Домашний музей камня

Чудинов Валерий Алексеевич


В деревне Козьяны, селе Мишневичи Шумилинского района Витебской области Белоруссии живет страстный любитель камня, Фридрих Александрович Оноприенко. Всю свою сознательную жизнь он собирает небольшие камни разной формы и фактуры поверхности, отдавая предпочтение артефактам (камням со следами человеческого воздействия; такие образцы он называет «деланными»), создав на своём огороде своеобразный музей камня. Естественно, что, находясь в этой деревне 14 июня 2009 года, мы загорелись желанием посетить этот домашний музей.

Оглавление:
  • Домашний музей камня
  • Экспозиция
  • Чтение надписи
  • Другие инсталляции
  • Два строения
  • Обсуждение
  • Заключение
  • Домашний музей камня

    В деревне Козьяны, селе Мишневичи Шумилинского района Витебской области Белоруссии живет страстный любитель камня, Фридрих Александрович Оноприенко. Всю свою сознательную жизнь он собирает небольшие камни разной формы и фактуры поверхности, отдавая предпочтение артефактам (камням со следами человеческого воздействия; такие образцы он называет «деланными»), создав на своём огороде своеобразный музей камня. Естественно, что, находясь в этой деревне 14 июня 2009 года, мы загорелись желанием посетить этот домашний музей.

    Мы перед домом ОноприенкоРис. 1. Мы перед домом Оноприенко

    Перед появлением хозяина мы сделали фотографию. На ней изображены: я, Леонид Васильевич Шершнев и его жена Елена Николаевны Никитюк. На фронтоне сельского дома хозяин начертал свой девиз: «Любите – остальное приложится!» Несмотря на июнь, погода в этот день была прохладной, и мы стоим в осенней одежде. Поскольку мы выезжали из Москвы, в которой стояла 30-градусная жара, нам слабо представлялся июньский холод, и я наивно решил, что мне будет достаточно обычного пиджака; на всякий случай я захватил фланелевую ковбойку, которую не одевал много лет. А она постоянно расстегивалась.

    Хозяин на фоне своей коллекции
    Рис. 2. Хозяин на фоне своей коллекции

    Во двор нас проводили родственники хозяина, который появился не сразу, дав нам возможность сначала самим осмотреть его богатейшую коллекцию. Экспозиция, если считать за фасад вид дома со стороны, состояла из четырех фрагментов: перед домом, сбоку от дома, за домом, и перед дальним вторым домом. Осмотр начался с первого фрагмента, перед домом. Здесь камни располагались в виде круговых композиций, где имелась периферия, то есть, собственно окружность, и некий хорошо продуманный центр.

    Фридрих Александрович Оноприенко как экскурсовод
    Рис. 3. Фридрих Александрович Оноприенко как экскурсовод

    Экспозиция

    Когда хозяин начал свою экскурсию, мы уже успели осмотреться. Здесь, на рис. 3, видно, что слева от хозяина находится беседка, являющаяся продолжением и завершением первого фрагмента экспозиции, затем просматривается его участок вплоть до границы с соседским – тут располагается огород; а правее размещается основная часть данного фрагмента. Рядом с хозяином можно видеть нашего гида и человека, который организовал всю нашу поездку – Анатолия Бычкова. Экскурсия началась с того, что хозяин объяснил создание своей коллекции огромной любовью к камням.

    Общий вид центрального фрагментаРис. 4. Общий вид центрального фрагмента

    Как и на любой выставке, на данной экспозиции имелось пояснение. Сама аллея называлась «Сад камней», и, как видно на плакате, пояснялась словами: «Природа – мастерица. Совершенствование через созерцание окружающего мира всего сущего. ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ желаем здоровья!» – Хорошие, тёплые слова, сказанные пытливым человеком, любителем природы. С другой стороны, несмотря на то, что некоторые камни хозяин считал «деланными», он представлял себе свой сад камней как вернисаж именно природной, а не человеческой фантазии.

    Одна из каменных композиций
    Рис. 5. Одна из каменных композиций

    На одной из каменных композиций мы видим изображение то ли человечка, то ли креста в ее центре. На верхнем камне, исполняющем роль головы «человечка», можно видеть какие-то тёмные знаки. Основой инсталляции служит каменная плита, на которой расположены камни поменьше; связующим веществом служит цемент. У основания конструкции набросано несколько вытянутых продольно камней, которые не только ее оживляют, но и способствуют более естественному виду замысла автора.

    Некоторые надписи на верхнем камне
    Рис. 6. Некоторые надписи на верхнем камне

    Чтение надписи

    Мне было интересно проверить свою догадку насчёт наличия надписей на верхнем камне – ведь тогда можно было бы убедиться в том, действительно ли часть камней «делана», то есть, содержит следы человеческой обработки. Поэтому я поместил на рис. 6 крупное изображение камня и с удовольствием обнаружил на двух фрагментах привычные надписи. Так, на нижнем фрагменте в белой рамочке можно прочитать надписи МИМ ЯРА И РОДА. МИР ЯРА, тогда как на верхнем фрагменте – слова ЯРА МИР. Таким образом, перед нами один из культовых камней.

    Другой вид каменной композиции
    Рис. 7. Другой вид каменной композиции

    На другой каменной композиции контраст достигается размещением каменного валуна на круге из мелких камней. Валун является типичным культовым камнем, ибо на его боковой грани чётко видна огромная надпись МИМ ЯРА. А правее и ниже, в том месте, где валун опирается на кладку мелких камней, можно выявить два лика Яра, антропоморфный, в профиль, и зооморфный, анфас. Первый развёрнут влево, и представляет собой красивое мужское лицо с прямым носом, выдающимся вперед подбородком и закрытыми глазами. Зооморфный лик, видимо, представляет собой морду льва. Оба лика подписаны хорошо видными крупными буквами, образующими слово ЯР.

    Третий вид каменной композиции
    Рис. 8. Третий вид каменной композиции

    На третьем виде каменной композиции основанием служит круглый каменный валун. На нем приклеены цементом камни меньшего размера, а на вершине укреплен продолговатый камень, напоминающий по своей вытянутости камень Макоши на Сейдозере Кольского полуострова. Я продемонстрировал ту сторону данного навершия композиции, на которой видны выпуклые буквы, так что верхний камень представляет собой артефакт, умело вплетенный в природные образцы.

    Чтение надписей на верхнем камне
    Рис. 9. Чтение надписей на верхнем камне

    В мою задачу не входит эпиграфическое рассмотрение всех камней данного «сада». Я лишь хотел бы показать, что следы человеческой обработки на них встречаются достаточно часто, так что выставку камней Оноприенко можно одновременно считать уже существующей литотекой. Ну, а на данном навершии выпуклые буквы образуют крупное слово МАЯК и чуть более мелкое слово ЯРА. Так что и этот камень относится к культовым.

    Каменная скульптура
    Рис. 10. Каменная скульптура

    Другие инсталляции

    В задачу данной статьи не входит подробное рассмотрение всех достопримечательностей музея камня Оноприенко, ибо такое подробное исследование потребует масштаба как минимум брошюры. Моя задача много проще – привлечь внимание читателей к самому характеру собирательства этого любителя камня, к тому, что он тратит свой досуг на поиски, транспортировку и размещение каменного материала в соответствии со своей фантазией. А на рис. 10 мы видим пример создания из камней каменной скульптуры; сзади находятся гигантские солнечные очки как деталь каменной композиции.

    Композиция около дальнего домаРис. 11. Композиция около дальнего дома

    В глубине участка Фридриха Александровича расположен дальний дом, перед которым характер инсталляций существенно меняется. Теперь на смену кругу приходят два квадрата (выложенные из кирпича), образующие прямоугольник. Выше размещены средних размеров камни, как окатанные гальки, так и камни обломочного происхождения. Артефактов я тут не заметил. Зато на инсталляции размещены поддоны с рассадой растений, декоративные арки, а также фанерки с надписями.

    Музей в сарае
    Рис. 12. Музей в сарае

    Два строения

    На территории участка Оноприенко расположены еще два здания. Одним из них является сарай, приспособленный хозяином под «Народный музей горящих сердец Данко, село Мишневичи – Михайловское – Семидорожье». В его трёх комнатах находятся экспозиции камней, утвари, книг и плакатов, посвященных самым разным проблемам: от русских космистов Чижевского и Циолковского до эзотерики Блаватской и Рерихов. Насколько я понял, любой из экскурсантов музея (а экскурсии тут – не редкость) может найти здесь отражение своих взглядов, хотя советская эпоха, вообще говоря, плохо уживается с Агни-Йогой.   Рис. 13. Дальний дом для гостей  А дальний дом оказался домашней гостиницей, куда, вероятно, хозяин помещает своих друзей и знакомых. Во время нашей экскурсии он был пуст. Строение не очень новое и не слишком просторное, но на одну семью вполне достаточное. По своей привычке всюду делать надписи, хозяин снабдил и эту постройку указателями: «Зона созерцания и активного отдыха «Белых ворон». Даю вам кров, даю вам силу, даю вам путь прекрасный». Весьма добрые слова.   Рис. 14. Надписи на гостевом домеНа территории участка Оноприенко расположены еще два здания. Одним из них является сарай, приспособленный хозяином под «Народный музей горящих сердец Данко, село Мишневичи – Михайловское – Семидорожье». В его трёх комнатах находятся экспозиции камней, утвари, книг и плакатов, посвященных самым разным проблемам: от русских космистов Чижевского и Циолковского до эзотерики Блаватской и Рерихов. Насколько я понял, любой из экскурсантов музея (а экскурсии тут – не редкость) может найти здесь отражение своих взглядов, хотя советская эпоха, вообще говоря, плохо уживается с Агни-Йогой.

    Рис. 13. Дальний дом для гостей

    А дальний дом оказался домашней гостиницей, куда, вероятно, хозяин помещает своих друзей и знакомых. Во время нашей экскурсии он был пуст. Строение не очень новое и не слишком просторное, но на одну семью вполне достаточное. По своей привычке всюду делать надписи, хозяин снабдил и эту постройку указателями: «Зона созерцания и активного отдыха «Белых ворон». Даю вам кров, даю вам силу, даю вам путь прекрасный». Весьма добрые слова.

    Надписи на гостевом доме
    Рис. 14. Надписи на гостевом доме

    Обсуждение

    Я впервые сталкиваюсь с ситуацией, когда человек по собственному желанию устроил на своём участке музей камня. Если год назад я с большим интересом нашел в Минске участок с валунами, принадлежащий Белорусскому институту геологии Академии наук Белоруссии, где имелись, в частности, и артефакты, то теперь я с не меньшим интересом познакомился с частным музеем, причем вовсе не в городе. Получается, что когда я только замысливал создание литотеки, она уже существовала у Оноприенко. Не перевелись еще энтузиасты среди славян!

    Заключение

    Я публикую эту статью не только для того, чтобы показать богатство замысла Фридриха Александровича, но и для того, чтобы пропагандировать его начинание. Надеюсь, что у него имеются или появятся в скором времени и последователи.

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову