Чтение устоявшихся или вполне понятных текстов для создания славянского силлабария

Чудинов Валерий Алексеевич


Для создания славянского силлабария необходимо не только выявить репертуар употребляемых знаков, но и определить их звуковое значение. По счастливому стечению обстоятельств такая вещь возможна, ибо у славян и прежде всего в средневековой Руси существовали тексты, которые читались и кириллически, причем однозначно. К такого рода надписям относятся, в частности, монеты, чья легенда весьма устойчива.

Оглавление:
  • Чтение устоявшихся или вполне понятных текстов для создания славянского силлабария
  • П-1. Тверской пул № 1075
  • П-2. Тверской пул № 1077
  • П-3. Тверской пул № 1078
  • П-4. Новгородское пряслице № 24
  • П-5. Пул Болеслава Кривоустого
  • П-6. „Ордынская“ монета
  • П-7. Монета из Твери
  • П-8. Грамота № 116 из Новгорода
  • П-9. Височное кольцо
  • П-10. Каменный крест
  • П-11. Ногородская грамота № 72
  • П-12. Новгородская грамота № 89
  • П-13. Глиняный сосуд из Киева
  • П-14. Гребень из Берестья
  • П-15. Пряслице из Любеча
  • П-16. Бронзовый кистень из Пскова
  • П-17. «Семен» в новгородской графике
  • Новгородская грамота
  • П-21. Киевская азбука
  • Новгородская грамота
  • П-25. Московская монета
  • Новгородская грамота
  • П-31. Софийская азбука
  • Фонетический анализ
  • Эпиграфический анализ
  • Графические соответствия
  • Выявление основного вида графемы
  • Заключение
  • Литература
  • Чтение устоявшихся или вполне понятных текстов для создания славянского силлабария

    Для создания славянского силлабария необходимо не только выявить репертуар употребляемых знаков, но и определить их звуковое значение. По счастливому стечению обстоятельств такая вещь возможна, ибо у славян и прежде всего в средневековой Руси существовали тексты, которые читались и кириллически, причем однозначно. К такого рода надписям относятся, в частности, монеты, чья легенда весьма устойчива. Нумерацию помечаю знаком П (предварительная).

    П-1. Тверской пул № 1075

    На медной монете из Тверского музея (по списку № 1075) отмечается “... изображение буквы Д, с бусою внутри; на обороте, вместо надписи, изображены разные знаки” [1, с. 211]. Общий вид одной и другой сторон монеты показан на рис. 1-1 и 1-2 соответственно. “Разные знаки” я показал на рис. 1-3 в увеличенном виде. Вообще-то на монете № 1072 из того же собрания написано ПУЛ | ТФЕ .| ЬСКИ, а на монете № 1073 – ПУЛ | ЪТФЕ | РСКИ [1, с. 211]. Так что по сумме этих надписей мы должны прочитать нечто вроде ПУЛЪ ТФЕРЬСКИ. Чтобы обнаружить эти надписи, приглядимся получше к тому, что имеется на рис. 1-3. Мы видим, что стрелочка в центре надписи указывает на некоторую горизонтальную перекладину, выше которой находятся две параллельных вертикальных линии; соединив их вместе, мы получаем букву П, рис. 1-4. Правее находится вертикальный знак с точкой слева; немного переместив точку вниз и влево, мы получим букву У; наконец, правее и ниже находится знак, очень похожий на букву Л. Собрав эти три буквы, я получаю знакомое слово ПУЛ, написанное кириллицей. Продолжая читать знаки еще правее, я вижу Т и I, что вместе образует слог ТИ или, если угодно, ТЬ, начало слова ТЬФЕРЬСКИ. Иными словами, второе слово уже пишется как слоговое, хотя первых два знака являются буквами. На этом заканчивается правая половина легенды, читаемая ПУЛ ТЬ, рис. 1-4. Левая половина начинается, видимо, знаками, развернутыми в противоположную сторону, что я учел, повернув их на 180°. На буквы они не похожи, но должны означать продолжение слова ТЬФЕРЬСКИ, то есть ФЕРЬСКИ. Итак, на 4 слога имеется 4 знака, расположенные отдельно друг от друга.

    Определение слоговых значений по Тверским пулам 1075 и 1077
    Рис. 1. Определение слоговых значений по Тверским пулам 1075 и 1077

    Произведем эпиграфический анализ (ЭА). Первый знак выглядит в виде уголка, напоминающего математический знак «меньше»; именно такой знак слоговой транскрипции я и подписываю под ним. Второй знак напоминает восьмерку, однако наиболее жирные линии образуют фигуру, напоминающую мягкий знак, которую я и вычерчиваю под ним. Третий знак очень похож на первый, но с более острым углом, хотя внутри него помещается такой же знак с гораздо менее острым углом; эту фигуру следует уточнить после приписывания фонетического значения. Последняя фигура тоже напоминает уголок, но не с равными мачтами. Две последних фигуры я решил изобразить знаками, существующими в кириллице, С и зеркальным Г (если при последующих чтениях такая форма не подтвердится, она будет отброшена). – Фонетический анализ (ФА): Значение этих знаков известно заранее. Поскольку звук Ф в русском языке появился недавно, последний фрагмент слова ТФЕРСКИ выглядел как ВЕРЬСЬКИ. Именно эти значения я и подписываю под четырьмя знаками. Получается, что справа написано четыре слога, ФЕ, РЬ, СЬ и КИ. Начало чтения тут задано, конец тоже известен, так что какой слог что именно означает, определяется однозначно. Можно внести определенность в начертания знаков. Третий знак я изображаю похожим на букву С, ибо консонарий вполне допускает такую версию при чтении СЬ. Четвертый знак напоминает уголок с разной длиной своих составных частей, чья ориентация выявлена не особенно отчетливо, это знак КИ. Итак, теперь видно, что имеется четыре знака, один из которых совпадает с СЬ, а другие – с математическими знаками < и 8, а также нечто вроде Г в обратную сторону, рис. 1-5. Для начальной дешифровки этого вполне достаточно.

    П-2. Тверской пул № 1077

    Для проверки справедливости нашего предположения рассмотрим пул № 1077 из того же Тверского музея, на котором “кругом буквы, из которых составляется ПУЛ.ТРС.КО” [1, с. 211], рис. 1-6 и 1-7. Для приведения в соответствие с расположением предыдущего пула я развернул середину, очищенную от бусинок и данную крупным планом, так, чтобы центральная фигура располагалась бы примерно так же, рис. 1-8. Тогда становится заметным, что вместо стрелочки предыдущего пула, рис. 1-9, здесь имеется кирилловская надпись КО, рис. 1-10. Далее, в соответствии с разворотом слоговых знаков предыдущего пула здесь разворачиваются знаки легенды. И на них можно прочитать надпись ТЪВЕРЬСЬКОЙ, где все знаки, кроме КО, являются слоговыми. ЭА: первым является знак в виде буквы Т, затем можно собрать два знака, вертикальный и горизонтальный, в виде уголка, далее следует знак, напоминающий Ь, но зеркальный, затем располагается кириллоский слог КО, соответствующий стрелочке острием вверх, то есть слоговым знаком будет стрелочка, наконец, последний знак представлен ветикальной палочкой. ФА: уже составитель надписи провел тренслитерацию знака ↑, который, таким образом, получил свою дешифровку как КО. Центральную фигуру, у которой эта стрелочка может то присутствовать, то отсутствовать, я принимаю за лигатуру слоговых знаков, означающую слово ТЪВЕРЬСЬКО без последнего знака для Й; однако пока неясно, как эту лигатуру разлагать на составные элементы. Далее, знак Т я принимаю за ТЪ в соответствии со значением консонария. Знак ВЕ у нас встречался, и в соответствии с ним я организовал и данное начертание, так что подтверждением предыдущего я его не считаю. Знак РЬ, которому я очень условно дал стандартное начертание Ь вроде бы подьвердил такое начертание, но расположен зеркально. Лучше всего определен и по начертанию, и по значению знак КО. Наконец, знак I имеет значение И, что весьма логично, как и значение знака Т. Тем самым в результате проведенного анализа к уже найденным знакам ВЕ, РЬ, СЬ и КИ добавились знаки ТЪ, КО и Й.

    Возражения. Пока весь анализ проходил по замыслу эпиграфиста, но не читателя, который, естественно, сразу должен выдвигать сомнения. Попытаюсь встать на точку зрения самого придирчивого читателя и выдвинуть возражения, на которые я попытаюсь найти ответы. Возражение первое: откуда мне известно, что на пулах 1075 и 1077 вообще существуют слоговые надписи? У А.К. Жизневского об этом нет ни слова. – Ответ: действительно, у подавляющего числа эпиграфистов, как в прошлом, так и сегодня мы не встретим указаний на существование слоговых надписей. То, что знаки на Тверских пулах имеют слоговой характер, является моей гипотезой или, если угодно, моим счастливым случаем. Если при традиционной надписи ПУЛ ТВЕРСКИ (я пока игнорирую различие между Ф и В и между ЯТЬ и Е), имеющейся на остальных пулах, можно прочитать кирилловскую надпись ПУЛ ТИ на пуле 1075 и еще 4 знака неизвестной природы, то логично предположить, что эти знаки являются не буквенными, а слоговыми. – Возражение второе: почему из этих 4 знаков все непременно слоговые? Почему не допустить, что знак С обозначает букву С, а не гипотетический слог СЬ? – Ответ: это тоже является моим предположением. Ведь гораздо логичнее предположить, что половина надписи является буквенной, половина – слоговой, чем считать, что слоговая часть выражена с пропусками. Уж если чекан сделан для слоговых знаков, то они должны следовать друг за другом непрерывно. – Возражение третье: знаки на легенде данного пула 1075 изображены настолько упрощенными, что в них трудно узнать не только кириллицу, но и вообще какую-либо знаковую систему. Разумеется, часть этих знаков можно принять и за слоговые, и за какие угодно другие. Иными словами, эпиграфист выбрал из множества надписей самые неясные, и теперь пытается извлечь из них какую-то ценную информацию, что заведомо сомнительно. – Ответ: как люди от рождения не выбирают родителей, так и эпиграфист не может сочинить красивые или весьма ясные надписи, а находит только те, которые были введены археологами в научный оборот. Не моя вина, а скорее моя беда то, что знаки на надписи крайне упрощены, но таково большинство знаков на монетах, и нумизматы прекрасно это знают. Подчас искажения привычных букв кириллицы бывают настолько сильными, что вполне известная по другим экземплярам надпись становится совершенно нечитаемой. Так что отсутствие четкости – не прихоть эпиграфиста, а особенности надписей на монетах. Если бы существовали какие-либо другие, более ясные надписи, я бы их с удовольствием привел. Однако монеты имели всеобщее употребление, по крайней мере, в пределах одного из княжеств Руси, в данном случае Тверского (хотя, разумеется, имели хождение и в соседних княжествах), так что надписи на них носили публичный характер. Это означает, что слоговые знаки имели характер государственного письма, а не личного и тем более не тайнописного. – Возражение четвертое: откуда я знаю, как следует правильно располагать непривычные знаки? Ведь их можно развернуть как угодно! – Ответ: а я и не знаю, как их необходимо разворачивать, я лишь делаю наиболее вероятное предположение, которое может в дальнейшем либо подтвердиться, либо быть отвергнутым. – Возражение пятое: оба примера чтения слоговых знаков я снабдил вспомогательными значками слоговой транскрипции. Откуда я их взял? Не являются ли они очередным моим домыслом? – Ответ: являются. Эти значки представляют собой мою стилизацию тех же самых слоговых знаков, только более ясную. Борясь с нечеткостью очертаний значков на пулях, я ввел похожие значки, но придал тенденциям найденных на пулах изображений завершение, так что идея знака получила на них полное выражение. Что же касается домысла, то любая гипотеза в каком-то смысле является домыслом. Однако домысел не предполагает проверки, ибо любая проверка его опровергает. Напротив, гипотеза составляется обычно так, чтобы после проверки иметь подтверждение.

    Как видим, я не убеждаю читателя в собственной правоте, разделяю его сомнения, но показываю, что иначе как методом построения гипотез и их проверки двигаться вперед невозможно. Гипотезы же я выдвигаю проверяемые и логичные. В методологии науки такой метод построения теории называется гипотетико-дедуктивным. — Но продолжим исследование.

    Чтение слогов ПУ и ЛЪ на пуле из Твери № 1078
    Рис. 2. Чтение слогов ПУ и ЛЪ на пуле из Твери № 1078

    П-3. Тверской пул № 1078

    На пуле из Твери № 1078, рис. 2-1 и 2-2, А.К. Жизневский читает ПЛ | ТФЕ И | ... [1, с. 212]. На мой взгляд, на верхней строчке, рис. 2-3, два знака ПЛ должны быть прочитаны как ПУЛЪ, следовательно, они слоговые и могут соответствовать слогам ПУ и ЛЪ. Можно согласиться с Жизневским в том, что слева написано кириллицей ТФ, а внизу, менее ясно, Е (ЯТЬ). Но это – единственные три буквы в надписи (хотя допустимо справа видеть справа в виде уголка и четвертую букву, С). Букву И я здесь не вижу. Зато в центре лигатура существенно упростилась, так что в самом ее низу можно выделить знак Т, у которого, как мы видели выше, имеется чтение ТЪ; а из оставшейся части можно выделить справа уголок с чтением ВЕ/ФЕ, а слева, после поворота на 90°, знак РЕ. Тем самым данная лигатура может быть прочитана как ТЪВЕРЬ... Наконец, под ней справа расположен слоговой знак СЬ. Тем самым на данном пуле есть слоговая надпись ПУЛЪ ТЪВЕРЬСЬ... , рис. 2-5, и кирилловская транслитерация этой надписи ТФЕР..., рис. 2-4. ЭА: первый знак выглядит как П с отделенными от крыши мачтами; крыша является частью ободка. Знак очень похож на букву П. Второй знак напоминает букву Л и представляет собой уголок с неравными мачтами, расположенными по диагонали. Знаки ТЪ, ВЕ и РЬ выделены мной из лигатуры по образу и подобию знаков на двух предыдущих пулах, то есть зависят от моих предположений и потому не могут считаться подтверждениями предыдущих графических образов. Это же относится и к уголку, который я принял за знак СЬ. Кроме того, последний знак вообще может быть кирилловской буквой С, ибо слоговая композиция находится вверху и в центре монеты, тогда как кирилловские надписи находятся внизу вдоль ободка. ФА: значение знака П как ПУ, а Л как ЛЪ вполне логично. Остальные значения уже обсуждались выше. Тем самым, новыми являются значения ПУ и ЛЪ.

    Возражения. Опять от имени несогласного читателя могут возникнуть возражения, которые я нумерую в продолжение. Возражение шестое: надписи по-прежнему неясные, но почему бы ни последовать за чтением А.К. Жизневского? Он был опытным эпиграфистом и к тому же имел дело не с рисунком в книге, а с подлинной монетой. – Ответ: я и последовал за его чтением настолько, насколько возможно. Но если нет знака И, а есть знак в виде С, я это и отметил. Я бы также с удовольствием принял во внимание его чтение центральной лигатуры на всех пулах, однако он не только не дал этого чтения, но вообще не сказал в ее адрес ни слова. Это доказывает, что при всей его опытности, какие-то знаки он читал неверно, а какие-то не читал вообще. Это никоим образом не дискредитирует Жизневского, а является обычным в практике любых эпиграфистов: они читают лишь то, что могут прочитать, и читают некоторые знаки не совсем так именно тогда, когда знаки имеют нестандартный вид. – Возражение седьмое: почему не предположить, что надпись ПЛ является не слоговой, а обычным сокращением, принятым в древнерусском написании, когда надпись БГ означает БОГЪ, IC означает ИИСУС, а ХС означает ХРИСТОС? Или последние сокращения тоже слоговые? – Ответ: действительно, среди традиционных сокращений у русских были неслоговые (последние два), но были и слоговые типа ПЛ или БГ. Если бы слово БГ встретилось на слоговой надписи, то знаки Б и Г можно было бы принять за слоговые. Но пока мне в качестве слоговых попались знаки П и Л, и я их принял за слоговые. А то, что они могли совпадать с кирилловскими сокращениями, это вполне возможно. Так что каких-либо противоречий здесь нет.

    П-4. Новгородское пряслице № 24

    На пряслице, найденном в Новгороде в 1983 г. на Троицком раскопе, рис. 3-1 и относящемуся к середине ХIII в., В.Л. Янин прочитал надпись НЕДЕЛЬКИНЕ, рис. 3-2 и 3-3 [2, с. 115]. На мой взгляд тут написано НЕДЕЛЬКИНЪ ПРЯСЛЕНЬ, рис. 3-4, причем слово ПРЯСЛЕНЬ начертано кириллицей крайне небрежно и зеркально. Однако внимание привлекает лигатура, отдельно показанная на рис. 3-5. Я разлагаю ее на два слоговых знака, которые читаются как КИНЪ, что подтверждает кусок надписи в 4 буквы на нижней части пряслица. Знак КИ мне уже встречался на предыдущей надписи, где его ориентация была непонятной. ЭА: теперь ясно, что крючок у него находится в нижней части. Однако его длина по отношению к мачте пока не ясна.Слоговой знак НЪ выглядит как буква Н, положенная на бок. Однако соотношение мачты и поперечных черточек пока не ясно. ФА: Транслитерация двух слоговых знаков, слитых в лигатуру, была произведена автором надписи как КИНЬ, так что первый знак автоматически должен означать КИ, а второй – НЬ. Тем самым к четырем известным значениям добавилось пятое, а значение КИ не только подтвердилось, но и оказалось связанным с более понятной формой знака.

    Чтение нескольких слоговых знаков на пряслице из Новгорода и монете из Польши
    Рис. 3. Чтение нескольких слоговых знаков на пряслице из Новгорода и монете из Польши

    Возражения. – Восьмое: почему явное зачеркивание было принято за лигатуру из слоговых знаков? Может быть, пряха, или подаривший ей пряслице мужчина просто ошиблись и зачеркнули не те буквы? – Ответ: если зачеркивание не сплошное, почти всегда можно понять, какая именно буква была зачеркнута. В данном случае один знак похож на букву Н, но имеет более длинную перекладину, тогда как левый знак не соответствует ни какой известной букве, но зато очень похож на знак КИ в надписи на пуле 1075, только теперь ясно, что отрог находится внизу и проведен не под прямым, а под более острым углом. – Возражение 9-е: почему строка НЕДЕЛЬ была продолжена “слоговыми знаками” , а не просто каким-то орнаментом? Ведь есть же окончание КИНЪ строкой ниже. – Ответ: Действительно, надпись НЕДЕЛЬКИНЪ сделана в две строки одним почерком, надпись ПРЯСЛЕНЬ – другим, менее умелым. Допускаю, что второе лицо лучше писало слоговыми знаками, чем кириллицей, и постаралось дописать каждую строку. На первой после надписи НЕДЕЛЬ оставалось мало места, и потому пришлось дополнять более экономными слоговыми знаками; на второй места было достаточно, ибо там стояла только четыре буквы, КИНЪ, и там было кирилловское же продолжение. Так что причиной написания слогами была как привычка, так и желание закончить строку при наиболее экономном размещении знаков. Что же касается понимания слоговой лигатуры как орнамента, то любая лигатура напоминает орнамент, но несимметричный. Такие орнаменты практически не встречаются как украшения, а являются надписями, стилизованными под орнамент.

    П-5. Пул Болеслава Кривоустого

    Во времена польского короля Болеслава Кривоустого (1102-1138) выпускалась монета, показанная на рис. 3-6 и 3-7 [3, с. 83], изображение мной повернуто на 180°. Если предположить, что в XII веке в Польше надписи по своему слоговому характеру и содержанию соответствовали надписям XIV века в России, то, подобно надписи ПУЛ ТФЕРСЬКИ, на этой монете написано ПУЛ ПОЛЬСЬКИ. Предположив это, мы тут же находим надпись ПУЛЪ в виде слоговых знаков П и Л, изображенных, однако, несколько иначе (но в пределах допустимых изменений знаков П и Л, с которыми мы сталкиваемся при переходах от одного кирилловского шрифта к другому). Под этой надписью расположена и надпись ПОЛЬСЬКИ, но кверху ногами, рис. 8-3; я ее разворачиваю и разлагаю первую лигатуру на знак ПО и знак ЛЬ (они частично наложены друг на друга), знаки СЬ и КИ. ЭА: В надписи ПУЛЪ у знака П мачты соединены с крышей, крыша не выходит за пределы мачт, правая мачта внизу имеет изгиб вправо; здесь я усматриваю курсивный вариант начертания знака. Еще более вычурным является начертание знака Л, который имеет вдвое больший размер, часть левой мачты состоит из фрагмента знака П, а правая мата наклонена, изогнута и обрамлена штрихами, придающими ей вид колоса остью вниз. Это – не просто курсивный, но торжественно-декоративный вариант начертания. В надписи ПОЛЬСЬКИ у знака П имеется разрыв между крышей и правой мачтой; крыша слева выходит за пределы левой мачты, а последняя имеет внизу закругление, что тоже характеризует данный знак как курсивный вариант. Знак Л начертан полностью, обладает крышей и имеет леккое закругление левой мачты. Знак СЬ расположен зеркально и выполнен двойным контуром, а стрелочка КИ имеет два отрога в виде треуголника, выполнена двойным контуром и слегка изогнута внизу вправо. ФА: хотя в надписи ПОЛЬСЬКИ имеются небольшие отличия в написании ПО, ЛЬ, СЬ и КИ от того, что мы видели прежде, однако все знаки оказываются узнаваемыми. Знаки ПУ и ПО напоминают П, знаки ЛЪ и ЛЬ – Л, знак СЬ – С, и знак КИ является стрелочкой острием вниз, что коррелирует со знаком КО в виде стрелочки острием вверх.Тем самым, предположение о надписи ПУЛЪ ПОЛЬСЬКИ подтвердилось, дав дополнительную информацию о более тонких различиях в знаках. Здесь можно также усмотреть независимое подтверждение предположенных начертаний ПУ, ЛЪ, СЬ и КИ и положить начертания ПО и ЛЬ.

    Что же касается надписи на обороте, то особых предположений у меня не было, разве что верхний орнамент я тоже принял за слоговую надпись. Надпись стилизована, поэтому знаки следует выделять осторожно. Первый знак представляет собой стрелочку острием вверх, ↑, что означает КО. Пока это ни о чем не говорит. Если принять соседний знак за ЛЬ, а последний – за новый знак КО, то получается непонятное слово КОЛЬКО. Затем следует лежащий на богу знак в виде N, а под ним – знаки С, Т и Г, которые, как я показал выше, могут иметь слоговое чтение СЬ, ТЪ и КО. Впрочем, КО обозначается как ↑, так что знак в виде Г, возможно, обозначает ГО, так что во второй строке, вероятно, записано окончание какого-то слова в родительном падеже, ...СЬТОГО. Если также допустить, что КО имеет и чтение КЪ, мы получим загадочное слово в виде КЪ---СЬТОГО, в котором можно угадать слово КРИВОУСЬТОГО. Тогда полная надпись будет выглядеть как ПУЛЪ ПОЛЬСКИ КЪРИВОУСЬТОГО,рис. 3-8 и 3-9, что вполне допустимо. Тем самым, возникает вторая гипотеза относительно имени КЪРИВОУСЬТОГО; я попытаюсь ее подтвердить. ЭА: Надпись из двух строк имеет разное начертание знаков в каждой строке: в верхней строке знаки выполнены жирным шрифтом с одинарным контуром, тогда как внизу они обведены двойным тонким контуром. Первый знак верхней строки выглядит как ↑, тогда как выделение второго, третьего и, возможно, четвертого, зависит от их чтения. Поэтому тут приходится сразу же переходить к ФА. Допустим, в верхней строке первый знак имеет чтение КЪ и обозначается, как ↑, тогда следующий знак с чтением РИ должен иметь то же значение, что и РЬ, который, как мы знаем, выглядит как Ь. Возможно, что в слоговой передаче нет разницы между РЬ и РИ. Однако в узоре верхней строки при наличии вертикальной мачты низ образует не петельку Ь, а отрог, что хотя и можно принять за КИ, но можно также считать и стилизованным знаком РИ. Дальше имеется знак в виде V, который я пока пропущу, а затем наклонный знак ГО, так что на верхней строке начертано слово КЪРИ—ГО, что можно понять как КЪРИВОГО, так что знак V означает ВО. Тем самым, на верхней строке написано слово КЪРИВОГО. Но в таком случае от слова КРИВОУСТОГО остается слово УСЬТОГО, которое, видимо, и начертано внизу. Знаки С, Т и Г для обозначения звуков СЬТОГО уже были определены, так что следует понять знак в виде N. Если развернуть знак N так, чтобы он стоял вертикально, от него можно отделить левую мачту | со значением И, и знак в виде непропорционального У, что, видимо, является буквой У или слоговым знаком У. Тем самым обе строки гласят КЪРИВОГО И УСЬТОГО. Наконец, в самом низу имеются два знака, Р и С, причем второй из них означает СЬ. Нетрудно догадаться, что если надпись написана по-русски (поляки написали бы КРИВЕГО и УСЬТЕГО), то и предназначалась она для русских, так что скорее всего слово Р-СЬ есть РУСЬ, рис. 3-10. Так что данная надпись на пуле подтвердила начертание слогов ПУ, КИ, ЛЬ и ЛЪ, а также дала возможность определить слоги ПО, КЪ, РИ, ВО, ТО, У, ГО, РУ.

    Возражения. 10-е: с какой стати на польских монетах делать русские надписи и называть страну Русью? Не говорит ли это как раз против моего допущения о слоговом характере надписи на польской монете? ? Ответ: данный вопрос адресован не эпиграфисту, а историку. По каким причинам надписи на монете делаются на ином языке и с наименованием иного государства, это проблема конкретного правителя и его политико-экономических соображений. Мы знаем, например, что в Литве средних веков говорили по-русски, и часть надписей на монетах была сделана также по-русски; возможно, что нечто подобное существовало и в каких-то частях Польши во времена Болеслава Кривоустого. Я могу нести ответственность только за качество чтения надписи, но не за тот конкретный смысл, который в этой надписи содержался. Возражение 11-е: почему вместо надписи БОЛЕСЛАВА КРИВОУСТОГО написано КРИВОГО и УСЬТОГО? Не говорит ли это за плохое качество чтения эпиграфиста? – Ответ: конечно, любую проблему в интерпретации надписи удобнее всего считать промахом эпиграфиста. Однако у меня возникает впечатление, что когда мы произносим вместо слов “сдал зачет профессору Сивоконю” слова “сдал зачет Сивому Коню” , мы занимаемся языковой игрой, весьма интересной чертой русского разговорного языка [4, с. 172-211]. Если монета действительно была отчеканена в России для Польши, где слоговые знаки уже перестали пониматься, и при этом русские хотели немного позабавиться над прозвищем Кривоустый, они могли разбить это слово (означающее просто искривление линии рта или, возможно, частичный паралич лицевых мышц после воспаления тройничного нерва) на два, так что получалось, что Болеслав оказывался и кривым (одноглазым), и устым, то есть ротастым. Тогда становится понятным и надпись РУСЬ внизу монеты. Впрочем, пока все мои чтения являются всего лишь допущениями, которые в дальнейшем должны будут подтвердиться – либо я их опровергну.

    П-6. „Ордынская“ монета

    Поводом для исследования данной надписи явилось размышление Александра Бушкова: “На московских монетах… попадаются татарские надписи. МОСКОВ АКЧАСЫ БУДЫР – ЭТО ДЕНЬГА МОСКОВСКАЯ. От “ига” давным-давно пропал и след… А татарские надписи на монетах остались! … В мировой практике не встречается примеров столь шизофренического поведения денежных дел мастеров… О нечитаемых монетах: в их число относят и деньги типа, изображенного на рис. 4-1. Надпись на рис. 4-2 гласит: ГОСУДАРЬ ВСЕЯ РУСИ. Может быть, на нечитаемой, рис. 4-4, стоят те же слова, но изображенные иным, забытым алфавитом, вариантом русской скорописи?” [5, с. 223-224]. Этот голос исторической критики подвинул меня на прочтение данной надписи, рис. 4-4, как слоговой, ибо, действительно, ряд знаков опознавался, поскольку уже встречался. Так, если на кирилловской вязи надпись ГОСУДАРЬ (точнее, Г’ДРЬ, где апостроф заменяет С, а Ь стоит на нижней строке и кверху ногами) размещена слева на верхней строчке, то такой же порядок размещения должен существовать и на ордынской монете. Хотя всё первое слово слито в единую лигатуру, все же отчетливо вычленяются первый знак ГО и последний РЬ, нам уже знакомые. Следовательно, середина представляет собой лигатуру слогов СУ и ДА. ЭА: хотя я не представляю себе, как они выглядят, однако лигатура за вычетом знаков ГО и РЬ вполне определенна и содержит лежащий знак в виде латинской буквы D, который я и принимаю за слог ДА. А всю остальную часть я считаю знаком СУ (пока, до уточнения). Так что это – моя гипотеза. Вторая группа знаков начинается со знакомого мне знака ВЕ, который я рискну посчитать теперь знаком ВЬ. Далее вычленяется знак СЬ, который я, напротив, рискну принять за СЕ. Что же касается слога Я, то я пишу его как ЙА, и полагаю, что он состоит из короткого И (следовательно, не из целой вертикальной палочки, а из ее небольшой части, из точки) и из А, и последний звук обозначается длинной вертикальной черточкой, как и знак И. Эпиграфически эти знаки выглядят так: первый знак похож на Г, который я и транскрибирую в этом виде; затем следует знак, похожий на кирилловскую букву u, развернутую на 180°. Далее слог в виде латинской буквы D я транскрибирую таким же образом. Последний знак представляет собой Ь с незамкнутой петелькой. В слове ВЬСЕЯ знак ВЬ имеет почти горизонтальную нижнбб мачту, у СЕ имеется жирная точка наверху, а ЙА состоит из двух элементов: точки с диагональю и вертикального слолбика. Однако слово на этом не заканчивается, переходя в знак Р со значением РУ (но с отверстием в мачте) и далее переходит в неизвестный нам пока знак – знак СИ (в словосочетании ВЬСЕЯ РУСИ больше никаких возможностей не остается). ЭА: вспомнив, что на пулах нижняя часть легенды была написана вверх ногами, и что то же правило было соблюдено на кирилловской части данной монеты в слове ГОСУДАРЬ, я предполагаю, что и слоговой знак СИ следует развернуть на 180°, так что получившийся знак становится похож на греческую букву ПСИ, так я и транскрибирую, не обращая внимание на получившуюся слева петельку. Тем самым, предположение Бушкова полностью подтвердилось. Однако осталось непрочитанным еще одно слово, отсутствующее на кирилловской надписи. Его вполне можно прочитать, выполнив вначале ЭА. А именно: вычленяются знаки в виде С, Л и уголка (отдаленно похожего на знак «меньше»), а затем, при развороте на 180°, знак Н. ФА: первый слог этого слова будет СЬ или СЕ, второй слог ЛЪ или ЛЬ, третий слог ВЕ, и последний, расположенный кверху ногами, слог НЪ. Получаем предварительную надпись СЬЛЪВЕНЪ, в которой нетрудно узнать слово СЬЛАВЯНЪ. Следовательно, первый слог этого слова действительно надо читать СЬ, второй – не ЛЪ, а ЛА, третий – не ВЕ, а ВЯ, четвертый – НЪ. Полная надпись – ГОСУДАРЬ ВЬСЕЙА РУСИ СЬЛАВЯНЪ, рис. 4-5. Из этой надписи, в частности, следует, что слоговая надпись действительно является общеславянской, а не просто русской, и никоим образом не относится к Орде или тюркам. Так что Бушков несомненно прав, считая надпись славянской.

    Чтение ряда знаков на московской монете
    Рис. 4. Чтение ряда знаков на московской монете

    Возражения. 12-е: не получится ли так, что любую ордынскую надпись можно будет прочитать по-славянски? – Ответ: не получится. Ордынские как и любые другие тюркские надписи выглядят совершенно иначе, арабская вязь не распадается на славянские слоговые знаки. Для примера можно взглянуть на рис. 5, где изображены монеты из Кермана (№ 215), Биляра (№ 216), Сарая (№ 223), Укека (№ 246) и Хорезма (№ 256) [6, с. 85 и 87]. Так, на монете из Кермана на центральной строчке знаки расположены отдельно и ни один из них не похож на славянский, да и у остальных больше округлости. К тому же чувствуется иное направление чтения, справа налево. Заметим также, что на кажой из монет четко выдержана линия строки или столбца, чего нет на московской сонете. Так что любой эпиграфист-арабист подтвердит, что характер арабско-тюркских надписей существенно иной по сравнению со славянской надписью. 13. На кирилловском тексте, рис. 4-2, лигатур почти нет, тогда как на так называемом «слоговом» вообще нет одиночно стоящих знаков. Не означает ли это, что данные надписи не идентичны, как это, вообще говоря, следует и из текстов? Можно ли вообще применять надпись рис. 4-2 к пониманию содержания надписи 4-4? – Ответ: Перед нами действительно не полные бискрипты, ибо на второй надписи есть слова СЬЛАВЯНЪ, отсутствующие на первой. Однако лигатуры есть и на первой надписи; так, слово ГДРЬ имеет соединение буквы Д с Г, Р и Ь, а в слове ВСЕЯ буква В касается буквы С, а Е вписано в С. Так что раздельно написаны только буквы слова РУСИ.

    Тюркские надписи на монетах из Кермана, Биляра, Сарая, Укека и Хорезма
    Рис. 5. Тюркские надписи на монетах из Кермана, Биляра, Сарая, Укека и Хорезма

    П-7. Монета из Твери

    На ней, рис. 6-1 и 6-2 [7, табл. VI-12] изображена похожая вязь, хотя и отличающаяся в деталях. Помечена, как «пуло с неопределенным местом чеканки». Как и прежде строка ГОСУДАРЬ оказывается центральной; я разлагаю ее на уже привычные знаки. ЭА: Знак Г соединен внизу с другим знаком, который я пока отбрасываю. Затем следует знак в виде перевернутой буквы u, затем следует опрокинутый знак D, наконец, знак Ь. В верхней строке видна буква Я, перед которой помещен знак С; после нее виден знак Р с весьма изогнутой мачтой, а мачта буквы Я изогнута так сильно, что ее можно принять за самостоятельный знак. Что же касается нижней строки, то второй знак там напоминает лежащую букву С, из чего следует, что всю строку следует повернуть направо на 90°, и тогда она превратится в столбец. В этом столбце первый знак лигатурно соединен с Г-образным и похож на букву V, затем следует знак в виде буквы С, соединенный со знаком в виде буквы Л; в нижнем знаке можно видеть лигатуру из верхнего знака, напоминающего У и нижнего в форме буквы V. ФА: чтение всех знаков то же самое, что и прежде, за исключением слова РУСИ, которое в данном тексте написано как РУСЬ; вместо слогового знака ЙА использована буква Я; вместо мягкого написания ВЬСЕЯ написано твердо ВЪСЕЯ. Тем самым, хотя общее содержание идентично предыдущему, ГОСУДАРЬ ВСЕЯ РУСЬ СЬЛАВАНЪ, рис. 6-3; в данной надписи имеются небольшие отклонения, которые позволяют подтвердить предыдущее чтение. Новых знаков тут не найдено, однако знак V, который прежде читался как ВО, теперь читается как ВА.

    Чтение ряда знаков на монете из Твери и грамоте № 116 из Новгорода
    Рис. 6. Чтение ряда знаков на монете из Твери и грамоте № 116 из Новгорода

    П-8. Грамота № 116 из Новгорода

    Она представляет собой стенку туеса и относится к XII в. Прочитавший ее А.В. Арциховский отметил: «Стенка туеса на этот раз сохранилась почти целиком. По краям – отверстия для сшивки. На стенку нанесен зигзаг и под ним надпись – ЛУШЕВАН... ЛУШЕВАН – вероятно, имя или прозвище владельца туеса» [8, с. 49, № 116], рис. 6-4. Правда, эпиграфист не отметил С-образный знак перед этим именем, который, на мой взгляд, является слоговым с чтением СЕ, так что полная надпись оказывается смешанной, СЕ – ЛУШЕВАН. Кроме того, эта надпись оказывается кирилловской транслитерацией слоговой надписи, принятой эпиграфистом за зигзаг: там явно различим знак в виде С, за которым следует зигзагообразная часть слоговой надписи, которую я обрываю на том участке зигзага, который напоминает букву N. ЭА: за знаком в виде С из зигзага явно выделяются два знака, в виде Л с весьма удлиненной левой перекладиной и в виде W. Если справа выделить знак в виде N, то остается знак в виде V. Таким образом, надпись внизу СЕ ЛУШЕВАН из 5 слогов, соответствует 5 знаков верхней надписи. ФА: часть знаков уже известна, это СЕ, ВА и буква Н. Следовательно, новыми являются знаки ЛУ с вертикальной левой мачтой, крышей и удлиненной наклонной правой мачтой, и ШЕ в виде W.

    Возражения. 14: наличие зигзага на верхней строке или дефекта бересты на нижней вовсе не доказывает предложенное чтение; на бересте нет ни только слоговых знаков, но и какой-либо надписи вообще, кроме уже отмеченного имени ЛУШЕВАН. – Ответ: данный текст весьма показателен для слоговой письменности, ибо он дает прекрасный пример ее отсутствия там, где она на деле существует. Чаще всего туес использовался школьником в качестве ранца и, разумеется, содержал имя владельца. Оно и выделено официальным шрифтом, кириллицей. А обычным, то есть слоговым способом написано слово СЕ, что означает указательное местоимение. Смысл текста – ВОТ ЛУШЕВАН. И ниже следует рисунок, тоже состоящий из слоговых знаков (который я пока не читаю). Вверху тексту предшествует тот же рисунок Лушана в шлеме, но вместо тела идет слоговая надпись. 15: Если рассуждать таким образом, то и вся загогулина представляет собой надпись! Ведь совершенно очевидно, что перед нами – обычная детская каляка-маляка. – Ответ: именно так: детская каляка-маляка и представляет собой надпись; однако ее продолжение выходит за пределы кириллической транскрипции и потому далее не исследуется, равно как и рисунок. Ведь в данном разделе речь идет о чтении либо известного текста, либо такого, содержание которого вполне ясно. А продолжение зигзага и рисунок внизу уже не имеют кириллической транскрипции.

    П-9. Височное кольцо

    У деревни Демшино в 1891 г. был найден клад с вещами XI-XII вв. Рассматриваемое «кольцо височное ромбощитковое с пуансонным орнаментом, с надетой на него серебряной подвеской с имитацией куфической (?) надписи, выполненной чернью» [8, с. 287, табл. 41, № 21], показано на рис. 7-1. Арабской надписи шрифта «цветущий куфи» здесь нет, надпись сугубо русская, что видно при ее повороте на 90° вправо, рис. 7-2. ЭА: каждый из двух первых знаков уже встречался, однако они имеют смысл и вместе, являясь знаком в виде буквы П, тогда как первый отдельно имеет вид зеркального Ь, а второй – очень вытянутого по вертикали знака в виде буквы С. Далее следует крестообразный знак, а за ним – две буквы, Н и Ь. ФА: П-образный знак уже встречался в значении ПУ, но тогда его закругление присутствовало на правой мачте; пока гласный звук пусть останется неопределенным. Далее следует зеркальный знак РЬ, а за ним – знак СЬ. Кончается надпись буквами НЬ. Получается слово П-РЬСЬ—НЬ, в котором легко узнать слово ПЪРЬСЬТЕНЬ, то есть ПЕРСТЕНЬ, рис. 7-3. Следовательно, первый знак есть ПЪ, а крест есть ТЕ, которые и являются новыми. Знаки же РЬ и СЬ получили подтверждение.

    Чтение ряда знаков на подвеске, кресте и грамотах из Новгорода
    Рис. 7. Чтение ряда знаков на подвеске, кресте и грамотах из Новгорода

    Возражение. 16: данный текст действительно мало похож на русский, даже если он и не куфический; кроме того, речь идет о височном кольце, а не о перстне. – Ответ: Слоговые и смешанные надпии сделаны весьма различными шрифтами, что демонстрирует длительность существования слогового письма на Руси. А прочитанное слово ПЕРСТЕНЬ в несколько непривычной нашему времени орфографии, ПЪРЬСЬТЕНЬ, как раз соответствует и по фонетике, и по содержанию времени своего изготовления. Что же касается его атрибуции археологами, то она в основном верная, перед нами действительно кольцо, но височное оно или предназначенное для ношения на пальце – это уже не очень существенные детали.

    П-10. Каменный крест

    На новгородском каменном кресте, хранящемся в музее Ростова, , рис. 7-4, имеется несколько надписей. «На поперечной перекладине процарапаны монограммы Христа – IC ХС, внизу НИКА, по обычаям русских памятников, разделенную на два слога, причем N и И представляют лигатуру. Такую же лигатуру, но менее четкую, мастер оставил и в верхней части креста» [9, с. 110]. На самом деле только внизу лигатура кирилловская, рис. 7-6, тогда как наверху она смешанная, рис. 7-5. ЭА: Лигатура может быть разделена на три знака, где первые два представляют собой буквы N и I, а третий знак имеет форму буквы N, но отличается от нее, рис. 7-5. ФА: этот знак может быть прочитан только как КА, рис. 7-7.

    Возражение 17: опять речь идет о зигзаге, о котором эпиграфист выразилась весьма определенно: надпись неясна. Получается, что весь поиск дешифровщиком ключа строится на анализе весьма сомнительных надписей. – Ответ: слово «неясный» в устах эпиграфиста означает не «нечеткий» или «размытый» (который может быть предельно ясным даже при его отсутствии), а хорошо различаемый, но не опознаваемый знак. Действительно, все читаемые мной символы оказываются «неясными» для людей, знакомыми только с кириллицей, ибо они вовсе не являются буквами.

    П-11. Ногородская грамота № 72

    На этом документе XIV в. А.В. Арциховский прочитал «Иванко, сын Демьянко» [10, с. 74, № 72], рис. 7-8. О надписи строкой ниже речи в описании нет. Между тем, это тоже текст, состоящий из четырех слоговых знаков, рис. 7-9. ЭА: все начертанные на грамоте знаки уже встречались: и первый знак в виде вертикального штриха, и второй в виде V, и третий, похожий на У (но с недописанной ножкой), и четвертый в виде N. ФА: написанные знаки читаются ИВАНЪКА, чем дублируют верхнюю запись. Но если слово, изображенное кириллицей, поставлено в именительном падеже, рис. 7-10, внизу оно же поставлено в родительный падеж.

    Возражение 18: то, что представлено как слоговая надпись, является набором случайных царапин разного размера и произвольного размещения. – Ответ: на самом деле слоговая надпись столь же регулярна, как и кириллическая и, видимо, была сделана прежде. При этом она сама наносилась дважды: сначала крупными штрихами были нанесены знаки I V и У на примерно одинаковом расстоянии, что можно было прочитать как ИВАНО или ИВАНА. А автор надписи, видимо, хотел написать ИВАНКА, и когда, спустя какое-то время захотел усовершенствовать надпись, то вместо того, чтобы добавить четвертый знак N, переделал его из третьего знака У. Но тогда надпись читалась ИВАКА, что и вынудило добавить знак У (в значении НЪ) между вторым и третьим. Видно, что у этого Н-образного знака не начертана ножка (а если бы она появилась, знак был бы того же крупного размера, что и предыдущие). Однако в этот момент автор надписи предумал и вместо усовершенствования слоговой надписи нанес кирилловскую, сообщив не только свое имя, но и отчество. Если бы это был состоятельный человек, он бы назвал себя ИВАН ДЕМЬЯНОВИЧ, однако в существующем состоянии он упомянул о себе как о ИВАНКЕ СЫНЕ ДЕМЬЯНКО. Так что впечатление беспорядка производит наложение друг на друга двух надписей.

    П-12. Новгородская грамота № 89

    О ней, рис. 7-11 сказано следующее: «Она, по-видимому, недописано. Имеются лишь 4 буквы, ИМЮН... Отсутствие прочих букв нельзя объяснить разрывом: с обеих сторон пустые места. Для палеографии данных мало. Стратиграфическая дата – XI век» [11, с. 14, № 89]. На мой взгляд, чтение не только неверное, но и грамота расположено преднамеренно неверно, с разворотом на 180°, чтобы букву А можно было бы прочитать как Ю. Все дело заключается в третьем знаке, которое напоминает латинскую букву W и которая никак не должна была встретиться у славян. Но из грамоты Лушевана уже известно, что данный знак представляет собой обозначение слога ШЕ, так что эту грамоту можно прочитать как НАШЕЙ (дательный падеж от слова НАША), рис. 7-12. Такого рода владельческие грамоты известны, например, А ВОДАЙ МИХАЛЕВИ (т.е. А ОТДАЙ МИХАИЛУ) – № 79. Следовательно, тут подтверждается чтение слогового знака ШЕ, а одновременно текст из бессмысленного становится осмысленным.

    Возражение 19: возможно, что надпись для чтения следует перевернуть, и что знак W действительно определен Арциховским неверно. Но почему бы ни предположить, что это просто плохо написанная буква Ш? Ведь в таком случае получится чтение НАШИ, и тогда грамота станет осмысленной, и к тому же не смешанной, а чисто кирилловской. – Ответ: Начертание W в виде Ш не встречается ни на одной берестяной грамоте, так что речь идет об употреблении именно знака W, а не Ш. Но даже если допустить эту версию, она все равно подтверждает мое чтение грамоты № 116 в ее слоговой части, ибо и там W читалось как ШЕ; новое возражение просто переводит чтение ШЕ в чтение ШЬ или ШЪ, что не принципиально.

    Чтение знаков на пифосе и на азбуках
    Рис. 8. Чтение знаков на пифосе и на азбуках

    П-13. Глиняный сосуд из Киева

    На глиняном сосуде (пифосе) XII-XIII вв. с зерном можно видеть надпись, рис. 8-1, не отмеченную эпиграфистом [12, с. 67, рис. 6]. Она весьма напоминает кирилловскую, но оказывается весьма странной, ЗЬНСЛТ, ибо не содержит гласных звуков. Понять ее в таком виде нет никакй возможности. Если же допустить, что она слоговая, то можно опознать все знаки. ЭА: здесь видны знаки З, Ь, Н, С, Л и Т. ФА: Можно понять знак Ь как РЕ, Н как НЪ, С как СЬ и Т как ТО. Первый знак очень похож на букву З, а предпоследний – на Л.. Если написать то, что получилось, запись будет гласить З-РЕНЪ СЬ Л-ТО. Несложно догадаться, учитывая, что в данном сосуде хранилось зерно, что надпись означает либо ЗЕРЕНЪ СЬ ЛЕТА, либо ЗЕРЬНЫ СЬ ЛЕТА, рис. 8-2. Я предпочитаю второй вариант, что дает новые значения: З-ЗЕ, Н-НЫ, Л-ЛЕ и Т-ТА. А значения РЬ и СЬ подтверждаются.

    Возражение 20: Поскольку археолог ничего не сообщает о надписи, ее либо вовсе нет, а есть некоторые царапины, напоминающие надпись, либо, что более вероятно, надпись есть, но в очень плохой сохранности. Поэтому удалось прочитать лишь некоторые знаки. В таком случае знак, похожий на З, вероятно, не является первым; за Ь но перед Н расположено нечто, напоминающее знак Л, между С и Л находится косая черта, а знак Т слит в лигатуру и может оказаться любым другим, он виден плохо. Так что сам исходный материал весьма сомнителен. – Ответ: действительно, надпись на прориси выглядит не отчетливо, более того, в оригинале журнальной статьи прориси археолога вообще нет, есть только фото, а прорись сделана по нему автором этих строк. Тем не менее, приходится пользоваться тем и в той степени сохранности, что добыто археологами и что сохранилось именно так, а не иначе; М.К. Каргер не стал обращать внимания на надпись не потому, что не мог ее прочитать, а потому, что не мог интерпретировать, ибо в то время не подозревал о существовании у славян слоговой письменности. Поскольку фотография в оригинале представлена весьма отчетливая, можно поручиться, что иных знаков до обозначенных или между ними нет. Между прочим, ряд кирилловских надписей на берестяных грамотах из Новгорода имеют еще худшую степень сохранности и качества букв, и тем не менее при их чтении эпиграфисты вполне удовлетворены получаемым чтением.

    П-14. Гребень из Берестья

    На самшитовом гребне из Бреста (древнего Берестья) XII-XIII вв. можно видеть азбуку, рис. 8-3 и 8-4. «Гребешок хорошо сохранился, целы все редкие зубья, а частые аккуратно обрезаны. Буквы кириллического алфавита в их древнерусском написании вырезаны по обеим сторонам гребешка – с одной стороны от А до Е, а с другой от Ж до Л, включая двоякое написание букв И и З» [13, с. 315]. Здесь весьма любопытна обратная сторона гребня, рис. 8-4, фрагмент азбуки на которой показан на рис. 8-5 крупным планом. На нем видно, что между двумя буквами З, ЗЕЛО и ЗЕМЛЯ, находится вертикальная черта, означающая вынос, и слитно с ней под линией строки располагается выносной знак в виде не очень аккуратного косого креста. На мой знак так изображен знак слоговой письменности, являющийся слоговой транслитерацией буквы ЗЕЛО, которая в силу редкого употребления была не очень понятна населению. ЭА: следовательно, если знак нарисовать аккуратно, он должен походить на букву Х. ФА: поскольку обозначен знак с чтением ЗЪ (очень редко ДЗЬ – в других славянских странах), его звуковому значению следует приписать ЗЪ, так что Х – это ЗЪ, рис. 8-5.

    Возражение 21: речь идет, вероятно, о случайной царапине, которая не заслуживает внимания, ибо между S и З в азбуке никогда не располагались никакие другие знаки. – Ответ: действительно, на данном месте не должно быть никаких знаков, что и привлекает внимание. Против трактовки данного знака как случайной царапины свидетельствует то, что расстояние между ЗЕЛО и ЗЕМЛЯ сделано специально таким, чтобы между ними разместился еще один знак. Но этот дополнительный знак не принадлежал азбуке, иначе он бы располагался на линии строки. А поскольку он вынесен за ее линию вниз, он может быть только пояснением, причем именно почти не употребляемой на письме буквы ЗЕЛО.

    П-15. Пряслице из Любеча

    В Любече, районном центре Черниговской области в 1957 г. «в перекопе у западного угла замка найдено цилиндрическое шиферное пряслице с алфавитом, датируемым XI в. (Ф Б В Г Д Е Ж S З)» [14, с. 32, рис. 14], рис. 8-6. На развертке боковой грани пряслица видно, что после Ж имеются верхушки букв S и З, однако у S имеется совершенно несвойственный для этой буквы вертикальный штрих, отмеченный стрелочками сверху и снизу, который, как я полагаю, имеет ту же природу, что и на предыдущем примере, то есть представляет собой штрих вынесения. Если бы пряслице сохранилось целиком, можно было бы видеть сам подстрочный знак; сейчас можно лишь констатировать сам факт его существования, но не его форму. Тем самым можно подтвердить существование транслитерации буквы ЗЕЛО слоговым знаком со значением ЗЪ, хотя форма этого знака данным документом не устанавливается.

    Возражение 21: среди всех домыслов данной монографии этот является наиболее фантастичным, ибо регистрируется даже не сам знак, а лишь намек на него! Почему не предположить, что штрих является не знаком вынесения, а ограничителем закругления буквы S? Правда, в нормальном написании этот ограничитель стоит справа, тогда в данном случае надо допустить зеркальное расположение этой буквы, соответствующее зеркальному же расположению буквы З. – Ответ: концевые штрихи видны на данной прориси у букв Б и З; они весьма короткие, тогда как данный штрих по меньшей мере вдвое длиннее и уходит за линию, по которой пряслице обломано, продолжаясь и далее. Так что никаким штрихом, присущим букве, его объяснить нельзя, и остается лишь принять допущении о его назначении в качестве линии выноса дополнительного знака.

    Чтение знаков на кистене и грамотах из Новгорода
    Рис. 9. Чтение знаков на кистене и грамотах из Новгорода № 416, 414, 534, 483, 502, 528, 542 и 503

    П-16. Бронзовый кистень из Пскова

    На этом оружии IX-XIII вв видны кирилловские и слоговые знаки, о которых, к сожалению, археологи ничего не сообщают, рис. 9-1 [15, с. 138-139, рис. 5-7]. В центре одной стороны можно прочитать слово НЕСЕ, написанное в столбец буквами, развернутыми на 90° влево, тогда как из букв в нормальном положении слагается слово ГАГЕ, рис. 9-3. На обороте можно видеть на том же месте в центре знак Н, а над ним – W, а внизу – неясный знак, а затем нечто напоминающее Х или К и С; наверху – православный 6-конечный крест. Я полагаю, что на одной стороне имеется надпись чисто кирилловская, а на другой – чисто слоговая, и притом одна из них является транслитерацией другой. В таком случае слоговая надпись может быть прочитана как НЕСЕ(ШЬ) ГАГЕ, то есть НЕСЁШЬ ГАГЕ (где слово ГАГА не вполне ясно; возможно, это имя, уменьшительное от ГЕОРГИЯ), рис. 9-4. ЭА: на рис. 9-4 показаны слоговые знаки; первый из них напоминает положенную набок букву Н, затем следует знак в виде буквы с, далее – W, потом слегка наклоненный влево знак в виде буквы К и, наконец, большая буква в виде наклоненной вправо стрелочки острием вниз. ФА: первый знак можно понять как НЕ, это новый знак; второй – уже знакомый знак СЕ, третий – тоже знакомый знак ШЕ в значении ШЬ, четвертый – КЪ в значении ГА, пятый – КИ в значении ГЕ.

    Возражение 22: хотя можно согласиться с тем, что кирилловская часть гласит: НЕС ГАГЕ, рис. 9-2, надпись на обороте вовсе не слоговая, а тоже кирилловская; она расположенна вокруг креста и несет чисто христианское содержание IΣ XC, где перед надписью ХС имеется маленький крестик, а в слове ИИСУС греческая СИГМА изображена не древняя, С, а более поздняя, Σ. Так что «слоговое чтение» автора данной монографии является чистейшей фантазией. – Ответ: одно не исключает другого, и надпись, которая может быть прочитана по-гречески, имеет также и слоговое чтение. Можно же прочитать русское слово СОР по-английски как КОП, то есть ПОЛИЦЕЙСКИЙ; и никто не возразит, что название милиционера на русском уголовном жаргоне, МУСОР, весьма близко к слову СОР. Так что текст «К преступнику медленно приблизился СОР» можно понять и по-английски и, с несколько большей трудностью, по-русски именно как «К преступнику медленно подошел страж закона». Так и в данном случае слоговая надпись имела и христианский, и тайный способ прочтения.

    П-17. «Семен» в новгородской графике

    Имя «Семен», как было показано в предыдущей главе, пишется как СМЕН, что означает, что первая буква является на деле слоговым знаком. А.В. Арциховский по этому поводу писал: «СМЕН – обычная новгородская форма имени Семен» [16, с. 20]; причины этого он не объясняет. Далее я демонстрирую примеры написания этого имени: СМЕНЕ, грамота № 416 [16, с. 22], рис. 9-5 а; СМЕНУ и СМЕНЕ, грамота № 414 [16, с. 19], рис. 9-5 б и в; СМЕНЕ, грамота № 534 [16, с. 136], рис. 9-5 г; СМЕНА, грамота № 483 [16, с. 75], рис. 9-5 д. Во всех этих случаях пишется слоговой знак С с чтением СЕ, так что данные слова со смешанным написанием нужно читать СЕМЕНЕ, СЕМЕНУ, СЕМЕНА, рис. 9-6.

    Возражение 23: традицию в написании вряд ли можно считать признаком слоговой письменности. – Ответ: любая традиция имеет под собой какое-то основание. В данном случае основание может быть только одно: сходство слогового знака СЕ с буквой С до полного неразличения.

    Новгородская грамота

    П-18. Новгородская грамота № 502. На этой грамоте конца XII в. встречается написание МИРСЛАВА вместо МИРОСЛАВА, что лишь отмечается А.В. Арциховским, но никак не объясняется [16, с. 97], рис. 9-7. Причиной такого написания является на мой взгляд полное сходство слогового знака РО с кирилловской буквой Р, рис. 9-8.

    П-19. Новгородская грамота № 528. На этом документе XV в., рис. 9-9, видны две описки одинакового характера после буквы Л: в первом случае в слове ДОСПЕЛИ был поставлен Ь вместо И, во втором, в слове ПРОДАЛ после Л вообще не было никакого знака опять-таки вместо И, рис. 9-10. Иными словами, слог ЛИ обозначался либо как ЛЬ, либо как Л, хотя автор надписи, отец Александра, в слове ДОСПЕЛИ вместо ЛИ писал ЛЕ. Очевидно, слоги ЛЕ и ЛИ постоянно смешивались в слоговой письменности, имея одинаковое написание Λ, но разное чтение.

    П-20. Слог ТА, Новгородские грамоты № 542 и 503. На первой из них, относящейся к рубежу XII и XIII вв., начертано слово НАСТАСИЯ таким образом, что Т слито в лигатуру с А, образуя слог ТА, рис. 9-11 а [17, с. 49]. Возможно, что слоговой знак Т и обозначал ТА, как это уже было выяснено на надписи П-13. Теперь это подтверждает данная описка. Такую же описку можно видеть и на грамоте № 503 XII в. [16, с. 99], где написано слово ЛЕТА вначале как ЛЕТ, потом к Т пририсована А на том же знаке, а потом рядом написано две буквы ТА, рис. 9-11 б. Следовательно, это еще одно подтверждение чтения знака Т как ТА, рис. 9-12.

    Возражение 24: перед нами типичные описки, ничего слогового в них нет. – Ответ: повторение описок указывает на систематическую причину, которой и является прежнее существование слоговой письменности.

    Чтение знаков Софийского собора Киева, берестяных грамот Новгорода
    Рис. 10. Чтение знаков Софийского собора Киева, берестяных грамот Новгорода № 504, 475 и 483

    П-21. Киевская азбука

    На одной из стен собора святой Софии в Киеве была процарапана древнейшая азбука из 37 букв, «только Ж написано над строкой. Это, несомненно, указывает на то, что автор, выцарапав азбуку, проверил, не пропустил ли он каких либо букв. Заметив отсутствие Ж, он дописал его в соответствующем месте над строкой», отметил С.А. Высоцкий [18, с. 18-19]. На рис. 10-1 помещен нужный фрагмент с буквой Ж над Е и З [18, с. 268]. Заметим, что если надпись П-14 дает нам пример подстрочного слогового пояснения, то в данном фрагменте, в отличие от мнения С.А. Высоцкого, можно усмотреть пример надстрочного пояснения, приходящегося как раз на отсутствующую букву S, для которой, однако, оставлено некоторое место. Тем самым у нас нет никакого иного выхода, кроме как счесть слоговую графему Ж разновидностью слоговой графемы Х с одним и тем же чтением ЗЪ, рис. 10-2.

    Возражение 25: опять описка выдается за признак некоторой иллюзорной системы письма. Всем известем порядок азбуки, где за Ж следует З; это наблюдается даже на азбуке гребня из Берестья. К тому же никому не приходит в голову читать Ж как ЗЪ. – Ответ: азбука из Киева старше азбуки на гребне из Берестья, и потому показывает более ранний этап, когда S пояснялось над строкой слоговым знаком Ж. Позже это пояснение вошло в линию строки перед буквой S. Однако постепенно этот знак стал произноситься как ЖЬ, и такое звучание, видимо, существовало в нем первоначально, но было менее распространено, чем ЗЪ. Теперь же в связи с существованием двух букв для обозначения З знак Ж утратил одно из своих чтений и стал читаться только как ЖЬ, почему и возникла необходимость в новом, теперь уже подстрочном пояснении. Однако, вероятно, и знак Х имел чтение не только ЗЪ, но и ЖЬ. Так что надстрочное написание Ж выполнено не по забывчивости, а сознательно, когда знаки Ж и Х именно под влиянием кириллицы стали постепенно закреплять некогда общие, а теперь все более расходящиеся значения ЖЬ для Ж и ЗЪ для Х.

    Новгородская грамота

    П-22. Новгородская грамота № 504. На этой грамоте XII в. читается имя ФОМУ, хотя написано ФОМ, рис. 10-3 [17, с. 47]. Следовательно, знак в виде буквы М имеет чтение МУ, рис. 10-4.

    П-23. Новгородская грамота № 475. На данном документе XIV-XV вв. можно видеть надпись «ШЕ... ОТ ВЕЛКА И ОТ ... ИДЕМЪ», рис. 10-5. Поясняется: «Имя ВЕЛКА в других древнерусских источниках не встречается» [16, с. 70]. На мой взгляд, тут написано ОТ ВЕЛИКАЙ, так что знак в виде буквы Λ является слоговым со значением ЛИ, рис. 10-6, как в тексте П-19.

    П-24. Новгородская грамота № 483. Этот документ мной уже цитировался; теперь речь идет о фрагменте с чтением ЗАЦЕТО в смысле ЗА ЧТО, рис. 10-7. В написании ЦЕТО у буквы Ц имеется лишняя перекладина вверху, что может означать первоначальное написание по ошибке слогового знака со значением ЦЕ с последующим доведением его до буквенного слога ЦЕ путем написания буквы Е справа и пририсовывания соответствующих штрихов слоговому знаку. Скорее всего слоговой знак имеет вид с двумя перекладинами, как показано на рис. 10-8, однако это пока очень предварительное предположение.

    Возражение 26: опять речь идет о различного рода описках того же типа, какие возникают и у современных школьников. Делать из этого далеко идущие выводы несерьезно. – Ответ: возможно, что предложенные предположения не выглядят слишком убедительными, однако если они неверны, они не подтвердятся целиком или в существенных деталях. Но за данные описки можно ухватиться как за первые намеки на слоговые знаки с тем, чтобы позже исследовать данные версии подробнее.

    П-25. Московская монета

    На оборотной стороне монет третьего типа 60-х гг. XVI в. эпиграфисты читают «имя хана Тохтамыша, что доказывает продолжение чеканки монет Дмитрием Донским в течение всего его княжения» [19, с. 158]. На лицевой стороне легенда гласит: КНЯЗЬ ВЕЛИКИ ДМИТРИ, рис. 10-9. На обороте имеется вязь, похожая на арабскую, хотя изображение вверху очень напоминает букву З, рис. 10-10. При повороте всей композиции на 180° можно разложить все арабские монограммы, выполненные двойным контуром, на отдельные знаки, которые затем можно будет сопоставить с надписью на лицевой стороне. На то, что такая операция возможна, наталкивают два знака, начертанных в столбец, Р и С, что уже встречалось на польской монете и обозначало слово РУСЬ. О том, что данная монета русская, говорит уже русская легенда ее лицевой стороны; если же слово РУСЬ повторяется и на арабской стороне, значит, надпись, вероятно, может быть прочитана и по-русски. И действительно, исключив два знака, РС, мы получаем ровно такое число слоговых знаков из разложения арабских лигатур, какое число слогов содержится в кирилловской надписи КНЯЗЬ ВЕЛИКИ ДМИТРИ. ЭА: разложенные монограммы представляют некоторые из знакомых знаков в весьма округленной форме, однако они остаются вполне узнаваемыми. Первый знак напоминает стрелочку с одним рогом острием вверх, второй – развилку вправо, третий букву З, четвертый букву О, пятый рукописную букву Л, шестой однорогую стрелочку острием вниз, седьмой букву D, восьмой перевернутую буквуt, девятый букву Ь, десятый Р, одиннадцатый С. ФА: спроецировав на эти знаки кирилловскую надпись, получаем такое значение знаков: КЪ, НЯ, ЗЬ, ВЕ, ЛИ (кстати, кирилловская надпись дает вместо ЛИ лишь знак Λ, который и выражает значение ЛИ), КИ, ДЪ, МИ, ТЪ, РИ, РУ и СЬ, рис. 10-11. Знаки КЪ, ЗЬ, ЛИ, КИ, ДЪ, РИ, РУ и СЬ подтверждаются, знаки НЯ, ВЕ , МИ, ТЪ (в новой форме) получены впервые.

    Возражение 27: из арабской надписи нельзя получить славянского чтения знаков. – Ответ: на монете, отчеканенной на Руси, надпись может быть как псевдоарабская (то есть стилизиванная под арабскую), так и (что много сложнее) читаться одновременно и по-арабски, и по русски (при разном тексте иметь некое общее содержание, см. мой ответе на возражение 22).

    Рис. 11. Чтение знаков на новгородских грамотах 522, 460, 485 и 591

    Новгородская грамота

    П-26. Новгородская грамота № 522. На этой грамоте XII в., представляющей поминальный список из нескольких столбцов имен, упоминается и имя, которое В.Л. Янин считает именем Семиона, рис. 11-1 [17, с. 48]. Следовательно, то, что напоминает букву М в этом слове, есть лигатура из наклонного штриха и буквы N, рис. 11-2. Тем самым наклонный штрих есть слоговой знак О, причем в данном случае чтение предложено не мной.

    П-27. Новгородская грамота № 460. Эта грамота XII в. представляет собой азбуку, фрагмент которой представлен на рис. 11-3 [16, с. 56]. К сожалению, знаки нижней строки после ЮСА МАЛОГО в описании грамоты не упоминаются. На мой взгляд, они являются «списком замечанных опечаток» и изображают правильное начертание ИЖИЦЫ (предпоследней буквы азбуки), а также диграфа ОУ прямо под ним, ибо он изображен в обратном порядке как УО. Так что слоговой текст можно понять как О ВЪ ОУ, то есть «начертание О в диграфе ОУ». Тем самым двойное употребление слогового знака О подтверждает предыдущее чтение слоговых знаков О и ВЪ, рис. 11-4.

    П-28. Новгородская грамота № 485. Этот документ середины XIII в. содержит конец азбуки и три лигатуры, который А.В. Арциховский принял за «не вполне удавшийся результат попытки написать ЕРЬ, ЕР и ЯТЬ» [16, с. 78], рис. 11-6. Мне представляется, что ЕРЬ и ЕР были начертаны в верхней строке, наложенными на " и Ю. Кроме того, перед Ч изображена в половину размера буква Ц, не отмеченная Арциховским. Между верхней и нижней строкой расположена средняя строка из слоговой надписи, которую можно прочитать как СОИТО, рис. 11-7, что можно понять как СЛИТО, то есть представляет собой лигатуру. Очевидно, этот комментарий относится к двум последним лигатурам верхней строки. На нижней строке находится на мой взгляд слово НЕТЪ и ЮС МАЛЫЙ, причем ЮС МАЛЫЙ слит с буквой Е, а Ъ слит с Т. Иными словами, комментарий указывает на отсутствие на письме последней буквы ЮС МАЛЫЙ. Однако, можно понять и иначе, а именно: на нижней строке находится ИЖИЦА, которая понималась пишущим как слово НЕТ, а за ней следовала буква ЮС МАЛЫЙ. Для выбора из двух возможностей необходимо обратиться к другим ранним русским азбукам.

    П-29. Новгородская грамота № 591. На ней изображена древнейшая азбука XI века; я привожу лишь заключительный фрагмент, рис. 11-8 [2, с. 53]. Под диграфом ОУ на второй строке находится ИЖИЦА, выполненная неверно, как У в обратную сторону и с хвостом от ОУ, который касается мачты ИЖИЦЫ. Зато эта ИЖИЦА вполне может быть прочитана как НЕ перед знаком ЮС МАЛЫЙ, что и дает значение развилки с отрогом вправо, рис. 11-9. В качестве другой проверки можно обратить внимание на начертание ИЖИЦЫ в грамоте № 460, которое можно посчитать лигатурой слоговых знаков НЕ и ТЪ и прочитать как НЕТЪ перед ЮСОМ МАЛЫМ, рис. 11-5. Слова НЕ или НЕТЪ можно понимать не как отсутствие ЮСА МАЛОГО, а как отсутствие некоторой буквы, которая должна стоять на данном месте, например, ЙОТОВАННОГО ЮСА МАЛОГО.

    П-30. Новгородская грамота № 591. Вновь возращаюсь к ней, чтобы обратить внимание на начертание ЗЕЛО (крайне правый знак в верхней строке), рис. 11-8, который можно себе представить не как S, а как некоторый гибрид из плоской крыши, заимствованной от З, самого тела S, расположенного ниже в виде зигзага, и перечеркивания, заимствованного от слогового пояснения в виде косого креста Х. Иными словами, помимо слогового пояснения на этой букве видны следы и буквенного пояснения, что подтверждает высказанное выше предположение о том, что слоговой знак Х имел чтение ЗЪ.

    Возражение 28: на азбуках в действительности имеются неудачные попытки письма, либо варианты начертания отдельных букв, что не имеет никакого отношения к так называемой «слоговой» письменности. – Ответ: всегда возможно усматривать случайность там, где имеется закономерность. Однако детерминистский подход всегда предпочтительнее индетерминистского, а изложенное выше объяснение помогает прочитать и так называемые «случайные» знаки на азбуках.

    П-31. Софийская азбука

    На азбуке Софийского собора Киева, о которой уже шла речь в П-21, имеется еще один любопытный фрагмент, который С.А. Высоцкий исключил из опубликованной им прориси; его приходится цитировать по фотографии из популярной работы [20, с. 119], рис. 10-12. А именно: над буквами ОПРС азбуки имеется надстрочное размещение буквы В, а левее и правее ее помещены знаки слоговой письменности, первым из которых является знак ВЕ. Ясно, что речь идет о названии буквы, и эта буква называется ВЕДИ, так что второй знак, состоящий из двух наклонных параллельных линий, есть знак ДИ, рис. 10-13. Это – еще одно надстрочное размещение слоговой транскрипции кирилловских знаков, что поддерживает высказанную выше мою интерпретацию знака Ж как слога ЗЪ.

    Совокупность выявленных предварительным анализом слоговых знаков
    Рис. 12. Совокупность выявленных предварительным анализом слоговых знаков

    Вывод: Рассмотренных примеров вполне достаточно, чтобы создать первый репертуар знаков и первый предварительный силлабарий (ПС), с помощью которого можно начать читать слоговые надписи. Для составления силлабария попробуем соединить слоговые знаки, выявленные в третьей главе, создав таблицу их начертаний и значений. Для этого организуем их по алфавиту начальных звуков, собрав вверху знаки с гласными переднего ряда, а внизу – с гласными непереднего ряда. Тогда получим картину, изображенную на рис. 12, где представлены чуть более 120 знаков. Их предстоит проанализировать на предмет выявления сходства и различия, основных форм и их вариантов, наилучшего транскрибирования и установления более точного значения.

    Фонетический анализ

    Прежде всего следует наметить контуры фонетической системы. Из того, что знаки ВЕ, ВЯ и ВЬ выглядят одинаково (различия обусловлены лишь стилями начертаний) следует, что эти знаки практически не различались. Возможно, то же самое существует и для знаков ЛЕ, ЛИ и ЛЬ, хотя вроде бы знак ЛЬ имеет небольшую крышу, которой нет у знаков ЛЕ и ЛИ. По аналогии того же следует ожидать от знаков РЕ, РИ и РЬ, однако знаки РЕ и РИ пока не встретились. Из сходства знаков ШЕ и ШЬ можно предполагать, что и знак ШИ имеет то же начертание. Вместе с тем, хотя СЕ и СЬ ничем не отличаются, знак СИ от них весьма отличен; пока ничего нельзя сказать в отношении ГЕ и ГИ, ДЕ и ДИ, ЗЕ и ЗИ, КЕ и КИ, МЕ и МИ; зато НЕ и НИ различны. Поэтому о графемах с гласными переднего ряда можно сказать, что 1) в ряде случаев не различимы графемы для слогов СОГЛАСНЫЙ+Е и СОГЛАСНЫЙ +И (сокращенно Со+Е и Со+И), 2) в других случаях эти слоговые знаки различимы, но неразличимы Со+Е и Со+Я; Со+Е и Со+Ь. Это означает, что, узнав, как выглядит знак для Со+Е, можно использовать его для чтения также Со+Я или Со+Ь.

    Для слоговых знаков с гласными звуками непереднего ряда видно, что ВА, ВО и ВЪ практически совпадают. Не видны различия между ДА и ДЪ, а знак НЫ является тем же, что и знак для НЪ. Совпадают ПО и ПЪ, ТО, ТА и ТЪ, почти одинаковы О и А. Вместе с тем, различны знаки для ГО и ГА, КО и КА, ПО и ПУ, СО и СУ, ЛА и ЛУ. Это означает, что 1) в ряде случаев не различимы графемы Со+А и Со+О; 2) в других случаях эти слоговые знаки различимы, но неразличимы Со+О и Со+У или Со+О и Со+Ъ. Тем самым ситуация для слогов с гласными непереднего ряда аналогична ситуации с гласными переднего ряда. К сожалению, выявлено весьма мало примеров для слогов с согласными Ж, М, Ш; отсутствуют слоги с Б и Ч, нет знаков слогов ЖЕ, ША, МИ, ГИ и многих других, которые, вероятно, можно будет опознать из контекста на конкретных чтениях смешанных текстов. Во всяком случае можно сказать, что выявлены наиболее употребительные знаки, составляющие основу чтения.

    Эпиграфический анализ

    Даже беглый осмотр формы знаков показывает, что их можно поделить на две группы. Прежде всего это те знаки, которые совпадают с известными кирилловскими, греческими или латинскими буквами. Их довольно много: V, Г, D, З, Ж, Н, I, K, Λ, M, N, O, П, P, C, T, Х, W, Ь, u – всего 20. Другие знаки менее привычны: <, ↑, ↓, ±, |, /, +, , ,, , но хотя их существенно меньше, они вносят в слоговые тексты элементы экзотики. Трудно сказать, каких знаков окажется больше при выявлении полного числа графем.

    Графические соответствия

    Вместе с тем, в самом характере знаков есть некоторая закономерность. Так, знак Н имеет чтение НЪ, тогда как тот же знак, положенный на бок, имеет чтение НЕ или НИ. Знак ↑ имеет чтение КО, тогда как знак ↓ читается как КИ и, возможно, КЕ. Вертикально стоящий знак З имеет чтение ЗЕ, тогда как положенный на бок в виде W он имеет чтение ШЕ, как если бы исходный звук З в слоге ЗЕ имел некоторое придыхание, так что слоги ЗЕ и ШЕ составляли пару, различающуюся по звонкости. Удивительно, что графически являются парой слоги V и Λ, которые на первый взгляд ни в каком родстве друг с другом не состоят (хотя в польском языке звук, обозначаемый знаком ?, произносится как w). Слог ВЕ обозначается как <, однако, поскольку в математике существует знак > с противоположным смыслом, возможно, он будет иметь значение ВИ.

    Выявление основного вида графемы

    Для записывания слоговых текстов стандартной слоговой транскрипцией уже применялась некоторая система значков, о которой теперь можно сказать несколько более определенно. Каждый знак должен быть похож на те знаки, которыми составлены оригинальные слоговые документы, однако при этом следует придерживаться некоторых правил. Так, прежде всего, знаки транскрипции не должны обводится двойным контуром, их следует давать полужирным шрифтом, но одинарной линией. При наличии нескольких графических вариантов знака следует остановиться на том, который ближе всего стоит к существующей системе письма – кириллице, латинице, греческому алфавиту или руническому футарку. Поскольку ряд надписей составлен в орнаментальном стиле, при составлении транскрипции следует отдавать предпочтение более спокойному шрифту. Вероятно, не имеет смысла усложнять знаки нанесением на них различного рода ограничительных линий.

    Теперь рассмотрим графемы по порядку. Знаки гласных букв. Следует обратить внимание на то, что А, И, О и У выглядят просто как штрихи, вертикальные или чуть наклонные, так что разница между ними едва уловима, и при йотации к ним может быть добавлена жирная точка сверху. Пока трудно сказать, в чем состояло конкретное различие между этими знаками, но вполне можно понять, что такими могли быть лишь наиболее архаичные графемы. В различных наиболее известных алфавитах мира от этого пласта знаков сохранился лишь один, ныне обозначающий букву I. Этот образ и следует принять за основную графему гласных; все остальные пока можно считать вариантами (то есть штрихи с разными степенями наклона, включая и горизонтально расположенные). Знаки З/Ж. Исходя из изложенного, можно понять различие между графемами Х (для обозначения ЗЪ) и Ж. Последняя получилась из Х добавлением одной вертикальной черты, которая, как только что было показано, означает гласный звук; стало быть, Х предназначалась для изображения согласного с Ъ, редуцированным звуком, тогда как Ж – для изображения согласного с гласным звуком полного образования, то есть ЗА или ЗО (но не ЗЕ или ЗИ, где гласные звуки относятся к переднему ряду). Поэтому графемы Х и Ж следует считать разными. Что же касается знака З, то он предназначался как раз для обозначения сочетания звук З с гласными преднего ряда, то есть И, Е и редуцированного Ь; иными словами, звук З произносился в древности мягко, как З’, и буква ЗЕМЛЯ отражала его в кириллице вполне закономерно. Однако твердое З было чем-то весьма инородным, для чего и был применен косой крест ×, родственный прямому кресту +, обозначавшему ТЬ. Тем самым ЗЪ или ранний звук ЖЬ понимались как озвончение ТЬ. Так что твердость ЗЪ передавалась в слоговом письме косым крестом, который должен был видоизмениться при появлении гласных А и О, превратившись в Ж. При этом качество самого согласного звука интересовала наших предков меньше; отсюда и родство знаков +, × и *, предполагающее переход согласных звуковТЬ>ЗЬ>ЖЬ. Сам графический знак З по аналогии с гречески строчным ξ кажется просто рукописной версией печатного знака Ξ, то есть графическим соединением трех горизонтальных линий, так что более древним обозначением для слогового знака З был знак или, возможно, . Хотя такой знак пока не встретился, его появление возможно; он и должен был бы обозначать ранний слог ЗЪ, а позже – слог ЖЬ. Знак Ш. Исходя из изложенного, знак для Ш можно считать сначала вариантом знака , положенным на бок, , у которого, однако, перекладина со временем опустилась вниз. Но наличие центральной вертикальной мачты по аналогии со знаком Ж предполагает соединение шипящего с гласным непереднего ряда, что обуславливает чтение Ш как ША или ШО. Наличие закруглений или некоторого наклона в мачтах, приводящее к трансформации Ш в W, предполагает чтение последнего знака по аналогии с З как ШЕ, ШИ или ШЬ. Тем самым можно наметить трактовку закруглений в графике как попытку передать гласные переднего ряда, более архаичные. Знаки ВЪ/ВЬ. Тут мы имеем семейство V-образных знаков, где сам знак V означает ВЪ, соединение с гласным непереднего ряда; следовательно, так же обозначаются слоги ВО и ВА. Напротив, ВЕ обозначается как <; из этого следует, что слог ВИ должен обозначаться как >, хотя он пока и не встретился. В этой связи под вопросом оказываются знаки ВЯ и ВЬ; чисто теоретически их можно передавать и как ВЕ, и как ВИ. Встреченные прежде значения решают эту проблему в практической области однозначно: знаки ВЕ и ВЯ основываются на грефеме ВЕ, которая становится основной для гласных переднего ряда. Знаки Г/К. Исходным, видимо, является слог КО, обозначаемый как ↑; слоги КИ и КЕ имеют обозначение ↓, причем КИ в некоторых случаях имеет разворот стрелочки вправо, тогда как на единственном примере слога ГЕ (слог КЕ так и не встретился) стрелочка развернута влево. Это вполне коррелирует с разворотом уголка графемы ВЕ/ВИ: в случае ВЕ острие развернуто влево, тогда как в предполагаемой графеме ВИ острие смотрит вправо. Интересно отметить, что в ряде случаев стрелочка рисуется с одним отрогом; это, видимо, должно вполне замещать искривление стрелочки; в таком случае отрог влево должен быть принят для КЕ, и отрог вправо – для КИ, хотя такие тонкости на практике письма уже вряд ли выдерживались (однако именно такой разворот необходим для транскрибирования, и он будет считаться нормальным, тогда как обратный разворот следует считать зеркальным). Что же касается графема КА, изображаемой как N, то можно предположить, что она возникла как лигатура двух графем,  и , то есть слогов КО и КЕ. Это означает, что наши предки звук А понимали как нечто составное, как тяготение О к Е, так что из звуков непереднего ряда основным был звук О. В обозначении звука ГО преобладает графема Г, которая может быть представлена как КО, , у которой стрелочка с отрогом вправо постепенно поднималась, пока не стала горизонтальной, образовав с мачтой прямой угол, хотя в некоторых случаях она развернулась еще дальше, образовав с мачтой тупой угол. Тем самом озвончение гласного понималось нашими предками как развертывание уголков стрелочки; для транскрипции, вероятно, следует принять положение, среднее между острым и тупым углом, а именно прямой угол, то есть граф Г. Но в таком случае для обозначения слога ГИ следует принять граф L, тогда как для обозначения ГЕ – граф, зеркальный ему. Знаки Р. Знак для РО выглядит как Р с петелькой вправо; иными словами исходный граф асимметричен; так что знак РЕ оказывается с разворотом вправо, но отраженным зеркально в вертикальной плоскости, то есть Ь. Он же оказывается и знаком для РЬ; основываясь на аналогии с ВЕ, можно предполагать, что он же будет и знаком для РЯ. Напротив, знак для обозначения РИ будет зеркальным к Ь, это и следует принять для транскрипции. Что же касается знака для РА, то возможно, тут действует аналогия для КА, то есть этот знак будет лигатурой РО и РЕ. Поскольку РЕ иногда изображается, как мы видели, как , РО, однако, не может выглядеть как для избежания путаницы с КО, и, следовательно, должен выглядеть как , что вместе с дает лигатуру И. Поэтому РА должно выглядеть как И. Знаки С. Тут наблюдается огромное обилие знаков СЕ/СЬ, совпадающее с кирилловской буквой С. Если продолжить аналогию с греческими вариантами строчных и прописных вариантов знаков, то знак СО должен выглядеть угловато, как . Практически так и выглядел единственный обнаруженный знак СО. В таком случае знак СИ никоим образом не является зеркальным знаком С; если его считать строчным (рукописным) от прописного, то прописной должен выглядеть как или даже . Однако такого знака мы не встретили. Но легко представить его рукописный вариант: знак или, точнее, знак . Это и есть СИ. С другой стороны, тот же знак в обратную сторону есть знак СУ. Тем самым для СИ выявилась та же закономерность поворота некоторого отрога вправо. Знаки П. Исходным является знак ПЪ, который выглядит как П. От него образованы знаки ПО в виде и ПУ в виде . Однако, допустив, что закругления являются данью рукописной традиции, можно реконструировать более архаические формы в виде  для ПО и для ПУ. Но в таком случае, хотя значений ПЕ и ПИ обнаружить не удалось, можно представить себе, как они должны выглядеть: ПЕ как и ПИ как . Впрочем, при небрежном исполнении вертикальная мачта может сдвинуться, что даст ПЕ как и ПИ как . Тогда ПЬ может стать чем-то средним между ними, или . Знаки Б. Они не обнаружены, но если есть связь между Б и П, то можно попытаться ее найти. Знаки ПО и ПУ достаточно сложны, поэтому знак для слогов с Б вряд ли будет сложнее. К тому же если в русском языке в паре В/Ф звук Ф появился в последние несколько столетий, звонкие согласные, видимо, древнее, а стало быть их графемы должна быть проще. Поэтому, отталкиваясь от формы знака для слогов с П следует реконструировать форму для слогов с Б. Кажется, что в данном графе упрощать больше нечего; на этом выводе я и остановлюсь. Однако, для различения Б и П граф следовало бы перевернуть, получив форму в качестве исходной, то есть БО. Но такова должна быть наиболее архаичная форма. Наличие закруглений в рукописном варианте должно было бы привести ее к форме U. Что же касается форм БЕ, БИ, БЕ, то они могут выглядеть как , ибо знак симметричный, который не предусматривает разворот какого-либо выступа вправо или влево. Знаки Т. Здесь известен знак ТО, Т и знак ТЕ, +. Возможно, что из-за симметрии знака Т варианты ТА, ТУ и ТЪ выглядят аналогично, то есть как Т. Что же касается +, то в силу симметрии, этот знак должен также обозначать ТЕ и ТИ. Вместе с тем, наряду с прямоугольным крестом + возможен его рукописный вариант для ТЕ и ТИ, где основная мачта трансформируется в закругление внизу, а поперечная перекладина сдвигается в одну из сторон. Тогда знак для ТЕ будет выглядеть как , а знак для ТИ как . Знаки Д. Тут известен только знак ДО в виде D; вероятно, так будет выглядеть и ДЪ. Что же касается знака ДА, то он, видимо, будет симметричным по отношению к ДО. Вместе с тем, правое закругление можно принять за рукописное графическое соединение двух горизонтальных палочек. К такому же виду знака ДЬ можно придти, анализируя знак ТЪ и ТЬ. В самом деле, ТЪ выглядит как Т, но вполне могло выглядеть и как . В таком случае знак + можно понять как синтез и , что можно сделать и иначе, получив фигуру , которую и можно посчитать за ДЪ. Но тогда слог ДЬ должен выглядеть как , что, однако, совпадает с графемой Н. Следовательно, данный граф будет либо знаком , пойдя в сторону усложнения, либо знаком , пойдя в сторону упрощения; в силу симметрии, одна и та же форма будет для ДЬ, ДИ и ДЕ. В действительности мы видим не просто параллельные линии, но линии наклонные, , что можно себе представить как естественный наклон знаков при быстром письме. Знаки Н. Основным знаком тут можно считать граф НЪ в форме Н; в силу симметрии такая же форма должна быть для НО и для НУ. В таком случае для НЬ должна быть форма , которая в силу симметрии может быть прочитана и как НЕ, и как НИ. Вместе с тем, встретились знаки для НЪ в виде  и для НЕ в виде , которые на первый взгляд не похожи на Н. Их можно объяснить как половинки Н, и , которые, однако, стали рисовать в наклонном положении. Знаки Л. Основным из них можно считать знак для слога ЛЬ в виде Λ. В силу симметрии, этот граф должен читаться и как ЛЕ, и как ЛИ. Что же касается изображения слогов с гласными непереднего ряда, то здесь у Л появляется центральная мачта, тогда как другая мачта становится наклонной или изогнутой. Вероятно, трансформируется правая мачта для ЛО и левая мачта для ЛА. При этом прогиб мачты при рукописном начертании возможен как наружу, что реже, так и внутрь. Видно и то, что слог ЛУ рассматривается как бы как утрированный слог ЛО, то есть наклонная мачта становится еще очень длинной. Знаки М. Из текстов был определен только знак МУ, который выглядел как М. Не приходится сомневаться, что в силу симметрии знака, обозначение МЪ, МО и МА выглядит так же. Знак МИ выглядит как округленный знак М с соединительной чертой вправо, то есть как . Поэтому для слога МЕ можно ожидать граф , а для МЬ – просто . Знаки Ц/Ч. Здесь мы имеем только знак ЦИ в виде , что, видимо, предсталяет собой не очень точное изображение знака . Вероятно, знак ЦЕ должен при этом выглядеть как ; он же, возможно, был и графом для ЦЬ. Точно так же должны были выглядеть и замены Ц на Ч, которые, например, в новгородском диалекте вообще не различались. Что же касается знаков для ЦА, ЦО, ЦЪ, ЧА, ЧО, ЧЪ, то таких не было в силу мягкости Ц и Ч. Знак Й. Когда он ставится, этот знак может напоминать жирную точку вверху и чуть правее гласного. Так что все основные знаки, выполняющие роль графем, мной рассмотрены, хотя сочетания согласных с У и Ы встретились в крайне малом количестве, что пока не дает возможности описать их подробгее. Не встретилось и знаков ЧА/ЦА или ЧО/ЦО. Однако все это еще впереди.

    Результаты исследований в виде предварительного силлабария показаны на рис. 13; звездочками отмечены гипотетические значения. Материал организован по гласным так: верхняя часть – соединения согласных с гласными переднего ряда, нижняя часть – соединение с гласными непереднего ряда. При этом слоги с редуцированными звуками выделены в отдельный ряд. Видно, что существует определенная система в начертании знаков, однако пока есть смысл воздержаться от ее более подробного выявления, поскольку накопленный материал слишком мал и чуть ли не в половине случаев его заменяют предположения. Точно так же пока рано раскрывать репертуар знаков, поскольку пока неясно, сколько этих знаков существует на самом деле, ибо еще неясно до конца, какие знаки принимать за основные значения, а какие – за их варианты. Иными словами, пока создан предварительный силлабарий, который должен помочь в чтении слоговых и смешанных текстов; многие из предполагаемых значений могут не подтвердиться или подтвердиться лишь частично. Лишь после набора некоторой статистики должны быть выявлены редкие знаки, и тогда будет проведен их статистический анализ.

    Силлабарий знаков слоговой транскрипции
    Рис. 13. Силлабарий знаков слоговой транскрипции

    Заключение

    В данной статье показан путь создания силлабария славянского слогового письма, полученный как из выявленных более или менее твердых значений отдельных слоговых знаков, так и путем теоретического анализа полученного массива. При обращении ко мне многих исследователей или просто интересующихся славянской слоговой письменностью передо мной в качестве первого чаще всего ставился один и тот же вопрос: откуда мне известно, что данный знак следует читать именно так, а не иначе. Данная статья дает наиболее полный ответ. Кроме того, здесь помещен итог исследования, славянский силлабарий в его наиболее систематизированном и наиболее нормализованном виде, рис. 13, что может явиться основой не только для чтения различных славянских слоговых надписей, но и для дальнейшего расширения самого силлабария за счет включения в него некоторых более детализированных звуковых значений или особых устоявшихся начертаний выявленных здесь графем; впрочем, можно допустить и пополнение силлабария принципиально новыми графемами, не выявленными в данной статье. В любом случае, опираясь на рис. 13, можно двигаться дальше.

    Литература

    1. Жизневский А.К. Описание Тверского музея. Археологический отдел. М., 1888
    2. Янин В.Л., Зализняк А.А. Новгородские грамоты на бересте. Из раскопок 1984-1989 гг. М., 1993
    3. Gałdyński Olgierd. Ziemle wojewodstwa Bydgos'kiego przed tysia;cem lat. Warszawa, 1962
    4. Земская Е.А. и др. Языковая игра // Русская разговорная речь. М., 1983
    5. Бушков А.А. Россия, которой не было. Загадки, версии, гипотезы. М., 1997
    6. Сингатуллина Альфира. Джучидские монеты поволжских городов XIII в. (материалы из каталога) // Татарская археология, 1998, № 1 (2). Золотая Орда: археология, нумизматика, эпиграфика. Казань, 1998
    7. Рубцов М.В. Деньги Великого княжества Тверского. Тверь, 1996
    8. Археология. Древняя Русь. Быт и культура. Отв. Ред. Б.А. Колчин и Т.И. Макарова. М., 1997
    9. Бочкарева М.Н. Новгородские каменные кресты из собрания Ростовского музея // Культура средневековой Руси. Л., 1974
    10. Арциховский А.В. Новгородские грамоты на бересте (Из раскопок 1952 г.) М., 1954
    11. Арциховский А.В., Борковский В.И. Новгородские грамоты на бересте (Из раскопок 1953-1954 гг.) М., 1958
    12. Каргер М.К. Киев в монгольские завоевания // Советская археология, 1949, XI
    13. Лысенко П.Ф. Раскопки древнего Берестья // Археологические открытия, 1970. М., 1971
    14. Рыбаков Б.А. Раскопки в Любече в 1957 г. // КСИИМК, вып. 79, 1960
    15. Кирпичников А.Н. Древнерусское оружие, вып 2. Копья, сулицы, боевые топоры, булавы, кистени IX-XIII вв. // САИ, 1966, вып. Е 1-36
    16. Арциховский А.В., Янин В.Л. Новгородские грамоты на бересте. Из раскопок 1962-1976 годов. М., 1978
    17. Колчин Б.А., Хорошев А.С., Янин В.Л. Усадьба новгородского художника XII в. М., 1981
    18. Высоцкий С.А. Средневековые надписи Софии Киевской (по материалам граффити XI-XII вв.). Киев, 1976
    19. Федоров Г.Б. Деньги Московского княжества времени Дмитрия Донского и Василия Первого (1359-1425) // Материалы и исследования по археологии Москвы, т. 2. М.-Л., 1949
    20. Бурау И.Я. Загадки мира букв. Донецк, 1997

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову