Экспедиция на Аркаим

Чудинов Валерий Алексеевич


После экспедиций на Малый и Большой Иеремель нас ждала романтика похода по легендарному Аркаиму. Цель экспедиции заключалась в том, чтобы собственными глазами посмотреть на существующие там артефакты.

Оглавление:
  • Экспедиция на Аркаим
  • Отдых накануне поездки в Аркаим
  • Назад, в Тюлюк!
  • Прелести туристического центра
  • Экскурсия в древний поселок
  • Посещение ближайших холмов
  • Каменные бабы
  • Обсуждение
  • Заключение
  • Комментарии
  • Экспедиция на Аркаим

    После экспедиций на Малый и Большой Иеремель нас ждала романтика похода по легендарному Аркаиму. Цель экспедиции заключалась в том, чтобы собственными глазами посмотреть на существующие там артефакты. С одной стороны, в передаче «Гордон-Кихот против Аркаима» утверждалось, что хотя археологи откопали (в прямом смысле слова) это древнее поселение, ничего особенного, а тем более славянского в нём нет. С другой стороны, геоглифы и привезенные туда «каменные бабы» однозначно свидетельствовали о наличии на нем следов именно славянской, а точнее – русской цивилизации. Так что нам предстояло на месте разобраться в этой загадке.

    Фото в позе покорителя вершины
    Рис. 1. Фото в позе покорителя вершины

    Отдых накануне поездки в Аркаим

    После восхождения на гору Большой Иеремель, находящуюся на территории Башкортостана (при поездке в посёлок Тюлюк мы пересекли границу Европы и Азии со стороны Азии), у нас остались почти сутки до поездки в заключительную точку маршрута. Однако, как ни странно, сердца наши рвались не вперед, а остались там, на вершине Большого Иеремеля. Конечно, каждому свойственно переоценивать и высоту покорённой вершины, и собственную прыть в восхождении, и красоту открывающегося вида, однако именно в этом и состоит романтика горного туризма! Тем более что камней с надписями было найдено предостаточно.

    Женщины чувствовали себя покорительницами вершины не слабее мужчин
    Рис. 2. Женщины чувствовали себя покорительницами вершины не слабее мужчин

    Вообще говоря, сниматься на фоне разбитых до отдельных камней бывших скал необычайно приятно. Только тут, примеряя ситуацию к своему тщедушному телу, понимаешь исполинский разгул стихий. И, несмотря на не слишком большую крутизну, край горы всё-таки воспринимается бездной. И пусть Уральские горы невысоки, но обаяние восхождения они всё-таки передают! А о том, что они одновременно передают и конкретные следы пребывания на них человека древних эпох, и говорить нечего.

    Завтрак дня отдыха в приподнятом настроении
    Рис. 3. Завтрак дня отдыха в приподнятом настроении

    Понятно, что утро следующего дня нас застало в отличном настроении. Я как руководитель экспедиции ощущал особое удовольствие от того, что вся группа вечером оказалась в сборе (несмотря на то, что ушедшие с вершины ранее нас Алина и Дима пришли позже нас, поскольку вместе с Верой Ивановной еще раз поднялись на вершину Малого Иеремеля, а Лёня, Лена и Саша вернулись из похода в посёлок Тюлюк уже затемно), а среди участников не оказалось ни заболевших, ни травмированных. Разве что спуск для непривычных городских ног оказался несколько тяжелее подъёма.

    Лагерь снят
    Рис. 4. Лагерь снят

    После завтрака мы не без некоторого душевного трепета ликвидировали наш базовый лагерь. Нам тут так понравилось! Мы застали и дождь, и туман, и солнце, мы жили на фоне чистой, нетронутой природы, пили воду из горного ручья, а ночью любовались на открывшееся нам бездонное черное небо с очень яркими звёздами. Естественно, что мы закопали в специально вырытую ямку весь наш мусор, оставив поляну столь же чистой, какой она была до нашего прихода. И, оглянувшись, изумились – неужто здесь еще так недавно кипела жизнь обитателей нашего лагеря?

    В обратный путь
    Рис. 5. В обратный путь

    Назад, в Тюлюк!

    Обратный путь был много легче, чем путь к базовому лагерю. Во-первых, мы шли под горку, то есть, примерно вдвое быстрее. Во-вторых, за три дня мы съели часть своих припасов, так что шагать было легче. И, наконец, дорога за вчерашний день немного подсохла, так что ноги уже не разъезжались на некоторых участках по мокрой грязи. Кроме того, немного пригрело солнышко, так что топать стало комфортнее. Теперь мы, в отличие от подъёма, могли не просто идти парами, но и весело болтать о пережитом. Так, Катя делиться чем-то своим с Алиной.

    Современной стремление оставить надписи
    Рис. 6. Современной стремление оставить надписи

    Люди любили оставлять надписи на окружающих предметах во все века. Но прежде прославляли богов – когда люди понимали, что они сами могут далеко не всё. Эпоха Возрождения с ее гуманизмом поставила человека впереди бога. А Новое время прошло под знаком материализма и атеизма. Теперь турист возвеличивает собственную персону, оставляя надписи «Здесь был Вася», но не всегда. Чаще он документирует дату посещения и географическую или ведомственную привязку своей группы. Так, на этом бревне читается надпись ПОЛЕВСКОЙ. Сама по себе она нас не интересует, однако ее строчное расположение с буквами одинакового начертания, положения, размера и разворота весьма сильно отличает ее от древних надписей.

    Купание в горной речке
    Рис. 7. Купание в горной речке

    Горные ручьи, которые мы неоднократно пересекали в пути, слились в небольшую горную речку, которая так и манила к себе. Воды в реке было по колено и, как позже выяснилось, вода текла не слишком холодная. Многие с удовольствием опустили в нее свои руки или босые ступни. Однако нашелся и настоящий любитель и ценитель подобного купания, а именно Слава. Он не столько плавал, сколько лежал в потоке, улыбаясь от удовольствия. Другие члены нашей экспедиции увлеченно беседовали с местными жителями, которые угостили нас хлебом собственной выпечки.

    После купания хорошо и попеть
    Рис. 8. После купания хорошо и попеть

    У нас в поселке на этот день была заказана банька и обед в местном кафе. Но поскольку мы дошли до поселка быстрее запланированного по графику, у нас появилось свободное время. Мужчины решили посидеть, покурить, поиграть на гитаре, попеть. За минувшие три дня мы очень сдружились, и каждый чувствовал себя своим в любом окружении. Ну, а пели у нас все. Ярче всех, пожалуй, Саша, когда он пел песню про осень и про сжигание кораблей.

    А женщинам было приятнее поговорить
    Рис. 9. А женщинам было приятнее поговорить

    На брёвнах рядом расположились женщины, которые либо разговаривали друг с другом, либо примеряли не нужные в горах шлёпанцы, либо смазывали лицо кремом. Каждый из участников что-то рассказал о себе. Вера Ивановна и Алина, например, ездили в Индию и учились несколько лет в специальной школе йогов, получив соответствующие удостоверения. А Таня нам с увлечение рассказала о музее, в котором она работает научным сотрудником. Словом, нам просто некогда было скучать, и мы с интересом общались друг с другом.

    Коллективное фото с местной семейной парой
    Рис. 10. Коллективное фото с местной семейной парой

    Приезд столичных жителей и общение с ними для местного населения является приятным сюрпризом. Не потому, что сюда наведывается мало москвичей, а потому, что туристический центр находится в конце улицы, а сюда, в начало, где остался наш автобус, гости практически не доходят. А вообще говоря, легковых машин в поселке мы насчитали более десятка – сюда съехалось множество любителей горного туризма. К сожалению, сидящий в центре мужчина несколько лет назад перенес инсульт, так что речь у него была короткая и не легко понятная, но он охотно вступил с нами в разговор.

    С узелками в баню
    Рис. 11. С узелками в баню

    Прелести туристического центра

    Но вот наступил назначенный час и мы с удовольствием пошли в баню, находящуюся в туристическом центре. В первую смену мы пропустили женщин; вопрос о бане ими поднимался еще при замысле нашей экспедиции. И теперь на снимке видно, какими довольными они идут на помывку. Позже попарились в парилке и мужчины, успев немного попить после нее и пивка, и чаю – кто что хотел. Банька была маленькой, но уютной, как раз на шестерых человек одновременно. Ну, а после бани сам бог велел отдохнуть в кафе.

    Здание туристического приюта
    Рис. 12. Здание туристического приюта

    А эту фотографию мы сделали еще в день приезда, когда небо хмурилось. На снимке надпись передает ту орфографию названия местности, которое бытует в Башкирии – Иремель. Между тем, на большинстве сайтов России местность называется Иеремель (как обычно, критики лингвофриков и это лыко поставили мне в строку – мол, Чудинов, не умеет читать. Ну что ж, им тюркское правописание ближе). Именно в этом центре были взяты те квадрациклы, которые обогнали нас тогда, когда мы шли по горной тропе к Малому Иеремелю. Конечно, можно было бы остановиться здесь и в гостиничных номерах вместо базового лагеря, но тогда пришлось бы идти на гору вдвое дольше, и мы бы лишились романтики горного туризма. Ну, а снегоходы и лыжи были нам не по сезону.

    Общий вид на туристический центр
    Рис. 13. Общий вид на туристический центр

    Как видим, в сельской местности и туристические центры представляют собой избы сельского типа. Фундамент у них каменный, а верх – бревенчатый. Имеется здание администрации, баня, сарай, стоянка для автомобилей за забором, гостиница на десятки номеров и, разумеется, кафе. Правда, столики и еда заказываются предварительно, за сутки (что и сделал Лёня, когда специально ходил сюда день назад). Как и положено, внутри двора находится пёс на цепи, облаивающий всех новых для него людей. Словом, настоящий комфорт городского типа в сельской местности.

    Интерьер кафе
    Рис. 14. Интерьер кафе

    Кафе имело то же название, что и вся туристическая компания: «Роза ветров».Столы для нас составили вместе, а на стенах помимо копий картин висят полки, где в качестве приметы времени находится жидкокристаллический монитор, а полкой ниже виден аудиоцентр с мощными динамиками. Так что тут при желании можно было даже и потанцевать. А одна из гостей гостиницы, переводчица, привезшая на восхождение французов, угостила каждого из нас кусочком рыбы хариус, которую она перемешала с резаным луком. С ее слов, хариус водится только в чистой воде и не содержит никаких паразитов. Нам эта рыбка на вкус понравилась.

    Мы за праздничным обедом
    Рис. 15. Мы за праздничным обедом

    Мужчины соскучились по пиву, и в этот раз мы позволили себе немного вспомнить его вкус. Полноценный обед из трёх блюд местного кафе нам понравился. Мы как бы вновь столкнулись с цивилизацией перед поездкой на новое место. А затем мы сели в автобус, выбрались по проселочным дорогам на основную автотрассу и поехали теперь уже на юг. Выехали из Башкирии, пересекли линию раздела Европы и Азии теперь уже со стороны Европы, и покатили в сторону Аркаима.

    После вкусного обеда по закону Архимеда…
    Рис. 16. После вкусного обеда по закону Архимеда…

    После обеда мы пару часов поспали, и правильно сделали, ибо в Аркаим мы прибыли где-то в час ночи. Осветили фарами закрытый для въезда шлагбаум, развернули автобус и проспали остаток ночи сидя, что было совсем неудобно. Зато утром обнаружили, что каждый желающий открывает шлагбаум сам, и если есть палатки, то занимает место на территории поселка под них бесплатно. Правда, вокруг много палаток, которые местные предприниматели сдают и, кроме того, они предлагают обычные кровати в вагончиках. Но вся жизнь этого поселка начинается только с десяти утра. А до этого можно посетить островерхие туалеты, где металлическая дверь закрывалась с таким лязгом и гулом, как будто бы захлопывалась створка темницы, а затем метров через сто помыть руки в одном из шести умывальников, где краны с сорванными ручками вдоль соединявшей их водопроводной трубы напоминали детство в пионерском лагере. Но зато имелось кафе, в котором мы и позавтракали.

    Экскурсия по Аркаиму начинается
    Рис. 17. Экскурсия по Аркаиму начинается

    Экскурсия в древний поселок

    День у нас начался с экскурсии в ту степную часть Аркаима, которая начиналась сразу за речкой, через которую был перекинут деревянный мостик. Затем шел подъем, единственный за всю экскурсию. Наш проводник начала издалека, и стала рассказывать о геологии, почках, растениях и животном мире данного места, включая сусликов. Также она заметила, что на эту территорию претендовало министерство мелиорации, которое хотело построить тут плотину, и даже сделала часть насыпи, но потом, после расчетов, выяснилось, что напора воды для постройки электростанции всё равно недостаточно, и стройку свернули. Меня поразило не то, что расчеты велись после начала строительства, а то, насколько свободно еще в советское время присваивались государственные деньги, выплачиваемые на строительство химер.

    Экскурсовод показывает нам пустые ямы
    Рис. 18. Экскурсовод показывает нам пустые ямы

    Далее наш гид рассказала нам и об археологических раскопках: копают в 70 точках, для посещений разрешено только 2, из них нам показали одну, в 2 км от посёлка. Иными словами, общественный интерес сам по себе, а археологические работы – сами по себе, и они могут пересекаться только в одной точке. Это было удивительно. Год назад я посетил музей под открытым небом в Популонии на мысе Пьомбино – несмотря на территорию в 10 км и наличие горных участков, все места были огорожены, снабжены указателями, и содержали несколько десятков археологических объектов. Причем на каждом из них можно было видеть или целые сооружения, или гробницы с лестницами, или фундаменты домов, то есть то, что можно было увидеть, иногда пощупать, сфотографировать с разных точек съёмки, и о чем можно было прочитать на непременной табличке с подробным стендом возле каждого объекта. Там было видно, что в древности люди оставили после себя множество артефактов. А здесь нам показали… просто яму. Фантастика! Очень напоминает Остапа Бендера, который за деньги демонстрировал провал.

    Засыпанные ямы
    Рис. 19. Засыпанные ямы

    А дальше было еще фантастичнее, нам показали уже не сами ямы, которые засыпали, а следы от них! Две ямы побольше (якобы, печи, впрочем, в последнем археологи уже сомневаются), и несколько ям поменьше (якобы следы от свай). Лёню Шершнева чудинологи постоянно поминают недобрым словом за то, что он видит следы от букв и реконструирует сами буквы – это якобы в науке неприменимо. А тут нам демонстрируют следы от ям, заставив каждого члена группы заплатить за экскурсию по 200 рублей. И ни одного артефакта кроме этого! Всё остальное – только предположения археологов, очень неясные для посетителей. Скажем, печь – можно было бы рядом сделать модель такой печи, но ее нет. Правда, нам продемонстрировали бревенчатое сооружение – как бы остаток крепостной стены, однако тут же выяснилось, что археологи не знают, была ли она 1-о, 2-х или 3-х этажной. На всякий случай сделали двухэтажной, но никаких чертежей у археологов не было, поэтому нам показывают чистую фантазию учёных. Так что остаётся только поверить на слово, что было раскопано место для хранения продуктов и, возможно, место для ночлега местного населения. Никаких доказательств того, что это было именно так, нет. Ну, и в довершение нам сказали, что тут люди жили вряд ли более двух-трех десятилетий, а этнический состав их определить невозможно, поскольку никакой письменности нет. Что такое геоглифы они не знают и, естественно не читают. А раскопана была имена та часть, где геоглифы отсутствуют, а другую часть археологи копать не собираются, ждут, когда появится новое поколение археологов с новой техникой. Словом, кто, когда и как жил – одни предположения. Такова нынешняя археологическая наука. Понятно, почему Гордон в своей передаче вышучивал тех, кто утверждал об Аркаиме что-то позитивное.

    Центр поселения
    Рис. 20. Центр поселения

    Затем экскурсовод привела нас в центр древнего поселения, обложенный камнями по кругу. При этом она предупредила клептоманию всей группы экскурсантов (помимо нас было еще человек 20 посторонних), заявив, что камень центра ничего особенного собой не представляет. Его регулярно крадут, и столь же регулярно археологи его восстанавливают из других камней, благо камней в округе хватает. Я с трудом верил в то, что слышал – и в отсутствие письменности, и в незнание археологами этнического состава жителей Аркаима, и в отсутствие следов человеческой деятельности на камнях.

    Центральный камень
    Рис. 21. Центральный камень

    Я специально даю изображение центрального камня Аркаима. При большом увеличении видно, что лежит рядом да камня, причем торец левого содержит нечто вроде мужского лика анфас, либо, при более широком рассмотрении, лик льва. На лбу, на глазах, и даже на дальнем фрагменте, обведенном рамкой (удобнее рассматривать его в обращенном цвете), читается одно слово – РОД, но многократно. Я не заостряю на этом внимания, а всего лишь проверяю достоверность полученных от экскурсовода сведений. И эта достоверность приближается к нулю.

    Современная скульптура
    Рис. 22. Современная скульптура

    Итак, экскурсия закончена. Прошагав туда и обратно четыре километра и затратив два часа, мы узнали, что когда-то в этой степи, которая тогда была скорее лесным массивом, много лет назад жили люди. Скорее всего, земледельцы, но это пока только предположение. Кто они и как жили, пока не очень известно. Один из нас задал вопрос о том, какие были у этих людей религиозные представления – на это наш гид ответить не смогла, поскольку соответствующие артефакты не найдены. Словом ничего, кроме дырок от ям, которые я спокойно выкапываю на своём огороде, предъявлено не было. Возникло представление о том, что, как и в случае с камнем в центре, нам просто дурят голову, отваживая от этого места. Так что если за рубежом посетителей зазывают в хорошо оборудованные горизонты археологических раскопок и предъявляют им документальные свидетельства жизни древних людей, то у нас задача экскурсий прямо противоположная: провести людей в знойный день по залитой солнцем степи и предъявить им только выложенный из камней кружок. А также сказать, что первые артефакты были найдены здесь двумя школьниками. Словом, археологией здесь как-то не повеяло.

    Зато современные скульпторы представили у начала тропы свои произведения. Перед нами – мраморная скульптура Бориса Качаровского «Возрождение России», посвященная философу Даниилу Андрееву.

    Общий вид на поселок со стороны ближайшего холма
    Рис. 23. Общий вид на поселок со стороны ближайшего холма

    Посещение ближайших холмов

    После обеда и отдыха мы решили посетить ближайшие холмы. С одного из них был сфотографирован данный вид на поселок Аркаим. За березняком на склоне горы хорошо видна линия плотины, прямая как стрела. Слева течет та самая малюсенькая речушка, которая должна была создать водохранилище, Большая Караганка. Около центрального столба расположено кафе, справа и слева от него находятся вагончики. На прямой дороге, обсаженной деревьями и ведущей к шоссе, виден и наш желтенький автобус. В левом углу ромба под деревьями чуть заметны наши палатки. На более дальнем плане слева, за автобусом – торговые точки, на более дальнем плане справа – городок автомобилистов. Совсем далеко – постройки местных жителей.

    Вершина близлежащего холма
    Рис. 24. Вершина близлежащего холма

    На вершине близлежащего холма можно видеть новодел – самодельный лабиринт из земли и мелких камней, хорошо видимый из посёлка. Вероятно, туристы очень его любят и ценят за те мифические исполнения желаний, которые он гарантирует, ибо все находящиеся вблизи кусты буквально цветут от завязанных на них бантиков. Однако нам данное рукотворное сооружение очень недавних лет показалось просто очередной забавой охочих до развлечений посетителей. Замечу, что таких лабиринтов на ближайших холмах имелось не менее трёх, так что всегда можно было выбрать для посещения любой из пустующих.

    Подъём на другой холм
    Рис. 25. Подъём на другой холм

    Затем мы поднялись на соседний холм. Тут, в отличие от предыдущего холма, дул сильный ветер, весьма затруднявший подъём, и мы все застегнули наши плащи и ветровки. Холм назывался местными приезжими то Змеиный, то Шаманка. В отличие от первого холма, на нем практически не было никакой растительности, хотя также виднелись лабиринты. Мы пошли на него скорее желая развлечься, чем с какими-то исследовательскими целями, и хотя по дороге нам встретились какие-то камни, но они никак не походили на привычные нам артефакты.

    Лабиринт на вершине другого холма
    Рис. 26. Лабиринт на вершине другого холма

    А этот лабиринт был сделан монументальнее, содержал преимущественно камни, притом довольно массивные, и имел более широкие каменные полосы. Вообще говоря, наблюдая за холмом и за этим лабиринтом издали, я не видел, чтобы тут кто-то задерживался, что обычно происходит около аналогичных древних сооружений. Да и вид с вершины не порадовал какими-либо красотами. Всё было весьма буднично.

    Ужин на свежем воздухе
    Рис. 27. Ужин на свежем воздухе

    После прогулки Саша пообещал сделать нам куриный шашлык и исчез на некоторое время для закупок куриных тушек и уксуса. И действительно, он смог разжечь угли в нашем походном мангале (правда, вскоре пришел владелец стола и стульев ближайшего закрытого киоска, который жил рядом, перепугавшийся, как бы ни закоптили крышу его торговой точки – открытой веранды, но мы его успокоили), и приготовить чудесный шашлык, который мы ели с песнями и танцами. На этом снимке с нами ужинает и наш водитель Олег, третий слева.

    Утренняя экскурсия в последний день пребывания
    Рис. 28. Утренняя экскурсия в последний день пребывания

    Экскурсия на второй день также обошлась нам в 2400 рублей. На этот раз ее проводил молодой человек с сережками в ушах и рваных джинсах, а обзор считался комплексным. Это означало, что нам показывали всё, что не имело отношения к Аркаиму, а было найдено в соседних областях, включая и Казахстан; но, за неимением места, предназначено к показу тут, включая ветряную мельницу и казачий домик. Поскольку ничего другого не предлагалось, мы пошли вслед за нашим гидом. Первым объектом посещения стала реконструированная полуземлянка, сделанная почти из самана – также из соломы и глины. «Поселок каменного века состоит в настоящее время уже из трех домов. Все они сооружены под руководством А.М. Кисленко и представляют собой точные реконструкции жилищ поселения медно-каменного века Ботай, которое существовало в стенах Севрного Казахстана в третьем тысячелетии до н.э.» («Аркаим и страна городов», «Крокус», 2008, с. 14).

    Я оцениваю вес деревянной палицы
    Рис. 29. Я оцениваю вес деревянной палицы

    Как я понял, полуземлянка была также в определенном смысле фантазией археологов, ибо ее конструкцию они заимствовали с одной территории, а керамику внутри нее – из другого. Изнутри жилище имело как бы два этажа, или, скорее, полуподвал с надземными антресолями; свет проникал из отверстия вверху. А деревянная палица, или, если угодно, кувалда – просто некий реквизит для развлечения туристов. Или, если угодно, наглядное пособие для представления наших предков полными дикарями, ютящимися зачем-то в полуземлянках. Почему эти люди не строили полноценных наземных глиняных жилищ, нам не объяснили.

    Первый каменный истукан, якобы сделанный археологами
    Рис. 30. Первый каменный истукан, якобы сделанный археологами

    Каменные бабы

    На достаточно большой территории мы увидели несколько, порядка десятка, вертикальных камней, некоторые из которых археологи называли каменными бабами. Из пояснения следовало, что на востоке, в частности, в Индии или в арабских странах, слово «баба» (с ударением на последний слог) означает «мужчина». Причём тут восток мы не поняли, но зато уразумели другое: название «баба» археологи могут понимать и по-русски (если перед ними каменная женщина), и по-арабски (если мужчина). Впрочем, насколько я понимаю, пола изображений они различать пока не научились, зато их теперь никак нельзя подловить на ошибке, ибо они заранее не говорят, в каком смысле они рассматривают ту или иную каменную бабу.

    При осмотре одного из каменных изображений случился любопытный эксперимент. Я обнаружил на одном из каменных ликов небольшие каменные буквы и попросил гида их прочитать. Он, ничтоже сумняшеся, их действительно прочитал вслух: М, И, М, и даже всё слово – МИМ, но затем, тряхнув головой, заметил, что такого быть не может. Он вел себя точь-в-точь так, как год назад археологи на Тверской конференции, когда все, кроме археологов, читали слово МАРА, а они, понимая, что такого не может быть никогда, даже не подошли к камню близко. Иными словами, они отказываются видеть очевидное. Но очевидное для обычных людей, а не для них. Для них то, что они видят, не существует.

    Вообще говоря, следующая «баба» очень похожа на каменный крест с отсеченными поперечными лопастями. Если бы это был полноценный крест, он бы мне очень напомнил те каменные кресты, которые были сделаны из плит с надписью РОД (о них я писал в моей книге «Священные камни и языческие храмы древних славян»). Однако тут крест был обрубленным. Затем я заметил на нем надпись МИМ, о чем я и сказал экскурсоводу. Он посмотрел на меня с улыбкой и чуть ли не поднял меня на смех, заявив, что этот «идол» вырубили сами археологи пару лет назад. Из чего они его вырубили, он мне не сказал, и я в его глазах был посрамлен: я якобы читаю надписи там, где их по определению быть не может. На первый взгляд дело обстояло примерно так, как когда мне подсунули кусок штукатурки, где по представлениям провокаторов надписей не было.

    На Аркаиме я не стал возражать, чтобы не задерживать экскурсию, но сфотографировал сам объект, чтобы разглядеть его дома получше. Позже мне пришла в голову мысль, что археологи вряд ли бы стали выставлять в качестве экспоната привезенных из других мест, но все-таки подлинных артефактов собственное творчество – по крайней мере, они бы поставили в таком случае предупреждающую надпись. Кроме того, в книге «Аркаим и страна городов» (издательство «Крокус», 2008) на с. 16 приведена фотография этого лика с подписью: «Реконструкция средневекового кургана с каменной бабой». А в тексте рядом говорится: «На территории исторического парка реконструированы погребальные и культовые сооружения различных культур от эпохи бронзы до средневековья. Все эти сооружения были демонтированы на месте раскопок, перевезены на Аркаим и воссозданы в историческом парке».

    Следовательно, «баба» была подлинной, а замечание гида, видимо, относилось к реконструкции кургана пару лет назад, но не к реконструкции самой «бабы». Но он решил перенести термин «реконструкция» и на саму «бабу», чтобы сбить меня с толку. Так сказать, немного «пошутил». Ибо академической науке разрешено всё: и шутки, и глумление над экскурсантами, и показ артефактов не на месте, а совсем на других территориях, и возведение объектов археологических фантазий. На то она и наука. А мне ее разоблачать нельзя – видимо, обликом не вышел. Так сказать, «со свиным рылом – в калашный ряд».

    Моё чтение некоторых надписей на лике
    Рис. 31. Моё чтение некоторых надписей на лике

    Разумеется, перед нами – настоящий лик, где голова не только хорошо видна, но и моделирована, то есть, на ней можно видеть нос, рот, брови и глаза. Так что, скорее всего, уже по этим признакам перед нами – лик бога, а не богини. Полный эпиграфический анализ данной скульптуры тут делать вряд ли уместно, однако я хотел бы показать сначала то место, где я нашел надпись, стоя перед скульптурой. Это – правая бровь изображения. Там читается не только слово МИМ, но и слово ХРАМА.

    Далее я рассматриваю правую сторону шеи (от зрителя слева), и на ней читаю слова ЛИК МИМА РОДА. Таким образом, подтверждается мое предварительное мнение о том, что данная скульптура имеет некоторое отношение именно к Роду. А на выделенном белой рамочкой фрагменте трижды написано слово ЯР. Понятно, что речь идёт о Роде Яра. Наконец, на нижней части скульптуры, в центре, можно видеть один из ликов (на самом деле тут их несколько). Я его выношу на поля. Тут можно видеть довольно кривое, карикатурное мужское лицо анфас, что характеризует облик мима. И слова, начертанные на правом глазе в строку, а на левом – в столбец, подтверждают: перед нами – РОДА МИМ. Так что сомнений в атрибуции данной «бабы» не остаётся никаких.

    Замечу, что пока изображение мима Рода в виде скульптуры нам не встречалось. Эта скульптура не похожа на изображения богов (Мары, Макоши, Яра). А с точки зрения археологов, на территории парка установлены менгиры и каменные бабы.

    Лик Яра
    Рис. 32. Лик Яра

    Что же касается лика Яра, рассмотренного мною в одной из статей, то я к нему подошел как к старому знакомому. Солнце осветило скульптуру боковым светом, и сразу стал виден более тонкий рельеф отделки. Первое, что бросилось в глаза – это рельеф собаки, стоящей на задних лапах и поднявшей переднюю – прямо под изображением головы статуи. Но еще более интересно то, что гораздо лучше можно теперь рассмотреть лицо данного артефакта и надписи на нем.

    Моё чтение надписей на голове Яра
    Рис. 33. Моё чтение надписей на голове Яра

    На этом рисунке я подробно рассматриваю верхнюю часть лица Яра. Глазницы, как обычно, образуют основную надпись ЯР. Два фрагмента над левой бровью содержат надписи МИМ и дважды – РОД. Справа от левой брови находится вторичный лик бородатого мужчины анфас, на глазах которого можно прочитать слова ЯР, а под носом – слово РУСИ. Итак, в отличие от мима Рода, перед нами – скульптура мима Яра.

    Насыпной курган археологической реконструкции
    Рис. 34. Насыпной курган археологической реконструкции

    Теперь нам показывают курган Темир «полномасштабную реконструкцию родовой усыпальницы сарматских вождей V-начала IV вв. до н.э. В нем воссоздан как внешний облик усыпальницы в форме двуступенчатой земляной пирамиды, так и ее конструкция и интерьер. Реконструкция кургана выполнена под руководством А.Д. Таирова на материале раскопок в Чесменском районе Челябинской области» («Аркаим и страна городов», «Крокус», 2008, с. 18). Мне особенно понравилась керамзитовая вентиляционная труба заводского производства – как наиболее «точная» реконструкция кургана. Можно подумать, что в те времена в курганах существовала вытяжная вентиляция.

    Гид отпирает вход
    Рис. 35. Гид отпирает вход

    Также меня приятно поразил ровный срез брёвен, сделанный циркулярной пилой. Вероятно, и это относится к «точной реконструкции». Внутри просматривается бревенчатый сруб, который плохо вяжется с названием «земляная пирамида». На снимке – Слава хочет первым войти в «пирамиду». Кстати, на Кольском полуострове также найдены земляные пирамиды, весьма древние (древнее египетских), так что пирамидальные постройки существовали и до и после пирамид Египта, причем, как видим, на территории Руси. Это я к тому, что почему-то мои противники удивляются тому, что на египетских пирамидах имеются русские надписи. Однако тому, что земляные пирамиды существовали в России и до, и после пирамид Гизы, они не удивлены.

    Сарматская усыпальница изнутри
    Рис. 36. Сарматская усыпальница изнутри

    «Основу конструкции кургана составляет шестиугольная деревянная пирамида, возведенная над погребальной камерой. Высота самой погребальной камеры от пола до перекрытия составляет 4 м. В ней располагаются муляжи погребений мужчины и женщины, обряженные в реконструированные одежды, и точные копии сопроводительного инвентаря – бронзовые котлы, керамические сосуды и фляги, копья, стрелы, кинжал, бронзовое зеркало и др.» («Аркаим и Страна городов», с. 18).

    Один из менгиров
    Рис. 37. Один из менгиров

    Еще один из менгиров, внешне непривлекательный, раскрывает свою суть после того, как мы вглядимся в его изображение. Прежде всего, выявляется лик внизу – мужской анфас, бородатый и усатый. На глазах можно прочитать слова ЯРА РОД. А на самом верху можно видеть лик льва анфас, что тоже может обозначать зооморфную ипостась Рода. На глазах мелким шрифтом написано ЯРА РОД, что подтверждает наше предположение. Наконец, между двумя ликами Рода находится еще один лик, женщины анфас с открытым ртом и торчащими нижними зубами. Под глазницами можно прочитать слово МАРА. Таким образом, на менгире изображены два лика Рода и один – лик Мары.

    Замечу, что гид был убежден, что никаких надписей на этих камнях нет.

    Визит гостей
    Рис. 38. Визит гостей

    После данной экскурсии к нам пришли гости сказать, что приехал Борис Юрьевич Татищев, который хочет прочитать нам лекцию. Темой лекции будут различные таинственные явления человеческой психики, и о возможных вторжениях в жизнь Земли инопланетного разума. Вообще говоря, нас эта тема привлекала мало, однако почему бы не послушать лекцию? Мы согласились. Договорились, что мы постелим свои «пенки» (матрасы из губчатого пластика) у склона холма в тенистой рощице, и будем слушать лекцию сидя, или полулёжа.

    Облако как знамение
    Рис. 39. Облако как знамение

    Итак, нам предстояло прослушать нечто эзотерическое, что требует как бы «благословения свыше», то есть, появления некоторого символа, который можно было бы принять за него. Часть группы, взглянув на небо, где находились перистые облака, решила, что там изображен двуглавый орел, и взялась за фотоаппараты, но облако на глазах расплывалось, и только Наташе удалось его зафиксировать. При определенном воображении действительно можно выделить как бы две головы, правое крыло, правую лапу, держащую длинный скипетр, и некий намек на левое крыло. Хорошо виден хвост. А левая голова (от зрителя справа) вместе с другим облаком образует картину некоторой человеческой головы, которая наклонилась и как бы осматривает землю сверху.

    То же облако в обращенном цвете
    Рис. 40. То же облако в обращенном цвете

    Сначала я проецирую голову карикатурного мужчины, повернув ее так, чтобы голова имела нормальное положение. На глазах можно прочитать надпись МИМ ЯРА. Так что если рассматривать облако как некоторое знамение (в плане славянской мифологии), то отвечает за тайны сакральных мест мим Яра, который, явив себя, допустил нас до демонстрации этих мест. А на нижней части правого крыла двуглавого орла (символа Яра) можно прочитать слова МИР РУСИ. Поскольку слово МИР на сакральных изображениях чаще всего означает ЭПОХУ, из этого следовало, что сейчас идёт ЭПОХА РУСИ, так что археология с ее выводами о том, что Русь не имела древнего прошлого, просто вступила в противоречие с небесами. – Опять-таки, такие выводы можно сделать только на тонком плане. Для традиционных материалистических взглядов капли тумана облака – это просто тонкодисперсная среда, которая может под действием ветра приобретать самые причудливые очертания, которые люди могут интерпретировать как угодно.

    На прослушивание лекции мы расположились очень уютно
    Рис. 41. На прослушивание лекции мы расположились очень уютно

    А затем мы прослушали лекцию. Из нее следовало, что сакральных явлений в мире очень много, их только следует замечать и правильно истолковывать. Очень сложными должны быть 2012 и 2013 годы, когда сойдутся к одной точки все календари, и европейские, и народа майя. Но еще страшнее будет 2014 год, когда начнутся сильнейшие землетрясения. Тут, под жарким солнцем Аркаима, в благодатной тени березняка, в такие прогнозы верилось слабо. Хотя Борис Юрьевич, несомненно, был хорошим рассказчиком, и мы его от души поблагодарили и угостили чаем. А Катя даже сфотографировалась с ним на память.

    Борис Юрьевич Татищев и Катя
    Рис. 42. Борис Юрьевич Татищев и Катя

    Обсуждение

    Из уже цитированной книги об Аркаиме мы узнаём следующее: «Городище Аркаим стало одним из известных памятников культуры, развивавшейся в зауральской степи в начале II тысячелетия до н.э. – почти четыре тысячи лет тому назад. Открытие большинства других городищ и могильников этой культуры произошло в конце 1980-начале 1990-х годов в результате дешифровки аэрофотоснимков, выполненной И.М. Ботаниной и Н.В. Левит. Археологические экспедиции Челябинского пединститута под руководством Н.Б. Виноградова и Челябинского университета под руководством Г.Б. Здановича развернули исследования открытых памятников» (с. 4).

    К этой цитате хочется добавить небольшой комментарий. Во-первых, «зауральская степь» – это термин современный. Иными словами, степь тут имеется сейчас. А экскурсоводы постоянно подчеркивали, что в то время тут находилась лесная зона. Сейчас, например, достать ветки для костра туристов в Аркаиме практически невозможно, завезенные сюда для туристов дрова продаются по высокой цене, тогда как на археологических реконструкциях костяк всех сооружений состоял из толстых брёвен. Совершенно ясно, что вокруг тут некогда шумели леса из весьма высоких и крепких деревьев. Так что представление о «степной культуре» является неким современным мифом. Культура была типично лесной.

    Во-вторых, картинка на аэрофотоснимках – это в современной терминологии ГЕОГЛИФ. Иными словами, российская археология, как и западная, уже три десятилетия исследует геоглифы, хотя называет их не по сути, а по способу получения изображения. А мои оппоненты, особенно «чудиноманы», по неведению, постоянно удивляются самой возможности исследования геоглифов. Той возможности, которая давно реализована.

    В-третьих, исследования проводились силами двух учебных заведений, а вовсе не Уральским отделением РАН и не каким-либо из Уральских НИИ археологии. Однако никто не сомневается в научности проводимых ими работ. С другой стороны, мои оппоненты мне постоянно напоминают о том, что я в качестве профессора Государственного университета (в данном случае – управления) не имею никакого отношения к науке, поскольку не являюсь сотрудником одного из НИИ РАН. Таким образом, налицо двойные стандарты.

    Отметив это, перейду к собственным впечатлениям о посещении Аркаима. Сразу хотелось бы отметить наличие трёх совершенно различных образований, имеющих одинаковое название. Первое – Аркаим для туристов, то есть Аркаим, предъявленный широкой общественности. Это – плохо оборудованный поселок с выгребными туалетами и отсутствием комфорта для проживания, то есть некий стихийно сложившийся участок со множеством торговых точек, но без инфраструктуры. С экскурсантов берут большие деньги для того, чтобы прогонять их под палящим солнцем на дистанцию в 4 км для демонстрации следов от ям и ямок и вымощенного камнями круга. Всё это производит впечатление не столько вселенской бедности данного места (в том числе и на артефакты), сколько какого-то осознанного мошенничества. Людям демонстрируют последствия археологических раскопок и продукты археологических реконструкций, а не следы поселений. Иными словами, современный новодел. Недаром один из посетителей назвал этот и другие аналогичные экспонаты «бутафорией». И совершенно неясно, какое всё это имеет отношение к горе Аркаим, находящейся на достаточном отдалении от данного места. Так что мне было вполне понятно удивление экскурсовода, зачем данное древнее поселение назвали именно этим словом, а не по названию близлежащего поселка с безликим именем Александровка.

    Второй Аркаим – археологический. Сюда посетителей не пускают, вероятно, чтобы не мешали. Хотя это могло бы представлять самостоятельный интерес для туристов и при наличии дорог и транспорта быть рентабельным проектом. Напротив, в лучших совковых традициях почти на всех интересных маршрутах для путешествий висят таблички, запрещающие проход, и даже существуют огромные огороженные колючей проволокой участки, за проникновение на которые смельчаки должны платит штраф в тысячу рублей (штрафы и кормят охранников), но где нет абсолютно ничего интересного.

    Наконец, третий Аркаим – сакральный. Охранные силы тонкого мира не пускают сюда не только непрошеных посетителей, но и археологов. Могу отметить, что эта территория известна только немногим, и там происходят удивительные события. Мы смогли посетить только два сакральных места, но впечатление было огромным. Естественно, что нас попросили не разглашать точного местоположения этих мест. Мы увидели след от центра ведического храма, дошедшие до нас подножия его колонн, ощутили мощную энергетику данного места, а также увидели воздействия на деревья защитных сил, охраняющих эту территорию. Второе сакральное место мы обнаружили проездом к нашему знакомому, когда нас поприветствовали огромные вспышки белого света. А вокруг располагались холмы, доступ на которые охранялся сакральными силами.

    Из этого следует, что слово Аркаим имеет, по меньшей мере, три разных смысла. Первый смысл – поселок вокруг кольцеобразного поселения эпохи бронзы; однако ни древнее поселение, ни современный посёлок не являются ничем интересным. Поэтому был прав Гордон, когда, выступал против выпячивания этого места как особенного. Второй смысл – Аркаим археологический. Тут трудно сказать что-либо определенное, поскольку раскопки еще не закончены, и каждый полевой сезон приносит какие-то новые сведения, но и тут Аркаим вряд ли представляет собой жемчужину мировой археологии. Но вот Аркаим сакральный – это действительно одно из чудес природы, однако археологам нет дела до тонкого мира. И тут ни они, ни Гордон не правы – этот Аркаим славянский, ведический и очень, очень сильный. Но, слава богу, туристов в нем нет вовсе.

    Заключение

    Экспедиция для того и организуется, чтобы проверить на месте верность общепринятых мнений. Случай с Аркаимом – довольно сложный. И он подтвердил наши предварительные предположения о том, что в нем много надписей, символов и сакральных мест, хотя современный поселок нас скорее разочаровал. Но Аркаим – это на самом деле совсем другое место.

Комментарии:

Сергей
23.08.2016 19:08
Я посетил Аркаим в августе 2016 и получил много впечатлений. При проведении экскурсии возмутил экскурсовод который рассказывал: люди жившие в поселении Аркаим были кареглазыми, длинноносыми и были похожи на современных кавказцев. Хотя реконструкции в музее выглядят совершенно иначе. Складывалось впечатление, что в аркаимцах бронзового века ничего особенного нет. Металлических изделий якобы найдено мало, не более 200 кг. Прямо так и сказал, что они тихо деградировали пока не вымерли. О достижениях и загадках ни слова, ну разве что сказал о крыше Аркаима как о загадке.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову