Моё пребывание в Германии в мае 2019 года

Чудинов Валерий Алексеевич


Оглавление:
  • О том как это было.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • О том как это было.

    Рис. 1. Дома с фахверком

    Я люблю Германию. Ибо немцы – те же русские, которые перешли постепенно на производный от русского немецкий язык. Но в основе они остались русскими, хотя у них появилась своя самобытность. Например, дома с фахверком, рис. 1. Википедия пишет: «Фа́хверк (нем. Fachwerk — каркасная конструкция, фахверковая конструкция) — тип строительной конструкции, при котором несущей основой служат вертикально установленные несущие столбы, являющиеся, наряду с распорными наклонными балками, опорной конструкцией здания. Эти несущие столбы и балки видны с наружной стороны дома и придают зданию характерный вид. Пространство между балками заполняется глинобитным материалом, кирпичом, иногда также деревом. Фахверк появился в XIV веке в Германии и стал очень популярным в Европе, особенно в северной части (от Британии до Польши). В XX веке этот стиль переживает новый расцвет благодаря средневековому колориту и эффекту натуральности строительных материалов».

     

    Рис. 2. Хиршберг 13, построенный в 1321 г., старейшее здание с фахверком

    Я мечтал увидеть подобные дома, и я их увидел, приехав в Германию, рис. 1-2! Однако обо всём по порядку. В феврале некая Светлана из Марбурга пригласила меня прочитать лекцию для русских в Германии (и частично для немецкого населения) ориентировочно 16 февраля продолжительностью примерно в 6 часов. Дело в том, что  в Германии существует некая общественная организация русских людей, которая через интернет познакомилась с моими исследованиями, и эта организация решила меня пригласить, чтобы я прочитал лекцию, во время которой со мной можно было бы пообщаться лично. Разумеется, меня это предложение весьма обрадовало. Позже присоединилась и некая Ирина из Берлина, которая хотела бы, чтобы я в августе посетил и Берлин. Как бы, аппетит приходит во время еды.

    Я тут же почитал Википедию о Марбурге. «Ма́рбург (до 1977 — Ма́рбург-ан-дер-Лан) (нем.Marburg) — университетский город в Германии, центр района Марбург-Биденкопф в земле Гессен с населением примерно 73 тысяч человек. Город расположен на реке Лан. Сегодня он является центром области Средний Гессен. Марбургский университет, основанный в 1527 году, является первым протестантским университетом Германии.

     

    Рис. 3. Вид на верхнюю, университетскую часть города

    Марбург основан Софией Брабантской в 1228 году как резиденция вдовы гессенского ландграфа. Название города произошло от старонемецкого «mar(c)» (граница), так как он находился на границе между тюрингенским графством и майнцским епископством. Именно в Марбурге состоялся знаменитый «Марбургский разговор о религии» — диспут между Мартином Лютером и Ульрихом Цвингли о значении причастия.

    В тридцатых годах XVIII в. в Марбургском университете преподавал немецкий учёный-энциклопедист, философ, юрист и математикХристиан фон Вольф. В 1736—1739 гг. его студентами были выдающийся русский учёный М. В. Ломоносов и создатель российского фарфора Д. И. Виноградов. Обоим россиянам установлены мемориальные доски на домах, в которых они жили в Марбурге. В октябре 2012 года на территории студенческого городка был установлен бронзовый памятник М.В. Ломоносову, приуроченный к 300-летию великого учёного. После Второй мировой войны в церкви Святой Елизаветы был перезахоронен рейхспрезидент Германии Гинденбург с супругой». Поездка в Марбург обещала быть интересной.

    Рис. 4. Вид на набережную реки Ланы ночью

    Что касается Марбургского университета, то он выглядит необычно, напоминая, скорее, здание церкви, рис. 5. О нём имеется специальная статья в Википедии: «Марбургский университет имени Филиппа (нем. Philipps-Universität Marburg) — первый протестантский университет Германии, основанный в 1527 году гессенским ландграфом Филиппом Великодушным в Марбурге. Приблизительно 12 % составляет иностранные студенты, самый высокий процент в Гессене. Марбургский университет наряду с Гейдельбергским, Гёттингенским, Тюбингенским и Фрайбургским относится к числу исторических германских университетов, сформировавших на протяжении многих веков Германию как общеевропейский центр науки и просвещения. Марбургский университет возник как главный немецкий протестантский университет. Известен своими давними традициями неприятия обскурантизма. Марбургский университет тесно связан с Русско-Германским институтом науки и культуры МГУ им. М. В. Ломоносова.

    В тридцатых годах XVIII в. в Марбургском университете преподавал немецкий учёный-энциклопедист, философ, юрист и математик Христиан фон Вольф. В 1736—1739 годах его учениками были студенты университета М. В. Ломоносов и Д. И. Виноградов.

     

    Рис. 5. Марбургский университет

    С включением в 1866 году провинции Гессен в состав Королевства Пруссия прусское правительство во главе с канцлером Бисмарком стало уделять повышенное внимание развитию университета (тогда он назывался Королевским прусским университетом) как научно-исследовательского учреждения в области естественных наук и промышленности.

    С приходом к власти нацистов Марбургский университет подвергся унификации и переустройству — нелояльно настроенных режиму профессоров и студентов изгоняли и подвергали репрессиям. Возрождение университета начинается в 1950‑е годы, а в 1960‑е годыуниверситет переживал самый настоящий бум — резко увеличился преподавательский состав, были построены многие новые корпуса. Тогда же на холмах вокруг Марбурга появился второй университетский центр Lahnberge в составе ряда научно-исследовательских институтов и знаменитой в Европе университетской клиники.

    В настоящее время в университете 16 факультетов: юридический, экономический, философский, психологический, протестантской теологии, истории и культурологии, германистики и искусствоведения, иностранной филологии, математики и информатики, физический, химический, фармацевтики, медицины, географический, биологический, педагогический». Понятно, что мне было бы интересно осмотреть и его.

    Правда, не всё складывалось отлично. Мой заграничный паспорт был уже просрочен, и его нужно было возобновить, а на это потребовалось время.  Кроме того, стало ясно, что 6 часов лекций я вполне могу прочитать, но для зрителей это будет весьма большая нагрузка. Словом, пошли согласования. В конце концов,  договорились, что я приеду в Марбург  24 мая 2019 года, прочитаю лекцию в воскресенье 26 мая и улечу обратно в Москву 28 мая. Кроме того, я прилечу с помощницей по имени Мария, которая мне неоднократно помогала организовывать лекции в Петербурге, а также летом в Крыму. Принимающая сторона оплачивает мои авиабилеты и пребывание с помощницей в течение 5 дней, а также выплачивает небольшой гонорар за чтение лекции. Договорились, что я буду жить в доме Светланы, но этажом выше, где нам с моей помощницей будет предоставлена отдельная квартира, а питаться мы будем у Светланы. Так и получилось. Мы прилетели во Франкфурт на Майне, где нас встретила мама Светланы и довезла до места, города Марбурга.

    Тут нас тепло приняли, мы поужинали, и нас проводили этажом выше, где я занял первую комнату от входа, а Маша – соседнюю. Я порадовался виду из окна, рис. 6.

     

    Рис. 6.  Вид из окна третьего этажа

    Ближайший участок, огороженный забором – это садик, принадлежащий Светлане. В предпоследний день моего пребывания в Марбурге там собралось много русских людей, которые водили хороводы. А далее через дорогу находился чей-то частный дом с большим гаражом на первом этаже. Окно плотно закрывалось, и можно было спустить жалюзи, что защищало как от звуков, так и от постороннего света.

    На следующее утро после завтрака муж Светланы Октай повёз меня и машу на своей машине на дольмены. По-русски он не говорил, а я когда-то учил немецкий язык в школе, а похже на курсах иностранных языков, однако это было более 60 лет назад. Однако Октая я понимал, а он понимал меня, и даже сделал мне комплимент, что я говорю по-немецки лучше, чем некоторые русские, которые прожили в Германии более 20 лет. Он рассказал, что по происхождению он курд, и прекрасно знает турецкий язык, однако недоволен политикой Турции, которая практически целое столетие не позволяет создать курдам собственное государство Курдистан.

     

    Рис. 7. Октай рассказал мне легенду о нахождении дольмена

    Целый день мы посещали дольмен, два мегалита и церковь. Октай не только возил нас по всем объектам, он был влюблён в свою вторую родину, Германию и рассказывал о её истории много интересного. Он по профессии – юрист, но работает не в Марбурге, а примерно в 150 км от него, в другом городе. На его взгляд, современная молодёжь германии уже не столь законопослушна и не столь следует традициям, как лет 30 назад, что его волнует. Эта оценка соврала с мнением матери Светланы, социальным работником, которая убеждает юношей и девушек бросить пагубные привычки, в том числе очень большое потребление пива и долгое сидение в чатах интернета, а заняться изучением какой-либо профессии, чтобы стать востребованным специалистом. Мне показалось, что тут проблемы молодого поколения Германии сходны с проблемами многих стран мира. Уже несколько лет многие торговые фирмы продвигают «культ ребёнка», то есть, создание из ребёнка иконы, на которую родителям необходимо молиться, вместо того, чтобы приучать ребёнка к труду и к совместному проживанию с другими детьми, учитывая не только свои, но и их интересы. Так воспитываются эгоцентристы, плохо приспособленные к жизни.  

     

    Рис. 8. Мы обсуждаем с Октаем посещение гигантского камня в Германии

    А на следующий  день у меня была лекция. Вечером я познакомился со знакомым Светы и Октая – Евгением, который специально приехал из Мюнхена, что бы переводить лекцию. Мы немного потренировались: он с лёту понимал суть моего высказывания и тут же выпаливал его на немецком языке – чувствовалась огромная практика перевода. Забегая вперёд, скажу, что и на лекции он переводил отменно.  Присутствующим в комнате хозяев я показал все слайды моей лекции, на которых я постарался показать наиболее понятные мои дешифровки. Кстати, я поинтересовался, можно ли перевести мою книгу на немецкий язык профессиональным переводчиком. Оказалось, что перевод такой книги, как «Вагрия» обойдётся примерно в  3 тысячи евро (мне показалось непривычным немецкое произношение этой валюты, «ойо», ибо, когда я изучал немецкий язык, этой валюты ещё не было), и получалось, что продажа книги в Германии не покроет расходов даже на перевод, а ведь будут ещё издательские расходы. Словом, я понял, что для выход на книжный рынок Германии нужно использовать  отечественные возможности.

    В воскресенье на мою лекцию собралось человек 70, то есть зал, который был снят в студенческом кампусе, был полностью забит, рис. 5. Это было довольно большое помещение, отгороженное стеной от вестибюля, который играл роль студенческой столовой, что нам было нужно для отдыха слушателей во время перерыва.  

     

    Рис. 9. Начало моей лекции в студенческом кампусе

    Переводчик Евгений сидел за столом с микрофоном, тогда как я стоял с микрофоном в руке рядом (мне так привычнее). Слева от меня расположились немецкие слушатели, справа – русские. И те, и другие, слушали с большим вниманием. Мне самому было интересно рассказывать. Единственное, чего я не учёл, это непродуманное освещение зала светящимися трубками,  где невозможно было отключить ближайшие к экрану лампы. А потому на экране вместо чёткой и контрастной картинки были видны какие-то бледные тени, что тоже видно на рис. 5. Полностью свет было выключить тоже нельзя, поскольку снимался видеофильм. А в него потом вставлялись кадры яркой насыщенности.

    Через пару часов был сделан перерыв, и зрители перешли в предыдущий зал, где находилось кафе. Мне тоже принесли чаю и пару булочек; я также успел ответить на несколько вопросов. Если первая часть лекции прошла чуть медленнее, чем по плану, поскольку я приспосабливался к тому, что часть времени уходит на перевод, то вторую половину лекции я уже приспособился, и она прошла чуть быстрее. По выражению лиц слушателей я понял, что воспринять боле информации они уже не способны.

     

    Рис. 10. Я отвечаю вместе с Евгением на вопросы слушателей

    После лекции я, как обычно, ответил на вопросы слушателей, причём их задавали не только русские и русскоязычные, но и немцы. Согласно западной точке зрения, наиболее древние системы письма появились сначала на Востоке, затем в Риме и Греции, тогда как я доказывал, что родиной письменности явилась Русь. Для многих это явилось откровением.  Я показывал надписи, которые сами археологи датируют временем в 15 и даже 49 тысяч лет назад – по мнению современных лингвистов в такие времена  письменность ещё не была изобретена. А я показывал, что  эта письменность не только читается, но и может быть понята современниками, поскольку древние слова довольно незначительно отличались от современных и был понятен не только общий смысл, но и грамматическая роль каждого члена предложения и принадлежность слова к той или иной части речи, причём род, число, падеж существительных, а также время и лицо глагола. Эти положения были интересны, но с трудом укладывались в сознании слушателей, ибо даже академическая наука к этому пока не готова.  

     

    Рис. 11. Какие-то вопросы пояснял Октай

    На рис. 7 показана та часть моей лекции, где я показывал, что многие алфавиты, в частности, древнее письмо Индии, деванагари, вобрало в себя многие элементы русской руницы. Повлияла русская руница и на создание тюркской буквенной рунической письменности. Когда я показывала образцы тюркского письма, Октай сказал, что когда он был мальчиком, он запомнил некоторые тюркские руны на головном уборе его дедушки. Так что он показал, что эти руны в Турции дожили даже до ХХ века.

    А я напомнил, что Октай с удовольствием слушал, что именно я рассказывал, когда мы в предыдущий день посетили самый большой камень в Германии, на фоне которого нас и сфотографировали участники нашей поездки, рис. 8. Правда, к сожалению, прочитать надписи на мегалитах и и дольмене, а также оформить это чтение для использования на лекции не было никакой возможности, ибо для этого было необходимо взять с собой в Германию мой компьютер, а это не входило в мои планы.

     

    Рис. 12. Здание непривычной формы

    Зато следующий день с утра был свободным от обязанностей, и мы с Машей, моей помощницей, решили прогуляться по городу недалеко от дома. Сразу за тем домом, который был виден из окна моей комнаты, начинался мост, перейдя который мы попали в небольшой парк, а далее – в совсем непривычную часть города, рис. 12.  Позже мы вернулись по мосту  на улочку, в которой было открыто кафе, где я помог моей спутнице заказать чашечек кофе «Эспрессо» и булочку в виде сердечка. Разумеется, много мы рассмотреть не успели, но поняли, что город на холмах в некоторых своих частях имеет весьма крутые спуски, рис 13. Честно говоря, такого знака дорожного движения я в России ни в одном городе не видел. Он немного похож на знак «Осторожно, набережная». Однако, этот знак не запрещающий, а лишь предупреждающий, так что автомобили в Марбурге ездят и по таким склонам.

     

    Рис. 13.  Дорожный знак большого уклона улицы

    В Марбурге имеется много крупных площадей, что, однако не исключает и наличие достаточно узких улочек. Так мы гуляли около часа, пока нам не пришлось вернуться домой. Ибо во второй половине дня  мы приехали на заказанную для нас экскурсию в одну из церквей. Нас привели на площадь, выложенную брусчаткой, на которой стоял интересный памятник в виде пня от спиленного дерева, из которого как бы произрастала вся культура данного города. К сожалению, съёмка производилась против солнечного света (контражур), а потому все детали памятника попали в тень и стали неразличимыми, рис. 14. Символика такова: огромное по размерам дерево было спилено людьми, то есть, природа была покорена человеком, а дерево превратилось в колонну, элемент архитектуры, и на ней был установлен фонарь, освещающий путь в будущее. К сожалению, с одного раза я не запомнил название площади, хотя памятник мне понравился. 

     

    Рис. 14. Символический памятник на одной из площадей Марбурга

    Мы посетили много церквей, о чём я хотел бы сделать отдельную статью. Но Октай сделал нам подарок, провезя нас по верхней части города, где располагались университетские общежития, весьма старинные, а потому очень дорогие. Учиться в Марбурге было всегда весьма престижно, и постепенно ряд таких особняков заняли масоны. И даже, вроде бы, не обучаясь в Марбурге, было невозможно стать масоном, а, следовательно, со временем получить замечательную политическую карьеру. Так что по мере подъёма в гору, я имел возможность фотографировать эти здания. Честно  сказать, они на меня не произвели впечатления красивых, а уж об удобствах горного участка на крутом склоне и говорить не приходится. Ежедневные спуски с горы и подъёмы на неё нельзя считать особенно приятным занятием, а если это приходится делать неоднократно, то об удобствах приходится забыть. Да и внешне, видно не столько здание, сколько забор и деревья во дворе, рис. 15.

     

    Рис. 15. Один из дорогих особняков для проживания студентов

    Во время нашей поездки накрапывал небольшой дождь, однако автомобиль фирмы «Мерседес» Октая на мокрой дороге не скользил. Дорога была выложена брусчаткой, но сама улочка оказалась весьма узкой, так что, объезжая припаркованные автомобили, было сложно разъехаться со встречными. Но к счастью, в этой части Марбурга автомобильное движение весьма редкое, хотя в самом Марбурге встречаются даже пробки. Для предотвращения превышения скорости на отдельных участках, а также, чтобы одни машины не обгоняли другие по колее, в городе установлены многочисленные видеокамеры, которые немцы называют Blitz, то есть «молния» (а несколько десятилетий назад так называли вспышки к фотоаппаратам). Дорожные правила в Германии весьма строгие, и я видел, как одну женщину-водителя полицейские оштрафовали на сто с лишним евро за то, что она во время вождения автомобиля разговаривала по мобильному телефону. К нас в России несколько лет назад  тоже штрафовали, однако сейчас такие нарушения встречаются настолько часто, что если за них штрафовать, то дорожное автомобильное движение будет остановлено.

     

    Рис. 16. Узкая улочка ведёт в гору

    Мы видим, что здания тут не особенно выразительны. Плиткой покрыт только цокольный этаж у здания слева. А левая часть здания слева от дороги вообще не имеет окон, скорее всего, тут находится подсобная комната. А здания справа вообще не видно, тут всё пространство занимает огромный забор, поверх которого видны деревья садика. Так мы поднимались в гору минут 10. Но вот, когда мы миновали очередной поворот, перед нами открылся вид на город, рис. 17. На переднем плане видно большое квадратное здание белого цвете – именно там проходила моя лекция день назад. Эта новостройка резко контрастирует со своеобразным средневековым обликом остальных районов города. Но и другие здания поодаль тоже отдают архитектурой ХХ века. Так что нельзя считать, что Марбург весь состоит из старинных особняков и церквей.

     

    Рис. 17. Вид с горы на ближайшие части Марбурга

    Однако чуть левее квадратного белого здания возвышается церковный шпиль, что можно хорошо видеть на рис. 18. Вид города сверху настолько увлёк Машу, что она села на угол парапета смотровой площадки, за которой был весьма глубокий обрыв. Меня немного удивило, что даже в этой древней части города со старинными зданиями ограды и парапеты были сплошь бетонными, то есть, бетон использовался весьма широко даже в Средние века. Маше тут явно понравилось, и мы здесь задержались дольше обычного. Нам тоже понравилось разглядывать ближние и дальние части города, однако увидеть наш район, где находился дом нашего проживания, нам так и не удалось.

    Меня немного удивило и то, что кроме нас тут практически никого не было. Мы не видели тут ни студентов, ни преподавателей, ни туристов вроде нас. Как если бы мы попали на необитаемую планету.

     

    Рис. 18. Маше понравилось рассматривать  город, сидя на парапете

    Пребывая в каком-то городе, особенно впервые, непременно хочется отметиться фотографией у какого-то особенного места. В данном случае было интересно запечатлеть себя на фоне Марбурга при виде с университетской горы. Честно признаюсь, что мне было не по себе, когда Маша села на краю обрыва, мне было за неё страшно.

    Видимо для того, чтобы я за неё не боялся, Маша встала во весь рост на парапете и даже подняла руки вверх, как бы собираясь взлететь, рис 19. Разумеется, меня это совершенно не успокоило, и я попросил её спуститься, что она и сделала. Октай нам показывал разные направления и части Марбурга  с его улочками,  мы понимающе кивали, однако никакие названия их запомнить не смогли. Впрочем, целью нашего пребывания было знакомство с русскими древностями, а для первого впечатления от города увиденного было вполне достаточно. 

     

    Рис. 19. Маша как бы летит над Марбургом

    Впрочем, я тоже не удержался от того, чтобы позволить себе запечатлеть собственный портрет на фоне этого древнего города, рис. 20. Обычно меня больше интересуют другие люди, и сказать, что я злоупотребляю изображением собственной персоны, нельзя. Но приятно показать на каком-то интересном месте, что и я тоже побывал здесь. Кстати, на рис. 20 достаточно хорошо видно здание в церковном стиле на фоне студенческого квадратного кампуса. Кроме того, также видно, что в целом Марбург застроен невысокими зданиями. 

    Помимо данного холма, прослеживаются и другие холмы, а также многочисленные деревья. Не только Марбург, но и другие города Германии  полны деревьев, причём между городами их стволы выше, чем в России. В отличие от нас их власти не упразднили лесников, поваленных ураганом или высохших экземпляров деревьев я не заметил. Вырубка ведётся только чисто экологическая, чтобы молодняк не мешал взрослым особям, а на место спиленного дерева по закону сажается новое. Поэтому я наслаждался видом корабельных сосен.

     

    Рис. 20. Моя фигура на фоне Марбурга

    Однако мы пошли дальше, и в поле моего зрения попала берёза. Берёзы тут тоже довольно часто встречаются. Не то, чтобы я вдруг стал ностальгировать по поводу берёзы, а просто в качестве эпиграфиста я обратил внимание на то, что написано на её стволе.

    У нас в России, правда, пишут на стенах домов (так проще и быстрее): КОЛЯ + МАША = ЛЮБОВЬ. А здесь мы видим на верхней части ствола берёзы только буквы: B + N =,  и поставлен знак сердечка вместо слова LIEBE (ЛЮБОВЬ). А ниже можно прочитать вообще несколько странную надпись: S + 2 R, то есть, «мальчик + 2 девочки». А чему это равняется, неясно. Впрочем, на коре дерева видны попытки написать и ещё что-то. А в целом понятно, что немецкие юноши в письменном изъяснении совей любви ленивее русских. Хотя, разумеется, надписи на живом существе, даже если это дерево, вовсе не так уж безобидны. 

     

    Рис. 21. Публичные признания в любви на коре берёзы

    Добравшись до вершины, мы стали спускаться уже по другим улочкам, и там чередовались то спуски, то подъёмы. Октаю позвонила Светлана и назначила встречц возле одного из магазинов.  Мы подъехали к нему. Вид этой улочки намного веселее, чем возле университетских общежитий.  Хотя с одной стороны забор, с другой всё-таки находятся разнообразные жилые здания и торговые корпуса.

    Светлана с коляской, в которой находился годовалый Миша, находилась внутри магазина, подъезд которого выделяется зажжёнными лампами. Светлана вышла и предложила нам немного спуститься вниз, в кафе, где мы могли перекусить. Машину Октай припарковал тут же. Перекусив, мы отправились к памятной доске Марбурского университета о том, что здесь когда-то учился Михаил Васильевич Ломоносов.

     

    Рис. 22. Улочка, где мы встретили Светлану

    В кафе я снимков не делал. Малышу надоело лежать в коляске, и он попросил вынуть его оттуда стал ползать между стульями и столиками, что не вызывали ни малейшего удивления у посетителей, будто так и надо. Хотя, разумеется, малыша могли не заметить гости или официанты. Я спросил у Октая, надо ли подзывать официанта словами «Херр Обер!», и он ответил, что так принято только в очень дорогих ресторанах и на официальных приёмах. Я также обратил внимание на то, что форма официантов немного  похожа на форму полицейских.

    А ребеночек, поползав по новому месту, утомился, и когда его мама положила в коляску, тут же заснул, и Светлана получила возможность отойти от него на несколько шагов. Так мы добрались до ступеней Марбурсгского университета, где я сделал несколько фотоснимков.

     

    Рис. 23. Светлана и Октай на ступенях Марбурского университета

     Несмотря на конец тёплой весны, ступени университета засыпаны опавшей листвой. И весьма трогательно, что именно здесь принявшая нас супружеская пара решила сфотографироваться. На рис. 23 мне хотелось передать общий вид супружеской четы и контуры университетского здания.  И мне показалось, что именно тут получились наилучшие снимки этих гостеприимных людей.

    А потому я решил повторить кадр, но приблизить его, чтобы видеть выражения лиц., рис. 24. Мне показалось, что оба человека довольны и друг другом, и приехавшим к ним русским гостям из Москвы. А когда они меня представляли кому-то другому, они говорили: «Профессор Чудинов из Москвы со своей помощницей Марией». И, разумеется, они с удовольствием показывали нам достопримечательности Марбурга.

     

    Рис. 24. Чета пригласивших нас супругов с более близкого расстояния

    А фото на рис. 25 я сделал специально, чтобы показать пунктуальность современных немцев. На фото изображено название улицы, «Камень пилигримов», некое пожелание, и пара привязанных к столбу с перекладиной велосипедов. А на табличке с пожеланием написано: «Bitte, hierkeineFahrräderabstellen!», что означает: «Пожалуйста, не оставляйте здесь велосипеды!» На снимке видны два велосипеда, хотя другие 4 просто не вошли в кадр.  А ещё на прогулке мы с Машей видели запрет проезжать на велосипеде и даже проходить пешком по тропинке частных владений. И как только мы стали приближаться к указателю, нас обогнал велосипедист, который поехал как раз по тропинке.  Да и Октай нам показывал, что на парковках, принадлежащих только жителям какого-то дома, часто паркуются авто совершенно посторонних людей. Так что немцы, как выяснилось, вовсе не такие уж пунктуалисты, как их принято считать.

     

    Рис. 25. Велосипеды, привязанные под запрещающим знаком

    Далее мы поднялись выше, посетив Der Marktplatz Marburg, то есть, «Рыночную площадь» Магдебурга, где не заметили никакого рынка (видимо, это историческое название), но зато там мы заметили множество юношей и девушек, скорее всего, студентов, которые оживлённо общались друг с другом, пели или слушали музыку. А затем нас провели на лифт, который поднимал  всех желающих на самую высокую точку города, и уже оттуда мы любовались его видом, который весьма напоминал то, что мы видели с университетской горы. Обратно мы пошли тем же маршрутом, и вновь пересекли рыночную площадь. Словом, мы остались весьма довольны этой небольшой экскурсией.

    В тот же вечер во дворе у Светланы состоялись так сказать, посиделки. Были выставлены соки, морсы, вода, лёгкие закуски, кресла для желающих посидеть и поговорить, но главное было в том, чтобы водить русские хороводы. Я тоже принял участие в этом мероприятии, но в первые минут двадцать. А оно продолжалось часа два. Там удалось поговорить и с некоторыми новыми для мены людьми.

     

    Рис. 26. Рыночная площадь Марбурга полна студентов

    Обсуждение.

    Я бывал в разных странах: Польше, Болгарии, Венгрии, Чехии Сербии, Словении, Голландии, Италии, Мексике и даже в далёком Гондурасе. А в Германии не был, хотя специально изучал немецкий язык. И вот моя мечта осуществилась. Хотя бы пять дней я провёл в Гессене, в Марбурге. Мне показалось, что природные условия там весьма напоминают русские, но климат мягче. Я немножко потренировался в немецком языке, хотя не мог понимать быструю или длинную речь. Возможно, изучать этот язык следует и дальше. С Октаем мы предположительно изучали возможности посещения острова Рюген или встречи со швейцарским исследователем Эрихом фон Дэникеном. Однако эти пожелания у нас не переходили в область практической реализации, равно как и моё вторичное посещение этого места. Светлана к нашим общим пожеланиям не подключалась. Так что, скорее всего, в ближайшее время я туда не поеду.

    Рис. 27. Рыночная площадь Марбурга, общий вид

    Однако могу сказать, что помимо чтения лекции и общения с людьми таким образом, я  получил возможность и иного общения. Так, среди слушателей я, например, встретил  Марину Шубину из Мюнхена, которая приезжала в прошлом году в Крым и с которой мы там ходили по горам. Она была в восторге от поездки и сейчас, узнав о том, что я буду выступать в Марбурге, приехала за 450 км, чтобы меня послушать.  Она осталась на сутки после моей лекции в доме Светланы, и мы имели возможность поговорить с ней о том, что её волнует и о чём она хотела бы написать. Я ей посоветовал не отказываться от научного творчества. И вот теперь, осматривая на стенах Марбургского университета памятную доску, посвященную обучению здесь М.В. Ломоносова, я неожиданно встретил и её, и обрадовался. В честь чего нас и сфотографировали, рис. 28. Кроме того, я имел продолжительные разговоры и с другими русскими, проживающими в ФРГ.

     

    Рис. 28. Марина Шубина и я на фоне памятной доски, посвящённой М.В. Ломоносову

    Сама памятная доска меня весьма впечатлила. На ней написано по-немецки: «Михаил Васильевич Ломоносов, 1711-1765 гг. Студент Марбургского университета, 1746-1738 гг. Великий русский учёный и писатель, основатель в 1755 году московского университета, который носит его имя».  И далее надпись следует по-русски, цитируя стихи Михаила Васильевича: «Везде исследуйте всечасно, что есть велико и прекрасно, чего ещё не видел свет»,  а также перевод этих строк на немецкий язык, рис. 29.

    Я тоже стараюсь следовать этому завету М.В. Ломоносова, окончив МГУ его имени. Что же касается фотографий, то приведёнными в данной и в предыдущей статье их образцами мой запас далеко не исчерпывается, и я надеюсь их опубликовать в одной из моих последующих статей.

     

    Рис. 29. Памятная доска в честь М.В. Ломоносова крупным планом

    В целом поездка в Германию мне понравилась, хотя собственно с немцами я контактировал немного. Что же касается русских проживающих в Германии, то они мне показались людьми светлыми, нашедшими себя на новой Родине, уверенно противостоящими жизненным трудностям, и горячимо поборниками русского языка и русской культуры. А Германия, несмотря на сложную историю с многочисленными войнами, в том числе и религиозными, показалась мне всё-таки страной серьёзной, с богатыми культурными традициями, и с массой исторически интересных мест. Правда, русское наследие здесь хотя и сохраняется, но, с моей точки зрения, интерпретируется неверно. Это – наследие как бы неизвестно кого, тогда как история Руси эпохи Рюрика им совершенно неизвестна. Более того, значение слова Sklaveкак «раба» на немецком языке наложило свой отпечаток на понимание немцами всей славянской и русской культуры как культуры второго или даже третьего сорта. И моя задача в этом плане состоит в том, чтобы развенчать этот древний миф. Именно в этом состояла суть не только моей лекционной, но и исследовательской деятельности.

    Естественно, меня польстило то, что русская община Германии в Гессене обратила своё внимание на мои лекции и статьи, выложенные в интернете, и сочла возможным пригласить меня не просто на день для чтения лекции, но и дать возможность заняться исследованием русских и немецких древностей в два других дня. Это способствовало расширению моего кругозора, а также составлению неких новых планов в смысле публикаций брошюр и монографий. Я себя чувствую, несмотря на возраст, на вершине своего  духовного и научного потенциала, способного на серьёзные и крупные научные исследования. И было бы вполне логично – объединить усилия с другими  крупными учёными.

    Заключение.

    Всякий раз после поездки в другую страну и общения с людьми несколько иного мировоззрения хочется больше и продуктивнее работать.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову