ОБ ПОЛ. Я стараюсь перевести чуть точнее, соблюдая ритм: МНЕ НА ТЯЖЕСТЬ ПЕТЬ ТЫ НАЧАЛ, БЫЛ ОН КИНУТ ОБ ПОЛ ТАМ. Если же соблюдать ритм не нужно, а желателен подстрочный перевод, то он таков: МНЕ НА ТЯЖЕСТЬ К ТОМУ ПЕТЬ НАЧИНАЕШЬ, БЫЛ КИНУТ ОБ ПОЛ.

    Матей Бор забыл, что в одном месте он уже употребил надпись TEŽА в качестве слова ТЯЖЕСТЬ, так что теперь это же слово в усеченном виде (окончание А было отброшено для выдерживания ритма) должно было выглядеть TEŽ, тогда как он написал его в форме TES. Не узнал Бор и перфекта от глагола КИНУТЬ в конструкции A QINEOJ = A QINEU, поскольку не исследовал времена этрусского глагола, поэтому не усмотрел маленького отросткабуквы Q, приняв ее за букву O. Поэтому он второе причастие принял за существительное, заимствованное из греческого языка. Зато он совершенно замечательно перевел конструкцию AP TALA как ОБ ПОЛ, ибо оглушение и акание действительно должны были сделать из предлога ОБ предлог АП; что же касается слова ПОЛ, то в словенском фраза ОБ ПОЛ звучит как ОБ ТЛА.

    Полагаю, что опять речь идет о ритуальном сосуде (возможно, храма Мары), где принятие отравы (употребление сосуда) и жизнь (ее символ — пение) несовместимы.

    Авлеш Белускеш (TLE 363). Об этом герое, якобы имевшем вычитанные имя и фамилию, Матей Бор пишет следующее: «Одна из самых древних этрусских надписей была найдена в Ветулонии. Предполагают, что она происходит из 7-го или 6-го веков до н.э. и написана на могильном камне с нарисованным вооруженным воином в шлеме, держащим боевой топор в его правой руке и щит в его левой. Надпись сбегает вниз с правой стороны, продолжаясь вдоль нижней кромки и заканчиваясь на левой стороне» (ŠAV, р. 380). Чтение Бора таково: AVLEŠ BELUSKEŠ T USNUT (J)E / PANAL AŠ MINIMUL / U VANI KE HIR UMI ABERSNA H SE.

    До сих пор у нас была возможность проанализировать либо чтение, либо перевод Матея Бора; теперь, однако, мы можем посмотреть и то, и другое. К большому сожалению, вынужден признаться, что в данном случае чтение много хуже, чем в первом примере, и никакого героя по имени Авлеш Белускеш я не обнаруживаю. Чтобы разобраться в этом, сравним пословно его и мои чтения.

    Итак, вместо слова AVLEŠя читаю UŠLEŠ, вместо BELUSKEŠ — YU, ETRUSKE Z, вместо слов T USNUT — слово TVoIM, а вместо (J)E — ŽITAM. В низу камня вместо слова PANAL я читаю PRAN AL, а выражение Бора AŠ MINIMUL я понимаю как A MRUŽI. Кроме того, еще имеется надпись мелкими буквами, незамеченная Бором: MIMA V RANEKH.На левой стороне камня вместо U VANI KE HIR UMI я читаю UČAN IZ ČEMŠERU; а выражение Бора ABERSNA H SE я понимаю как SAME RIZaN SMRTI AL. Короче говоря, исследователя словно подменили, не прочитано верно ни одно слово!

    Мое чтение надписи из Ветулонии
    Рис. 3. Мое чтение надписи из Ветулонии

    Разумеется, перевод после такого чтения вряд ли может быть верным. Он таков: АВЛЕШ БЕЛУСКЕШ, ТЫ УСНУТЫЙ Е, ПАНСТВОВАЛ, ПОКА НЕ МИНУЛ В НЕБО, КОГДА БОЛЕЗНЬЮ ОЧИСТИТЬСЯ МОЖНО. Заметим, что выражение ТЫ УСНУТЫЙ Е по нормам этрусской грамматики невозможно; возможно лишь ТЫ УСНУТЫЙ И. К тому же мне пока ни в одном этрусском тексте местоимение ТИ не встречалось в форме Т. Заметим далее и наличие имени собственного, что является косвенным показателем того, что какое-то имя нарицательное опознано не было. Далее неясно, почему предложение о том, что очиститься можно (от чего? от грехов? Но этруски не христиане) стоит после предложения о вознесении на небо. Это — первый замечания, так сказать, с лету; на самом деле замечаний тут сделать можно массу, но нет смысла, поскольку текст и из рук вон плохо прочитан, и очень скверно переведен.

    Рассмотрим теперь мое чтение, которое я вынужден сделать, чтобы показать, что было написано на той же самой надгробной плите. Мой текст, написанный рядом с рисунком, таков: УШЛЕШЬ Ю, ЭТРУСКЕ, С ТВоИМ ЖИТАМ. ПРАН АЛ, А МРУЖИ, МИМА В РАНЕХ. УЧАН ИЗ ЧЕМШЕРУ, НОВИ САМЕ, РИЗаН СМРТИ АЛ. Его перевод на русский достаточно прост: УШЛЕШЬ ЕГО, ЭТРУСК, С ТВОЕЮ ЖИЗНЬЮ. БРАНЬ БЫЛА, И МОРОЗЫ, МИМО (НИХ) В РАНАХ. ОБУЧЕН (КЕМ-ТО) ИЗ ЧЕМШИРА ТОЛЬКО НОВОМУ, (НО) ЗАРЕЗАН (ДО) СМЕРТИ БЫЛ. Текст сложен для понимания, некоторые места не совсем ясны.

    Обращение идет не к читателю надписи, а к погребенному этруску, и я полагаю, что слово ЭТРУСКЕ вместо ЭТРУСК написано в звательном падеже. Что же касается глаголов, то как в современном русском, форма второго лица единственного числа была очень распространена. Предлагается услать кого-нибудь, кто отдаст жизнь теперь уже за погибшего этруска, и эти слова обращены к погибшему, чтобы он знал, что за него отомстят. Полагаю, что слово ЖИЗНЬ по-этрусски может звучать как ЖИТО, тогда как у южных славян это ЖИВОТ. Слово ПРАН есть оглушенное и ставшее твердым слово БРАНЬ в смысле БОЙ. Слово АЛ — это БЫЛ, БЫЛА. Слово МРУЖИ — словно польское слово МРОЗЫ, означает МОРОЗЫ. Слово МИМО в силу аканья пишется как МИМА. Слово САМЕ у ряда южных славян до сих пор означает ТОЛЬКО. Слово РИЗаН или дажн РИЗН вместо РЕЗаН означает переход ЯТИ в И. Слово УЧАН вместо русского УЧЕН имеет опять-таки характерные для сербского языка подвижки гласных. Слово ЧЕМШЕР пока загадка, и весьма напоминает английский Hаmpshire, однако во времена этрусков такого названия быть не могло. Вряд ли существовало в то время и румынское Темишоаре. Слово СМРТИ произносится вполне по-сербски.

    Заметим, что храм Мары, чьим именем как царапиной помечена доска справа в верхней трети, вообще предполагает безымянные захоронения с аллегорией. Так сказать, братские могилы, поэтому искать в нем имя конкретной личности не стоит.

    Теперь прочитаем русскую часть надписей. Шлем героя украшает конский волос с надписью вверху ЭТРУЗИЯ и внизу ВО ГРЕХЕ. Лицо, повернутое на 90° вправо, содержит буквы слова МАРА. Это можно понять так, что Этрурия совершила некий грех, за который она вынужденно предстала пред Марой, то есть данное воинское захоронение не требует почестей, ибо этруски боролись за неправое дело. Какова была цель их набегов, можно видеть по кисти правой руки воина, в который зажат топор. Если повернуть изображение кисти на 90° вправо, читается слово РИМ. Грех, видимо, и состоял в этрусском несправедливом ударе по Риму. Этот сюжет весьма перекликается с сюжетом другого надгробья, который мы анализировали, рассматривая дешифровки З. Маяни — там Волна Русь осуждает действия этрусков как самоуправство. На щите можно прочитать надпись ЛАТИЯ, то есть ЛАЦИУМ. Таким образом, основной удар (топор) этрусков был направлен на Рим для защиты (щит) Лациума. При этом интересно написание самого слова, как если бы оно происходило от слова ЛАТЫ, то есть ЛАТИЯ — масто проживания ЛАТОВ, воинов-латников, тяжелой пехоты. Здесь же помещается слово РУСЬ, то есть ЛАТИЯ - часть РУСИ. Наконец, на шлеме воина в его правой части после поворота на 90° вправо можно прочитать слова ХРАМ МАРЫ В РИМЕ. Тем самым Ветулония была гробницей государства Рим, куда свозили всех умерших, в том числе и павших этрусских воинов.

    Как видим, русская часть содержит 10 слов (+ слова ХРАМ МАРЫ на царапине), помогая разобраться в общем смысле ситуации. К ним можно добавить 21 слово этрусской части; получается достаточно многословная надпись из 33 слов.

    Празднование с Орфеем (TLE 363). Надпись имелась на зеркале с чертами Орфея, окруженного молодыми людьми и девушками. Ее М. Бор прочитал так, не давая ее подлинного написания: PIR HE UN RUAMIEL U GAJEH / BA IM LASIDA JEHA S, что он перевел как ПИР, ЭЙ, В ШУМЕ В РОЩЕ БЫЛ ИМ ПРАЗДИЧНО ДИКИМ ТО (ŠAV, р. 390). Для последней одиноко стоящей буквы локальный перевод не был включен в общее предложение.

    На первый взгляд, перед нами несколько упорядоченный, но набор слов. Глагол БЫТЬ в прошедшем времени по-этрусски АЛ, а не БА. Чувствуется, что буква Н понималась в ее латинском прочтении. Буква С в конце предложения стоять не может. Словом, данная разбивка на слова и их перевод внушают большие сомнения.

    Опять-таки, предположим, что М. Бор транскрибировал текст верно. Тогда разбивка на слова должна быть иной: PIR NE ANRAU MI AL UCAJEN / VA IM AL SIDAJE NAS. Или в кириллице: ПИР НЕ АНРАУ МИ АЛ УЧАЕН / ВА ИМ АЛ СИДАЕ НАС. Перевод: ПИР НЕ ПО НРАВУ МНЕ БЫЛ УЧИНЕН / В НЕМ НАС БЫЛ ПОСАДИЛ. При такой разбивке на слова и приведении кажое слово становится понятным. Слово ПИР перевода не требует, как и у М. Бора; далее НЕ АНРАУ понимается как НЕ ПО НРАВУ, то есть совершенно закономерно предлог ПО превращается в этрусскую приставку А у наречия АНРАУ, а звук В — в звук У. Очевидно, что в этрусской надписи это первое А передавалось через V, которое Бор транскрибировал как U. Возможно, что в этрусском тексте действительно начертано ЕЛ вместо АЛ — тогда это описка этрусского писца. Если по-русски пишется УЧИНЕН, то по-этрусски — УЧАЕН, то есть опускается “лишний” звук Н, а И закономерно переходит в А. Бор принял в этом слове букву С за G. Предлог В перед гласной становится предлогом ВА (подобно тому, как предлог С в том же положении становится предлогом СА). По этому русская конструкция В НЕМ заменяется этрусской конструкцией ВА ИМ. Конструкция АЛ СИДАЕ НАС означает буквально БЫЛ (АЛ) САЖАЕТ НАС; если бы имелась в виду пассивная конструкция МЫ БЫЛИ ПОСАЖЕНЫ, тогда надо было бы написать нечто вроде МИ АЛЕ СИДАУ. Таким образом, текст в данном случае грамматически верен.

    Смысл надписи тоже понятен: пир не понравился главному герою сюжета потому, что его посадили рядом не с теми гостями, с какими ему бы хотелось. А так как зеркала представляют собой политическую аллегорию, то можно предположить, что за праздничным столом этруска посадили рядом либо с римлянином, либо с римлянкой.

    Для получения грамматически верного варианта текста, содержащего 36 букв, мне пришлось произвести 7 замен букв и сделать 2 реверса, так что текст Бора на 9/36 или на 25% был прочитан неверно. Но на оставшиеся 75% он был все-таки верен. Правда, это лишь чтение; по разбивке из 11 слов у нас совпали только 4, что менее 25%. Разумеется, более 75% слов было выделено не тех и, соответственно, они были поняты не так. Из этих подсчетов ясно, что в данной надписи М. Бору можно доверять в чтении не более чем на 75%, но в разбивке на слова — менее, чем на 25%.

    Надпись на спине змеи (TLE 331). На сосуде 7-го века до н.э. из Музея ди Вилла Джулия в Риме имеется этрусская надпись на спине нарисованной змеи (ŠAV, р. 383). С точки зрения М. Бора она гласит: HEMBAŠ UVEITE ŠALE VARE ADA VA PEISNI SLADE KA SJAIS JE MALU DIKE MALU VEKA VI SJA ZILI ŽIGNA JE IN SITU JE AS. Это означает якобы СОБЪЁШЬ УВИТУ ШАЛУНЬЮ ВАРЯ ЯД В ПЕСНЕ СЛАДКОЙ, КОГДА ЯВИШЬ Е МАЛО ДИКУЮ, МАЛО СТАРУЮ В ЭТОЙ ЖИЗНИ, СОЖЖЕНОЙ Е ПОКРЫТОЙ (ЗЕМЛЕЙ) УЖЕ. Опять-таки сразу привлекает внимание глагол-связка Е, которого в этрусском языке нет. Общий смысл надписи в целом оказывается темным; кто такая ШАЛУНЬЯ, чем она УВИТА, зачем ее надо СБИВАТЬ, как можно ВАРИТЬ ЯД В ПЕСНЕ СЛАДКОЙ, что необходимо ЯВИТЬ и что является МАЛО ДИКИМ и МАЛО СТАРЫМ. Перевод явно неудачен.

    С моей точки зрения еще до чтения основной надписи на сосуде можно прочитать слово МАРА, следовательно, сосуд принадлежит храму Мары и тем самым входит в погребальный комплекс. Далее идет лигатура, где можно выделить слева букву Л, тогда как сверху это скорее буква Ш, а снизу — А. Справа находится, несомненно, буква Е. Таким образом, из всех возможных комбинаций, здесь скорее всего читается АЛЕ Ш.

    Затем видна буква в виде перевернутой греческой Ф с маленьким отростком влево и перевернутая буква М. Следовательно, это — слово ИЩМ, а с учетом Ш — Ш ИЩМ (предлог С перед гласным часто переходит в Ш). Далее я читаю НА МЛЧЕ ПЕЕШУ ЛЕЧАРЕ. Это можно понять как БЫВАЛО СЫЩЕМ НА МОЛОКЕ ПИТЬЕ ЛЕКАРСТВЕННОЕ. Таким образом, речь идет о том, что лекарство, изготовленное на молоке, видимо, не всегда помогает вернуть пациента к жизни, и он попадает в объятия богини смерти Мары.

    Надпись на спине змеи чаши из музея Рима
    Рис. 4. Надпись на спине змеи чаши из музея Рима

    Далее можно прочитать ЧАРЕ АЛЕ. ИЗ НИЗ АЛ, что означает: БЫЛИ ЧАРЫ, ИЗ НИЗА БЫЛО... и можно догадаться, что далее следует слово ВЫПИТО. Приведенных строк достаточно, чтобы понять, что как и в случае надписи ЧУТЬ ПЬЕШЬ ЧАРУ, НАПОЛНЯЕШЬ МЕНЯ, на данной змее начертано, что после неудачных приемов лекарств единственным средством избавиться от мучений будет употребление яда и преход в царство Мары. Впрочем, о яде говорится и в переводе Матея Бора, так что, видимо, назначение сосуда он понял верно.

    Тем не менее, в чтении у нас с ним имеются большие расхождения. Если рассмотреть строку HEMBAŠ UVEITE ŠALE VARE ADA VA PEISNI SLADE, то первому слову у меня соответствует АЛЕ СИЩМ, второму — НА МЛЧЕ ПЕ, то есть 6 и 6 буквам двух слов Бора у меня соответствуют 7 и 8 букв 5 слов, и, разумеется, это совсем другие буквы. Данный пример показывает полное несоответствие в чтении, поэтому продолжить его, полагаясь на то, что написано в качестве продолжения у Бора, я не могу. А полной фотографии оригинального текста Бор не приводит.

    Минерва и Юпитер. Здесь я хотел бы воспроизвести рассуждения Матея Бора более полно, приведя дословный перевод данной его дешифровки. «Основываясь на уже доказанных данных об этом языке, который назывался расенским самими этрусками, я хотел бы далее разъяснить несколько надписей, особенно те, где вербальное содержание сопровождается иллюстрацией. Я полагаю, что это будет полезным.

    В античной мифологии имеется хорошо известный миф о рождении Минервы из головы Юпитера. Римляне заимствовали Минерву у расенов, которые называли ее Менрвой; с другой стороны, этрусский Юпитер известен у расенов как Тиния. Может оказаться, что Тиния был верховным божеством расенского пантеона, а Минерва — богиней мудрости, искусства и войны, подобно греческой Афине» (ŠAV, р. 386). Как видим, в данном случае Матей Бор следует классической схеме чтения и слово ЖЕНДКА (ЖЕНЩИНА) у него превращается в МЕНРВУ, мифологический персонаж, а мифология этрусков сразу же подверстывается под мифологию римлян и греков. Это типичная классическая схема, которая не предполагает ни политической аллегории, ни возможности русского параллельного текста. Иными словами, это не славянский, а греко-римский подход.

    «Если мы примем во внимание все, что мы знаем о Минерве и Юпитере, то было бы интересно проверить этрусское зеркало, найденное в Палестрине (Пренесте) в Южной Италии. Гравировка на этом зеркале передает рождение Минервы, которая появляется в полном вооружении из головы Тиния. Сопровождающая надпись объясняет ситуацию: TANR TINIA MENRVA JETA USVA. По-словенски: ZNOTRAJ TINIJA UJETA JE UŠLA. По-английски: INSIDE TINIA MENRVA, CAUGHT, HAS ESCAPED. Это — легкаянадпись...» (ŠAV, р. 386-387). Итак, ВНУТРИ ТИНИИ МЕНРВА, СХВАЧЕННАЯ, СБЕЖАЛА.

    Увы, смысл не очень понятен. Дело в том, что Минерва не была схвачена; как известно, Юпитер проглотил ее мать, а Минерва родилась уже внутри Юпитера. Кроме того, после рождения она никуда не сбегала. Что же касается слов, то слово ЗНОРАЙ действительно может означать ВНУТРИ, но только оно никак не напоминает этрусское ТАНР; либо для этого нужно произвести приведение, то есть перестановку букв, например, НАТР, а лучше НУТР. Но этого тоже сделано не было. Короче говоря, текст был сразу прочитан начисто как если бы в нем все было ясно, создавая иллюзию действительно “легкой надписи”.

    Подозреваю, однако, что ряд слов и прочитан неверно. Возможно, что ТАНР означает ТАИД, ТИНИА может оказаться словами ТИ И ЙА, ЙЕТА может быть прочитано вместо ЛЕТА, УСВА действительно есть УШЛА. Тогда надпись, возможно, имеет чтение ТАИД ТИ И ЙА, ЖЕНДКА, ЛЕТА УШЛА, то есть ТАЙНО ТЫ И Я, ЖЕНШИНА, ЛЕТОМ УШЛА. Однако заочно читать надписи крайне сложно и вряд ли такое чтение будет доказательным.

    Таким образом, если при чтении надписей на чашах храма Мары Матей Бор действует достаточно оригинально, в надписях на зеркалах он следует устоявшейся традиции и читает так же плохо, как и его предшественники.

    Заключение

    Подведем теперь итог. Матей Бор отходит от классических, “официальных” чтений гораздо дальше, чем Пешич или Жункович, отталкиваясь от сходства этрусского языка с венетским. В этом состоит его прогрессивная позиция: он сопоставляет этрусский не с латынью и греческим, а с венетским и ретийским, то есть с языками того же времени и славянскими по происхождению. Вместе с тем, часть букв он читает традиционно, что приводит его к сложностям в интерпретации ряда текстов. К сожалению, в основном он пытается интерпретировать транскрипции Паллоттино, хотя сам же показывает, что без определенной правки по ним читать этрусские тесты невозможно. А рисунки он использует редко, к тому же надпись на одном из них он не читает. Тем самым он как бы дает славянское утверждение транслитерациям итальянца.

    Литература

    1. Bor Matej. Etruscani // Etruscani in Veneti. Drugi venetski zbornik. Uredil in izdal Ivan Tomazic. Wien, 1995, s. 11-60

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову