Александр Иосифович Немировский как этрусколог

Чудинов Валерий Алексеевич


На праздник Рождества Христова мне подарили небольшую книжку А. Немировского по этрусским зеркалам [1]. Я был очень рад этому подарку, поскольку считал этого исследователя крупнейшим отечественным этрускологом советского и постсоветского периодов. Википедия пишет о нём: «Алекса́ндр Ио́сифович Немиро́вский (также Александр Осипович; 8 ноября 1919, Тирасполь Херсонской губернии — 8 февраля 2007, Москва) — российский историк Древнего Рима и этрусской культуры, педагог, поэт, прозаик и переводчик. Автор более пятидесяти книг поэзии, исторических романов, учебных пособий и научных монографий. Доктор исторических наук. Основатель (и первый заведующий) кафедры истории древнего мира и древних языков Воронежского государственного университета. Первым среди российских учёных исследовал нурагическую культуру Сардинии и её связь с этрусками (его исследования в этой сфере продолжила Т. П. Кац)».

Оглавление:
  • Начало статьи.
  • Проблема возникновения этрусков.
  • О работе Массимо Паллоттино.
  • Вторая глава.
  • Первый коллекционер и первый популяризатор.
  • Каменный блок из Перуджи.
  • Признание ошибочности чтения этрусских надписей этрускологами.
  • Чтение А. Харсекина.
  • Анализ ошибок предшествующих этрускологов.
  • Система этрусского письма.
  • Происхождение латинского алфавита.
  • Язык этрусских надписей и его интерпретация.
  • Пояснительные надписи.
  • Книга об этрусском зеркале.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература.
  • Начало статьи.

    Рис. 1. Александр Иосифович Немировский

    Затем идут более детальные подробности: «Александр Немировский родился в Тирасполе в 1919 году, но вскоре после его рождения, спасаясь от прокатившейся по Украине волны еврейских погромов, семья вернулась в уже румынскую Бессарабию. В 1926 году вся семья нелегально пересекла Днестр, по которому проходила тогда граница с СССР, и поселилась в Москве. Здесь Немировский окончил школу и в 1937 году поступил на исторический факультет Московского государственного университета. В том же году его родителей арестовали, но Немировскому удалось продолжить учёбу, а в 1938 году поступить в Литературный институт.

    В 1941 году ушёл добровольцем на фронт, сначала служил в трудовом батальоне, а после окончания томского военного училища — в действующей армии в рядах 996-го стрелкового полка на Волховском, Ленинградском и 1-м Украинском фронтах вплоть до ранения в боях под силезским городком Нерсе за Одером 1 апреля 1945 года. 9 мая 1945 года награждён орденом Красного Знамени.

    В послевоенные годы окончил аспирантуру при историческом факультете МГУ, защитил кандидатскую (а впоследствии и докторскую) диссертацию. Работал в Пензе, с 1957 года — в Воронежском государственном университете, где в 1968 г. основал кафедру истории древнего мира и древних языков и стал её первым заведующим. С 1977 года — в Москве. В 1965 году защитил докторскую диссертацию по истории Раннего Рима и Италии. Похоронен в Москве на Миусском кладбище».

    Как видим, биография героическая.

     

    Рис. 2. Некоторые собственные книги Немировского и сборники с его участием

    Википедия помещает список из 5 собственных монографий Немировского: 1) История раннего Рима и Италии. Возникновение классового общества и государства. Воронеж, 1962. 2) Идеология и культура раннего Рима. Воронеж, 1964. 3) У истоков исторической мысли. Издательство Воронежского Университета, 1979. 2-е изд. под названием Рождение Клио: у истоков исторической мысли. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1986. 4) Этруски: От мифа к истории. М.: Наука, 1983. 5) Нить Ариадны. В лабиринтах археологии. — М.: Вече, 2007. — 432 с. Кое-что из книги [2] я хотел бы процитировать. Обложку это книги можно видеть на рис. 3, хотя почему-то показана не новая книга, а книга с библиотечным номером.

    Остальные книги – это сборники, где Немировский выступал в соавторстве, пособия для учащихся, а также художественная литература.

     

    Рис. 3. Книга А.И. Немировского об этрусках

    Проблема возникновения этрусков.

    «Переселение этрусков в Италию, согласно гипотезе Ф. Шахермайера, произошло двумя волнами, отделенными двумя веками. Переселение первой можно датировать дисковидной фибулой ранних погребений Вилланова (1100 г. до н.э.); второй – «пиявковидной» фибулой из поздних погребений Вилланова (IX век до н.э.). Ф. Шахермайер полагает, что этруски оставили на своей прародине – Фригии, Ликии и Карии – археологические памятники, а в лингвистике – неиндоевропейский слой греческого языка, лидийский, ликийский и лемносский языки. Уже в Малой Азии этруски, по мнению Ф. Шахермайера, представляли «языковой монолит». Доказательством этого положения служит единство этрусского языка во всех текстах из разных мест Италии (ныне выявлены диалектные различия этих текстов). Обобщив и проанализировав все имевшиеся в то время данные о контактах Малой Азии и Этрурии, Ф. Шахермайер на многие годы определил направление в изучении этрусской проблемы.  

    Советская наука в 20-х годах не осталась в стороне от столь широко дискутируемой проблемы происхождения этрусков. В работах выдающегося знатока кавказской археологии и лингвиста Н. Марра этруски и их происхождение и в особенности же язык занимают весьма существенное место.

    Взгляды Н. Марра на этрусков претерпели эволюцию. В работах начала 20-х годов Н. Марр связывал образование этрусского этноса с переселением двух групп «яфетидов» с Кавказа на запад. Рушская группа перемещалась с юга южного побережья озера Ван через Малую Азию с остановками в Лидии и стоянками на островах Эгейского моря, Расенская ветвь двигалась через Северный Кавказ, огибая Чёрное море, и далее через Балканы спустилась в Италию. Отойдя в 1923 году от миграции как фактора, объясняющего глоттогонию, что было явной ошибкой, Н. Марр одновременно отказался от своей ранней теории происхождения этрусков В своих поздних работах Н. Марр стал рассматривать этрусскую яфетическую стадию в Италии как промежуточную фазу этногенеза и глоттогонии между лигуро-сикулийской и италийскими фазами.

    Ученики Н. Марра А. Аптекарь, Б. Богаевский Н. Залесский популяризировали яфетическую теорию в той ее форме, которая сложилась в работах Н. Марра конца его жизни. Однако Б. Богаевский и Н. Залесский оперировали не столько лингвистическим, сколько археологическим материалом Эгеиды и Италии. Известная схематизация относилась лишь к общей концепции, а не к рассмотрению конкретных явлений социально-политической и религиозной жизни критян и этрусков. Ученик Н. Марра М. Немировский дал серьёзную разработку проблемы связей языков Кавказа и Средиземноморья [3:36 и сл., 68]» [2:12].    

    Вывод: «Работы Н. Марра и его учеников были крупным шагом в развитии советской этрускологии и лингвистики, ныне успешно выявляющей этрусско-кавказские языковые контакты» [2:13]. Конечно, замечательно прославлять работы своих учителей и однофамильцев (возможно родственников), однако посмотрим, что говорит по этому поводу Википедия: «Новое учение о языке (сам его создатель Николай Марр называл его «новым учением об языке»), известное также как яфетическая теория, теории стадиальности, яфетидология или марризм — теория происхождения, истории и «классовой сущности» языка, с конца 1920-х до 1950 года пользовавшаяся государственной поддержкой в СССР. Опирается на огромное число произвольных и недоказуемых утверждений и относится к псевдонауке».

    Поскольку та же Википедия и меня считает относящимся к псевдонауке, я был несказанно рад тому, что А.И. Немировский через 30 лет после объявления яфетической теории «псевдонаукой» занимается ее пропагандой. Однако срезу же возникает вопрос: если «псевдонаука», как считает А.И. Немировский, «была крупным шагом в развитии советской этрускологии и лингвистики», то одно из двух: либо объявление какой-то концепции «псевдонаукой» само по себе не является научным, а оказывается только политически мотивированным шельмованием научных оппонентов, либо А.И. Немировский лжёт, утверждая, будто бы псевдонаука может являться крупным шагом в развитии какой-бы то ни было отрасли научного знания.

    Развивая последнее моё предположение, замечу, что никакого обоснования сходства между языками Кавказа и этрусским языком А. Немировский не привёл: ни в разделе фонетики, ни в области словообразования, ни в грамматике и синтаксисе, ни даже в сходстве графики или орфографии. Поэтому остаётся только гадать, за что же он так влюбился в эти «произвольные и недоказуемые утверждения» Николая Яковлевича.

    Могу высказать робкое предположение, что самыми очаровательными у творца яфетидологии (а Сим, Хам и Яфет – это библейские персонажи) были не только название его теории, связанное с еврейской историей, но и фамилия, означающая на иврите «горький», а также распространённое среди соотечественников Немировского отчество. По той же причине весьма очаровательными стали для него фамилии и учеников Н.Я. Марра, где, опять-таки, А Немировский не привёл в доказательство своего тезиса ни одного примера археологического подтверждения ни одной волны якобы миграции этрусков с Северного Кавказа. А популяризатора Марра А. Аптекаря Немировский упомянул просто за красивую фамилию. Получалось, что у еврейского «Якова Горького» (по аналогии с псевдонимом Максим Горький, где Максим – имя отца Алексея Максимовича Пешкова) были свои ученики и последователи.  

    На самом деле просто никто из авторов Википедии не отслеживает нестыковки своих ссылок и утверждения своих статей. Так, в статье Википедии о яфетидологии далее говорится: «После появления труда Сталина, ссылки на которого стали обязательными во всех работах по языкознанию, марризм был официально заклеймён как антинаучное учение и сошёл со сцены. Десятки лингвистов разных направлений — как советских, так и зарубежных, в том числе не испытывающих симпатий к сталинизму, — единодушно расценили это событие как избавление советской лингвистики от гнёта абсурдных идеологизированных теорий… В послесталинском доперестроечном СССР сведения по истории марризма и дискуссии о нём, по понятным причинам, бытовали, главным образом, в неформальном общении лингвистов и филологов. Некоторое оживление интереса к марризму имело место в период перестройки, поскольку и взлёт, и падение «нового учения» были связаны со сталинизмом и личностью Сталина, в то время активно обсуждавшимися». Но речь идёт о второй половине 80-х годов, а не о 1983 годе, когда была издана книга А.И. Немировского.

    О работе Массимо Паллоттино.

    «В середине 50-х годов ХХ века появилось капитальное исследование М. Паллоттино, в котором были рассмотрены все теории происхождения этрусков и предложено новое решение этрусской проблемы [4]. Убедительно показав, что переселение целого народа в Италию не могло быть одновременным финикийской и греческой колонизациям, М. Паллоттино отрицает возможность такого переселения и в более раннюю эпоху, независимо от направления, в котором оно происходило.   По его мнению, этруски сформировались в Италии из смешения элементов разного этнического происхождения, главным образом местных. Для М. Паллоттино не существовало принципиального различия между виллановцами и этрусками. Виллановцы – это протоэтруски, а строители каменных гробниц – те же виллановцы, но «преображенные» торговлей с финикийцами и греками. Этрусский язык в том виде, в каком он представлен надписями, М. Паллоттино считал всецело продуктом италийского лингвистического развития» [2:16]. – Для меня тоже различия между надписями эпохи Вилланова и эпохой классического этрусского письма незначительны, а развитие этрусского языка как одного из восточнославянских действительно шло под влиянием местного населения. Я также считаю эти положения Паллоттино полезными.

    Однако А. Немировский не видит и огромной отрицательной стороны его труда. Пытаясь наглядно продемонстрировать, что этруски были типичными италиками, и больше никем, Массимо Паллоттино написал свою монографию с этрусскими текстами не на итальянском языке, что было бы просто научной нормой, а на латыни, так что для обычного читателя этот труд оказывается сложным для восприятия. Но Немировский ссылается на другую его работу, посвященную происхождению этрусков и написанную уже на итальянском языке. Так что, скорее всего, латинский труд Паллоттино остался Немировскому неизвестен. Далее, Паллоттино оказывает медвежью услугу читателю, когда все чтения этрусских текстах даёт в латинской транскрипции, хотя русские по происхождению шипящие, свистящие и мягкие согласные не имеют удовлетворительного представления в латинской графике. Наконец – и это самое ужасное – Паллоттино делит сплошной этрусский текст на отдельные слова по правилам латинского словообразования и синтаксиса. В результате многие этрусские слова оказываются разорванными, тогда как другие – варварски склеенными. Мало кто из этрускологов нанёс такой же вред изучению этрусского языка, как Массимо Паллоттино.  

    «Этот же тезис независимо от М. Палоттино выдвинул и Ф. Альтгейм [5]. С его точки зрения, этруски – чисто италийское явление. Как народ они сформировались в Италии и добились преобладания во всех сферах культурной и религиозной жизни. Формирование этрусков как этноса Ф Альтгейм пытается проиллюстрировать на примерах населения Мантуи и Рима, включавших разнородные по происхождению этнические элементы. Надо заметить, что в названных городах этруски – выступили уже как сложившийся этнос. Смешение населения в ходе колонизации этрусками Италии – явление иного плана, чем этрусский этногенез.

    Теории формирования этрусков в Италии придерживался и А. Пфиффиг. В его лаконичном изложении она выглядит следующим образом: «Этруски ниоткуда не приходили. Но это не значит, что они являются автохтонным населением и древнейшими обитателями Тосканы. Это так же верно, как то, что, к примеру, ниоткуда не пришли французы, и что он и не являются автохтонным населением» [6:5]. Если понимать А Пфиффига правильно, проблема формирования должна в качестве предварительной части включать рассмотрение этнических компонентов, из которых складывался искомый народ, в примере с французами – кельтов, германцев и т.д. Но ни сам А. Пфиффиг, ни другие сторонники теории формирования этрусков этого не делают, хотя и допускают, что среди предков этрусков были выходцы из Энеиды.

    В нашем понимании, проблема формирования – это прежде всего изучение формирующих этнических компонентов, применительно к этрускам – пеласгов и тирренов, прибывших в Италию согласно традиции в разное время, но живших первое время бок о бок, пока они не образовали этрусский этнос. Во избежание путаницы мы должны предупредить, что греческие авторы называли тирренами как древнейших обитателей Эгеиды, так и этрусков. Мы же будем употреблять термин «тиррены» лишь к обитателям Эгеиды и жителям Италии до 700г. до н.э. После той даты для нас в Италии не будут существовать ни тиррены, ни пеласги, а лишь этруски» [2:16-17].

    То, что местное население оказывает влияние на язык, культуру и обычаи пришельцев – это азы этнографии. И повторение этих банальных истин человеком, излагающим историю этрускологии, где элементарное выдаётся за научное достижение, где придуманные про аналогии с семитами и хамитами яфетиды, так и не принятые наукой, считаются «крупным шагом в развитии советской этрускологии» показывают нам А. Немировского, как не вполне компетентного и весьма пристрастного к выпячиванию мнимых достижений своих соплеменников историка своей науки.

    Далее А. Немировский рассматривает переселение народов. «В поисках данных о тирренах мы не должны исключать и Библию» [2:33]. Ценность Библии как исторического источника он предварительно не исследует, поэтому, на мой взгляд, он просто демонстрирует своё знание иврита и библейской литературы. «Слово «Таршиш» мы находим в следующем контексте: «Сыны Иавана: Элиша и Таршиш, Киттим и Доданим» [Бытие, Х, 4]. Под Яваном библейские авторы понимают греков (ионийцев), поэтому если не в этническом, то в географическом отношении Элишу и Таршиш, Киттим и Доданима следует искать где-то по соседству с территорией, населенной ионийцами» [2:33]. Почему отец и его дети понимаются как этносы? С таким же успехом библейские Моисей и Давид являются аллегорией на названия никогда не существовавших племен «моиситов» и «давидитов». Так что данное предположение Немировского научно не обосновано.

    «Давно уже было высказано мнение, что Таршиш соответствует Тартессу, полулегендарному городу на островке у южного берега Иберии. Из советских учёных эту идентификацию поддерживают И.Ш. Шифман [7:17] и Ю.Б. Циркин [8:33]» [2:33]. – Час от часу не легче: только что имя сына Иавана Таршиш было метафорическим названием этноса тирренов, а теперь Немировский нам предлагает имя города Тарсиса на островке в Испании, за сотни, если не за тысячу километров от Тирренского моря. И снова ссылается на своих соплеменников. Где же здесь соблюдение закона тождества логики? – Его нет. А, следовательно, данное предположение ненаучно.

    Затем следует несколько иных отождествлений, столь же гипотетичных. «Сходство между библейским мифом об Ионе и греческим Дионисом было замечено семитологами… Э. Крелиг объяснил его… Трактовка Э. Крелига кажется нам неприемлемой» [2:35]. Так что как приемлемые с точки зрения Немировского, так и неприемлемые мнения других исследователей просто составляют ткань слабо доказательных предположений, основанных на некотором не вполне точном сходстве слов в названии древних этносов Италии и названиях городов, островов и местностей древнего мира.

    Словом, основная часть первой главы книги занята обзором предположений разных исследователей о том, какие народы и откуда переселились в Италию.  

    Вторая глава.

    Вторая глава называется «Этрусская эпиграфика и этрусский язык». «Научный интерес к этрускам возник у римлян в то время, когда этрусский этнос успел раствориться в римско-италийском и прошлое этрусского народа стало рассматриваться как славная предыстория Рима. В конце I века до н.э. и в первой половине I века н.э. был создан ряд справочников по этрусскому языку и даже написана история этрусков в 20 книгах. От этого краткого, но, видимо, плодотворного периода изучения этрусков сохранились небольшие фрагменты в цитатах более поздних авторов» [2:62]. –Судя по сюжету на этрусских зеркалах, где показано, как римляне отрезают куски этрусской территории в свою пользу или пытаются втиснуть этрусскую культуру в римскую, а также завоёвывают Тоскану, никакого «плодотворного периода изучения этрусков» у римлян не было. Немировский просто придумал удобную для себя байку.

    «Археологические открытия, начиная с XVIII века, увеличивают количество этрусских надписей. К началу XIX века их было не более 300, а к концу века насчитывало уже 5 тысяч. В настоящее время цифра приближается к 11 тысячам. Далеко не так быстро развивается понимание всего этого материала. Подсчитано, что за столетие интенсивных занятий этрусскими надписями установлено значением не более 100 слов» [2:62]. Немировский не знает, что на самом деле найденные слова – не этрусские, а, по причине сложения всех возможных ошибок (в алфавите, в разделении на слова, в истолковании и понимании) это слова того языка, который я назвал «этрускоидом», то есть, языка, придуманного этрускологами.    

       «Этрусская эпиграфика является фундаментом, на котором держатся наши знания об этрусском языке. И если кроме тех сведений, которые содержатся в этрусских надписях, имеются некоторые данные, восходящие к античной традиции, то их понимание и проверка могут быть осуществлены только на этой базе» [2:62]. Это – несомненно, однако это тоже суждение на уровне здравого смысла.

    Первый коллекционер и первый популяризатор.

    «Первые попытки собирания этрусских надписей относятся к концу XV века и связаны с учёным монахом Джованни Витербским, известным также под именем Аннио ди Витербо. «В 1498 году он написал «Семнадцать книг древностей с комментариями», труд, в котором он стремился обосновать приоритет этрусков по сравнению с римлянами. Среди аргументов в пользу превосходства этрусской культуры были и этрусские надписи, которым он давал фантастическое толкование. Противники учёного монаха обвиняли его в фальсификации текстов. Современное исследование показало, что Аннио ди Витербо пользовался подлинниками, но из-за незнания этрусского алфавита неправильно их транскрибировал [8:23]» [2:63].

    К сожалению, как корабль назовёшь, так он и поплывёт. До сих пор правильный этрусский алфавит этрускологами не создан, а потому они неверно транскрибируют прочитанные слова. «Шотландец Ф. Демпстер, работая в начале XVII века над капитальным трудом «Царская Этркрия в семи книгах», интересовался не только тем, что знали и сообщали об этрусках греки и римляне, но и памятниками, которые, судя по их письму и языку, не были латинскими. В то время этого было достаточно, чтобы объявить их этрусскими. Так в число этрусских попали умбрские, оскские, ретийские, фалискские надписи. Языки, на которых они были написаны, Ф. Демпстер считал диалектами этрусского, поскольку в них не имелось типично этрусских слов с окончаниями на –а [9:188 и сл]. Бесспорной заслугой Ф. Демпстера было то, что он впервые собрал известные грекам и римлянам этрусские слова» [2:63]. – У меня сразу возникает вопрос: так ли точно передавали как фонетический облик этрусского слова, так и его смысл римляне и греки? Ни те, ни другие не стремились к точному воспроизведению культуры «варваров». Более того, у каждого последующего исследователя закрадывалась мысль о том, что этруски были в какой-то степени близки своей культурой и грекам, и римлянам.

    «Опубликование труда Ф. Демпстера в 1723-1724 гг., то есть, через сто лет после кончины автора, фактически послужило началом этрускологии нового времени. «Царская Этрурия» дала толчок этрускологическим исследованиям. Во время раскопок этрусских гробниц в XVIII веке удалось выявить несколько сотен неизвестных ранее этрусских текстов, которые были тогда же опубликованы. Они представляли собой небольшие погребальные тексты или надписи на вотивных предметах и статуях.

    В 1822 году в Перудже из земли был извлечен высокий, почти в человеческий рост, травертиновый блок, исписанный, с обеих сторон, насчитывающий 46 строк и 130 слов. Он заключал, видимо, текст юридического содержания» [2:63-64]. – Слово «видимо» говорит о том, что этот текст до сих пор этрускологами не прочитан, однако явно Немировский об этом не говорит.  

    Здесь я остановлю внимание читателя на более долгий срок, поскольку любой историк раскопок непременно проиллюстрировал бы изложенный текст. Понятно, что гробниц было найдено несколько, и иллюстрации должны были бы занять много страниц, что вряд ли входило в планы как автора, так и издательства. Однако одно единственное изображение камня из Перуджи вряд ли усложнило бы повествование, но сделало бы его намного более наглядным. Тем более, что за сто лет после раскопок данное изображение имелось в многочисленной литературе, откуда заимствовать фотографию не составляло труда.

    Однако этого сделано не было! Увы, даже как компилятор А.И. Немировский оказался не на высоте! – А жаль! Книга начиналась совсем неплохо.

    Каменный блок из Перуджи.

    Тут я немного отвлекусь от основного повествования, чтобы показать, что сейчас в интернете (которого во времена написания книги Немировским еще не существовало), разумеется, имеется это изображение. Первым мне встретилось изображение по адресу http://www.gettyimages.com/detail/photo/perugia-stone-travertine-slab-with-an-high-res-stock-photography/500057773, которое я скопировал на рис. 4 слева, однако оно мне не понравилось тем что внизу камня, где имелся намёк на некие лики, часть плиты была закрыта товарным знаком фотографа. Я решил найти иную фотографию, свободную от этой детали, и тут же нашел. Однако, когда я хотел заменить одно изображение другим, я обратил внимание на то, что они не идентичны: на втором изображении низ плиты скрыт, он вошел на всю свою глубину в свою подставку.

     

    Рис. 4. Две фотографии камня из Перуджи

    В случайности на уровне экспозиции я не верю; поэтому я решил скопировать подписи как к первому, так и ко второму изображениям. На первом я прочитал такую подпись: «Perugiastone, travertineslabwithaninscriptioninEtruscancharacters, 3rd-2ndcentury», то есть, «Камень Перуджи, травертиновый столб с надписью этрусскими знаками, 302 век до н.э.». Второе изображение на странице «Этрусский язык» с адресом   https://ru.pinterest.com/explore/etruscan-language/ имело еще более лаконичную подпись: «1000+ ideas about Etruscan Language on Pinterest | Civilization, Phoenician and Sumerian», то есть, «1000+ идеи об этрусском языке на Pinterest. Цивилизации, финикийцы и шумеры». – К сожалению, эти подписи ничего не пояснили.

    Тогда я стал размышлять, что обычно стараются спрятать или замазать археологи всех стран мира, включая Россию: это наличие русских надписей во времена этрусков, ибо этруски жили якобы ДО нашей эры, а русские надписи появляются в девятом веке ПОСЛЕ нашей эры. Во всяком случае, такова парадигма археологической науки, которую каждый археолог должен разделять, если он хочет остаться в научном сообществе. А поскольку, я понял, что она называлась этрусками ПЕРУЗИЯ, что было фонетическим искажением русского слово ПОРУСЬЕ, которое я прочитал, рассматривая геоглиф Перуджи, я понял, что были спрятаны именно русские подписи, которые я и решил прочитать.

     

    Рис. 5. Моё чтение русских надписей на камне из Перуджи

    Чтение я начинаю с очень мелких надписей на строчке сразу после этрусских надписей на широкой стороне камня: на верхней строчке – слова ВОИНЫ РУСИ РЮРИКА ВИМАН МАРЫ РЮРИКА, на второй строке – МАРЫ ХРАМА РИМА РУСИ ЯРА РЮРИКА И ВИМАН ХАРАОНА, на третьей строке – 30 РИМА ЯРА СТАН ВОИНОВ ВИМАН. На современном языке это означает, что изображены были на этой стеле ВОИНЫ РУСИ РЮРИКА, причём ВОИНЫ ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ ТИПА САМОЛЁТОВ ИЗ СТАНА ВОИНОВ ВВС РЮРИКА ЗАПАДНОГО КАИРА.

    Об особенностях написание можно сказать, что две первые строки написаны столь мелкими буквами, что воспроизвести их в этом масштабе практически невозможно, а увеличивать масштаб мне не хотелось; третью строку я стал читать в обращенном цвете, поскольку надпись выполнена слишком светлыми буквами.

    Затем я перехожу к чтению более низкой надписи, тоже в обращенном цвете. Тут написано: ВЫСОКО ВИМАНЫ РЮРИКА ЛЕТАЛИ, И РЮРИКА ВИДЕЛИ В ЯРА ВАРЯГА РИМЕ. Такого рода сентенцию я читаю впервые. А строкой ниже имеется подпись под всем, что написано на стеле: МАРЫ ХРАМ ВИМАН ВОИНОВ РИМА РЮРИКА, и еще строкой ниже – РУСИ МАРЫ МИМА РЮРИКА. Иначе говоря, эта подпись повторяет то, что уже было прочитано на верхних строках.

       Наконец, я читаю датировку внутри фрагмента, обведенного белой рамочкой: 6 ЯРА РУСИ ГОД. В пересчёте на привычное для нас летоисчисление эта дата по Рюрику означает: 862 ГОД ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА. А вовсе не 3-2 век ДО н.э., как полагают этрускологи. Впрочем, уже в моей монографии об этрусках [10] я показал, что этруски реально знали события IX-Xвеков н.э., живя именно в это время, так что данная ошибка этрускологов меня не удивила.

     

    Рис. 6. Моё чтение надписей и выявление ликов нижней части стелы

    Мне захотелось продолжить исследование, и я рассмотрел изображения ликов, расположенных на скрытой части плиты. Я выделил тут 6 ликов, хотя их намного больше. Возникает вопрос: зачем они были показаны на этой плите?

    Для ответа на него я сначала решил прочитать неявную русскую надпись на самом верху, сначала на узкой части плиты, затем на широкой. Тут я прочитал слова: МИР РУСИ МАРЫ: ВИМАН ВОИНЫ И ВОИНЫ ВИМАН. Полагаю, что это – титульная надпись, то есть, заглавие. Так что лики тут не простые. Они созданы специально.

    А далее я читаю надпись на узкой стороне камня сразу под этрусской надписью. Правда, тут написано всего три слова и число: РУСЬ РУЯНЫ И 30, а затем я перехожу к широкой стороне на той же строке, где я читаю: РИМА АРКОНЫ ЯРА ВОИНЫ БЫЛИ УБИТЫ. Следовательно, помещены лики убитых воинов ЗАПАДНОГО КАИРА.

    Можно предположить, что тот текст, поверх которого были написаны этрусские буквы, был посвящен обстоятельствам того где и в каких боях были убиты эти воины. Разумеется, было бы интересно прочитать весь текст, однако в рамках рецензии на деятельность одного из исследователей, это было бы неоправданным отвлечением. Так что, заканчивая этот пассаж, хочу высказать вывод из этого чтения: подобно берестяным грамотам, пергаменту, доскам, и т.д., на каменных плитах, даже с этрусскими надписями, имеется два слоя: нижний – русский, времени Рюрика, и верхний, в том числе и этрусский – более поздний. Это позже пригодится для восстановления картины войны между Римом и Русью Рюрика.

    Признание ошибочности чтения этрусских надписей этрускологами.

    Вернусь к работе [2]. Тут говорится: «Главные коллекции этрусских надписей находятся в Италии, в музеях Рима, Флоренции, Кортоны и др., но также и в музеях многих европейских стран и Америки. В СССР значительное собрание этрусских надписей есть в Эрмитаже. Публикации надписей на этрусском языке осуществлялись на протяжении XVIII и XIX веках в различного рода периодических изданиях и сборниках. Невозможность пользования этими старыми публикациями, выполненными в то время, когда чтения надписей было ошибочным, вызвала необходимость сводного издания» [2:65].

    Как видим, А.И. Немировский, хотя и очень аккуратно, но сообщает о том, что чтения XVIIIи XIX веков в классической этрускологии было ошибочным. Это делает данному автору честь, ибо такого рода признания приходится читать не часто.

    Издание «Корпуса этрусских надписей» в 1893 году взяла на себя Берлинская Академия наук. Возглавили работу немецкий этрусколог К. Паули и профессор Упсальского университета в Швеции О. Даниельсон, издавшие в 1983-1903 гг. первый том «CIE», в подготовке которых участвовали О. Даниельсон и Р. Гербиг. В 1936 году Е. Ситтиг опубликовал еще один выпуск второго тома «CIE» …

    Отсутствие полного, научно выверенного «CIE» вызвало необходимость издания сборников этрусских надписей» [2:65]. – Еще одно признание: полного, научно выверенного издания этрусских надписей нет до сих пор.

    «С 1966 года текущие находки становятся известны исследователям из публикаций в специальном эпиграфическом разделе «RivistadiepigrafiaEtrusca» ежегодника «Этрусские изыскания». С этого времени по 1981 год опубликовано 1300 этрусских надписей» [2:65]. То есть, за 15 лет – 1300 надписей, менее 100 надписей в год. Однако прирост находок намного превышает пропускную способность этих ежегодников. – Честно говоря, когда я брался читать этрусские надписи, я не предполагал, что дело обстоит так плохо. И далее я с интересом стал читать каждую новую строку.

     

    Рис. 7. Журнал «Этрусские штудии» (журнал этрусской эпиграфики)

    «Раздел «Обзор этрусской эпиграфики знакомит также с известными, но заново прочтёнными надписями» [2:65]. – Опять мы видим фактическое признание несостоятельности предыдущей этрускологии. Тут опять было бы весьма желательно привести соответствующий пример.

    Как обычно, я его приведу. Изображение журнала я показываю на рис. 7. Читаем далее: «А. Пфиффиг улучшил транскрипцию более 160 надписей [11:183]. А. Харсекин заново перечитал этрусские надписи музеев нашей страны и обнаружил ошибочность ранее принятых чтений [12:77 и сл]». – Опять-таки было бы интересно проиллюстрировать данную ссылку хотя бы изображение обложки данной книги.

    Сразу же возникает вопрос: насколько А. Харсекин при прочитывании заново этрусских надписей читал правильно? Кстати, я и тут решил дополнить автора и привести пример с обложкой упомянутой книги Харсекина, рис. 8.

     

    Рис. 8. Обложка книги А. Харсекина, изданной в Ставрополе в 1963 году

    Чтение А. Харсекина.

    Посмотрим, как читает А. Харсекин. Для этого я обращаюсь к его статье 1962 года, то есть, как раз того времени, когда он готовил монографию по новому прочтению этрусских надписей [13: 275-283]. В этой статье он, в частности, писал: «В собрании этрусских памятников античного отдела Государственного Эрмитажа хранятся шестнадцать предметов, снабженных надписями. Почти все они уже были опубликованы в различных отечественных и иностранных изданиях. Вновь обратиться к некоторым из них побуждает меня то обстоятельство, что авторы отдельных публикаций ограничивались лишь воспроизведением текста надписей (иногда не вполне точным), избегая попыток их интерпретации.

    Урна-пеплохранилище из терракоты (инв. № Т 1284). Передняя стенка украшена рельефным изображением легендарного эпизода из Марафонской битвы. Эхетлос с плугом в руках явившись, согласно преданию, в самый разгар сражения в ряды греческих воинов, бесстрашно поражает врагов (рис. 8). На крышке – скульптурное изображение полулежащего мужчины, вероятно, самого погребенного» [13:275]. Возникает вопрос, откуда известно, что изображена Марафонская битва? Полагаю, что реальную трактовку изображения можно будет дать только после того, как будут прочитаны неявные русские надписи. Это я сделаю чуть ниже.

    Читаю дальше: «Вдоль верхнего края передней стенки начертана надпись, состоящая из трех слов с разделительными знаками в виде двоеточий» [13:275]. Замечу, что двоеточие в этрусской графике означает букву «Е», чего Харсекин не знает. «Форма букв характерна для позднеэтрусского алфавита. Направление письма - справа налево. Надпись сильно пострадала от времени, но не настолько, чтобы ее невозможно было восстановить. При тщательном осмотре оригинала мне удалось прочитать следующее: larυ: fremrna: metriaś:. Г. Гамуррини, впервые опубликовавший ее в 1880 г., допустил существенное искажение текста, так как уже в то время, по его словам, буквы были "почти полностью стерты". Он читал: larυi : remsna : metrias. Это ошибочное чтение впоследствии было повторено К. Паули в издававшемся им "Своде этрусских надписей".

    Первое слово является распространенным в Этрурии мужским именем larυ. За ним следует разделительный знак (:), который Г. Гамуррини принял за плохо сохранившуюся букву i. Во втором слове чтение сильно пострадавшего первого знака представляет некоторые затруднения, однако его никак нельзя принять за знак словораздела (:). Чтение (=f) представляется мне наиболее вероятным. Пятый знак в этом слове (=r) читается совершенно ясно. Г. Гамуррини, вероятно, был известен лишь гентилиций remsna, о существовании же родового имени fremrna он совсем не подозревал4. Чтение третьего слова metria&sgrave; не вызывает никаких сомнений.

    Вся надпись представляет трехчленную ономастическую формулу (преномен, гентилиций отца в именительном падеже и гентилиций матери в родительном) и переводится: Ларт Фремрна, (сын) Метрии» [13:275].

    На мой взгляд, оба чтения неверны, поскольку буквы читаются иначе. Я перенумеровал на рис. 9 строки, которые означают: 1 – оригинал надписи, 2 – та же надпись, зеркально отраженная для привычного чтения слева направо, 3 – чтение А. Харсекина, 4 – перевод А. Харсекина, 5 – моё чтение. Я читаю: ЛАДО Е ЮДЕ З ДНА. Е МНЕ ЖИД. И АЗ Е. На современном языке это означает: ГОСПОДИН ЕСТЬ ЕВРЕЙ С (СОЦИАЛЬНОГО) ДНА. ДЛЯ МЕНЯ ОН – ЖИД. И Я ЕСТЬ (ЖИД ТОЖЕ). Однако с моей точки зрения, эта надпись не имеет никакого отношения к рельефу на крышке урны, поскольку представляет собой более позднюю надпись. Из этого следует что среди этрусского общества имелись и евреи, которые различали свой социальный статус: принадлежавшие к верхним слоям общества назывались «иудеями» (по-этрусски «юде), а к низким слоям общества – «жиды». В данном случае ситуация сложная: человек из высшего общества опустился до социального дна и превратился в «жида». Не исключено, что и сделавший эту надпись его родственник проделал тот же путь.

     

    Рис. 9. Чтение явной и неявной надписей разными эпиграфистами

    А далее я перехожу к чтению надписей на крышке урны. Поскольку буквы на верхней части рамки светлые, я обращаю ее изображение в цвете и читаю первую строку и начало второй. На первой я прочитал такой текст: ВОИНЫ РЮРИКА ВИМАН МАРЫ ВОШЛИ В ВОЙСКА РИМА И ВОРВАЛИСЬ В ХРАМ ВИМАН МАРЫ ЯРА РИМА И СТАН ЯРА АРМИИ РИМА И МИРА ЯРА. На второй строке – слова: И РАЗГРОМИЛИ АРМИЮ РИМА. Пока этого достаточно для понимания смысла изображения.

    На современном языке прочитанный текст выглядел бы так: ВОИНЫ РЮРИКА ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТА ТИПА САМОЛЁТОВ ВОШЛИ В ВОЙСКА ИТАЛИЙСКОГО РИМА И ВОРМАЛИСБ В ХРАМ САМОЛЁТОВ ИТАЛИЙСКОГО РИМА И СТАН ВОЙСК (ПЕХОТЫ И КАВАЛЕРИИ) АРМИИ РИМА И МИРА ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ, И РАЗГРОМИЛИ АРМИЮ ИТАЛИЙСКОГО РИМА.

    Таков смысл первоначальных надписей на урне, который полностью соответствует изображению. Так, справа нападают войска Рюрика, которые бьют неким тараном по пехотинцу Рима. На помощь этому воину Рюрика приходят еще два воина, а помощник римского воина в юбочке, припав на левое колено, получив удар тараном по голове, скрестил меч не с противником, а с союзником.

    Итак, даже урны использовались во времена этрусков повторно. Но ни Харсекин, ни, тем более Немировский, несмотря на наличие у них общего труда [14], не догадались проанализировать изображение, посчитав, что оно принадлежит греческой мифологии.

    Тем не менее, несмотря на весьма странное понимание текста, который состоит только из имён собственных (на мой взгляд, это первый признак неверного чтения и понимания), Немировский, отталкиваясь от Харсекина, считает себя экспертом в области чтения.

    Анализ ошибок предшествующих этрускологов.

    «Помимо ошибок, связанных с незнанием некоторых редких букв, считавшихся вариантами ранее известных, неправильная транскрипция могла быть результатом других факторов, изложенных А. Пфиффигом в систематическом порядке с многочисленными примерами: 1) смешение сходных по внешнему виду, но различных по звуковому значению букв, 2) пропуски букв, заполненные впоследствии ошибочно; 3) пропуски букв переписчиком, оставшиеся незамеченными; 4) лишние буквы, не стёртые писцом; 5) перестановка букв; 6) исправление путём повторения части слова или всего слова, написанного ошибочно; 7) сокращение необычного типа; 8) неграмотность переписчика [15]» [2:66].

    Поскольку я в своей монографии [10:551] также проанализировал ошибки этрускологов, могу заметить, что выводы А. Пфиффига применимы к любой исследуемой эпиграфистами письменности; ничего специфически этрусского в них не содержится. На мой взгляд, пункт 5) следовало уточнить, сказав, что чаще всего (и, с моей точки зрения, вполне сознательно), перестанавливались в обратном порядке две соседних буквы, что я назвал «реверсом». Кроме того, я бы дополнил этот список пунктом 9) переворачивание буквы на 180 градусов, то есть ее зеркальное отражение по вертикали); 10) ложный пробел между словами; 11) применение разорванных букв, и 12) использование словоразделителей в качестве букв (что было продемонстрировано на рис. 9). Однако намного важнее еще два пункта, совершенно не упомянутый А. Пфиффигом: 1) современное направление письма слева направо, что было весьма необычно для этрусков, но широко ими использовалось и 2) широкое использование лигатур, о чём ни один классический этрусколог даже не подозревал. Ну и, наконец, самое главное – 0) неверное понимание ряда этрусских букв. Вот эти 8 моих этрусских пунктов гораздо важнее общих 8 пунктов А. Пфиффига.

    «Из этого перечня видно, что современные этрускологи пытаются выявить не только те погрешности, которые вкрались в прежние издания по неопытности их составителей, зависящих от уровня науки своего времени, но и ошибки, допущенные в древности самими этрусками, отклонения от языковых норм» [2:66]. Ошибок древних писцов или переписчиков я не заметил, а что касается языковых норм, то при тех искажениях в транскрибированный текст, который вносили сами этрускологи, от собственно этрусского языка ничего не оставалось, и этрускологи изучали те нормы придуманного ими «этрускоида», которые они сами же и устанавливали.

    Система этрусского письма.

    «Хотя этрусское письмо представляет собой алфавитное письмо, насчитывающее менее трёх десятков букв, по конфигурации и значению весьма близких к греческим и латинским, но потребовалось очень много времени, чтобы средневековая поговорка «Этрусское не читается» стало анахронизмом» [2:68]. – На самом деле в этрусском алфавите не менее 36 букв, с вариантами - 48 (больше, чем в современном русском), а число букв менее 30 – это признак латинского (26) и греческого (24) алфавитов. А поскольку и латинский, и греческий, и этрусский алфавит происходят из русских рун Рода, то сходство следует искать с предшествующей письменностью, а не между потомками одинакового возраста.

    И далее А.И. Немировский показывает, кто и как устанавливал значения отдельных букв. Мне это неинтересно, поскольку приводимые им значения как выдающиеся результаты оказываются ложными, и препятствуют, а не помогают чтению.

    Затем говорится о разновидностях этрусского письма в разных местностях: на острове Искья (древние Питекуссы), и в Кумах, куда переселились колонисты с Питекуссы после сильного землетрясения. Но надписи были сделаны по-гречески, например, надпись: «Я – лекиф Татайи. Кто похитит меня – ослепнет» [2:69]. И тут же, как бы иллюстрируя греческие надписи помещено едва ли не единственное изображение этрусской надписи, рис. 10. Я бы сказал, совершенно не к месту. Правда, это ошибка скорее редактора издательства, чем автора текста.

     

    Рис.10. Этрусская надпись на сосуде VIвека до н.э. [2:69]

    Чтение и интерпретация данной надписи не приводятся, что совсем уже странно. И далее появляется новая тема: предположение об исходном наличии слоговых знаков. «Во многих этрусских надписях для разделения слов в тексте использовались точки и двоеточия. Но в надписях из Цере, Тарквиний и Кампании засвидетельствовано использование точек для выделения слогов в словах – интерпункция» [2:71]. В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона говорится: «Инттерпункция (лат.) — теория употребления знаков препинания в письменной речи и само их размещение. Подчиненная известным определенным правилам, И. делает наглядным синтаксический строй речи, выделяя отдельные предложения и члены предложений, вследствие чего облегчается устное воспроизведение написанного». Иначе говоря, в данном контексте речь идёт о том, что этруски якобы выделяли отдельные слоги (зачем?).

    «Это дало основание некоторым исследователям высказать предположение о существовании у этрусков слогового письма наподобие микенского линейного письма «В» [2:71]. А. И. Немировского нимало не заботит то, что он в термине «Линейное Б» букву «Б» написал латинской, но для русского читателя она обозначает букву «В», «веди», а не «буки», и потому в научный текст вносится никогда не существовавшее письмо «линейное В», из чего иной читатель подумает, что существовало три вида линейного письма: А, Б и В. На небрежность автора наложилась невнимательность редактора издательства.

    «У античных авторов имелись смутные представления о древнейшем доалфавитном письме. Но к этрускам эти догадки не имеют отношения, поскольку… пропуск этрусками в письме гласных, используемый А. Пфиффигом в качестве довода в пользу первоначального знания силлабической системы, может говорить о выработанном ими способе сокращения письма» [2:71]. – Здесь А.И. Немировский совершенно неправ: этруски знали русскую слоговую письменность руницу и широко ею пользовались. Но этот исследователь умер через пару месяцев после выхода моей книги [10] из печати и вряд ли успел с ней ознакомиться.

    «Как мы уже говорили, вопрос о греческом (эвбейском) происхождении этрусской письменности решен окончательно. Но употребление не только в Этрурии, но и во всей Италии заимствованного у греков письма вовсе не означает, что повсеместно это был результат деятельности греческих колонистов. Или активности греческих торговцев. И в самой Греции распространение финикийского алфавита не обязательно было связано с появлением финикийцев там, где этот алфавит был принят. Письмо, как и другие культурные достижения, может восприниматься с помощью посредников. Роль этрусского посредничества в распространении греческого алфавита выявляется в ходе сопоставления этрусских надписей с надписями других народов Италии» [2:72].

    Здесь изложена основа парадигмы классической этрускологии: якобы этрусская письменность является потомком греческой, а греческая – потомком финикийской. На самом деле и греческая, и этрусская письменность были основаны на русской, и даэе в этой рецензии на двух примерах (рис. 5, 6 и 9) я показал, что этрусские тексты были написаны поверх русских, а вовсе не греческих текстов. Но признать древность русской письменности – значит отказаться от победы Рима в Крестовых походах, когда русская по культуре часть Евразии стала романо-германской Западной Европы. Поэтому западноевропейская наука никогда не признает древность и первичность русской письменности по отношению к греко-латинской. Это означало бы для них проигрыш в информационной войне.

    Происхождение латинского алфавита.

    «С середины прошлого (XIX) века идёт спор о происхождении латинского алфавита. По мнению одних учёных, латинский алфавит был ответвлением этрусского. Это мнение подкреплялось тем, что этруски, как и латины, не различали на письме греческие буквы «каппу» и «гамму». Вывод это был сделан на основании архаической латинской надписи из Пренесте (теперь установлено, что она является поддельной). Одновременно существовала и другая точка зрения, согласно которой латинский алфавит произошел непосредственно от греческого (эвбейского) без какого-либо посредничества этрусков. … Сторонники обеих точек зрения имеются и в наше время» [2:73].  

    С моей точки зрения неправы обе точки зрения, поскольку и греческий, и латинский, и этрусский алфавиты были основаны на русской графике, «рунах Рода», но поскольку греческий и латинский языки фонетически беднее славянских, для передачи их речи на письме требуется меньшее число букв. Кстати, оба языка достаточно молодые, а поскольку греки стали различать ряд оттенков гласных звуков, то вместо введения новых букв для их обозначения, они стали использовать сочетания из двух гласных букв – дифтонги.

    Происхождение латинского алфавита я показал на примере чтения ряда надписей, которые считались древнейшими латинскими по-русски в монографии [16:32-105], где, кстати, была проанализирована и надпись на фибуле из Пренесте – типично русская надпись. Так что изложенная А.И. Немировским обе точки зрения академической этрускологии мне представляются надуманными и не соответствующими реальной истории развития латинской графики.

    Язык этрусских надписей и его интерпретация.

    «Попытки чтения этрусских надписей были связаны с преодолением трудностей не меньших, чем те, которые стояли перед интерпретаторами сложных графических систем. Если дешифровщики восточных письменностей могли использовать знание того или иного древнего языка, то исследователям языка этрусских текстов опереться было не на что» [2:74].

    Оно и понятно: если отталкиваться от несуществующей близости этрусков к грекам, а не от их русского происхождения, то и этрусские изображения, и этрусские надписи необходимо постоянно натягивать на греческие каноны, что обязательно будет сопряжено с разрывами и складками этрусской ткани. А кое-где она просто порвётся. Но если опереться на то, что этрусский язык был просто одним из диалектов русского (и даже скорее, белорусского), то этрусские тексты сразу начинают прекрасно пониматься.

    В этом смысле этрускология нам преподнесла (за счёт многовековых усилий десятков выдающихся исследователей) местами сырой, а местами сгоревший пирог, который ими из-за благих намерений был назван этрусским, а на деле представлял «этрускоид», совершенно нелепый ни по словообразованию, ни по выявленным значениям слов, ни по звучанию.

    «Достаточно многочисленные и сравнительно легко читаемые этрусские тесты пытались также интерпретировать, используя современные живые языки и вымершие древние. Этот путь, как выяснилось, оказался ложным» [2:74]. Ложным является вывод А.И. Немировского: сопоставление этрусских слов и целых текстов с русским языком и русскими словами показывает их полное сходство: «ачил» – почил (этрускологи читают «авил» и назначают значение «год» или имя собственное «Авл», и тогда больше половина кладбища оказывается заполнено Авлами), «жендча» – женщина (этрускологи читают «менрва» и назначают это слово именем собственным богини Минервы), «шедчле – прохожий (этрускологи читают «херкле» и назначают именем собственным «Геракл») [10]. Короче говоря, везде видно желание этрускологов сделать этрусков греками.

    «Возможно, понимание этрусской лексики и грамматики продвинулось бы далее достигнутого на сегодняшний день уровня, если бы учёные на первых порах исследования избавились бы от соблазна этимологических поисков и исключили бы в своей работе соображения о сходстве этрусских слов, делая заключение из структурного сравнения различных этрусских текстов, а также из соотношения надписи с предметом, на котором она была начертана. Но прийти к такому выводу смогли лишь через долгий негативный опыт этимологических изысканий» [2:74-75]. – Здесь можно отметить знакомство А.И. Немировского с модным в то время структурализмом, а также то, что этот компилятор не учитывает присущую этрускологии презумпцию греческой интерпретации самих предметов на которые нанесена надпись, и поисков объяснения этрусских изображений в греческой мифологии, что мы видели на рис. 9. С другой стороны, как можно сравнивать структуру неверно прочитанных и неверно понятых текстов? – Только придя к неверным выводам. Так что сравнение текстов этрускоида приведет к выводам относительно этрускоида же, а не относительно этрусского языка. Жаль, что А.И. Немировский ошибается и в этом пункте.  

    «В XVI веке был составлен «Этрусский словарь», в который вошло 408 этрусских слов с их переводом на латинский язык. В XVIII веке этрусских слов насчитывалось уже 300, а в настоящее время их известно не более 120. Таким образом, за время изучения этрусского языка было «потеряно» около 380 этрусских слов» [2:75]. Вот наглядный пример деградации этрускологии: порядка 75 % ее открытий ею же были признаны ложными. И это вполне понятно, поскольку этрускологи изучали не реальный, а придуманный ими «грекообразный» этрускоид. Однако А.И. Немировский делает хорошую мину при плохой игре: «Но об этом не следует сожалеть, поскольку значения этрусских слов в словаре XVI века были ошибочными, за исключением некоторых, заимствованных из глосс. Например, … имя «Larth» переводилось как «диктатор, возглавляющий 12 лукумонов» [2:75]. – Иначе говоря, А.И. Немировский заменяет одну ошибку другой: слово ЛАДО означает «господин» в отличие от слова ЧЕЛ – простолюдин, и не является именем собственным. И в каком-то смысле слово «диктатор» как «повелитель» оказывается более близким по значению к слову «господин», чем имя собственное ЛАРС.

    Остальная часть второй главы посвящена демонстрации мнимого прогресса в этрускологии, основанного на исследовании этрускоида. Она не представляет интереса. Хотя имеется еще один любопытный сюжет, связанный с изображениями.

    Пояснительные надписи.

    «Нередко этрусские надписи сопровождают сцены мифического содержания, изображенные на металлических зеркалах, стенках саркофагов и погребальных урн, а также на фресках. Такие надписи называются пояснительными. Понять эти краткие тексты, состоящие преимущественно из имён, помогают изображения. Греческое имя Елена в этрусской транскрипции даётся Elinai, Alexandros (Парис) пишется alksentre, alechsantre, elchantre и Menelaos – menle. Над изображениями Зевса, Диониса, Афродиты мы находим такие пояснения, как Tin, Fufluns, Turan. Пояснительные надписи – важнейший источник для изучения этрусской мифологии и религии. С их помощью выявлены важнейшие этрусские соответствия греческим олимпийским богам» [2: 86].  

    Все эти чтения – ложные, как я показал и в [10], и в моих статьях, обусловлены неверной интерпретацией рисунков. Так, любой бородатый мужчина на этрусских изображениях, вовсе не будучи Зевсом, понимался этрускологами как Зевс, любая красивая женщина – как Афродита и т.д. Так что последнюю фразу А.И. Немировского можно понять так: «Пояснительные надписи – важнейший источник для изучения мифологии и религии придуманного народа, говорящего на этрускоиде. С их помощью придуманы важнейшие этрусские соответствия греческим олимпийским богам, которых нет в реальности».

    Итак, А.И. Немировский пропагандирует ложные соответствия и ложную методику как важную помощь для чтения. Я этого никак не могу приветствовать.

    В третьей главе данной монографии рассматриваются этрусское общество и государство (разумеется, сквозь греческую призму), в четвертой – этруски на морях, в пятой – этрусская мифология и религия.

    Словом, я бы характеризовал эту книгу как компиляцию книг западной этрускологии в ее попытках сделать этрусков греками. Критически (да и то крайне редко) А.И. Немировский оценивает только первые два века развития этой науки, поскольку этрусские буквы в то время были определены неверно, а теперь, якобы они определены верно. Но это – откровенная ложь! Там, где нужно было иллюстрировать текст его монографии изображениями, они отсутствуют, а там, где автор их вводит, они ни к чему не относятся и у них отсутствует чтение этрускологами. Возникает впечатление, что такого чтения других авторов Немировский не нашел, а сам он читать не умеет, что характеризует его далеко не с лучшей стороны.

     

    Рис. 11. Обложка книги об этрусском зеркале

    Книга об этрусском зеркале.

    Название книги «Этрусское зеркало» является не буквальным, а метафорическим. В предисловии говорится: «Вот уже триста лет то гаснет, то разгорается пламя научного спора об этрусках. Откуда явился этот народ в Италию? Как ему удалось подчинить себе большинство ее племен и управлять ими? Как протекала жизнь в этрусских городах?

    На эти и многие другие вопросы отвечает книга А. Немировского. Автор вводит читателя в увлекательную историю археологических раскопок, научных поисков и открытий. В художественных рассказах заключительного разделах книги воссоздаётся пёстрый и запутанный мир этрусков. Как в старинном зеркале, проходят ожившие тени этрусских строителей, царей, пиратов, земледельцев, воинов, учёных» [1:4]. – Как видим, это введение не в научную, а в научно-популярную книгу. И в самом деле, разделы книги таковы: «Приглашение к путешествию», «Легенды и факты», «Поиски и открытия», «Ожившие тени», «По залам музея», «Этрусский альбом». В тексте книги иллюстраций к рассуждениям в виде фотографий этрусских артефактов нет, они собраны (в количестве 31) в приложении под названием «Этрусский альбом». И там имеется изображение только одного этрусского зеркала (иллюстрация 23), которую я показываю на рис. 12.

     

    Рис. 12. Бронзовое зеркало якобы со жрецом Калхантом [1: 175]

    Подпись к иллюстрации 23 гласит: «Бронзовое гравированное зеркало. Рим. Ватиканский музей. VI век до н.э. Старец с крыльями за спиной рассматривает печень жертвенного животного. Этрусская надпись указывает, что это Калхант, жрец Аполлона, сопровождавший греков во время Троянской войны» [1:75].

    Чтение и интерпретация изображения ложные. О том, что реально написано на зеркале, я показал на рис. 51 б в моей книге [10:191]. А чуть раньше я написал: «Это бронзовое зеркало из Вульчи IVвека до н.э. с изображение Калхаса довольно известно (его приводят в качестве примера чаще всего). Перечисляя сюжеты зеркал, Г.И. Соколов отмечает, что «на другом зеркале из Вульчи, собрание Ватикана, жрец КАЛХАС в облике страшного демонического существа склоняется над внутренностями заколотой жертвы, изучая их и определяя предзнаменования богов» [17:164]. Очевидно, слово КАЛХАС есть чтение единственной надписи слева направо, то есть, первая стрелочка читается как К, а вторая – как Х, рис. 13, справа внизу. То, что КАЛХАС есть жрец, «демон», равно и то, что он склонился над органами заколотой жертвы, есть интерпретация рисунка, а не данные мифологии. Однако у Реймона Блока на вклейке изображена не очищенная от грязи фотография того же зеркала с очень тонкой ручкой, и мы встречаем несколько иную интерпретацию: «78. Бронзовое зеркало из Вульчи. ХАЛКАС, изучающий печень жертвы. Около 400 года лор н.э. Ватиканский музей» [18:188]. Здесь, напротив, первая стрелочка читается как Х, вторая, как К. Таково классическое чтение.

    Удивление возрастает, когда мы знакомимся с интерпретацией Людмилы Акимовой: «Одно из самых знаменитых зеркал – а их известны тысячи – представляет прославленного прорицателя КАЛХПНТА: его имя начертано перед фигурой. КАЛХАНТ занимается гаруспицей: он гадает по печени жертвенной овцы» [19:141]. Так всё-таки почти за триста лет «лёгкого чтения имён собственных» на этрусских рисунках – неужели нельзя было договориться, как читать имя на одном из самых знаменитых зеркал: КАЛХАС, КАЛХАНТ или ХАЛКАС? Если имя прочесть так легко, то почему же разные исследователи читают его по-разному? Ответ один: перед нами ярчайшая демонстрация бессилия классического подхода прочесть даже одно короткое этрусское слово однозначно. То есть, классический подход неверен. Я уже не говорю, что написано по-этрусски вовсе не имя» [10:189].

    Иной подход у П.П. Орешкина. Он пишет: «Как видно на рисунке, Творец лепит что-то из куска глины или теста. Надпись читается справа налево САЮ ВАЮ. "ВАЮ" никаких сомнений не вызывает, это наше "ВАЯТЬ", стоящее в первом лице единственного числа. Используемый ныне применительно к скульптуре глагол этот в древности понимался куда шире: ДЕЛАТЬ, СОЗДАВАТЬ. Творец лепит САЮ, то есть БУЛКУ, которую мы еще и сегодня называем "САЙКА". Рисунок – символический.  САЯ в руках Творца может быть и нашей Землей» [20:15]. Таким образом, чтение идет в обратном направлении, как и принято у этрусков, слов выделяется два, а обе стрелочки читаются одинаково как Ю.

    Г.С. Гриневич интерпретирует всю сценку иначе: «На оборотной стороне бронзового зеркала изображен жрец - гадатель по внутренностям животных – гаруспик. В левой руке гаруспик держит сердце. Взор гаруспика устремлен на печень, лежащую на столе. Гаруспик как бы вопрошает печень. ... Текст надписи (окончательный): К(Р)ИЙА РИЕКИ СИЕТ(Н)О ... Перевод текста: ПЕЧЕНЬ, СКАЖИ ГЛАВНОЕ)» [21:190]. Чтение идет слева направо, и обе стрелочки читаются, как и положено в рунице, как КИ. Однако А. Дмитриенко с ним не согласен и читает К(Р)И СЬРЬ КИСЪТИ, но при этом отмечает: «Целостный перевод надписи пока еще невозможен, поэтому ограничимся отдельными соображениями. На наш взгляд, в руке гаруспика изображено не сердце, а печень, а на столе, в свою очередь, изображено копыто животного. В таком случае и печень, и копыто животного можно сопоставить со словами К(Р)и и КИСЪТИ соответственно...» [22:69-70). То есть тут тоже выделяется три слова и дважды читается слог КИ. – Отметим, что если отбросить слоговые чтения, то при чтении КАЛХАС, ХАЛКАС, КАЛХАНТ, САЮ ВАЮ ни одно из этих слов не похоже на славянское. По алфавиту Радивое Пешича мы должны читать слева направо САХЛАХ, САЧЛАЧ, САХЛАЧ или САЧЛАХ, что весьма близко к предыдущему, но тоже бессмысленно. Мартин Жункович предлагает нам читать САЗЛАЗ, классический алфавит – САХЛАХ или САКЛАК, а также САХЛАК или САКЛАХ, греческий – САПСЛАПС. И опять все это не подходит, таких славянских слов нет.

    Складывается какая-то безвыходная ситуация – ни одно словарное значение не годится! Такого быть не может. И действительно, если задуматься, то подходит два словарных значения, но из РАЗНЫХ словарей. А именно: САКЛАУ, то есть третью букву следует читать по второму классическому значению (К), а последнюю – по первому значению словаря Орешкина (У). На этом слове я и останавливаюсь.

    Но разве слово САКЛАУ существует в русском языке? – Нет. Но зато есть близкое слово, СОКЛАЛ. То есть в областных говорах можно услышать слова СКЛАЛ и ПОКЛАЛ от глаголов СКЛАСТЬ и ПОКЛАСТЬ. От этих глаголов есть и производные слова: СКЛАСТЬ-СКЛАД, ПОКЛАСТЬ-ПОКЛАЖА. Другое дело, что в настоящее время глагол СКЛАСТЬ вытесняется глаголом СЛОЖИТЬ, и стилистика нам рекомендует сказать Я СЛОЖИЛ, а не Я СКЛАЛ. Но слово СКЛАЛ или СОКЛАЛ – вполне русское, славянское.

    А по-этрусски будет не СОКЛАЛ, а САКЛАУ. Прежде всего, это означает "аканье", как в современном белорусском языке. Газета у белорусов называлась "САВЕЦКАЯ БЕЛАРУСЬ", то есть СОВЕТСКАЯ БЕЛОРУССИЯ", фамилия СОЛОВЕЙ пишется по-белорусски как САЛАВЕЙ. Но и прошедшее время глагола белорусы пишут через У, точнее – через Ў, например, о печатном органе – что он РЭЦЭНЗАВАЎ, ЗМЯШЧАЎ и ДРУКАВАЎ, то есть РЕЦЕНЗИРОВАЛ, ПОМЕЩАЛ и ПЕЧАТАЛ. Следовательно, если бы белорус прочитал слово САКЛАЎ, он бы совсем не удивился – так и надо писать. Тем более что это слово существует и в современном белорусском языке.

    В качестве примера белорусского написания можно продемонстрировать следующую фразу, демонстрирующую нам, что такое БЕЛОРУССКИЙ ЯЗЫК: «БЕЛАРУСКАЯ МОВА – нацыянальная мова беларускага народа. Адносiцца да ўсходнеславянскай падгрупы iндаеўрапейскай сям'i моў» [22: 62]. Хотя пока и не совсем ясно, почему этруски говорили по-белорусски, но пока отметим этот факт.

    Таким образом, мы имеем все основания записать слово САКЛАУ (У краткое, как в белорусском) как этрусское со значением СЛОЖИЛ. При этом, как мы видим, разница между этрусским и русским звучанием не превышает разницы между русским и белорусским, то есть этрусский язык с одной стороны не является русским (а на этом настаивал ряд исследователей), а славянским, но с другой стороны, он вполне доступен для изучения с помощью такого славянского языка, каким является русский.

    Отметим также, что пока что слово САКЛАЎ является нашей рабочей гипотезой, которую следует или подтвердить, или опровергнуть. Для проверки следует прочитать все остальные слова на данном рисунке этрусского зеркала. Но если проверка подтвердит гипотезу, это сразу будет означать не только отсутствие имени КАЛХАС или ХАЛКАС, но также и отсутствие жреца, равно как и гадания на печени, ибо иначе было бы написано нечто вроде НАГАДАЎ.

     

    Рис. 13. Мое чтение надписи на зеркале из Вульчи

    Что же мы видим на изображении действительно, и какие надписи оказались неявными? Прежде всего, постараемся определить предмет, который главный персонаж держит в руке. Это не сердце и не печень, а стелька, которую он пытается вложить в пару деревянных башмаков, стоящих на рабочем столе мастерской (только рабочий стол имеет наклонные ножки для лучшего упора). Меня удивляет, почему никто до меня не додумался до этой простой и очевидной мысли. Башмаки показаны в профиль носками от персонажа, но пятками к нему. В наши дни такой покрой обуви называется "сабо". Именно поэтому и говорится: СЛОЖИЛ (стельку с башмаком).

    Но в таком случае можно прочитать то, что написано на стельке – а там написано слово ЭТРУЗИЯ с предлогом С. А на башмаках начертано слово РИМ. Так что все вместе объединяется в предложение САКЛАУ С ЭТРУЗИЯ РИМ, то есть СЛОЖИЛ С ЭТРУРИЕЙ РИМ. Мы видим, что после предлога С употребляется именительный падеж, а в остальном особых отличий от русского весьма мало. Но слово РИМ можно прочитать и на складках одежды, на ее окантовке. Таким образом, никакого жреца КАЛХАСА нет – действующим лицом в виде ангела с крылышками является сам Рим, который себе же сделал дешевые деревянные башмаки. Но в качестве стельки он хочет приложить Этрурию. Таков сюжет данной карикатуры на Рим.

    Однако данное предложение повторяется, хотя и в ином порядке: на правом крыле можно прочитать слова РИМ С ЭТРУЗИА САЕДИНИУ, то есть РИМ С ЭТРУРИЕЙ СОЕДИНИЛ. Из этого предложения я могу почерпнуть подтверждение своему пониманию слова САКЛАУ, как СЛОЖИЛ. Теперь читается еще один синоним – СОЕДИНИЛ. Таким образом, слово САКЛАУ прочитано правильно. Из этого следует, что "стрелочка" читается двояко: в середине слова как К, или даже КЬ (таково слоговое значение), тогда как на конце слова – как У (на эту букву стрелочка тоже похожа, если У немного повернуть вправо, а левая диагональ тогда станет вертикальной мачтой, которую следует продлить вверх примерно настолько же). Так что в середине слова сохраняется более древнее слоговое чтение, на конце – более молодое буквенное. Тем самым правы как этрускологи классического направления, так и Г.С. Гриневич (только читать надо не КИ, а КЬ, но это – детали). Что же касается чтения У, то стрелочка обозначает не гласный полного образований, а полугласный Ў.

    Третье предложение вычитывается при чтении линий на негативном лице Рима-бородача. Тут можно прочитать слова МАСТЕРСКАЯ МАРЫ (буква Ы – это глаз и бровь, отраженные от горизонтального зеркала). А волосы бороды и усов в позитивном изображении можно прочитать как слово УМЕЛАЯ. Это уже настоящая издевка – якобы лицо Рима – это умелое изделие мастерской Мары, то есть на лице Рима видна печать богини смерти. Следовательно, Рим в качестве ангела с крылышками вот-вот умрет. Таковы должны быть последствия вхождения Этрурии в Рим по настоянию именно Рима, по мнению самих этрусков. Как видим, на одно явное слово пришлось 10 неявных слов. А главное – смысл карикатуры совсем иной, ни о какой сцене гадания гаруспика на  печени или сердце речь не идет, так что неумение читать привело к совершенно фантастической интерпретации данной сцены искусствоведами» [23].

    Обсуждение.

    Об Александре Иосифовиче как об учёном мне говорить сложно, поскольку каких-то новых положений он никуда не привнёс. В историю этрускологии он не добавил ни одного нового персонажа; более того, он отметал всех тех исследователей, которые не ложились в прокрустово ложе греческой трактовки этрусков. Так, он ни слова не сказал о Тадеуше (Фаддее) Воланском, который как раз установил звуковое значение так называемых «словоразделителей». Он также не знал ни словенского исследователя Матея Бора, ни сербского – Радивое Пешича. Из исследователей, которое не разделяют греческой версии этрусков, он упоминает лишь З. Майяни [24], но как «дилетанта» (видимо, за то, что тот выводил этрусский язык из албанского); хотя книгу этого исследователя всё-таки издали в Москве в 2003 году. Так что он просто перечислил тех исследователей этрусского языка, которые, по его собственному выражению, ошибочно читали этрусские надписи. И это следует считать наукой?  

    Перечисляя буквы этрусского алфавита, он называл в том числе и неверные чтения. Подлинного этрусского алфавита он не знает. Можно ли человека, который даёт неверные решения, признавать крупным учёным?

    Немировский, к сожалению, крайне скуп на примеры, а те, которые он приводит, оказываются слишком малочисленными и приведенными некстати. О том, что этруски пришли с Кавказа (неверное решение) он пишет, а о русском следе он даже не помышляет, поскольку не анализирует неявные тексты – этого он делать не умеет.

    Получается, что кроме популяризации того, что известно об этрусках от других исследователей, причём на уровне пособия для средней школы, из его книг серьёзного анализа истории этрускологии, точного этрусского алфавита и правильного чтения этрусских надписей получить нельзя. Даже постепенное, из века в век сокращение списка правильно прочитанных слов он объясняет странно, как прогресс науки. Если этот «прогресс» продолжится, то в академической этрускологии не останется ни одного правильно прочитанного слова. Конструкторы этрускоида просто изведут сами себя.

    Заключение.

    Я могу согласиться лишь с одним – Немировский является хорошим популяризатором. Однако моё утверждение: А.И. Немировский был хорошим популяризатором ложных положений этрускологии звучит как-то не очень оптимистично.

    Литература.

    1. Немировский А. Этрусское зеркало. – М.: Детская литература, 1969. – 176 с. + 30 с. вклейки

    2. Немировский А.И. Этруски: От мифа к истории. М.: Наука, 1983. – 261 с.

    3. Немировский М.Я. Из прошлого и настоящего кавказской лингвистики. – Владикавказ, 1928

    4. Pallottino M. L’ origine degli Etruschi. – Roma, 1947

    5. Altheim Fr. Der Ursprung der Etrusker. – Baden-Baden, 1950 

    6. Pfiffig A. Etruskische Baunschriften. – Wien, 1972

    7. Шифман И.Ш. Возникновение Крфагенской державы. – М.Л., 1063

    8. Buonamici G. Epigrafia Etrusca – Firenza, 1932 

    9. Dempsterus Th. De Etruria regali libri VII. – Firenze, Vol.1, 1723; vol.2, 1724

    10. Чудинов В.А. Вернём этрусков Руси. Расшифровка надписей древней цивилизации. – М.: Поколение, 2006. – 664 с., ил. 

    11. Pfiffig A. Religio Iguvinf – Wien, 1964

    12. Харсекин А.И. Вопросы интерпретации памятников этрусской письменности. – Ставрополь, 1963

    13. Харсекин А.И. Труды Государственного Эрмитажа. 1962, № 7. 

    14. Немировский А. И., Харсекин А. И. Этруски. Введение в этрускологию. – Воронежский государственный университет, 1969

    15. Pfiffig A. Fehler und Verbesserungen in etruskischen Inschriften. – Wien, 1977

    16. Чудинов В.А. Загадочные письменности мира читаются по-русски. Фестский диск, Критские печати, Письмо ронго-ронго о. Пасхи и другие. – М.: «Традиция», 2016. 336 с., ил.

    17. Соколов Г.И. Искусство этрусков. – М.: Слово, 2002. – 298 с., ил.

    18. Блок Реймон. Этруски. Предсказатели будущего. – М.: Центрполиграф, 2004. – 189 с.

    19. Акимова Л. Древнеримское искусство. Искусство этрусков // Энциклопедия для детей. – Т. 7. – М.: Аванта +, 1997

    20. Орешкин П.П. Вавилонский феномен. Русский язык из глубины веков. Рим, 1984; репринт СПб "ЛИО Редактор", 2002

    21. Гриневич Г.С. Праславянская письменность. Результаты дешифровки. М., "Общественная польза", 1993, 327 с.

    22. Старычонак В. Дз. Беларуская мова: ад А да Я. У дапамогу абiтурыентам i школьнiкам. Мiнск, «Вышейшая школа», 2000 

    23. Чудинов В.А. размышления над книгой Гоголицына. – Сайт chudinov.ru от 15 декабря 2012 года

    24. Майяни З. По следам этрусков. – М.: Вече, 2003

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову