О монографии по эпиграфике почти 10 лет спустя

Чудинов Валерий Алексеевич


Почти 10 лет назад я делал рецензию на книгу Альбины Александровны Медынцевой о грамотности в Древней Руси [1]. Тогда я только входил в проблематику эпиграфики и мнение авторитетного специалиста мне было весьма интересно. Однако за эти почти 10 лет мой опыт настолько расширился, что теперь многие положения этой книги кажутся мне довольно странными, а иные – просто неверными. Сама книги не изменилась ни на запятую, но изменился я. И, следовательно, теперь я читаю не как ученик, но как коллега.

Оглавление:
  • Определение эпиграфики.
  • Палеография и палеофония.
  • Наиболее ранняя мозаика Спаса.
  • Икона Николая Чудотворца.
  • Таблица начертания букв.
  • Надпись на корчаге из Гнёздова.
  • Надпись на ручке из Тмутаракани.
  • Обломок корчаги из Белгорода.
  • Обломок корчаги из Киева.
  • Обломок второй корчаги из Киева.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература.
  • Определение эпиграфики.

    «Эпиграфика – историческая дисциплина, изучающая надписи на твёрдом материале» [2:3]. Тут у меня сразу два слова вызывают сомнение. Первое слово: «твёрдом». А если надпись будет сделана жидкостью, как это имеет место в жидкостных принтерах, то ее следует считать надписью лишь с того момента, как жидкость высохнет и следы ее затвердеют, или она становится надписью уже в момент попадания жидкости на бумагу? Если надписи образуются в фонтане смешиванием цветных струй – это надписи или нет? А если надписи образуются капельками тумана, который в рекламных целях рассеивают самолёты – это надписи (такого рода рекламы существовали в 20-годы ХХ века, и существует ряд фотографий этих реклам), то это надписи или нет? А если экран делается жидким (струи воды) или в виде тумана, и на него проецируется изображение, в том числе и тексты, это надпись или нет? Если надпись образуется в плазменном телевизоре холодной плазмой, это надпись или нет?

    Мысль А.А. Медынцевой понятна: она хотела уйти от близкой научной дисциплины, палеографии, которая изучает надписи на бумаге. Но почему бы тогда не расширить это понимание не только до «твердого материала», а до «любого материала» вообще?

    Второе слово: «историческая» (дисциплина). Слово «историческая» имеет несколько значений, например, «такая, которая может сохраниться в истории», скажем, «подпись под актом безоговорочной капитуляции Германии» в 1945 году. Гораздо точнее было бы сказать «раздел исторической науки». Причем часто говорят – «вспомогательная историческая дисциплина». Так, например, Википедия даёт такое определение: «Эпигра́фика (от др.-греч. ἐπιγραφή — надпись) — вспомогательная историческая дисциплина (прикладная историческая и филологическая дисциплина), изучающая содержание и формы надписей на твёрдых материалах (камне, керамике, металле и пр.) и классифицирующая их в соответствии с их временным и культурным контекстом. Изучением древнего письма, сделанного преимущественно чернилами, занимается отдельная дисциплина палеография. Изучением истории печатей (штампов) занимается сфрагистика».

    При этом ссылка в Википедии дана на словарь Брокгауза и Эфрона 1890-1907 года, как если бы более свежих словарей не существовало. На деле и понятие «вспомогательности», и понятие «твёрдых материалов» действительно было актуально для конца XIXвека, но не для XXIвека.

    Сейчас я определил бы эпиграфику так: «Относительно самостоятельный раздел исторической науки (на стыке историографии и филологии), изучающий язык, возраст и место происхождения надписей на любых материалах, а также сам их материал, и классифицирующий их в соответствии со временем и культурным контекстом. Подразделами эпиграфики являются палеография (изучающая устойчивые шрифты, связанные с писцами той или другой местности и эпохи, сделанные чаще всего чернилами), и сфрагистика, изучающая надписи на печатях».

    Полагаю, что теперь определение стало достаточно полным и ёмким.

    Любопытно, что почти 10 лет назад я на определение Медынцевой внимания не обратил, полагая, что оно соответствует действительности.

    Палеография и палеофония.

    Хотелось бы отдельно обсудить проблему эпиграфики и палеографии. Если задачей эпиграфики является как можно более полное исследование теста, включая и материал, то основной задачей палеографии является хронология. Хотя позжк палеография вбирала в себя и другие задачи эпиграфики, как можно судить из определения Википедии: «Палеогра́фия (греч. παλαιóς — древний и важный греч. γράφειν — писать) — вспомогательная историческая дисциплина (специальная историко-филологическая дисциплина), изучающая историю письма, закономерности развития его графических форм, а также памятники древней письменности в целях их прочтения, определения автора, времени и места создания. Палеография исследует эволюцию графических форм букв, письменных знаков, пропорции их составных элементов, виды и эволюцию шрифтов, систему сокращений и их графическое обозначение, материал и орудия письма. Особая отрасль палеографии изучает графику систем тайнописи (криптография). В сферу палеографии входит также изучение орнамента и водяных знаков бумаги (филиграней), формата, переплёта рукописей».

    Всё-так основной упор палеографии – это история данного конкретного вида письменности (в отличие от грамматологии, которая изучает историю письменности в глобальном объёме) именно для независимого датирования письменного документа.

    Я бы предложил в качестве параллели к палеографии еще один метод лингвистической датировки, который я предлагаю назвать аналогично: палеофония.

    По палеофонией я понимаю определение возраста по фонетическим изменениям языка. В этом смысле весьма интересен язык греческий, где различается древнегреческий и новогреческий языки. Википедия пишет по этому поводу: «Новогреческий язык (греч. Νεοελληνική γλώσσα) — обобщающее название для всех диалектов, которые используются на современном этапе развития греческого языка.

    Начало новогреческого исторического периода условно отсчитывается от падения Византийской империи в 1453 году, хотя и до сих пор именно лингвистическая граница не выявлена, поскольку много языковых особенностей, присущих новогреческому, присутствовали даже в 3 веке до н. э.». – Если это так, то заимствование греческих слов в качестве терминов или личных имён может нам сказать, когда это произошло: до 1453 года, или позже.

    Так, например, в моей предыдущей статье [3] меня заинтересовало слово СИМВОЛ на камне эпохи Рюрика, то есть IXвека н.э. В статье Википедии по поводу этого слова говорится: «Си́мвол (др.-греч. σύμβολον — «(условный) знак, сигнал») — это знак, изображение какого-нибудь предмета или животного, для обозначения качества объекта; условный знак каких-либо понятий, идей, явлений». – Заметим, что по-древнегречески слово произносилось бы СИМБОЛОН, а не СИМВОЛОН, и обязательно с суффиксом –ОН, чего мы не наблюдаем. Да и по-новогречески был бы СИМВОЛОН, а не СИМВОЛ. Из этого можно вывести только одно следствие: слово не греческое, и попало в греческий язык в новогреческую эпоху.

    Другой пример: слово «Иисус». Википедия пишет: «Иису́с Христо́с (др.-греч. Ἰησοῦς Χριστός». Если прочитать это слово по-древнегречески, то будет ИЕСУС, как пишется в западных странах, из чего можно предположить, что это слово было заимствовано в западные языки до 1453 года, чтение же ИИСУС есть новогреческое, из чего следует, в Россию оно попало после 1453 года.

    Кстати, в этой статье Википедии имеется изображение «Мозаика с изображением Спаса Вседержителя в Храме Гроба Господня в Иерусалиме», рис. 1. Меня очень смутила не только сама композиция изображения, которая напоминает Миниатюру Иисуса в Коране [3, рис. 12], но и книгу, которая на всех изображениях Рюрика была Библией Рюрика.

    Наиболее ранняя мозаика Спаса.

    Казалось бы, для демонстрации эпиграфики как науки наиболее раннее изображение Спаса – самый лучший пример. Однако у Медынцевой он отсутствует. Что ж попытаемся решить задачу демонстрации возможностей эпиграфики на этом артефакте самостоятельно.

     

    Рис.1. Мозаика с изображением Спаса Вседержителя в Иерусалиме

    В связи с тем, что данное изображение называется Спасом Вседержителем, возникает встречный вопрос: а кто он, Спас? – Ответ, казалось бы, очевиден: коричневой краской (сепией) написано: IС ХС, стало быть Иисус Христос. Но тут же возникает иной вопрос: а когда была сделана коричневая надпись: одновременно с портретом, или много позже?

    Есть еще одна черта, которая однозначно показывает, что портрет – дохристианский: это крест. Он ведический, поскольку 1) равноконечный, 2) у него три лопасти, что соответствует 3-м столицам Рюрика и 3) эти лопасти расходятся от центра креста.

    И, наконец, можно заметить, что на данной иконе пальцы у персонажа непропорционально длинны (как при синдроме Морфана) – и именно такие они на тех иконах, которые я рассмотрел в статье [4], где они якобы изображают святого Кирилла, а на деле – безымянного жреца храма Рюрика.

    И, наконец, последнее: само лицо Спаса удивительно похоже на лицо Рюрика на одном из витражей церкви города Лиму из французского Лангедока [5, рис. 5].

    Понятно, что для того, чтобы опровергнуть эти возникшие сомнения, необходимо прочитать надписи на самом портрете Спаса и убедиться в том, что перед нами находится действительно изображение Иисуса, а не Рюрика. – И я приступаю к чтению.

     

    Рис. 2. Моё чтение надписей на лице Спаса без усиления контраста

    Сначала я читаю надписи на мозаичном портрете Спаса без усиления контраста. При этом на причёске, на лбу и на глазах, где обычно в древности художники вписывали надписи, никаких букв нет. Зато они начинаются на растительности лица внизу, начиная с правой щеки (слева от зрителя) и продолжаются через всю бороду до левой щеки (справа от зрителя). Тут я читаю слова: 35 ХРАМА ЯРА РЮРИКА МИМА, ВОИНА И, н на этом надпись обрывается, а продолжается она на усах и под нижней губой, где читается соответствующее окончание: РЮРИКА ХАРАОНА МАСКА.

    На современном русском языке полная надписи на лице Спаса означает: ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА ЯРА РЮРИКА ЖРЕЦА, ВОИНА И ХАРАОНА РЮРИКА ИЗОБРАЖЕНИЕ. – Как? Где же тут Иисус Христос? – Но, возможно я ошибся в чтении?

    Тогда я обращаюсь к рассмотрению надписей на книге, но теперь уже при усиленном контрасте. На левом обрезе я читаю слово: БИБЛИЯ, а на верхнем обрезе – слово: ВАРЯГА, а затем на обложке построчно – слова: 35 АРКОНЫ ЯРА МАСКА РЮРИКА ВИМАН ВОИНА РИМА. На современном русском языке это означает: БИБЛИЯ ВАРЯГА ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА – ИЗОБРАЖЕНИЕ РЮРИКА, ВОИНА ВИМАН ЗАПАДНОГО КАИРА. Иначе говоря, перед нами – вовсе не Библия Иисуса Христа. Так что я не ошибся, рассматривая общую композицию, а также надписи на лице.

    Далее я показываю правую верхнюю часть нимба в обращенном цвете. На ней я читаю слова: МАСКА РЮРИКА, то есть ИЗОБРАЖЕНИЕ РЮРИКА в качестве титульной надписи. Иначе говоря, так называется вся композиция. На продолжении этой же части нимба в усиленном контрасте можно прочитать слова: ХРАМ РЮРИКА. – Я полагаю, что упоминаний Рюрика я привёл более, чем достаточно, и ни одного (кроме дописанной позже греческой символики) упоминания Иисуса Христа – ни на самом портрете, ни на его фоне, ни на нимбе.

    И последнее, что я хотел бы прочитать, это датировку. Ее можно заметить на правой щеке Спаса под правым глазом: 8 ГОД ЯРА. Это – год прихода Яра Рюрика к абсолютной власти над всеми войсками Евразии. При пересчёте на привычное для нас летоисчисление эта дата может быть записана как 864 ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА. Она отстоит от рождения прототипа Христа Исы Кресеня ровно на 190 лет.

    Что же получается? – В статье [5] я писал: «Почему изображение Рюрика было сделано весьма похожим на изображение Христа? – Задав его, я тут же понял его некорректность: Рюрик жил на свете ДО Христа, поэтому он НЕ МОГ быть похожим на Христа. Он был похож на самого себя. А вот более поздний Иисус Христос, которого иконописцы снабдили практически всеми аксессуарами Рюрика (крестом, нимбом, одеянием, храмами, иконами, Библией), был ими же награждён и внешностью Рюрика. Это был последний, но самый важный аспект медленной подмены учения одного великого человека на учение другого».

    Иначе говоря, тогда я полагал, что Иисуса сделали похожим на Рюрика. Но теперь выясняется, что Рюрика назначили быть Иисусом. И для этого был сделан первый хронологический сдвиг: на 190 лет от прихода Рюрика к абсолютной власти + 58 лет от рождения Рюрика = 248 лет, почти четверть тысячелетия. Позже этот сдвиг составил 1054 года. Вот что могла бы продемонстрировать А.А. Медынцева в качестве примера возможностей эпиграфики. Однако она этого не сделала, поскольку вроде бы на ранних иконах Спаса русских надписей БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО. Такова парадигма современной эпиграфики. Хотя, как мы видели, их там очень много. Я только что показал 24 слова и 3 числа, хотя почитал вряд ли половину вписанного в икону русского текста.

    На этом примере выяснилось, что имеются области, куда эпиграфике вторгаться не то, что запрещено, но НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ. Хотя наука, вроде бы, давно освободилась от религиозных предпочтений и запретов и ее интересует только истина.  

    Я продолжу рассмотрение палеофонии. Еще один пример: святой Николай, широко почитаемый на Руси, – это епископ Николай Мирликийский. Википедия о нём пишет: «Никола́й Чудотво́рец; Николай Уго́дник; Святи́тель Николай (греч. Άγιος Νικόλαος — святой Николай; около 270 года, Ликия — около 345 года) — святой в исторических церквях, архиепископ Мир Ликийских (Византия). В христианстве почитается как чудотворец, является покровителем путешествующих, заключённых и сирот, на Западе — покровителем практически всех слоёв общества, но, в основном, детей».

    Но не могла ли со временем в написание МИР ЛИКИЙСКИЙ вкрасться ошибка? Не могло ли так оказаться, что это был МАРЫ ЛИК, а Николай был не МИРЛИКИЙСКИЙ, а МАРЛИКИЙСКИЙ? – Для проверки обратимся к иконе, которая в той же статье Википедии приведена как «Икона из монастыря Святой Екатерины, XIII век», рис. 3.

     

    Рис. 3. Икона Николая Чудотворца из монастыря св. Екатерины

    Икона Николая Чудотворца.

    Википедия поясняет подпись под иконой: «Рождение: около 270 года, Ликия. Смерть: около 345 года, Мира, Демре, Анталия, Турция». Было бы весьма интересно прочитать эти же данные на самой иконе.

    Икону я привёл в усиленном контрасте, чтобы можно было прочитать надписи, которые при обычном репродуцировании из-за слабого контраста просто не видны. И на рис. 4 я представил только лицо с частью нимба в увеличенном размере.

    Слева и справа от темечка на нимбе я читаю слова: В ХРАМЕ МАРЫ 35 РЮРИКА, что на современном русском языке означает: В ФИЛИАЛЕ ХРАМА МАРЫ РЮРИКА ВЕЛИКОГО НОГОРОДА. А из этого следует, что данная икона подписана целиком по-русски и также относится к великому русскому наследию, и, кроме того, поскольку существует храм Мары Рюрика, Николай жил не в IIIвеке н.э., а позже IX-Х вв. н.э. Так что приведенные в Википедии даты его рождения и смерти – ложные.

     

    Рис. 4. Моё чтение надписей на иконе Николая Чудотворца

    Продолжая чтение, перехожу к надписям в левой верхней строке иконы на рис. 3. Там я читаю удивительные слова: ВЕРИЛ В ХРИСТА. А разве остальные христиане в Христа НЕ ВЕРИЛИ? Сам оборот речи показывает, что такую ремарку можно сделать лишь для человека, который по должности не был христианином, но на каком-то этапе уверовал в Христа и стал христианином, чём и состояло основное его чудо.

    И далее на первой строке я читаю продолжение: В ХРАМАХ МАРЫ ХРИСТА. Иначе говоря, он был должностным лицом в ведической вере, причём в тех храмах, которые затем стали храмами Христа. Так что данная местность в нынешней Турции была действительно МИРОМ ЛИКА МАРЫ.

    Далее я перехожу к рассмотрению надписей на лице святителя Николая. Сначала я обращаю внимание на порванную часть иконы на верхней части головы. Этот порыв холста обнажил надпись: 35 ХРАМ МАРЫ ХАР(АОНА РЮРИКА), которая только подтверждает мои предыдущие чтения.

    На левой щеке (справа от зрителя) имеется менее сильное повреждение поверхности иконы. В обращённом цвете тут можно прочитать слова: 35 МАРЫ ВИМАН РЮРИКА 45 ГОД, и к этой подписи можно добавить надпись на воротнике святителя: МИМ МАРЫ ЯРА. Иначе говоря, официальная должность святителя Николая была ЖРЕЦ МАРЫ РЮРИКА ЯРА, что при переводе на христианский язык в точности соответствовало чину епископа. И на 45 ГОДУ своего возраста, служа в храме Мары виман Рюрика филиала Великого Новгорода, он уверовал в Христа.

    Когда же это случилось? Годы жизни святителя обозначены на его бороде. Тут я читаю отчасти в прямом,  отчасти в обращенном цвете даты: 405-503 ЯРА ГОД. Полагаю, что это – биографические даты Николая. В пересчёте на привычное для нас летоисчисление это приводит к датам: 1261-1358 ГОДЫ ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА. Так что дату его рождения Википедия перенесла почти на тысячу лет назад.

    А кто же изображен на иконе вместе со святителем Николаем? Рассмотрим мужской лик в правый профиль слева. Он подписан так: ВОЙСКА МАСКА МИМА РЮРИКА. Иными словами, это не икона Иисуса Христа, а икона Яра Рюрика. А кто же изображен справа? Может быть, это икона Богоматери? – Нет, это МИМА ХРАМА МАРЫ.

    Получается, что после смерти прототипа Иисуса Христа в 1086 году через 175 лет родился будущий святитель Николай, который за счёт своей ведической веры стал жрецом храма Мары и в свои 45 лет уверовал в Христа, со дня смерти которого прошло уже 220 лет. Это – еще один пример применения русского эпиграфического анализа к древнегреческому (якобы) материалу. И заодно – пример превращения ЛИКА МАРЫ в МИРЛИКА, но уже в новое время.  

    Заканчивая раздел о палеофонии хотел бы заметить, что, поскольку Кирилл и Мефодий жили в XIVвеке, когда они придумали так называемый старославянский язык, появление в русских текстах старославянизмов свидетельствует о том, что они написаны или в этот век, или позже.                     

    Таблица начертания букв.

    Понятно, что пересмотру я хотел бы подвергнуть не только теоретические аспекты монографии А. А. Медынцевой, но и ее примеры В качестве первого приводится Таблица 1 – Начертания букв датированных надписей (с 1052 по 1252 годы н.э.), рис. 1 [2:19].

     

    Рис. 5. Таблица 1. Начертание букв датированных надписей

    В пояснении к таблице этот автор пишет: «В таблице, приложенной к данной работе, представлены начертания букв надписей XI-XIII вв., имеющих точную дату в тексте. Среди надписей, вошедших в свод Б.А. Рыбакова и ставших известными в последнее время, имеются и надписи на камнях надписи на металлической утвари, на дереве, происходящие из различных областей древней Руси. Эта азбука, в которой представлены начертания всех букв, встреченных в надписях, даёт возможность сравнения буквенных начертаний исследуемого памятника с точно датированными надписями» [2:17] Правда, это подход не эпиграфики, а палеографии, которая исходит из сложившейся, устоявшейся системы письма в данной местности.

    И потому вполне закономерна следующая ссылка на трудности: «Но легко заметить, что количество букв в разных надписях не одинаковое, большинство надписей кратко и зачастую нельзя отделить случайное начертание от типичного из-за недостатка материал. В этом состоит главная трудность датировки надписей – их краткость и традиционность часто не позволят отличить случайное от закономерного, индивидуальные особенности почерка от датирующих примет» [2:17].

    Первое, на что я обратил внимание, это на датировки – только с 1052 года. Почему же не на век раньше, как обещано? Почему же не с середины IXвека? Я показал на рис. 2 пример 864 года. – Естественно, я многократно рассматривал примеры и других десятилетий IXвека. Тем самым археологи нарочно не захотели рассматривать более ранние артефакты с русскими надписями. – Странная позиция!

    Кроме того, в целом рассматривается очень небольшое число надписей в каждом разделе таблицы. Это – как бы признание немощи российской археологической науки.

    Надпись на корчаге из Гнёздова.

    Ну, а как читают российские археологи, что представляет предмет их гордости? Этому посвящена вторая глава: «Надписи-граффити».

    Она начинается такими словами: «На больших сосудах для хранения вина и масла, так называемых корчагах, довольно часто встречаются зарубки, метки, отдельные буквы. Более редкой находкой являются надписи. к таким редким надписям принадлежит и древнейшая из известных до сего дня надпись на корчаге из Гнёздова [6]. За пятьдесят лет, прошедших со времени находки древнейшей русской надписи, появилось немало работ, как в нашей стране, ак и за рубежом, посвященных ее расшифровке. К сожалению, нельзя считать и сегодня, что надпись получила полное прочтение и объяснение» [2:21].

    И опять мы видим признание едва ли не краха российской эпиграфики. Не смогли прочитать за полвека три слова? – Да это курам на смех! Но три слова? Не ошибся ли я? – «Существует несколько вариантов прочтения: ГОРОУХЩА, ГОРОУШНА, ГОРОУХ ПСА, ГОРОУН’А, ГОРОУНЩА, (ГОРОНЩА). Различное прочтение предполагает и различное толкование надписи: как обозначение содержимого сосуда – горчичное семя или горчичное масло, нефть (горючее) или как имя владельца корчаги» [2:24]. – Да, я ошибся: прочитано за 50 лет только ОДНО слово!

    А что я писал в 2008 году? – А вот что: «Моя книга вышла в 2003 году [7:242-243, рис. 176 и 177], и я, ссылаясь на великолепную фотографию из данной монографии А.А. Медынцевой, показываю, что помимо центральной надписи существует и масса других.

    Рис. 6. Моя прорись и моё чтение надписей на гнёздовской корчаге

    На рис. 6 наверху, – процарапанные буквы, внизу – моё чтение надписей. Теперь есть возможность прочитать данные надписи. Вначале – отдельно стоящая буква N, которая читается КАНЪ или КАНА (эти слова я уже читал многократно; они означают СОСУД). Есть и надпись КАНЪ покрупнее - она самая правая. Затем я читаю две нижние надписи как МОЛОКО и МОЛОКА. Уже эти две надписи снимают такие прежние чтения как ГОРЧИЦА, ГОРЮЧАЯ, ГОРЕЛКА, НЕФТЬ и КАША, поскольку тут хранилось молоко. Верхняя надпись читается КАНЪ ЯТЪ, то есть КАН ВЗЯТ, ОПУСТОШЕН. Возможно, что где-то должна быть следующая надпись типа ЛЕЙ, НАЛЕЙ, ЗАЛЕЙ. И действительно, мы находим эти слова на основной надписи в виде лигатуры.

    Если рассмотреть центр лигатуры основной надписи, то она образует слоговой знак ЛИ. Ее правая половинка образует знак ЗА, левая - знак ЛО. Еще левее, образуя лигатуру со слоговым знаком ЛО, находится знак ТЕ. Таким образом, лигатуру можно прочитать как слово ЗАЛИТЬ, но еще имеются знаки руницы ЛО слева и КА справа.

    Теперь можно прочитать всю надпись. Сначала читаются буквы кириллицы, ГОРО, а затем – знак руницы ЛО. Потом – ЗАЛИТЬ. Наконец, знак руницы КА, потом букву Н наверху его правой мачты и, в заключение, самую правую букву А. Итак, получается надпись ГОРОЛО ЗАЛИТЬ КАНА, то есть ЗАЛИТЬ ГОРЛО КАНА.

    Надпись ГОРОЛО в качестве ГОРЪЛО вполне соответствует надписи НАСТОКИНО в смысле НАСТЪКИНО на одном из пряслиц, то есть начертание РО вместо РЪ отражает неразличение этих слогов в письме руницей. Слово КАНЪ на этой амфоре в данном случае повторено в четвертый раз, и оно вполне согласуется с предшествующей надписью КАНЪ ЯТЪ в смысле КАН ПУСТ. Раз КАН ПУСТ, стало быть, требуется его залить. При этом надпись требует заливки по самую пробку, включая горловину. Так что никаких внутренних противоречий эта надпись не содержит. Неоднократность употребления слов КАНЪ и МОЛОКО означает, что надписи со временем стирались, и их требовалось возобновлять. Я могу предположить, что слово КАНЪ в данном контексте означало ТОЛЬКО КАН, ПОСУДА и, следовательно, являлось требованием заливки. После заливки надпись КАНЪ стирали и писали МОЛОКО или КАНЪ МОЛОКА. Так было дважды. На третий раз начертали: КАНЪ ЯТЪ. И после этого появилась надпись, вызвавшая столько трудов при ее чтении: ГОРОЛО ЗАЛИТЬ КАНА. Но теперь залили в последний раз, ибо, выпив содержимое, данную посуду разбили при насыпке кургана.

    Возникает вопрос: почему ГО-РО-ЛО, а не горло? Отвечаю: потому, что наши предки привыкли писать слоговым способом, и даже когда перешли на буквы, хотелось писать только открытые слоги, то есть не ГОР- ЛО, а ГО-РО-ЛО» [1].

    Однако теперь я читаю гораздо больше слов, поскольку к чтению процарапанных букв я добавляю чтение букв, написанных краской.

     

    Рис. 7. Вид корчаги сверху и моё чтение надписей

    А как нужно читать эту надпись с моей современной точки зрения? Критика должна быть конструктивной, а потому я показываю, как должны были бы прочитать эту надпись опытные эпиграфисты. На рис. 7 вверху я показываю надпись на корчаге при виде сверху. И далее я читаю строку за строкой.

    На верхней, первой строке я читаю: РЮРИКА СКИФА ИЗ 35 ХРАМА МАСКА ИЗ ВОЙСКА ХАРАОНА СКИФА. На современном русском языке это означает (СОСУД) РЮРИКА СКИФА ИЗ ХРАМА ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА И ИЗОБРАЖЕНИЕ ХАРАОНА ИЗ ВОЙСКА СКИФА. На второй строке можно видеть такие слова: ХРАМА ВИМАН И ХАРАОНА РИМА РЮРИКА ЯРА РУСИ МАРЫ. На третьей строке можно видеть такой текст: ХРАМА МОЛОЧНЫЙ КАН НА РЮРИКА ЯРА КРАЮ, то есть, упоминается ХРАМОВЫЙ МОЛОЧНЫЙ СОСУД ИЗ РЮРИКА КРАЯ. И, наконец, на четвертой строке читаются слова: ЗАЛИТИ КАН ПО ГОРОЛЫШКО ЛИКА РЮРИКА В ХРАМАХ МАРЫ ЯРА РЮРИКА, что означает ЗАЛИТЬ СОСУД ПО ГОРЛЫШКО ИЗОБРАЖЕНИЯ РЮРИКА В ХРАМАХ МАРЫ ЯРА РЮРИКА. При этом слово ЛИКА сначала было написано слоговым письмом руницей, а затем продублировано буквами.

    Так что мы видим, что написание слова ГОРОЛЫШКО вместо с двумя слоговыми знаками ЛИКА (то есть, двух слов) оказалось академическим горе-эпиграфистам настолько сложным, что его за полвека так и не смогли прочитать правильно. Из этого следует, что они в своё время не открыли существование слоговых рун Макоши (руницы), и потому не опознали эти знаки (это не очень существенно, поскольку написание данного слова дублируется буквами), но не только. И даже без этого они НЕ ЗАМЕТИЛИ существование написанных букв, поскольку не были к этому морально готовы. Из 37 слов и 1 числа эти якобы профессионалы (ведущие научные сотрудники, доктора исторических наук) прочитали всего одного слово, специально дополнительно выделенное.  

     

    Рис. 8. Вид корчаги сбоку и моё чтение надписей

     

    Что касается рис. 7 вверху, то его можно видеть и в монографии А.А. Медынцевой [2:22, рис. 1б)], и там при большом напряжении зрения еще можно разглядеть помимо процарапанной надписи и нарисованные буквы (подпись под рисунком гласит: «Надпись»). Однако на виде сбоку [2:22, рис.1а)] с подписью «Общий вид» отдельных букв из-за их малости уже не различить. Иначе говоря, эпиграфисты подходят к артефакту с презумпцией  отсутствия плохо различимых надписей, как если бы за тысячи лет лежания в грунте эти надписи должны были сохраниться в неизменном отличном виде.

    Но в наши дни в интернете несложно получить хорошие цветные фотографии сосуда с высоким разрешением, что позволяет читать надписи. И первое, что я делаю, так это выявляю тот самый лик Рюрика, по горлышко которого разрешено заливать молоко. Этот уровень на поле дешифровки я помечаю стрелкой. Он как раз соответствует низу ручек сосуда. Полагаю, что этот запрет был сделан по каким-то соображениям, например, по величине нагрузки на ручки – скажем, если сосуд залить до самого верха, то одна из ручек может сломаться.

    А далее я читаю: над ликом слева и на лике на уровне левого глаза слова – ХРАМА МАРЫ МОЛОКО. Эта надпись подтверждает предыдущие чтения. А справа от вертикальной линии почти в центре сосуда можно прочитать слова: КАН МОЛОКА, то есть, СОСУД МОЛОКА. На уровне середины сосуда можно видеть поясной портрет женщины в правый профиль, а рядом находится подпись: МАРЫ ХРАМА МИМА.

    Правее я читаю ряд строк: на одной – слова ВИМАН МАРЫ МАСКА РЮРИКА, что означает: ИЗОБРАЖЕНИЕ РЮРИКА (ОТ ХРАМА МАРЫ) ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ ТИПА САМОЛЁТОВ. А ниже – слова: МАСКА 35 АРКОНЫ, что означает: ИЗОБРАЖЕНИЕ ИЗ ФИЛИАЛА ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА. Возможно, на этом ракурсе сосуда имеются и иные изображения, однако их я пока не выявил.

    А всего добавилось еще 14 слов и 1 число. Правда, имеется еще один ракурс сосуда, рис. 9.

     

    Рис. 9. Тот же сосуд, вид с другой стороны, и моё чтение надписей

    Хотя на ракурсе, показанном на рис. 9, можно видеть сосуд с другой стороны, и видны надписи на ручках и горлышке, я прочту только одну надпись на черепке, расположенном на средней линии сосуда слева. Тут я читаю слова: МАСКА ХРАМА МАРЫ, то есть, ИЗОБРАЖЕНИЕ ИЗ ХРАМА МАРЫ. Впрочем, такие слова я уже читал.

    Просуммировав 37 + 3 + 14 слов, получаем 54 слова. И еще 2 числа. Причём, я прочитал далеко не весь текст. Получается, что профессиональные археологи, найдя 1 слово, заметили менее 2% текста. Можно ли их после этого считать профессионалами? Тем более, что это для них текст – важнейший, поскольку он якобы самый древний. Но я выше показал и более древний текст на русском языке, причём еще раз повторю, что он не единственный такой древности.

    Полагаю, что читатели уже поняли, что такое профессиональные археологи. Приведу заключительные строки из рассуждения автора по поводу первого артефакта: «Графические особенности надписи, не позволяющие пока ее достоверное прочтение, не позволяют и дать ее окончательное толкование. Вероятно, меньше всего данных считать, что в амфоре хранились горчица или какая-либо другая пряность» [2:31]. – Именно так, хотя получается, что виноваты не эпиграфисты, а сама надпись. Удивительно!

    Однако по одному примеру всё же судить нельзя, попробуем рассмотреть хотя бы еще один артефакт с надписью.

    Надпись на ручке из Тмутаракани.

    Жалобы на краткость письменного материала меня удивили – а вот мне не хватает времени для того, чтобы читать всё более длинные надписи. Где же Медынцева нашла короткие строки? – Перелистывая книгу, во второй главе я наткнулся на ее рис. 2: «Надпись на ручке амфоры из Тмутаракани» [2:32]. О ней автор замечает: Эта надпись, очевидно, не менее важная для истории русской культуры, чем предыдущая. Надпись, вернее, фрагмент ее, обнаружена на обломке массивной ручки амфоры при раскопках древней Тмутаракани под руководством Б.А, Рыбакова в слоях Х века. Сохранились только три буквы надписи: БАТ. Важно отметить, что сохранившиеся буквы – конец какого-то слова» [2:31-32].

    Еще почти 10 лет назад я не поверил том, что на ручке написано всего три буквы, и написал: «Как и в предыдущем случае, я начинаю с пристального всматривания в фотографию, где можно найти дополнительные знаки. Всего я нахожу 8 групп, хотя на самом деле их, видимо, больше. Помимо надписи, похожей на БАТ, имеется слева целая группа, которую А.А. Медынцева приняла за остаток какой-то буквы; внизу расположена третья группа. Еще две группы размещены правее. Наконец, совсем справа можно увидеть еще три группы: вверху, чуть ниже, и внизу.

    Рис. 10. Мое чтение второстепенных надписей и надписи на бляшке из Херсонеса

    Как обычно, начнем чтение с второстепенных надписей. Одна из них гласит МОЛОКЪ, то есть МОЛОКО. На двух других можно прочитать СЬЛИТО, то есть СЛИТО. Как видим, здесь вместо слова КАНЪ писали СЬЛИТО, чтобы обозначить, что сосуд пуст и его можно заливать снова. Кроме того, дважды написано слово ЛОЗОВА РУСЬ. Мне это словосочетание попадалось, оно обозначало РУССКОЕ КНЯЖЕСТВО В КРЫМУ. Впервые я познакомился с этой надписью, когда прочитал узор на бляшке из Херсонеса, которую я встретил в работе Гезы Фехера; на рисункея помещаю узор этой бляшки и его чтение справа внизу. На ней я прочитал надпись РУСЬ ЛОЗОВА, то есть РУСЬ ВИНОГРАДНАЯ, и понял, что речь идет о славянском названии Крыма в Х веке. Теперь это же словосочетание мне встречается на ручке амфоры из Тмутаракани, которая тоже находится в Крыму.

    Далее можно перейти к чтению основной надписи на ручке амфоры из Тмутаракани. Я считаю, что буква Б читается слоговым способом; до сих пор мне встречалось только одно ее чтение, как БЫ. Далее следует лигатура из кирилловских букв Л и А, что образует слово БЫЛА. Далее я вижу два слоговых знака, ГО (зеркальный) и ТА. Все это читается как БЫЛА ГОТА, то есть (ПРЕЖДЕ) ПРИНАДЛЕЖАЛА ГОТУ. Эта интерпретация подтверждается надписью ниже, чисто кирилловской (где, однако, не видно правой части последней буквы): ГОТА. Эта надпись оправдывает начертание ЛОЗОВА РУСЬ: необходимо было отличить, какие вещи принадлежали готам, а какие - русским крымчанам.

    Теперь пусть читатель сам поймет, как назвать эпиграфиста, который из 28 знаков видит лишь 3, а вместо осмысленных надписей – ничего не значащую надпись БАТ. Такова цена шельмования руницы». – Но это при том, что Медынцева правильно выделила только три названные буквы.

    За прошедшие с тех пор годы я понял, что простое копирование изображения артефакта из источника неправомерно, поскольку исходная надпись или изображение потеряли и контраст, и размер. И если сначала я начал применять усиление контраста и увеличение размера изображения лишь для сложных случаев, то позже я понял, что это должно стать нормой эпиграфического анализа, чего А.А. Медынцева, к сожалению, не знала. Отсюда и столь плачевный результат.

    Рис. 11. Моя трактовка исходного изображения и чтение первых надписей на ручке

    Теперь я учёл все ошибки, допущенные и профессиональными археологами, и моим доверием к ним, и усилил как контраст, так и размер изображения. Теперь я понял, что из основной надписи А.А. Медынцева прочитала только три наиболее ярко выделенные буквы. А вся надпись на четвертой строке гласила: ВОЙСКА БРАТЬ В АРКОНАХ. Иначе говоря, основная надпись содержит 4 слова, а в них написано 19 букв. Так что ею прочитано порядка 20% написанных букв. Но откуда она поймёт, о каких войсках идёт речь в надписи? Да и слово АРКОНЫ она вряд ли бы поняла правильно.

    Что же касается более мелкого текста, то эта исследовательница его не то, что проигнорировала, а просто не заметила. А между тем, он занимает 7 основных строк, да ещё

    \меются междустрочия. И на самом верхнем междустрочии я читаю слова: ХРАМ МАРЫ СТАНА В 35 АРКОНЕ ЯРА. Это – название храма приписки. На современном русском языке эти слова означают: ХРАМ МАРЫ В ВОИНСКОМ СТАНЕ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА. Просто  в Тмутаракани находился один из воинских гарнизонов Великого Новгорода.

    Далее следует первая строка основного текста, на которой я читаю слова: СОХРАН ХРАМА МАРЫ ВОИНОВ ВИМАН МАРЫ В 65 ГОД ЯРА. Полагаю, что даже если бы археологи прочитали такие слова, они бы ничего не поняли. На современном русском языке и при пересчёте на привычное для нас летоисчисление это приводит к такому тексту: МУЗЕЙ ХРАМА МАРЫ ВОИНОВ ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ ТИПА САМОЛЁТОВ В 911 ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА.

    А ниже в качестве нижней части той же первой строки я читаю слова: СТАНА МОСКВЫ МАРЫ РУСИ МАРЫ ВИМАН СТАНА РЮРИКА МИМА МАРЫ, ВАРЯГА МИМА ЯРА РЮРИКА. На современном русском языке это означает: (ВОИНСКОГО) СТАНА ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА ЕВРАЗИИ ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ СТАНА РЮРИКА, ЖРЕЦА МАРЫ, ВАРЯГА, ЖРЕЦА ЯРА РЮРИКА. – И это – только первая строка с пробелом, которая насчитывает 28 слов и 2 числа.

    Однако кроме слов тут имеются и лики. Лик № 1 находится на самом верху артефакта слева. Это – мужское лицо с усами и большой бородой в правый профиль. Лоб очень узкий. На лике имеется подпись: РИМА МИМ. Лик № 2 расположен симметрично на правой верхней части артефакта. Низ лица обрамляет небольшая черная бородка,  усы небольшие, нос картошкой. Лицо показано в правый профиль и немного задрано вверх. Под ним имеется подпись: 30 АРКОНЫ МАРЫ МИМ. Иначе говоря, ЖРЕЦ ХРАМА МАРЫ ЗАПАДНОГО КАИРА. Наконец, лик № 3 находится левее и ниже, чуть выше середины артефакта. Это – мужское светлое лицо анфас с небольшим поворотом вправо с едва заметной бородкой и в остальном чисто выбритое.

     

    Рис. 12. Продолжение моего чтения текста на артефакте из Тмутаракани

    Уже прочитанных строк достаточно, чтобы понять, что на данном артефакте текст значительно богаче словами, чем предыдущий объект. На следующей, пятой строке, я читаю слова: ВИМАНЫ МАРЫ МИРА МИМА ВИМАН РЮРИКА ХРАМА МАРЫ ПОЗВОЛЯЮТ ВИМАНАМ ВОЕВАТЬ ИМ В 35 ВОЙСКАХ, что на современном русском языке означает: ЛЕТАТЕЛЬНЫЕ АППАРАТЫ ТИПА САМОЛЁТОВ ЖРЕЦА ВВС РЮРИКА, (КУРИРУЕМЫЕ) ХРАМОМ МАРЫ, ПОЗВОЛЯЮТ САМОЛЁТАМ ВОЕВАТЬ В ВОЙСКАХ ВСЕХ 35 ВТОРИЧНЫХ АРКОН. То есть, практически, по всему Земному шару. Стратегически это очень важно.

    На шестой строке я читаю: СТАНОВ ЮГА ВИМАНЫ ВАГРИИ НАЧАЛИ ВЫСТУПАТЬ НА ЮЖНЫХ НАПРАВЛЕНИЯХ, ВЫСМАТРИВАЯ В РИМЕ РУСИ ВАРЯГА МИМА ВОЙСКА ЯРА. Это – весьма любопытная информация, говорящая о том, что во время войны с италийским Римом войска Рюрика несли большие потери, и им было необходимо их пополнять, для чего на поиски пока не принимавших в войне участия воинских гарнизонов на территории Рюрика были отправлены самолёты. Это известие перекликается с основной надписью о том, что ВОЙСКА НЕОБХОДИМО НАБИРАТЬ ТОЛЬКО ВО ВТОРИЧНЫХ АРКОНАХ, то есть, только в крупных городах. Оттуда могли бы прибыть пополнения из опытных солдат. Солдаты из крестьян, видимо, котировались в армии Рюрика не слишком высоко.

    На седьмой строке надпись гласит: ВИМАНЫ ЯРА ВАРЯГА РИМА МАРЫ СМОГЛИ ВАРЯГАМ МИРА МАРЫ РУСИ МАРЫ ВЫЯВИТЬ В СТАНАХ ЯРА ВАРЯГА ХАРАОНА. Эта строка говорит о том, что войска Яра (с территории Яра Рюрика) и войска Евразии через 40 лет после смерти Рюрика всё-таки еще различались. Собственные войска Рюрика помогли войскам Евразии выявить воинов Яра. Впрочем, об этом лучше прочитать восьмую строку, где написано: ЯРА ВИМАНЫ МАРЫ, КОТОРЫЕ СВЯЗАЛИСЬ С ВИМАНАМИ ВАРЯГА РЮРИКА ХАРАОНА И ВЫРВАЛИ У ВИМАН СКИФОВ ВИМАН. Так что тут появилось уточнение: не просто воинов Яра, а именно  скифов, хотя глагол ВЫРВАЛИ не совсем понятен, как если бы скифов приходилось отбить силой.

    На девятой строке я читаю: И МИМОВ ВАРЯГА ЯРА В АРКОНАХ ЯРА, ВОИНОВ РИМА МАРЫ МАСКИ МАРЫ МИМЫ ВОИНОВ СКИФОВ МАРЫ ВОЙСКА ВИМАН. На современном русском языке это означает: И ЖРЕЦОВ ВАРЯГА РЮРИКА В КРУПНЫХ ГОРОДАХ, ВОИНОВ ЗАПАДНОГО КАИРА ИЗ ХРАМОВ МАРЫ УСОПШИХ, ЖРЕЦОВ ВОИНОВ-СКИФОВ ВОЙСКА ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ ЕВРАЗИИ. Иначе говоря, перечисляются не только скифы, на которых охотились, но и другие категории лиц, представляющих интерес.

    Продолжение можно видеть на десятой строке: ОТ ВОЙСКА НА АРКОНАХ ЯРА ЯРА ВОЙСКА ХРАМА ВИМАН ЯРА МИМА РЮРИКА В 35 АРКОНУ ЯРА И В СТАН ВИМАН 30 ВИМАНЫ МАРЫ 35 ХРАМА МАРЫ. На современном русском языке это означает: ОТ ВОЙСК В КРУПНЫХ ГОРОДАХ ИЗ ВОЙСК В ХРАМАХ ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ ЖРЕЦА РЮРИКА (ПЕРЕДАЮТ) В ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД И В СТАН ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ ЗАПАДНОГО КАИРА ЛЕТАТЕЛЬНЫЕ АППАРАТЫ ТИПА САМОЛЁТОВ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА. Иначе говоря, как личный состав, так и летательные аппараты, найденные в крупных городах Евразии, передавались в военную столицу Яра Рюрика – в Западный Каир.

    На одиннадцатой строке я читаю слова: 30 ЯРА ХРАМА МАРЫ ХАРАОНА РИМА МАРЫ И 30 АРКОНЫ ЯРА РУСИ РУРИКА ЯРА ВОИНОВ РИМА С МАСКАМИ ВИМАН МАРЫ 35 АРКОНЫ ЯРА. На современном русском языке это можно представить так: В ХРАМЫ МАРЫ ЗАПАДНОГО КАИРА РИМА РЮРИКА И В СТАН ЗАПАДНОГО КАИРА РУСИ РЮРИКА ЯРА ВОИНОВ С ИЗОБРАЖЕНИЯМИ ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ ТИПА САМОЛЁТОВ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА. Иначе говоря, я тут усматриваю продолжение предыдущего предложения.

    Двенадцатая строка читается так: ХАРАОНА МИМА РЮРИКА В ХРАМАХ ЯРА РЮРИКА РУСИ МАРЫ И В ХРАМАХ ЯРА РУСИ РИМА ЯРА ХАРАОНА И МИМА РУСИ МАРЫ. – Здесь даются иные адреса, куда следовало бы переправить живую силу и технику, добытую в крупных городах Евразии: в ХРАМЫ ЯРА, подчиняющиеся Рюрику, и в храмы Италийской Рима, также принадлежащие Рюрику. Иначе говоря, Храмы Рюрика стали местом сосредоточения живой силы и техники армии Рюрика.

    На тринадцатой строке можно прочитать такой текст: НА РУСИ РЮРИКА В ХРАМАХ ЯРА, В ЮЖНЫХ ХРАМАХ В АРКОНАХ МАРЫ КРАЯ РЮРИКА ЯРА РУСИ МАРЫ, В 35 АРКОНЫ ХРАМАХ ВЕРНЫХ. Это – начало иного предложения, где перечисляются некие храмы, в том числе и Великого Новгорода, где, видимо, привезенная живая сила и техника должны будут найти какое-то применение.

    Четырнадцатая строка: В РУСИ РУРИКА У МИМЫ МАРЫ…Дальше чтение затруднительно, поскольку текст стал очень тёмным. Пятнадцатая строка также тёмная, а без нее шестнадцатую строку уже понять было бы сложно. Зато на 17-й строке я читаю датировку: 8 РЮРИКА ГОД, что при пересчёте на привычное для нас летоисчисление приводит к дате 864 ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА.

    Общий смысл понятен: описан маневр ВВС Рюрика по переводу живой силы и техники из подчинения войскам Евразии в подчинение и на территорию Руси Рюрика путём рейдерского захвата. Тут я прочитал еще 175 слов и 7 чисел, а в сумме с рис. 11 получилось 203 слова и 9 чисел. Из них академические эпиграфисты прочитали только полслова. То есть, в 400 раз меньше, чем можно было бы. Опять я хочу задать тот же вопрос: где тут профессионализм? – Я его не вижу.

    Но, возможно, эти два примера вовсе не показательны? Не допустимо ли, что именно в них сосредоточено максимальное количество ошибок, которые случайно наложились друг на друга? – Попробуем рассмотреть еще несколько примеров, благо в монографии [2] имеется еще несколько изображений обломков корчаг.

    Рис. 13. Корчага из Белгорода и моё чтение надписей

    Обломок корчаги из Белгорода.

    В монографии А.А. Медынцевой можно прочитать следующее: «При раскопках древнего Белгорода в 1969 году найдена (рис. 13) верхняя часть красноглиняной амфоры, на плечике которой по обожжённому сосуду процарапано имя ИЛИЯ, помимо имени на другой стороне корчаги отдельно Ѧ и три небольших буквы [8]. Фрагмент амфоры найден неподалёку от княжеской поварни, где найден горшок с княжеским клеймом. По условиям находки и, очевидно, палеографии, хотя об этом специально не говорится, издатели датировали надпись концом XI века. Прочтение имени сомнений не вызывает. оно прочерчено крупными глубокими чертами» [2:33-34]. – Далее автор обсуждает 5 найденных букв и переходит к датировке.

    «Для датировки надписи имеет значение и форма корчаги. Несмотря на то, что сохранилась только верхняя часть сосуда, тип корчаги поддаётся определению. Корчага красной глины небольшая, горло неширокое, с венчиком и намечающимся воротничком. Ручки не выступают за уровень венчика, подтреугольные в сечении. Таким образом, корчага принадлежит к характерному для Х в. типу, и надпись не могла быть сделана много позднее, хотя и бросается в глаза значительная потёртость горлышка …Комплекс данных: дата основания Белгорода, форма корчаги, палеографические особенности надписи позволяют признать наиболее вероятной датой надписи конец Х, начало XI века» [2:36]. Иначе говоря, где-то в промежутке порядка 30 лет с серединой на рубеже Х-XI веков. Для современной ортодоксальной археологии это подобная датировка считается довольно точной.

     

    Рис. 14. Другая сторона обломка корчаги из Белгорода и моё чтение надписей

    А далее я приступаю к своему эпиграфическому анализу данного артефакта на рис. 13. В чтении процарапанной надписи я не сомневаюсь, однако, познакомившись с особенностями берестяных грамот, смею утверждать, что 1) процарапанные или продавленные буквы обычно были нанесены значительно позже основного текста, причем позже иногда от 3 до 5 веков. Именно поэтому они и лучше сохранились, и передают боле знакомую грамматологическую реальность. И 2) имена собственные владельцев (как обычных людей, не богов и не жрецов) во времена Рюрика на любые материалы не наносились. Так что с одной стороны, датируется изготовление самой корчаги; а с другой – эти данные переносятся на более молодые черты владельческой надписи, скорее всего, повара Илии. И сразу возникает вопрос: что датируется: материал или надпись?

    Однако помимо этой более молодой надписи ИЛИЯ на черепке имеется и более древняя надпись. На уровне верха процарапанной надписи можно прочитать слова: НА СТАН ВОИНОВ 35 И 30 ЯРА АРКОНЫ. На современном русском языке это означает: (ДОСТАВИТЬ) НА СТАН ВОИНОВ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА И ЗАПАДНОГО КАИРА. А двумя горизонтальными полосами ниже я читаю уточнение адреса: В ХРАМЫ МАРЫ РЮРИКА.

    Имеется на этой стороне корчаги и датировка, которую я обвел белой прямоугольной рамочкой: 8 ГОД ЯРА. В пересчёте на привычное для нас летоисчисление она означает дату: 864 ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА, год собирания Рюриком всего войска Евразии под своим руководством. Замечу, что эта текстовая дата, совпадающая со временем нанесения более древней надписи, определена с точностью до одного года, и на примерно 140 лет ДРЕВНЕЕ даты, установленной академическими эпиграфистами.

       Далее я перехожу к чтению надписей на обратной стороне черепка корчаги, рис. 14. Здесь я читаю сначала надписи на левой ручке корчаги: ХРАМ МАРЫ ВИМАН ВОИНОВ. Иначе говоря, данная корчага ничем не отличается по своей принадлежности от предыдущих  артефактов. На правой ручке читаю ее назначение: МОЛОЧНАЯ КОРЧАГА.

    Эта надпись также совпадает с тем, что я прочитал на «древнейшей» надписи. На обратной стороне правой ручки корчаги можно видеть лигатуру, которую я читаю, как 35 СТАН. Точно такая же лигатура процарапана на основной поверхности и уточняет надпись, нанесенную краской: ВОИНОВ ВИМАН МАРЫ РУСИ МАРЫ. Иначе говоря, эта молочная корчага принадлежала ХРАМУ МАРЫ СТАНА ВОИНОВ ВИМАН ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ ТИПА САМОЛЁТОВ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА, который располагался на территории древнего Белгорода. Еще одну надпись ХРАМ МАРЫ можно видеть вблизи горлышка в виде букв средней плотности.

    Таким образом, читая далеко не все надписи (повторы я обычно опускаю), можно обнаружить наличие на данном артефакте не менее 24 слов и 4 цифр. А ортодоксальная академическая археология видит надпись только в 1 слово и в 1 букву! – Разумеется, тут мы наблюдаем не столь разительное расхождение между реальной надписью и тем, что прочитано «профессионалами», как в предыдущем примере, однако чтение 1 слова из 24 и явное неумение разложить лигатуру, приняв ее за букву «юс малый» (которой до XIVвека вообще не могло быть в русских  надписях) всё же выдаёт крайне низкий уровень эпиграфической подготовки этих «профессионалов».

     

    Рис. 15. Надпись на корчаге из Киева и моё ее чтение

    Обломок корчаги из Киева.

    Рассмотрим четвертый пример: «Эта надпись, рис. 15, прочерченная вокруг горлышка на фрагменте корчаги, найденной при земляных работах в Киеве на территории Старого города, широко известна. Тем не менее есть разногласия как в ее реконструкции и датировке, так и в оценке ее значения для истории керамического производства. Надпись сохранилась фрагментарно. Впервые о ней написал В.Я. Ржига, который прочёл остатки слов:НЕША … А КЪРЧАГА СИ …, упомянув, что надпись нацарапана почерком XII века, и, вероятно, обозначает владельца корчаги [9:38]. Детальное изучение надписи предпринял Б.А. Рыбаков. Он предложил реконструкцию надписи, сопоставив сохранившиеся слова и буквы, с учётом расстояния между ними, с благопожелательными согдийскими надписями. В его реконструкции надпись гласит: [БЛАГОДАТ]НЕША ПЛОНА КОРЧАГА СИ[Я], – то есть, БЛАГОДАТНА ПОЛНАЯ ЭТА КОРЧАГА» [2:36].    

    На данном примере мы видим вроде бы явный прогресс академической эпиграфики, которая ухитрилась прочитать уже целых 4 слова из 17 букв и реконструировать еще 9 букв, так что реально прочитано 66% надписи, а треть – домыслена. Однако не будем торопиться с выводами и попытаемся прочитать данную надпись самостоятельно.

    Согласимся с 4 словами и начнём чтение с самого левого. Однако здесь сразу видно, что присутствует выше прочитанного слова еще несколько слов меньшего размера. Я их читаю так: ВОЙСКА ХРАМА МИМА РЮРИКА. МОЛОЧНАЯ ВОИНОВ… и далее перехожу к чтению реконструированного слова. Вместо слова БЛАГОДАТНЕША я читаю слово СВЯТАЯ, и далее слово МАРЫ, и ниже: 35 ХРАМА МАРЫ. Слово ПЛОНА можно понять, как ПОЛНА, затем следует слово КОРЧАГА, а далее – два не прочитанных слова: С НОВЫМ МОЛОКОМ. Они находятся справа от горлышка корчаги и частично за горлышком, однако вполне читаемы.

    Итак, основная надпись выглядит, как ПОЛНА КОРЧАГА С НОВЫМ МОЛОКОМ, где из 5 слов 3 не прочитаны, слова ВОЙСКА ХРАМА МАРЫ 35 ХРАМА МАРЫ не замечены (5 СЛОВ И 1 ЧИСЛО), а слова СВЯТАЯ МАРЫ РЮРИКА поняты, как слово БЛАГОДАТНЕЙШАЯ, то есть, это слово сочинено. А в сумме правильно прочитаны 2 слова из 13. Это – лучшее достижение академической эпиграфики. Точнее, рядовой археолог как эпиграфист смог прочитать 1 полное слово и  фрагменты еще 3, а академик-секретарь отделения истории, академик АН СССР Б.А. Рыбаков постарался спасти положение, из реконструировал еще пару слов.

    Замечу, что буква «Я» как йотированная буква «А» в слове СИЯ, а также лигатура на предыдущей надписи, принятая за «юс малый» показывают, что к надписям IX-XIвека академические эпиграфисты подходят с позиции кирилловской надписи, тогда как Кирилл до XIVвека еще не существовал в природе, и походить к надписям следовало с позиций рун Рода, в которых указанных букв не было. Но академическая эпиграфическая наука этого не знала, как не знает и по сей день.

    Ну, и наконец, последний пример, опять с надписью на корчаге.

     

    Рис. 16. Надпись на обломке другой корчаги из Киева и моё чтение надписей

    Обломок второй корчаги из Киева.

    «В 1975 году при строительстве метро в Киеве, на Подоле, найдена небольшая корчага грушевидной формы с круглым дном и массивными ручками, круглыми в сечении. В верхней части корчаги, между круглыми ручками, прочерчено по сухому после обжига сосуда крупными, глубоко врезанными буквами, рис. 16, МСТСЛВЛЬ КРЧГЬМСТИСТАВЛЬ КОРЧАГ [10]. Издатели надписи, ссылаясь на устную консультацию С.А. Высоцкого о том, что надпись по палеографическим особенностям, можно отнести к XIII веку, высказали предположение, что амфора принадлежала Мстиславу Романовичу, который занял великокняжеский престол в 1214 году. Позднее С.А. Высоцкий, предприняв палеографический анализ надписи, датировал ее XII веком» [2:47].

    Проанализировав надпись, А.А. Медынцева приходит к собственному выводу: «По палеографическим показателям мы не можем настаивать на датировки надписи именно XII веком. Нужно учесть и форму корчаги, на которой обнаружена надпись, типичную для комплексов XII-XIII веков. Такая широкая датировка исключает возможность связать надпись с каким-либо определенным князем Мстиславом, хотя она, конечно, связана с княжеским хозяйством» [2:48].

    А теперь перейдём к рассмотрению изображения самой корчаги. На ее левой ручке можно прочитать слова: ХРАМА ЯРА ИЗ 30 И 35 АРКОН, то есть, ХРАМА ЯРА ИЗ ЗАПАДНОГО КАИРА И ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА, что говорит, по меньшей мере, о принадлежности корчаги храму воинов, но никак не о княжеском хозяйстве. Впрочем, современной археологии понятие «храмового хозяйства» неизвестно, а тем более «храмового хозяйства воинских гарнизонов». Так что всё, что отличается от крестьянского или городского хозяйства, археологи считают принадлежащих к хозяйству князя. – Весьма бедная картина изучаемого периода!

    Под правой ручкой я читаю слова: 8 ГОД ЯРА. СТАН ВОИНОВ ВИМАН МАРЫ. В пересчёте на привычное для нас летоисчисление, речь идёт о дате 864 ГОДЕ ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА, а вовсе не о XII-XIIIвеках, как полагают эпиграфисты. Такова цена «палеографических показателей» с «учётом формы корчаги»! Иначе говоря, возраст корчаги эпиграфисты специально занизили, чтобы подтянуть этот возраст к существованию «княжеских хозяйств». Что же касается надписи СТАН ВОИНОВ ВИМАН МАНЫ (то есть, СТАНА ВОИНОВ ВИМАН ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ ТИПА САМОЛЁТОВ), то она полностью опровергает предположение эпиграфистов о «княжеском хозяйстве». Хочется пожелать этим начинающим постигать профессию меньше предполагать, а больше читать.

    Под серединой надписи в обращённом цвете можно прочитать слова: РЮРИКА НА РУСИ МАРЫ, а под словом КОРЧАГА – слово МИМЫ. Иначе говоря, данный сосуд принадлежал ЖРИЦЕ ХРАМА РЮРИКА, которую никак не могли звать МСТИСЛАВОЙ, да и написание имени собственного в IX-Xвеках запрещалось. Но верно ли прочитано само это слово? – Заметим, что прочитанному эпиграфистами слову МСТСЛВЛЬ на артефакте нет соответствия ни последней букве «Ь» (она  отсутствует), ни предпоследней букве «В» (вместо нее мы видим букву «К», причём отчетливо). Если учесть, что и первая буква «М» может быть прочитана, как «ЛИ», то получившееся словосочетание ЛИСТ СЛКЛ вообще не имеет никакого соответствия слову МСТСЛВЛЬ.

    Во второй части слова МСТСЛВЛЬ возникает вопрос, являются ли две буквы, прочитанные эпиграфистами, как «Л», действительно ими. На мой взгляд, это буквы «А», что даёт начало слово АКА. Продолжение мы видим строкой ниже, где буквы нанесены краской: ЦИИ. Так что вместо неведомого МСТИСЛАВА, надпись гласит ЛИСТ АКАЦИИ. Возможно, что сушеный лист акаций определенного вида применялся в кулинарии как приправа наряду с листом лавра.

    Так что из 19 слов, которые я прочитал на данном фрагменте корчаги, эпиграфистами верно прочитано только одно из двух заявленных. Полагаю, что 10% замеченных слов и 5% прочитанных верно – это лучший результат академических эпиграфистов.

    Обсуждение.

    Я хотел бы его поделить на три части: первую – о себе, вторую – об уровне академической эпиграфики, и третью – о прочитанных текстах.

    Что касается меня, то я себя никогда не считал эпиграфистом. Я окончил физический факультет МГУ и получил незаконченное высшее образование как филолог, но кандидатскую и докторскую диссертацию как философ получил в качестве методолога науки. Именно последнее меня и стало беспокоить, когда я соприкоснулся с историей письменности. Мне казалось странным и неоправданным игнорирование археологами целого пласта русской письменности, а именно – руницы. Но, чтобы доказать существование руницы, пришлось перелопатить массу книг, частично из библиотек, частично покупая их либо в обычных книжных магазинах, либо в букинистических. В результате у меня появилось три собственного сочинения монографии, одна посвященная собственно рунице, а две других – анализу артефактов, найденных археологами. Правда, лет 20 назад я посчитал, что открытие руницы войдёт в археологию не сразу, но то, что оно так и не войдёт по сей день, я не ожидал.

    Это заставило меня обратить более пристальное внимание на саму археологию. Я записался в читальный зал Института археологии РАН, и узнал не только то, что на дом книги не выдаются, но и о существовании более серьёзного запрета: литературу из архива нельзя читать даже в читальном зале. Она выдавалась только сотрудникам ИА РАН. Меня это удивило: что за «тайны мадридского двора?»

    Позже, однако, я понял причины подобного засекречивания: археологические находки должны подтверждать господствующую в археологии доктрину (на современном научном языке, «парадигму»). Я провёл  параллель с Институтом конкретных социологических исследований Левады: если бы он оставлял результаты социологических опросов в архиве, то его институт не разогнали бы власти. А разогнали именно потому, что результаты опросов населения не соответствовали идеологическим установкам ЦК КПСС. Научная истина властей не интересовала. Наука должна была соответствовать идеологическим мифам. Так что археологи поступили хитрее Левады.

    Большое впечатление на меня произвел мой разговор с Борисом Александровичем Рыбаковым за два года до его смерти у него дома. Он не только спокойно выслушал результаты моих исследований руницы, но и попросил написать его фамилию знаками русского слогового письма, хотя в 1940 году обозвал это письмо «знаками собственности в княжеском хозяйстве». – Что ж времена меняются, и многие люди прозревают. До того мы с ним знакомы не были, и подумать, что Рыбаков просто мне симпатизирует, у меня не было никаких оснований.

    Зато моя знакомая еще со школы Елена Александровна Мельникова, которая много мне рассказывала и о своей знакомой Альбине Александровне Медынцевой, мне не только не симпатизировала, но известие о существовании руницы приняла в штыки, пытаясь везде найти какие-то подвохи. Так что личное знакомство и дружеские отношения вовсе не влияют на научные позиции.

    Поэтому, давая рецензии на работы эпиграфистов и стараясь прочитать всё больше надписей, я постепенно оттачивал своё эпиграфическое мастерство. Постепенно я понял, что основное число древних русских надписей написано не руницей, а слабо контрастными буквами весьма знакомого нам алфавита, который мы называем «кириллицей». Однако в этом алфавите отсутствовали буквы греческого происхождения, юсы, лигатуры «I» с «А» и с «Е», твёрдые знаки, а также буква «ЯТЬ». Это был алфавит, который я назвал «протокириллицей», и который, как я позже узнал, назывался «руны Рода». Если считать, что составление полного силлабария (аналога алфавита, но для слоговой письменности) стало моим первым открытием в палеографии, то выявление рун Рода – вторым. Третьим стало создание полного алфавита для этрусской письменности.

    Теперь, опираясь на эти три алфавита, я смог прочитать любой русский текст, даже если он был написал знаками, заимствованными из любого вида славянского письма. Постепенно я овладел техникой разложения лигатур на составные знаки, способами усиления контраста и увеличения размеров нужных частей дешифруемых надписей, а также обращением в цвете светлых надписей на тёмном фоне. Мне было любопытно совсем недавно увидеть в детективных фильмах США аналогичные методы работы криминалистов. Понятно, что я, по сути дела, занимаюсь не столько «чтением очевидного», что составляет рутинную работу академических эпиграфистов, сколько детективным «эпиграфическим расследованием». Иначе говоря, моя работа – это деятельность «сыщика надписей», и, подобно Шерлоку Холмсу, я изучаю не «очевидные факты» преступления, как его коллега из Скотленд Ярда Лестрейд, а «неявные следы». И на мой взгляд, именно они и являются подлинными текстами, тогда как «очевидные надписи» либо составляют одно слово или даже несколько букв, либо вообще читаются вовсе не так, как кажется на первый взгляд.

    Я занимаюсь дешифровками четверть века, и, хотя первые лет десять я в основном учился это делать, но в последние пять лет я вполне овладел мастерством в этой профессии. Это видно из сопоставления моих чтений с предложенными эпиграфистами.

    Теперь я перехожу ко второй части обсуждения. Здесь я как методолог науки полагаю, что каждая наука развивается в связи с потребностью. Нужно, например, получать золото и алмазы не граммами, а килограммами – и появляется заказ для геологии, которая до этого занималась больше догадками насчёт строения Земли. Нужно для исторической науки датировать артефакт, и появляется палеография как способ датировки по формам и способам написания букв. Так что эпиграфистов держат  как научных сотрудников в НИИ истории России прежде всего, для того, чтобы они давали независимую датировку найденных археологами артефактов. Хотя бы приблизительно. А если они при этом смогут прочитать и верно истолковать надпись, это считается неожиданной большой удачей.

    Еще раз повторюсь: перед ними не стоит задача исследовать надписи на артефакте если не до конца, то хотя бы процентов на 80-90. Они – как бы на службе у археологов: если археолог сказал, что надпись западноевропейская, значит, это нужно подтвердить, уточнить, на каком конкретно языке и приблизительно датировать. Точнее, то есть прочитать и понять содержимое текста, не нужно: всё равно никто проверять не будет – ни чтение, ни датировку. Конечно, небольшой риск существует, что попытается проверить кое-кто из зарубежных коллег. Но риск не очень велик: во-первых, и зарубежные эпиграфисты выполняют те же вспомогательные функции, так что отечественные, так что уровень их компетенции примерно тот же, во-вторых, эпиграфисты образуют как бы неявную корпорацию, где они готовы прощать ошибки коллег, чтобы те, в свою очередь, снисходительно относились к их собственным недочётам. То есть, рука руку моет.

    Более того, как я могу судить по собственному опыту, поверхностное чтение надписей может подтвердить  большое количество совершено разных точек зрения археологов, тогда как наиболее дотошное исследование даёт результат, который опровергает не только взгляды конкретного археолога или даже конкретного НИИ, но концепцию всей устоявшейся в мировой науке позиции по отношению к определённой эпохе.

    Так, из пяти рассмотренных корчаг большинство принадлежало храмам Мары воинского гарнизона виман Рюрика, расквартированных вблизи Гнёздова (Смоленск), Белгорода, Тмутаракани и Киева, в которых находилось молоко, в одном случае – сушеный лист акаций. Речь идёт в основном о реалиях IXвека, когда никаких князей не было, равно как не появился еще на свет и эллинизированный русский алфавит, составленный на базе рун Рода греками Кириллом и Мефодием. Но если бы это знали академические эпиграфисты, то не могла бы появиться и фантазия Б.А. Рыбакова о знаках собственности в княжеских хозяйствах Руси. Иначе говоря, тон задавали бы не археологи, а эпиграфисты. Поэтому для выполнения своих служебных обязанностей они должны знать свой предмет только в узко очерченных рамках. Иначе «вспомогательная» историческая дисциплина превращается в одну из «главных».

    Именно этого более всего боится академическая историческая наука. Поэтому никаких прямых диалогов ее со мной не может быть в принципе. Либо диалог со мной  будет выдержан в таком сценарии, как когда-то организовала программа «Времечко», которая обещала мне разговор в течение 45 минут. Действительно, передача длилась 45 минут, но полчаса заняли дикторы, еще 12 минут – другие присутствующие в студии, а мне для ответа на все вопросы и для изложения своей точки зрения оставили с барского плеча аж целых 3 минуты! Понятно, что ничего конкретного за такое время изложить нельзя в принципе. А вот если бы мне дали нормальное время, я бы показал неправоту своих оппонентов. Но именно этого они и боялись.

    И вот, наконец, третья часть. Я весьма доволен полученными новыми, и, можно сказать, выдающими результатами. Так, впервые получено подтверждение того, что облик Иисуса Христа не просто списан с лика Яра Рюрика, но и на икону Рюрика молятся, как на подлинную икону Христа. Разумеется, я выявил это несоответствие. Моё поведение в данном случае сродни тому действию солдату пограничной службы, который, прочитав в паспорте фамилию пассажира, устанавливает, что она не принадлежит данному лицу, у которого иная фамилия. О чём он, выполняя свой служебный долг, и докладывает, кому следует. В его обязанности не входит проводить следствие, кто и когда совершил подмену паспорта. Он лишь должен выявить несоответствие и сообщить о нём.

    Однако полагаю, что данное открытие повлечет за собой большие последствия, прежде всего, в науке. Хотя можно видеть, что я шел к нему, последовательно подходя всё ближе и ближе. Иначе говоря, оно опирается на многие косвенные признаки сходства между русским ведизмом и христианством.

    Рядом с ним стоит и второе открытие: Николай Чудотворец жил примерно на тысячу лет позже обычно приписываемого ему времени, и был жрецом храма Мары, уверовавшим в Христа, что вызвало удивление. Тут же я нашел подтверждение предположению одного из исследователей (а именно Александра Воронцова) о том, что слово ЖРЕЦ происходит от слова ЗРЕЦ, и моему предположению о том, что оно полностью соответствует греческому слову ЕПИСКОП. Ибо «Епи́скоп (др.-греч. ἐπίσκοπος — «надзирающий, надсматривающий»; от ἐπί — «на, при» + σκοπέω — «смотрю»; лат. episcopus) в Христианской Церкви» (Википедия). Так устанавливается еще один мостик, который связывает ведизм с христианством. Получается, что слово ЗРЕЦ (более позднее русское слово ЖРЕЦ) было переведено на греческий, как ЕПИСКОП. А в русском языке IXвека его не было, вместо него употреблялось слово МИМ, причём чину епископа соответствовало звание мима бога, но не мима храма.

    На рис. 5, где помещена таблица начертания отдельных букв, весьма прозрачно видна палеографическая нацеленность эпиграфики на косвенные методы датировки, причем с весьма широким интервалом, чтобы быть правой в решении различных хронологических споров для весьма широкого спектра мнений. И хотя основная часть рассмотренных артефактов была изготовлена в 864 году н.э., они «профессионалами» по «совокупности палеографических признаков с учётом формы корчаги» омолаживались до XII-XIIIвеков. Такова реальная точность этой палеографии.

    Особенно хочется остановиться на корчаги из Тмутаракани, где описана тактика пополнения войсками и техникой армии Рюрика, занимающая не менее 17 строк и насчитывающая в полном объёме не менее 500 слов, где «профессионалы» прочитали всего полслова, так и не поняв, что оно означает. Да и первая корчага из Гнёздово, которую рекомендовалось заливать молоком по горло изображения Рюрика была «обчитана» как содержащая якобы одно-единственное слово, значение которого за полвека так и не было определено, поскольку оно было прочитано неверно.

    Для меня же обе надписи – настоящая находка. Надпись на ручке из Тмутаракани даёт сообщение из места изготовления в Великом Новгороде всем нижним чинам воинов из воинских храмов Мары Рюрика о последовательности вербовки Рюриком своих войск. Ибо приказы на бересте, сообщаемые офицерам, до них не доходят. А через кухню и столовую они, разумеется, получают необходимые разъяснения. Заодно хочу подтвердить своё мнение, высказанное еще почти 10 лет назад о том, что археологи так и не смогли прочитать н на одном сосуде надпись «молоко», как если бы русское население его не знало. – Такова нынешняя археология. За минувшие почти десять лет она в этом смысле ничуть не изменилась – и всё потому, что не изменилась ее основная вспомогательная функция.

    Увы! Новые знания в эту отрасль археологии не придут до тех пор, пока не изменится целевая установка эпиграфики на обслуживание археологии. Ну, а если эпиграфика будет беседовать с археологией на равных – это будет уже не археология, а археоника. Скорейшего наступления которой я искренне желаю.

    Заключение.

    Повторное рецензирование той или иной статьи или книги – это как повторное чтение классической литературы. Хотя, например, в романе «Война и мир» за интервал между прочтениями не изменилась ни одна точка или запятая, уже не говоря о буквах, но изменился внутренний мир читателя, и ему становится интересным то, на что прежде он не обращал внимания…

    Литература.

    1. Чудинов В.А. Лучшая монография А.А. Медынцевой. – Сайт chudinov.ruот 10 октября 2008 года.

    2. Медынцева А.А. Грамотность в Древней Руси. По памятникам эпиграфики Х-первой половины XIII века. – М.: Наука, 2000. – 291 с., ил. 

    3. Чудинов В.А. Мои чтения по письмам читателей. – Сайт chudinov.ruот 30 января 2017 года.

    4. Чудинов В.А. В каком веке жил создатель кириллицы святой Кирилл? – Сайт chudinov.ruот 30 мая 2016 года 

    5. Чудинов В.А. Ошибка британской Елизаветы, археолога, и русской Светланы, ясновидящей. – Сайт chudinov.ruот 30 июля 2016 года

    6. Орлов А.С. Библиография русских надписей XI-XVвв. Дополнения (сост. М.П. Сотниковой). – М.: 1952.

    7. Чудинов В.А. Руница и тайны археологии Руси. М., "Вече", 2003, 432 с., ил. 

    8. Рыбаков Б.А., Николаева Т.В. Раскопки в Белгороде Киевском //АО за 1969 год – М., 1970

    9. Ржига В.Ф. Очерки из истории быта домонгольской Руси // Труды ГИМ, вып. 5. – М.:1929 

    10. ГупалоК.М., Iвакiн Г.Ю., Сагайдак М.А. Дослiдження Киïвського Подолу (1974-1975) // Археологiя Киïва. – Киïв, 1979

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову