Современная мифология русского алфавита

Чудинов Валерий Алексеевич


Рецензия на книгу М. Безлюдовой «Звездные программы русского алфавита»

Нам кажется, что мифы создавались только в древности. Это не так. Мифология создается и в наши дни. Примером этого является рецензируемая книга.

Оглавление:
  • Рецензия на книгу М. Безлюдовой «Звездные программы русского алфавита»
  • Новый «древний» алфавит
  • Новая герменевтика, или истолкование смысла
  • Новая наука о языке
  • Новая символика, или навороты спирали
  • «Новый опыт о человеческом разуме»
  • Как же возникли символы букв?
  • Три уровня написания
  • Неточность основного образа
  • Трактовка отдельных букв
  • Азбучное послание
  • Переистолкование слов
  • Заключение
  • Литература
  • Комментарии
  • Рецензия на книгу М. Безлюдовой «Звездные программы русского алфавита»

    Нам кажется, что мифы создавались только в древности. Это не так. Мифология создается и в наши дни. Примером этого является рецензируемая книга.

    Новый «древний» алфавит

    Приложение № 2 Марты Михайловны Безлюдовой гласит: «Деградация графики от старославянских букв до Кириллицы и к современному алфавиту» (БЕЗ, с. 272). Насколько можно понять, левая колонка – это якобы «старославянские буквы», средняя – буквы кириллицы и правая – это современные буквы.

    Приложение 2 М.М. Безлюдовой
    Рис. 1. Приложение 2 М.М. Безлюдовой

    Со средней и правой колонками можно согласиться. Но что такое «старославянские буквы»? Они не похожи на буквы кириллицы. Тогда что это такое? В тексте книги сказано смутно: «У каждого народа свои слова, свой язык. Но русскому человеку необходимо выяснить, как образовались слова русского языка и отдельных букв алфавита. Таким алфавитом является кириллица, которая есть осколок более древнего алфавита, в котором было не 33 буквы, а гораздо больше» (БЕЗ, с. 18). В одной этой фразе заключено несколько проблем, которые поставлены весьма странно. Во-первых, непонятно, почему «русскому человеку необходимо выяснить, как образовались слова русского языка», то есть, почему каждый житель России, если он русский, непременно должен заниматься этимологией русских слов и составлять за свою жизнь нечто вроде четырехтомника Макса Фасмера. С другой стороны, он должен дать этимологию названия букв и составить уже не столь обширное исследование, но нечто вроде стостраничной статьи Игнация Гануша о происхождении глаголицы, где основная ее часть посвящена выяснению происхождения названий букв. Наконец, в конце фразы утверждается, что кириллице предшествовал некий «старославянский» алфавит, в котором было больше букв, чем в кириллице.

    Это последнее предложение напоминает утверждение одного из второстепенных персонажей «Похождения бравого солдата Швейка» Ярослава Гашека о том, что внутри земного шара находится шар, значительно больший по диаметру. К сожалению, за эту фразу того персонажа признали не вполне здоровым психически. В наши дни слова «старославянский алфавит» и «кириллица» считаются синонимами, то есть, словами одного смысла, и утверждение о том, что один алфавит старше и больше по объему другого вполне адекватно тому, что внутри Земли есть шар большего диаметра.

    Новая герменевтика, или истолкование смысла

    Далее предлагается прочитать, что означают слова БОЙ, РАЗБОЙНИК, ВООБРАЖЕНИЕ. БОЙ – это «обучение единению энергии тела для выброса вовне» (БЕЗ, с. 19). Это какая-то абракадабра. Что такое «единение энергии» и зачем ее «выбрасывать вовне»? Как известно из курса физики, энергия есть способность совершать работу, то есть энергия – это и есть количество работы, которая еще не совершена, поэтому энергия измеряется теми же величинами, что и работа. В бою энергия вовне не выбрасывается, энергия переходит в работу, и только работа (а не энергия) направлена вовне. Однако БОЙ – это, прежде всего, совершение не просто механической работы, но и работы мысли, составление стратегии и тактики боевых действий. Его невозможно измерить в эргах, джоулях, килограммометрах в секунду или литроатмосферах. Современный бой с применением взрывчатых веществ давным-давно на несколько порядков превосходит даже по работе мышечные усилия человека, поэтому «единять энергию тела» (какой-то нерусский оборот речи) просто бессмысленно, ее все равно не хватит, чтобы взорвать укрепления противника. Наконец, БОЙ – это реальный процесс единоборства, а вовсе не «обучение». Конечно, перед ведением боя, который чаще всего кончается смертью его участников, необходимо обучение. Однако БОЙ – это не учеба. «Тяжело в ученье – легко в бою», – говорил Суворов, противопоставляя учение и бой. Поэтому приведенное выше толкование боя – пустой, но псевдозначительный набор слов.

    А что же такое РАЗБОЙНИК? РАЗБОЙНИК – «рекущий азы боя для победы» (БЕЗ, с. 19). Новая абракадабра, однако, здесь применяются названия букв: Р – «рцы», где обыгрывается значение этого слова, ГОВОРИ! Буква А – это АЗ. Б – это БОЙ (правда, в алфавите это БУКИ). Так что если приставку РАЗ- воспринимать как соединение названия букв, дословно надо было бы сказать РЦЫ АЗ БУКИ, то есть, ГОВОРИ Я БУКОВЫЕ ДОЩЕЧКИ, или СКАЖИТЕ МНЕ, БУКОВЫЕ ДОЩЕЧКИ! Тем самым, если слово БОЙ понимается чем-то в духе всеясветной грамоты, то слово РАЗБОЙНИК присоединяет к одному способу толкования другое; однако откуда взялось слово ПОБЕДА, совершенно неясно. Разумеется, содержание данного афоризма фантастично, ибо РАЗБОЙНИК, если и РЕЧЕТ что-то, то это будут слова вроде «Жизнь или кошелек!» И совершенно непонятно, что такое АЗЫ БОЯ, в чем заключается «победа» при разбое (в изъятии ценностей у ни в чем не повинных людей?), и, наконец, почему РАЗБОЙНИК должен кому-то произнести АЗЫ БОЯ перед началом разбоя.

    Теперь понятно, что и слово ВООБРАЖЕНИЕ в расшифровке автора нам предлагает иную абракадабру – «ведение единого образа жизни для умножения энергии бытия» (БЕЗ, с. 19). Стало быть, если мы ведем единый образ жизни (неясно, правда, что это такое), то в наших мышцах накопится больше АТФ, и мы будем способны на проведение большей работы, чем при разнообразном образе жизни. Это полностью противоречит данным психологии, которая предлагает постоянно разнообразить жизнь, чередовать работу с отдыхом, получать разнообразные впечатления. Согласно афоризму автора, если уж мы работаем, то надо работать без отдыха, тогда образ жизни будет «единым», и «энергия бытия» умножится. – Какая чепуха! – Но при этом монотонный образ жизни – это, оказывается, и есть ВООБРАЖЕНИЕ! Каким же скудоумием надо обладать, чтобы так понимать воображение?

    «Вы удивлены? Нет? Пройдет немного времени, и вы сами будете легко читать внутренний, глубинный смысл каждой буквы кириллицы и каждого слова русского языка» (БЕЗ, с. 19). Удивлен ли я? Да, безмерно! Никогда не мог предположить, что подобная околесица будет названа «глубинным смыслом букв кириллицы и слов русского языка».

    Что происходит с русской культурой? В советское время у каждой творческой организации существовал свой «отдел технического контроля» в виде художественного совета, и, например, в области массовой песни были созданы подлинные шедевры. Сейчас, когда худсоветы отсутствуют, только эстрадные юмористы вроде Галкина могут отслеживать бессмысленность песенных строк, вроде «твои глаза на три карата» – то есть, на несколько миллиграммов (это зародыш глаза, а не глаз, так что воспеваемая поэтом девушка должна быть полностью слепой). Понижение планки качества привело к тому, что теперь к производству песен пришли невежественные поэты. Видимо, тот же результат обнаруживается и в науке, где вместо исследования БОЯ с точки зрения военного искусства, РАЗБОЯ с точки зрения уголовного права, а ВООБРАЖЕНИЯ с точки зрения психологической науки, оказывается, достаточно просто исследовать буквы, и определение готово! У Гегеля на этот счет есть чудесная игра слов: бытие (das Sein) подменяется видимостью (das Schein). Так что Марта Михайловна Безлюдова предлагает читателю игру в видимость понимания смысла.

    Новая наука о языке

    Поняв основной замысел автора, далее уже легко перейти к анализу всех остальных ее утверждений. Начнем с начала: раздел называется «что изучает лингвистика». Ну и что же она изучает? «Лингвистика – наука о словах управляющих нашим человеческим обществом» (БЕЗ, с. 17). Вот это да! Никогда бы не подумал, что исследовательница может спутать лингвистику как науку о языке с лексикологией – ее разделом, изучающим слова. Но тут еще содержится утверждение о том, что слова управляют человеческим обществом! Неясно, почему до сих пор словари, содержащие лексическое богатство языка, не окружены той атрибутикой, которая сопровождает правительство: почему у словарей не выставлена охрана, почему их транспортировка не сопровождается милицейским эскортом, почему при их рассылке в библиотеки иных стран акт прибытия не сопровождается построением почетного караула и исполнением гимна и т.д. Поистине, данное определение лингвистики является перлом – но, к сожалению, перлом невежества. Полагаю, что Н.Я. Марр со своим «новым учением о языке» не мог бы себе вообразить, сколь далеко можно зайти в новациях.

    Новая символика, или навороты спирали

    Что такое символ? «СИМВОЛ – = . Получилось: слово (), сконцентрировавшее () ведение () человека, впитавшего энергию внешнего мира (). Поточнее и интереснее» (БЕЗ, с. 19). Прежде всего, обращаю внимание на подмену тех самых «старославянских букв», о которых говорилось выше. Ибо буква С там обозначалась не , но , буква И выглядела как и не равнялась , а буквы  в ее алфавите вообще нет, но ее можно понять, как лигатуру из Л и О. Тогда первое утверждение будет звучать как СИМВОЛ = СИВЛО. Слово СИВЛО в русском языке отсутствует, ближайшая ассоциация звучит убийственно, как СИВОЛАПОСТЬ. Если понимать все вместе как СИМВОЛ, РАВНЫЙ СИВОЛАПОСТИ, то тогда можно согласиться, что это «слово, сконцентрировавшее ведение человека, впитавшего энергию внешнего мира». Ибо, как мы знаем, одно слово никак не выражает всего ведения человека, а ведение человека никак не связано с его энергетикой, и чаще всего как раз спортсмены, люди высочайшей энергетики (то есть максимально «впитавшие энергию внешнего мира») оказываются в наименьшей степени способными к концентрации своих знаний в нужных терминах – это не их профессия. Можно ли сказать, что такое понимание символа «точнее и интереснее» того, которое мы встретим в философском словаре? Нет. Правда, если судить с позиций бравого солдата Швейка, который с интересом вспоминал поведение своих коллег по тому заведению, где «его носили на руках» в буквальном смысле слова, то да.

    «Новый опыт о человеческом разуме»

    «А что такое сознание? Это, по существу, огромная матрица слов, вмещающая эволюционную память человека. Отсюда делается вывод, что слова, существующие в языке народа, поговорки, пословицы, фразеологизмы, даже буквы алфавита несут в себе его эволюционный опыт» (БЕЗ, с. 19). Как всё легко и просто! По боку пустим весь опыт мировой философии, пытавшейся понять природу сознания! Оказывается, сознание – это матрица слов! Такой вот большой словарь, где слова организованы по «эволюционной памяти человека», например, «когда мы были рыбами», «когда мы были обезьянами», «когда мы были кроманьонцами». Надо решить какую-то проблему – пожалуйста: обращаемся к матрице эволюционной памяти. Допустим, решаем экологическую проблему по очистке водоемов от стоков промышленных предприятий. Лезем в «эволюционную память человека»: «когда мы были рыбами». Вытаскиваем пословицу: «Без труда не выловишь и рыбку из пруда». Как сознательные люди принимаем решение: для очистки рек от промышленных стоков необходимо не лениться и вытащить всю рыбу из прудов. Очень конкретно и ясно, учтен и прямой, и переносный смысл пословицы, принята во внимание и «эволюционная память человека». Таково понимание сознания на уровне сиволапости.

    Как же возникли символы букв?

    Этот вопрос вынесен в название раздела. Объясняя свою позицию, М.М. Безлюдова пишет: «Известный русской истории болгарский монах Храбр Черноризец утверждал: православная азбука, которой пользовались славяне за многие сотни лет до принятия христианства, состояла из черт, резов и коловратья. Любая черта, рез или другой знак – это способ символического отображения окружающего мира на плоскости. Основываясь на словах Храбра Черноризца, можно утверждать, что в азбуке славян было три способа такого отображения» (БЕЗ, с. 21). Читать эти строки странно. Прежде всего, слово «черноризец» как раз и означает «монах». Иными словами, в Х веке жил монах по имени Храбр; монахи и в наши дни имеют одно только имя, а фамилия в церковных текстах не употребляется. Так что слово Черноризец с большой буквы – это фантазия исследовательницы. Далее идут еще более удивительные строки о существовании православной азбуки за многие сотни лет до принятия христианства. Даже если считать, что по умолчанию речь идет о Руси, то принятие христианства – это 989 год, а разделение христианской церкви на католичество и православие – это 1054 год. Православия по определению не могло быть ранее христианства, а тем более – за многие сотни лет. Если же говорить о признании христианства в Европе, то это уже четвертый век, и до него существование православия, тем более, невозможно. Откуда же могла взяться «православная азбука», если еще не существовало православия? Снова мы сталкиваемся с проблемой существования внутри Земли шара, большего по размерам, чем земной.

    Теперь по сути утверждений Храбра. Первые строки его трактата в русском переводе Флори гласят: «I. Ведь прежде славяне, когда были язычниками, не имели письмен, но читали и гадали с помощью черт и резов». Нет тут никакого упоминания ни христиан вообще, ни тем более, православных, а упоминаются язычники. Впрочем, если СИМВОЛ = СИВОЛАПО, то, что язычник, что православный – какая разница? Храбр писал, что славяне «читали и гадали», но это – неточный перевод Флори, в оригинале говорится «считали», то есть речь шла не о письме, а действительно о гадании, о мантике. Исследовательница же полагает, что славяне писали и читали. Наконец, речь идет о «чертах и резах», и никакого «коловратья» не употребляется. Исследовательница приписывает Храбру то, чего он не говорил. Впрочем, не реальному Храбру, а выдуманному ею Черноризцу. И эта добавка ей очень нужна для оправдания собственной буквенной символики.

    Хочу также обратить внимание на то, что Храбр порицает протописьмо славян, называя его не азбукой или алфавитом (оба слова тогда были известны), но «чертами и резами», как если бы мы сейчас называли достойные уважения тексты каракулями или царапинами курицыной лапой. Но это не смущает исследовательницу, которая не удосужилась почитать данное сочинение Храбра. Ей реальный Храбр не нужен.

    Теперь понятно, что ее мифический Черноризец упоминал мифическую же азбуку, созданную, вопреки хронологии, мифическими православными христианами, на основе каракуль, то есть, черт, резов и придуманного ею «коловратья». Далее следует изложение не менее мифических трех способов письменного отображения: «Первый способ: знаки, указывающие на действия (процессы, явления) так, что их форма логически объясняет сама себя. Вы догадались – это черты и резы. Например, горизонтальная черта – линия какого- то уровня, горизонта. Вертикальная черта – линия спуска, связь уровней» (БЕЗ, с. 21). Итак, эти мифические православные за половину тысячелетия до разделения церквей мыслили в духе современной теории систем, спокойно оперировали понятиями «вертикальный» и «горизонтальный» и понимали понятие спуска не в плане эманации божественного разума, как многие средневековые религиозные философы, а в плане связи всех уровней в единое целое. Идея деградации божественного творения от божественного замысла до человека и далее до дьявола, согласно концепции М.М. Безлюдовой, их не должна была трогать, тогда как связь уровней в единое целое их должна была волновать до трепета. Так что мифическим православным приписывается не соответствующее их эпохе религиозное сознание, а столь же мифическое для того времени мышление в духе современной атеистической теории систем.

    «Второй способ: модифицированные при плоском письме изображения реальных предметов. Например, колесо, солнце, семя изображалось символически так – О. Чем не коловратье, то есть развертывание процесса или явления в замкнутом пространстве. Вспомните, в основе многих славянских букв лежит символ О» (БЕЗ, с. 21). Опять мы видим незнание исследовательницей предшествующей литературы (кстати, в ее списке литературы отсутствует Лингвистический словарь, единственное нужное ей руководство, которое помогло бы ей избавиться от массы совершенно примитивных лингвистических ошибок). Большинство исследователей связывают происхождение буквы О не с видом солнца или колеса, а с видом рта произносящего звук О человека. То есть, в основе буквы – проза жизни или конкретика, а вовсе не отвлеченное «развертывание процесса или явления в замкнутом пространстве».

    «Третьим символом, закрепленным в буквах славянской азбуки, является спираль. Почему? Потому, что жизнь оказалась равноценна витию энергетических спиралей во всех формах и во всех процессах в космосе, на Земле и человеке» (БЕЗ, с. 22-23). Здесь слова «энергетическая спираль», видимо, используются как метафора; никто из нас воочию никогда не наблюдал витие энергетических спиралей на человеке (опять какое-то нерусское выражение). Вероятно, нечто жутковатое. В самом деле: способность тела совершать механическую работу теперь закручивается в спираль. Возможность начинает извиваться, как клубок змей. Бр-р!

    Впрочем, закручивание в спираль – это сейчас модно. Физики изобрели даже вектор с определенным направлением вращения – спинор. Однако спинорного изложения теории вероятности мне видеть не приходилось. Очевидно, способности все-таки не геометризуются, и изображать их в виде спиралей все-таки наука считает нецелесообразным. Однако, если мифологизируется всё и вся, почему бы ни заставить и жизнь быть спиральными потоками энергии? Особенно ценной заслугой исследовательницы я считаю вложение этих спинорных представлений о жизни в головы тех самых мифических православных, которые сочиняли славянскую азбуку до Кирилла.

    Дочитав работу до этого апофеоза модернизации истории, мне очень захотелось узнать имя того научного редактора, который разделил эти взгляды, а также имя художественного редактора, который закрывал глаза на нерусские обороты речи. Увы, я не обнаружил ни того, ни другого. Я узнал лишь, что «книга издана на благотворительные пожертвования поклонников автора», но за компьютерный дизайн отвечал А. Анохин, а за простановку запятых – корректор Р. Петренко. К ним претензии есть? У меня – нет. Запятые на месте, а за стилистику корректор ответственности не несет. К дизайну книги тоже нет никаких претензий. А за общее содержание ни издательство «Гармония», ни лично дизайнер или корректор ответственности не несет. Пиши, что хочешь, да плати деньги за издание, хотя бы из числа «благотворительных пожертвований». Так что, мы имеем дело с нынешним «Самиздатом». Тем более что на шмуцтитуле название издательства не указано, а в библиографической справке написано: «Тверская областная типография». То есть, типография теперь исполняет функции издательства. Занятно!

    Понятное дело, что исследовательница отдает предпочтение третьему способу изображения букв, то есть, спиралям, или, как она выражает эту мысль еще образнее, «жизнеспиралям».

    Три уровня написания

    «В зависимости от отображаемого смысла буквы составляются из: а) жизнеспиралей при взгляде на них сверху или снизу (коло – буква О), сбоку или под углом» (БЕЗ, с. 17). Оказывается, это мы, грешные, не видим энергетических спиралей жизни; исследовательница их не просто видит, но даже четко различает их ракурсы. Это нам сложно посмотреть на человека сверху, с уровня выше его головы, или снизу, со стороны его пяток; исследовательница всё это видит прекрасно, и всегда может выбрать нужный угол зрения. Продолжу цитирование: «б) горизонтальных черт, обозначающих силу» (там же). Кто бы мог подумать! Прямо как в химии. Скажем, есть безжизненная буква Я. Но она же как уже полна энергии! В первом случае связи нет, во втором – сильная ионная связь. То же самое с буквой Е: она безжизненна. Но стоит заменить ее на , как энергия жизни бьет через край. А вот как быть с диагональными линиями, например, с буквой И? На это у исследовательницы ответа нет. Все равно дух захватывает! Отныне употребляю только сильные буквы: А, Н, П, Ю! Но почему их так мало? Наконец, «в) вертикальных линий, представляющих Мощь Единения разных уровней написания букв» (там же). Каково! Это вам уже не джоули, это джоули в секунду, ватты! Шкала времени в виде вертикальных черточек! Мощность жизни как энергия в единицу времени!

    Затем идет пример такого написания (БЕЗ, с. 17):
    Три уровня написания
    Рис. 2 . Три уровня написания

    Первое, что бросается в глаза – это своеобразное понимание исследовательницей строения славянского мира. Как известно из славянской мифологии, верхний мир – это правь. Здесь царствует закон и справедливость, это мир богов и благодати. Средний мир – это явь, где закон сталкивается с беззаконием, а благодать – с печалями. Наконец, нижний мир – мир Нави, мир скорби и унижения, беззакония и ужаса.

    А что нам демонстрирует исследовательница на своей шкале? Мир преисподней теперь опрокидывается и становится высшим миром, выше, чем правь и явь; правь оказывается в подчинении у него и спускается до среднего мира, а явь погружается в преисподнюю. Эта инфернальная структура мира вполне подошла бы для сатанистов, но никак не для христиан, а тем более – для православных христиан. Понятно, что никакого внятного объяснения такому весьма странному выбору уровней исследовательница не предлагает. Помещение кружочков между правью и навью показывает непрерывную циркуляцию добра и зла от среднего мира к верхнему, тогда как в явь простираются только результаты этого противоборства. Иными словами, явь никакого участия в круговороте двух миров не принимает. И только буква В (8) предполагает вращение чего-то между правью и явью. Словом, шкала предложена с сатанистских позиций, и эта тень падает на всю буквенную систему. Вместо «звездных программ» русского алфавита нам предлагают лишь одну, но зато хтоническую, инфернальную. Да и ссылка, предлагающая прояснить дешифровку букв русского алфавита, дана на работу № 13. Полагаю, что отсылка к «чертовой дюжине» – это случайное совпадение, но оно по-своему тоже символично.

    Что же это за работа № 13? Смотрим в списке литературы, а там написано: «Лукоморье. Объединение ВГ. 2001». Что такое ВГ? Объединение Врагов Гуманизма? Вечно Голодных? Ведущих к Гибели? Почему нет указания на место издания – книгу издавали на Луне? В Преисподней? Из строк А.С. Пушкина «У лукоморья дуб зеленый» мы вспоминаем: «там чудеса, там леший бродит, русалка на ветвях сидит… Там лес и дол видений полны…» Нам предлагают за объяснением обратиться к лешему? Или к русалке?

    Дальше – действительно интересней: навь, оказывается, отвечает за уровень духа и архетипа (БЕЗ, с. 24). Полагаю, что Карл Густав Юнг перевернулся бы в гробу, узнав о такой трактовке его понятия архетипа как коллективного бессознательного. А уж какого качества дух в Преисподней, можно догадаться по многочисленной литературе на темы рая и ада. Правь сжимается, как шагреневая кожа, до уровня законов души и энергии; теперь вселенская мудрость и справедливость ей, по Безлюдовой, ни к чему. Ей бы теперь только накачать мышцы человеку. Ну, а яви достается тело и материя. Словом, вся привычная система добра и зла опрокидывается, и царство смерти становится высшим принципом жизни, духом и коллективным бессознательным. Ай да Безлюдова!

    Неточность основного образа

    Долгое время я не понимал термина «жизнеспираль». К сожалению, у меня основное образование – естественнонаучное, и я не всегда улавливаю метафоры. Так, под спиралью, в духе нормальной геометрии, я понимаю плоскую фигуру, чьи витки с каждым оборотом расширяются. Классический пример – спираль Архимеда, где радиус каждого нового витка на постоянную величину больше радиуса предыдущего витка. Однако М.М. Безлюдова оперирует другим геометрическим образованием, которое на бытовом уровне часто смешивается со спиралью, а именно геликоидой или винтовой линией. Геликоида – пространственное образование, где витки обычно имеют постоянный радиус, но с каждым витком поднимаются вдоль цилиндрической поверхности все выше. Классический пример геликоиды – это нарезка винта.

    На это ее толкнула метафора – двойная спираль ДНК. Вообще говоря, это не спираль, а геликоида, а еще точнее – нечто вроде двухзаходной резьбы. Но это – только в первом приближении, на самом деле пространственная структура каждой нитки ДНК довольно сложна. К сожалению, Марта Михайловна не поясняет читателю, что хотя ее очень взволновала «двойная спираль» (наиболее известная метафора) ДНК, но в качестве прототипа букв она избрала все-таки геликоиду однозаходную.

    Вообще говоря, переход от плоскости к пространству всегда плодотворен, ибо в пространстве можно совместить то, что на плоскости рассматривается как нечто совершенно разное. Греки были поражены, когда выяснилось, что такие кривые, как окружность, эллипс, гипербола и парабола могут быть получены в результате сечения конуса плоскостью. Если плоскость горизонтальна, получается окружность, если же ее постепенно наклонять, получатся все более длительные овалы, затем замкнутая кривая становится разомкнутой, гиперболой, и при полностью вертикальном сечении параболой. Нечто подобное М.М. Безлюдова предлагает в отношении геликоиды. Действительно, ее сечение горизонтальной плоскостью на протяжении всего витка даст в проекции окружность, тогда как сечение по вертикали – нечто вроде змейки. А поскольку эта геометрическая фигура пространственная, она заведомо сложнее любой плоской фигуры, и поэтому разные ее проекции, отдаленно напоминающие алфавитные знаки, будут напоминать весьма отличные друг от друга буквы. При этом какие-то буквы с помощью таких геликоидных сечений аппроксимировать легко, хотя гораздо большее число – очень трудно. Иными словами, тут чувствуется натяжка, как, например, в букве Ч.

    Итак, реальный вклад М.М. Безлюдовой в теорию алфавита состоит в обнаружении того факта, что некоторые геликоидные сечения или их комбинации отдаленно напоминают буквы. Из этого, однако, не следует, что геликоидные сечения и были наиболее древними славянскими буквами. В этом-то и заключается гипотеза исследовательницы, однако она полагает, что имеет дело с доказанным научным положением. Между тем, никакого доказательства того, что когда-то существовали геликоидные сечения, она не приводит. Она не анализирует древние надписи на предмет выявления в них подобных сечений, не цитирует кого-либо из древних писателей, которые утверждали бы существование подобных надписей. Вместо этого ей представляется, что само по себе отдаленное сходство – это и есть доказательство.

    Вглядимся еще раз в облик ее геликоидных сечений. Разве 8 – это В? И разве похожи на буквы кириллицы ее лигатуры сечений Ж и Я? Разумеется, нет. И каким образом у нее возникло Т? Или Ц? Таких вопросов можно было бы задать великое множество.

    Трактовка отдельных букв

    Трактовка отдельных букв – это часто нечто совершенно невразумительное. Например, «У – торсионные поля невидимых полей, которые на плоскости отображаются частью энергетической спирали» (БЕЗ, с. 144). При всем уважении к А.Е. Акимову и его венчурному предприятию, существование торсионных полей им же лично не подтверждено, ибо публичной демонстрации генератора этих полей широкой научной общественности он до сих пор не произвел. Я уже не говорю о том, что академическая физика этих взглядов не признает. Однако для М.М. Безлюдовой торсионные поля – это нечто видимое. По-другому ее фразу насчет «торсионных полей невидимых полей» понять нельзя. Иными словами, все поля – гравитационное, электрическое, сильного и слабого взаимодействий видимы, кроме неких новых, на сей раз уже невидимых. Но на этот раз я уже выскажусь как физик – это чепуха. Ни одно поле до сих пор никому видеть не удалось. Можно иногда видеть результаты воздействия поля на те или иные объекты – но не само поле, кроме очень узкого диапазона электромагнитных колебаний всего в одну октаву – это видимый свет. У Акимова и Шипова речь идет о торсионных полях вещества или физического вакуума, но не о «полях полей». Поэтому данное определение буквы У мне как физику не понятно.

    В другом месте о букве У можно прочитать совсем другие слова: «В древнеславянском Алфавите есть зеркальное отражение буквы Л – это буква У. В У зафиксирован факт подъема энергии (тоже сконцентрированной в форме яйца) на духовный уровень через два ростка. Она читается как фонетическое «У», является символом (в ХХ веке) мужской хромосомы в биологии и медицине и часто применяется для обозначения людского мужества, обучения духовным началам, когда человек приобретает качества космолюдей» (БЕЗ, с. 94). Тут столько всего намешано, что разобраться можно только с большим трудом.

    Прежде всего, сходство букв Л и У очень далеко. Затем, когда говорят о зеркальном отражении, имеют в виду вертикально стоящее зеркало, где левое отражается справа. М.М. Безлюдова имеет в виду отражение в горизонтально лежащем зеркале, когда верхняя часть становится нижней, и наоборот. Это – нестандартное понимание зеркального отражения. Но даже если это на время допустить, все равно непонятно, почему энергия концентрируется в виде яйца (опять попытка геометризовать способность – интересно, какой геометрической фигурой изобразить способность любить, жертвовать, негодовать и т.д.?). И что означает «подъем энергии из яйца через два ростка? За свою жизнь я не видел ни одного проросшего яйца – ни с одним ростком, ни с двумя, ни с тремя. Или, как в пословице – семь верст до небес, и всё лесом? Кто такие космолюди? Я не видел ни одного. Если У – это «фонетическое У», то причем здесь игрек хромосома? Или игрек и У – одно и то же? Но в славянских языках, например, в польском, буква игрек означает Ы, а вовсе не У. И почему игрек-хромосома, которая действительно несет генетическую информацию, сцепленную с полом, «применяется для обозначения людского мужества»? Она лишь отвечает за набор физиологических признаков мужского организма, но никак не за формирование мужского характера. Словом, все приведенные утверждения или не точны, или путают одно с другим, или вовсе неверны.

    «Буква Я – символ коллективного разума людей, «видящих окрест», то есть, осуществляющих космическую передачу основ жизнестроя через Слово» (БЕЗ, с. 99). Обычно местоимение Я противопоставляется местоимению МЫ как личное, индивидуальное – общественному, коллективному. У Безлюдовой все наоборот, Я – это коллективный разум людей. А «видеть», оказывается, не принимать информацию, а передавать ее. И передача происходит не через текст (явный, первого плана, и неявный, второго плана, подтекст), а только через слово. Опять-таки, для такой передачи достаточно процитировать словарь. Мы видим, насколько видение исследовательницы расходится с общепринятым. А самого обычного смысла приведенных выражений она либо не принимает, либо, что еще хуже, не знает.

    Азбучное послание

    Чем-то вроде проблемы вечного двигателя является попытка расшифровать так называемой «азбучное послание», то есть понять как текст последовательность названий букв алфавита. И хотя ничего, кроме банальных рекомендаций быть хорошим человеком из такого соединения названия отдельных знаков не получается (как не составляет какого-то осмысленного текста перечень цифр один-два-три-четыре…), в число желающих проникнуть в эту якобы «тайну» с каждым годом входит все большее число людей. В моей книге «Загадки славянской письменности» я приводил тексты А.В. Зиновьева и Йордана Велчева (ЧУЗ, с. 23-27).

    Позже мне попался текст Ярослава Кеслера:


    «Я знаю буквы:
    Письмо – это достояние.
    Трудитесь усердно, земляне,
    Как подобает разумным людям –
    Постигайте мироздание!
    Несите слово убежденно –
    Знание – дар божий!
    Дерзайте, вникайте, чтобы
    Сущего свет достичь!»

    (КЕР, с. 3)

    Этот текст я привожу для сравнения. М.М. Безлюдова убеждена, что в «азбучном послании» начертан «жизнестрой человека», однако читать это послание следует не от первой буквы до последней, а выборочно, всего 16 букв, и в порядке особой четырехстрочной матрицы, где первая строка содержит цифры 16-3-2-13, вторая – 5-10-11-8, третья – цифры 9-6-7-12, и четвертая – цифры 4-15-14-1. «Сумма чисел по диагоналям матрицы, ее строкам и столбцам равна 34. Возможно, это матрица о человеке, живущем на Земле, поскольку подстановка вместо цифр матрицы соответствующих букв церковно-славянского алфавита приводит к высказыванию, имеющему глобальное, то есть, по существу, программное значение» (БЕЗ, с. 46). И далее следует синтезированный ею текст: ОН ВЕДАЕТ ОБУЧЕНИЕМ ЛЮДЕЙ; ДОБРОМ ТАКЖЕ И ЗЛОМ; ЗЕМЛЯ ЕСТЬ ЖИЗНЬ, КОТОРАЯ; ГЛАГОЛЕТ НАШИ МЫСЛЕННЫЕ АЗЫ» (там же). Разумеется, тут не обошлось без натяжек: в азбуке написано «веди», а не ВЕДАЕТ, «буки», а не ОБУЧЕНИЕМ, «люди», а не ЛЮДЕЙ, «добро», а не ДОБРОМ, «иже», а не ТАКЖЕ, «зело», а не ЗЛОМ. Далее идет «живете» и «како», а не ЖИЗНЬ, КОТОРАЯ; затем «глаголь» и «наш», а не ГЛАГОЛЕТ НАШИ, наконец, «мыслете» и «аз», а не МЫСЛЕННЫЕ АЗЫ. Словом, «азбучное послание» появляется только в руках того или иного исследователя, который трактует его, как ему вздумается. Скажем, у Кеслера «буки» – это БУКВЫ, а у Безлюдовой – ОБУЧЕНИЕ, у Кеслера «глаголь» – это ПИСЬМО, а у Безлюдовой – ГЛАГОЛЕТ, у Кеслера «добро» – это ДОСТОЯНИЕ, а у Безлюдовой – ДОБРОМ, и т.д. Различается и общий смысл «послания»: у Кеслера оно написано от первого лица, которое знает буквы, у Безлюдовой – от третьего: некий ОН (возможно, бог) ведает обучением людей. Все это отдает схоластикой и вполне сродни средневековой проблеме о том, сколько ангелов может уместиться на острие иголки.

    Переистолкование слов

    Целью введения нового алфавита в виде разных проекций геликоиды на плоскость было выяснение нового смысла слов. Я уже показал абсурдность полученного нового смысла на нескольких примерах. Но посмотрим, каков смысл других примеров. ВИТА (ЖИЗНЬ) – «энергия присоединения к твердыне» (БЕЗ, с. 65). – Какая твердыня? Зачем нужно к ней присоединяться? ЖИЗНЬ – «жизнь на Земле для нашего восхождения» (БЕЗ, с. 68). – Восхождения куда? Что дает нам тавтология «жизнь есть жизнь»? РАБ; по кириллице – «рекущий азы божественные»; по новому алфавиту – «посев семени древа мысленного для освоения спорой материи» (БЕЗ, с. 74). Заметим, что в рабовладельческих странах, например, в Древнем Риме рабам не очень-то давали возможность что-либо изрекать; а смысл слова «азы» как начала какого-то учения возникает очень поздно. А вот что такое «древо мысленное», и как осуществляется «посев его семени», я не имею ни малейшего представления, но не могу понять, какое все это имеет отношение к слову РАБ. Таким образом, оба новых понимания слова РАБ, как говорится, не лезут ни в какие ворота. РАБОТА – «божественный поток энергии через правильное жизнестроение отдается споре, прорастающей в материи» (БЕЗ, с. 77). Это уже полностью противоречит физике: работа оказывается не совершением каких-то изменений за счет затраты энергии, а лишь перераспределением самой энергии. И как определять работу в том случае, если ее производит механизм и над неживыми объектами? Там ведь никаких спор не существует! Словом, перед нами опять псевдозначительная абракадабра.

    Заключение

    Получив набор псевдозначительных сентенций о связи божественных энергий и материи тела через семя для любых анализируемых слов (таков нехитрый репертуар исходных слов, которые тасуются, как колода карт), исследовательница осталась весьма довольна и пришла к такому выводу: «Таким образом, выстроенная в языке народа азбука позволяет передавать достоверную информацию о строении Вселенной и человека из поколения в поколение, чем и поддерживается здоровый жизнестрой русского этноса» (БЕЗ, с. 260). Замечу, что «в языке народа» азбуки никогда не выстраиваются, они изобретаются либо для фонетических нужд языка, либо для подчеркивания религиозной принадлежности этноса, либо для иных целей. В данном конкретном случае азбуку выстроила Марта Михайловна Безлюдова, которая в начале своего исследования приписала ее древним славянам (не потрудившись хотя бы как-нибудь обосновать эту версию), а затем – жизнестрою русского этноса. Целью такой подмены стало получение якобы новых смыслов известных слов, на деле – новой комбинации небольшого репертуара исходных понятий, используемых в некоторых эзотерических практиках. Последовательность букв исследуемого слова определяет, какое именно понятие базового набора и на каком месте войдет в полученное новое определение. При другом базовом наборе понятий будет другая характеристика того же слова. Так что игра в «новые смыслы» беспроигрышна и всегда принесет нечто новое.

    Здесь перед нами – иной типаж – не маг, но сознательный мифотворец, создающий мифы на алфавитную тему: якобы у славян были буквы в виде геликоиды, и якобы такое написание букв есть возврат к их исконному смыслу, и якобы выстраивание взятых с потолка смыслов каждой буквы, составляющих нечто вроде универсального словарика Остапа Бендера, создает новый, глубинный смысл каждого русского слова.

    Литература

    1. БЕЗ: Безлюдова М.М.Звездные программы русского алфавита. М.,«Гармония», 2004, 280 с.

Комментарии:

НИКШУП
25.07.2009 17:07
В.А. Чудинов точно определил книгу Безлюдовой как «современная мифология» и очень убедительно показал непроффесионализм автора книги. Если бы автор последовал примеру американца Роберта Вуда, то итог был бы забавным. Р.Вуд решил оторвался от науки, подобно Льюису Кэрролу, чтобы создать «руководство по флорнитологии для начинающих» «Как отличать птиц от цветов" (1907). Она начинается с разъяснения разницы между вороной и крокусом (по-английски crow и crocus), и т.д. Сама фамилия автора книги „Без-людова“ выражает сущность – без людей. Ей люди не нужны – она „звездный“ житель. И ей даже не нужен „изобретатель“ этой НЕСУСВЕТНОЙ „Всеясветной грамоты“ — АНАНИЙ Фёдорович Абрамов-Шубин, о котором она ни словом не упомянула. Да, это „звёздная“ болезнь последовательницы спирального „АНАНИЗМа“ — решил я, когда увидел давно знакомое приложение: „сопоставление „древнего“ и современного алфавитов“. Но что мог мудрого сделать такой „дремучий“ человек, которому по его словам уже 700 (семьсот) лет? Я встречался иногда с этим „долгожителем“ Абрамовым-Шубиным с 1997 года. Позже купил у него альбом с эпилогом А.С. Пушкина к „Руслану и Людмиле“ — „У Лукоморья“, с заменой букв кириллицы на „абрамицы“ или „ананицы“ на фоне цветных картинок, выполненных непрофессиональной художницей. Но мне, как пушкинцу, было любопытно иметь такую красочную книжку. Ананий Фёдорович настолько преуспел в изготовлении „лапши для ушей“, что арендовал кинотеатры и другие здания в Москве и собирал полные залы людей. Его приглашали по всей России и оплачивали самолеты в оба конца — и прочее и прочее. И вот появились плоды от гнилого древа. Когда я попытался, как обычно, при начале исследования, вставить 147 букв грамотно в полистатическую таблицу, то получились такие излишества и аппендиксы (десяток букв „и“), что вскоре отказался получить таковую. Таким образом, выяснилась НЕСУСВЕТНАЯ глупость „ВСЯСВЕТНОЙ“ грамоты». Причем знакомить москвичей с этой филькиной грамотой с А.-Ш. начал с 1979 г. Именно с этой даты и до 2018 г. к власти в СССР пришли, так называющие себя, «демократы». Так что эти «ананисты» — плоды «демократии». Но время их приходит к концу. Зато в итоге получилась очень согласованная таблица нынешней русской азбуки. Её предлагаю отдельной статьей «Кольцевая русская азбука» из моей книги «Пушкин. Прозрение будущего Руси» (2005).

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову