О возможном тюркском письме корейцев

Чудинов Валерий Алексеевич


Как известно, корейский язык чаще всего относят к семье алтайских языков. Так, по мнению Лингвистического энциклопедического словаря, «из различных гипотез генетического родства корейского языка наиболее распространена так называемая алтайская, сторонники которой, опираясь на фонетические соответствия, структурное сходство и этимологические данные, либо возводят корейский язык (иногда вместе с японским языком) к тунгусо-манчжурской ветви, либо определяют как особую ветвь, выделившуюся раньше других — около 3-го тысячелетия до н.э.». А в алтайскую семью в наши дни включают тюркские, монгольские, тунгусо-манчжурские, а также корейский и японский языки. Правда, при этом отмечается, что пока стоят большие трудности перед реконструкцией алтайского праязыка, что делает гипотезу о родстве алтайских языков на сегодня не вполне обоснованной.

Оглавление:
  • О возможном тюркском письме корейцев
  • Литература
  • О возможном тюркском письме корейцев

    Как известно, корейский язык чаще всего относят к семье алтайских языков. Так, по мнению Лингвистического энциклопедического словаря, «из различных гипотез генетического родства корейского языка наиболее распространена так называемая алтайская, сторонники которой, опираясь на фонетические соответствия, структурное сходство и этимологические данные, либо возводят корейский язык (иногда вместе с японским языком) к тунгусо-манчжурской ветви, либо определяют как особую ветвь, выделившуюся раньше других — около 3-го тысячелетия до н.э1. А в алтайскую семью в наши дни включают тюркские, монгольские, тунгусо-манчжурские, а также корейский и японский языки. Правда, при этом отмечается, что пока стоят большие трудности перед реконструкцией алтайского праязыка, что делает гипотезу о родстве алтайских языков на сегодня не вполне обоснованной2. Но других гипотез тоже нет.

    Внутри данного предположения существуют небольшие варианты. Так, А.А. Реформатский выделяет в качестве 4-й группы алтайских “отдельные языки Дальнего Востока, не входящие ни в какие группы” (предположительно близкие к алтайским); сюда помимо японского и корейского входят рюкюский и айнский. Отмечается также, что первый памятники письма восходят к IV веку н.э. и составлены на основе китайской иероглифики3. Таким образом, ранее этого времени корейцы если и пользовались какой-либо письменностью, то на другой основе. На какой же?

    Если тюрки обладали собственным письмом, так называемыми тюркскими рунами, то почему бы корейцам не пользоваться одной из разновидностей этих тюркских рун? Правда, тут могут быть трудности хронологического свойства. Так, по мнению специалиста по древней тюркской письменности И.Л. Кызласова, «донской, кубанский, южноенисейский, ачикташский и, вероятно, исфаринский алфавиты окончательно складываются, как можно полагать, не ранее VIII века. Наиболее вероятно, что их палеографические особенности формировались в условиях ранних государственных образований, изменявших алфавит-основу в соответствии со своими нуждами. Осмысляя условия этого алфавита-основы, нельзя забывать, что уже в конце VI века (581 год) I Тюркский каганат распадается на западный и восточный с центрами соответственно в Семиречье и Орхоне. Руническое письмо (орхонский алфавит) появляется лишь во Втором Восточнотюркском каганате (682-745 годы). В начале периода формируется и енисейское письмо. Как видим, имеющиеся материалы позволяют отнести к этой эпохе и возникновение письма-основы евроазиатского алфавита. Если это так, то процесс сложения письменности у тюркоязычных народов средневековья вполне соотносится с этапами сложения их государственности»4. Полагая, что датирование конкретных тюркских алфавитов произведено археологом И.Л. Кызласовым профессионально, я все же не могу согласиться с его датировкой письма-основы. Как показывает история письма, письмо-основа обычно существует много веков, часто даже не одно тысячелетие, и никогда не возникает тогда же, когда появляются отошедшие от него местные алфавиты. Чаще всего письмо-основа относится также к другому типу письма, то есть является письмом слоговым, тогда как ответвляющиеся от него конкретные этнические виды письма являются алфавитными. Так, если говорить о семействе европейских алфавитов типа письма латинского, греческого, кириллицы, германских рун, равно как письма этрусков, венетов, ретов и других народов, то они все возникают где-то в середине второго тысячелетия до н.э. из славянской руницы (слогового типа письма), хотя первые памятники в силу разных причин случайного характера обнаруживаются на 5-6, иногда 10-15 веков позже. Кроме того, возникновение письменности не связано с государственностью, как полагали в советское время (так в Скандинавии государственность складывается где-то в Х веке, тогда как руническая письменность входит в широкое употребление уже в I веке н.э.).

    Это делает более уверенным предположение о том, что у корейцев до введения китайской графики вполне вероятно существовало письмо в виде тюркских рун, либо недалеко ушедшее от тюркского письма-основы, либо как раз им и являвшееся (в последнем случае оно, скорее всего, было слоговым). На такое предположение наталкивает несколько аналогий: в Греции до появления греческого алфавита существовало слоговое письмо “линейное Б” (последнее обнаружено только в ХХ веке); в Индии до индоевропейского и в основном буквенного письма деванагари существовало слоговое письмо брахми, а у дравидского населения — слоговое письмо, найденное при раскопках Мохенджо-Даро. И если корейский язык принадлежал к одному из подразделений алтайских языков, самым естественным предположением будет и существование у древних корейцев такой же древней алтайской графики.

    Будущие археологические раскопки, проводимые на месте поселения древних корейцев (не только на Корейском полуострове) должны будут либо подтвердить, либо отвергнуть данную гипотезу.

    Литература

    1. Концевич Л.Р. Корейский язык // Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990, с. 240
    2. Кормушин И.В. Алтайские языки // Там же, с. 28
    3. Реформатский А.А. Введение в языковедение. М. 1999, с. 429
    4. Кызласов И.Л. Рунические письменности евразийских степей. М., 1994, с. 220

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову