О творчестве эпиграфиста Вячеслава Тимофеева

Чудинов Валерий Алексеевич


Творчество коллег всегда интересно, ибо где-то они смогли дать новое чтение этрусских или иных текстов, которые представляют предмет и моих дешифровок, в другом месте – они что-то подсказывают путём критики моих результатов. В этой связи мне интересно рассмотреть творчество Вячеслова Тимофеева, о котором я уже однажды отзывался [1].

Оглавление:
  • Мнение Тимофеева об Осипове.
  • Продолжение заочной полемики.
  • Мнение В. Тимофеева об А.А. Зализняке.
  • В. Тимофеев как этрусколог.
  • Искусство авгуров.
  • Тексты Загребской мумии.
  • Табличка из Пирги и Лемносская стела.
  • Перевод еще одной таблички:
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература.
  • Мнение Тимофеева об Осипове.

    Тогда я процитировал мнение Тимофеева о полковнике В.Д Осипове, арабисте, преподавателе в одном из военных вузов переводчиков: «Здравствуйте Валерий! Ознакомился с вашим переводом Cuppis perusinus. Мои подозрения оправдались. Увы, мне даже трудно Вам объяснить, что не так. Простите за откровение, но накипело, я буду груб, потому, что прав, а правду надо говорить. Заметьте, не я Вам навязался. Ваш перевод стоит между Гриневичем и Чудиновым – горе славистами». – Я тогда позволил себе ремарку: «Замечу, что выражение «горе-слависты» следует писать через дефис. Даже если речь идёт обо мне – русский язык при этом ломать не следует».

    Тимофеев продолжил: «Если можно как- либо навредить славистике, то они уже это сделали. А Вы добавляете вреда не меньше. Я в своё время ошибался в переводах этрусских текстов, но это была техническая ошибка. Я разделял слова в пределах ограничительных знаков слишком часто. Как Вам известно, этруски разделяли текст на слова через разделительные знаки (точки, двоеточия). Вы их видели в тексте Cuppis perusinus ! 1 teurat • tanna • larezui • ame • vaχr 2. lautn • velθinaś • tla • afunas • sleleθcarutezan». – Сначала надо доказать, что точки и двоеточия не означают звуков А и Е, как это следует читать в этрусских текстах – Но продолжу цитировать Тимофеева.

    Вы пишите: «А начинается этот текст словами ЕВЛАТ ТАННА ЛАРЕ ЧОЛАМИ ПАКРЫЛА ОТеН. БЕ ЛюДИНА ЦЕ СТаЛА ЯВУНА Со ЗЛЕ ЛЕДЦА РУТЕЧАН ВОЗЛЕ РЫТЕ... Здесь деление на слова моё».

    Что за бред! И что за самодеятельность? Если это плод Вашего воображения, то оставайтесь со своими фантазиями наедине. Вы знаете этрусских богов, Тину (день – аналог Зевса, Юпитера), Тура (ночь, луна), Дюжину, Одумишу, Тухляка (θunχul – аналог Харона – от слова «хоронить»), греческую Афину? Так они упоминаются в тексте. Имя бога Тины входит в состав имени Велтина (великий Тина), как у славян Веле-слав,Вяче-слав. Велтур – Великий Тур». – Разумеется, В.Д. Осипов дал не лучшее чтение, но зачем же его так отчитывать?

    Замечу, что все названия якобы «этрусских богов» получены путём неверного чтения этрусских текстов этрускологами. На тех изображениях, на которых якобы изображены этрусские боги, на деле показаны жрецы (мимы) разных храмов, часто даже храмов Арконы, Скифии или Руси-Москвы (Руси Славян). Более того, этрусское специально сделано «не читаемым», чтобы из этрусских зеркал было бы невозможно извлечь никакой исторической информации. Но этого Тимофеев не знает и не хочет знать.

    А дальше он демонстрирует свою распущенность. «Что тут непонятного? Я вообще не понимаю, за что у Вас учёная степень. Чему Вас учили в филологическом институте? Я не имею учёной филологической степени, я технарь, но знаю в лингвистике больше, чем все институты языкознания вместе взятые, потому, что я знаю не только лингвистику, но и многое другое».

    Замечу, что именно пустота смысла его чтений как раз и возвышает его в его собственных глазах. Отсюда и его наглость в поучении полковника Осипова, который работал в различных странах за рубежом и который преподавал военным переводчикам.

    «Беда и в том, что ваши опусы читают люди, верящие всему на слово. А таких весьма много. Эти люди верят, что славяне действительно населяли весь мир из-за языка, который якобы существовал везде со времён неолита (как пишет Чудинов)». – Чудинов утверждал гораздо большую древность русского языка – древность с палеолита, а не только с неолита. Но Тимофеев не утруждает себя внимательным чтением чужих дешифровок – он ведь знает больше, чем все институты языкознания, вместе взятые!

    «А почему некий протоязык должен принадлежать какому-либо одному народу? Почему этруски – славяне? Только из-за того, что современные славяне являются носителями древнейшего языка в мире? Это бред. Нас связывает общая любовь к «Слову о полку Игореве», уважение к А.Д. Черткову, но это единственное, что у нас общее. В остальном, мы не стыкуемся и не понимаем друг друга как русский немца, хотя немецкий язык целиком основан на славянском языке. И знаете, почему? Потому, что дешифрация древних текстов – это сложнейшая штука, которая требует множества и множества подтверждений (сравнительный анализ) из разных других текстов». – Обратим внимание на неологизм Тимофеева: ДЕШИФРАЦИЯ. Иначе говоря, термина ДЕШИФРОВКА он не знает.

    «Эти доказательства у меня есть, а у Вас – нет. Я не только проанализировал 11 тыс. текстов, но и многое перевёл и самые длинные тексты». – Замечу, что во втором предложении нет двух запятых, которые здесь должны быть. Сразу видно, что лингвистического образования этому эпиграфисту явно не хватает.

    «Вот почему я Вам писал, что нужно знать и проанализировать не менее 50% этрусских текстов. А это огромный, титанический труд, который, видимо, Вам не по силам. И Вы решили, что по одному, не самому, скажем, длинному тексту Вам всё стало ясно. Должен Вам заметить, что арабский язык основан целиком на праславянском языке. И хиджаб - это тот же «платок» по-славянски, только если прочитать слово наоборот hidjab > platok – платок (праслав.)(редукция p/b, t/d, k/h, замена l/j). Cм. словарь арабско-праславянский (http://www.tezan.ru/slov_arab.htm). Смотрите и мою методику поиска славянских корней в иностранных словах (http://www.tezan.ru/slov_arab.htm). После этого возможно и продолжение разговора. Полемики тут быть не может, потому, что полемика – polemika (греч.) > spornij – strjka – спорный-стройка (праслав.) (пропуск s, ред. r/l) – учёный спор, диспут, а учёного ничего в вашей прозе нет. С уважением, Вячеслав».

    Понятно, что наглость – второе счастье. – На этой фразе я закончил анализ высказываний В. Тимофеева в [1].

    Продолжение заочной полемики.

    Оказалось, что спустя примерно два года В. Тимофеев отозвался, но уже не с продолжением критики В.Д. Осипова, а с критикой приведенного выше моего пассажа. В работе [2], где (а также далее) он выступает на сайте «Проза.ру» под ником «Тезан», он пишет: «Недавно я обнаружил в интернете (27.10.2014) комментарий некоего профессора В. Чудинова на мои переводы этрусских текстов и в, частности, этрусской надписи BU 899. Комментарию мастистого учёного-слависта предшествовал злопыхательский монолог о моих достоинствах и недостатках. Не могу не ответить на подобные оскорбления. Во-первых, стыдно читать и публично трактовать чужую переписку интеллигентному человеку, пусть даже и предоставленную преспешником Осиповым профессору Чудинову. Во-вторых, материал, который комментировал г. Чудинов уже устарел, я, как обычно, корректирую свои переводы со временем. В-третьих, согласно научной методике анализа чужого научного труда необходимо после критики статьи оппонента предоставить своё видение перевода, чего не было сделано. Поэтому, не с чем сравнивать и, следовательно, комментарии В. Чудинова можно считать ложными и бездоказательными».

    Из данной филиппики трудно понять, кто такой В.А. Чудинов: то ли некий профессор (который автору до того был совершенно неизвестен), то ли слегка известный «горе-славист», как это было заявлено в чужой переписке, то ли мастистый учёный-славист со злопыхательским монологом. Надо бы как-то определиться.

    Далее, если Вячеслав Тимофеев считает себя интеллигентным человеком, то, следовательно, ему должно быть стыдно читать мою частную переписку с кандидатом филологических наук, Валерием Даниловичем Осиповым, с которым я давно знаком и труды которого я публично обсуждал с его позволения, например, в статьях [3] и [4]. Однако, поскольку он ее прочитал, то расписался в том, что он – не интеллигентный человек.

    Далее, я СНАЧАЛА рассмотрел его чтение надписи BU899, а ПОТОМ привел его отзыв по поводу В.Д. Осипова. Но полемика с другим человеком до сих пор называлась ДИАЛОГОМ, а не МОНОЛОГОМ. Так что предшествующий злопыхательский монолог о достоинствах и недостатках В. Тимофеева никак нельзя считать таковым.

    Что же касается якобы моего злопыхательства, то оно, видимо, заключается в такой моей ремарке на его чтение этрусской надписи: Допустим, перевод Тимофеевым выполнен безукоризненно (чего я совершенно не считаю). Рассмотрим получившийся текст: «Галушки ягненку – снедь.  Барашку хреб яровой – снедь.  Утеха ослу – снедь. Статую великую пеленал травой моей яровой, лен пахучий яровой урне дарил, урне дарил, новый ей дарил пахучий. Мертвой дарил душе, дарил я траву, ешь».

    Итак, предлагается кормить ягнёнка галушками (а этруски не только знали, что такое галушки, но и кормили ими домашних животных!), а барашку предлагается некий «хреб» (хребет?). – Вероятно, это описка Тимофеева, нужно читать «хлеб». Но и тогда непонятно, почему хлеб должен быть только яровым, и почему нельзя кормить хлебом озимым. А вот зачем ослу предоставлять утехи, словно он господин, еще более непонятно!

    А дальше – описание действия шизофреника: Статую великую пеленал травой моей яровой. Возникает вопрос уже не о том, какой именно травой (яровой или озимой) следует «пеленать статую великую», а для чего это следует делать? Или статуя, будучи неспелёнутой, может оказать сопротивление? А урне (то бишь, помойному ведру, хотя, возможно, и урне с прахом покойного), лен пахучий яровой урне дарил! Вот те и на! И урна тоже яровая? То есть, покойники у этрусков мёрли только по весне? И если урне подарить лён непахучий, то она возмутится – как неспелёнутая статуя? – Но, очевидно, что урна содержит прах покойного, ибо шизофреник дарил лён, оказывается, не столько урне с прахом, сколько содержащейся в ней душе. Мертвой дарил душе, дарил я траву, ешь! - Итак, душа покойника питается льном, а ягнёнок – галушками.

    Шикарный перевод! Как говорится, лучше не придумаешь! Если у Ф.Р. Латыпова проглядывает хоть какой-то смысл, то в переводе В. Тимофеева он отсутствует вовсе!

    Так что эта моя критика, оказывается, вовсе и не демонстрация несостоятельности чтения В. Тимофеева, а простое злопыхательство!

    А далее с его стороны следует критика уже моих чтений: «В-четвёртых, уважаемый профессор В. Чудинов сам так изощряется в своих переводах древних и малоизученных текстов, что диву даёшься, а есть ли разум у профессора? Например, используя пиктографический метод исследования каменных неолитических фигур, обрамления этрусских фресок, волосы, одеяния этрусских скульптур и рисунков профессор В. Чудинов находит неявные надписи, которые доказывают существование славянской руницы в этрусских текстах. Что до перевода немногочисленных этрусских текстов В. Чудиновым, то это просто срам недостойный разумного человека. Прежде чем критиковать других надо самому перевести немало материала по рассматриваемой теме. В. Чудинов совершенно не знаком с методом сравнительной лингвистики и перекрёстные тексты из разных источников в его переводах не встречаются. Известно, что В. Чудинов не перевёл ни одного крупного этрусского текста, включая, "Загребскую мумию". Какая критика других переводчиков этрусского письма может быть со стороны человека, который в высшей степени сноб в этрускологии и "слышит звон, да не знает, где он" ? Поэтому, я посоветовал бы г. Чудинову хорошенько посмотреться в зеркало и не увидеть бы там ... картину Гойи "Сон разума порождает чудовищ"». – Просто великолепно! Как говорится, нарочно не придумаешь!

    Замечу, что пиктографию я везде, где можно, критикую и как якобы историческую ступень развития письменности, и тем более, как метод эпиграфического исследования, чего мой критик просто не знает, поскольку увлечен кормлением душ льном, а ягнят – галушками. Точно так же ему неизвестно, что только в книге [5] у меня опубликовано 209 рисунков, то есть, я прочитал более сотни этрусских текстов, а в книге [6] – ещё 188 рисунков, то есть, еще не менее 90 дешифровок. Это – примерно на порядок больше того, что в совокупности сделал В. Тимофеев. Но если я читал «немногочисленные» тексты, то в таком случае В. Тимофеев читал столько текстов, сколько «кот наплакал».

    Что же касается такого крупного этрусского текста, как "Загребская мумия", то есть, надписи на бинтах мумии, то это – мозаика из бинтов, на каждом из которых имеется какой-то фрагмент. Никто не может поручиться за то, что приведены все фрагменты, кроме того, неясен порядок, в каком следуют друг за другом эти фрагменты. Так что «крупного текста» в данном случае нет, имеется лишь набор отдельных мелких частей.

    И, наконец, из чего мой критик вывел заключение о моём снобизме?

    Ответ В. Тимофеева длинный, весь его цитировать нет смысла. Остановлюсь только на самых интересных местах: «Следует заметить, что А.А. Зализняк писал не только о дилетантах типа В. Тимофеева, но и о псевдо-профессорах типа Чудинова. И в фрикопедии упоминается как В. Чудинов, так и В.П. Тимофеев (отчество перепутали, да бог с ними). Так, что в антинаучном миру, мы, с Вами, дорогой профессор на одной ноге».

    Сначала замечу, что аттестат профессора мне выдала Высшая аттестационная комиссия. А термин «псевдо-профессор» применим к тем, кто называет так себя сам, не имея соответствующего документа. Но, далее, отсутствие запятой привело к тому, что в последнем утверждении я оказался «дорогим профессором на одной ноге», то есть, и дорогим (берущим крупные суммы денег), и одноногим. Полагаю, что такие перлы может себе позволить только человек, который знает в лингвистике больше, чем все институты языкознания, вместе взятые.

    Мнение В. Тимофеева об А.А. Зализняке.

    В статье [7] он под ником «Тезан» пишет: «В журнале «Наука и жизнь» № 1, 2 за 2009 г. была опубликована статья «О профессиональной и любительской лингвистике». Что же так беспокоит академика А. А. Зализняка? Оказывается, интернет дал возможность любителям-лингвистам свободно высказывать свои мысли, что в прошлые времена было совершенно невозможно. Потеря контроля над аудиторией, возникновение новых идей, любительских публикаций может повредить работе и репутации мастистых ученых. Как бы чего не вышло? Языковедческая наука, которая топталось на одном месте в течении многих столетий в разгадывании «мертвых языков» испытывает теперь давление непрофессионалов. Стиль изложения статьи подобен поучению средневекового монаха против язычества».

    Тут я с В. Тимофеевым полностью согласен.

    Далее он анализирует основные утверждения А.А. Зализняка, показывая или их неточность, или ложность: «1. звук А может переходить в звук В (без уточнения языка и периода времени). Закон Гримма распространяется на все индоевропейские языки. Причем период времени связан с формированием индоевропейских языков на базе славянских языков.

    2. гласные не имеют значения, существен только «костяк согласных». Гласные, конечно имеют значение, но они могут видоизменяться, а также приставляться или выпадать из слова в зависимости от особенностей произношения, условий среды обитания, так называемый диалект. Причем, согласные могут переставляться, например, причал - apobotra (греч.) > po-borta  - пo-борту (др.-слав.) (перест. t/r), мера – metron (греч.)  > merit – мерити (др.-слав.) (перест. t/r). Во второй скобке указаны основные типы преобразования.

    3. слово А получилось в результате обратного прочтения слова В. Данный постулат вытекает из другого постулата академика, о том, что праславянский язык письменности не имел. То есть, до Кирилла и Мефодия славяне не имели своего письма. Очередное заблуждение А.А. Зализняка. Многие исторические факты доказывают существование письменности у славян до христианизации Руси. Славянская письменность имела очень древние истоки. Цепочка следующая: пеласгийская письменность – этрусская письменность – вульгарная латынь – венетская письменность – славянская письменность. Причем все предыдущие до славянской письменности имели направление письма справа налево. Отсюда и возникновение инверсий, как остаточный элемент древнего письма.

    4. такая-то древняя надпись из той или иной страны читается по-русски. Скажем, не по-русски, а по-древнеславянски.

    5. название А такого-то города или такой-то реки той или иной дальней страны — это просто искаженное русское слово В (из чего видно, что - эта страна была некогда населена русскими или они овладели ею). В топонимике городов и рек действительно сохранились славянские корни, например, реки Дон, Днепр, Днестр, Дунай имеют единый древнеславянский корень don – дно. Но есть, конечно, соблазн подгонять названия под славянские корни. К этому нужно относиться очень осторожно и рассматривать все объективные факторы. Я категорически против того, чтобы связывать топонимику с этносом. Это не однозначные связи. 6. три тысячи (или пять, или десять, или семьдесят тысяч) лет тому назад русские (именно русские, а не их биологические предки, общие с другими народами) делали то-то и то-то. Носителями славянского праязыка могли быть не обязательно славяне и тем более русские, а  другие этносы» [8]. – И с этими замечаниями в первом приближении можно согласиться.

    Можно принять и еще один упрёк Тимофеева в адрес Зализняка: «Любительская лингвистика — не такое уж безобидное увлечение, как может показаться на первый взгляд. О типичных ошибках лингвистов-любителей и опасности дилетантского подхода к изучению языка рассказывает известный лингвист Андрей Анатольевич Зализняк». Надо отдать должное А.А. Зализняку в научном подходе к критике любительской лингвистики. Использованы практически все аргументы, выставляющие любителей, мягко говоря, в невыгодном свете перед аудиторией.

    А что профессионалы-лингвисты? Много сделано научных открытий со времени формирования научного подхода к изучению этрусской письменности, линейного письма А/В, хеттского письма? Дешифровано приблизительно 100 этрусских слов сомнительного толкования за 200 лет существования этрускологии! Не дешифровано ни одного крупного этрусского текста. Хеттские переводы столь же многозначны и сомнительны, что и любительские изыскания. Микенология зашла в тупик, мертвые языки лежат там, где им и положено лежать – под сукном. В глубоком молчании европеисты-лингвисты воспринимают все, что касается работ в области славистики» [8].

    В. Тимофеев как этрусколог.

    На эту тему у него имеется 8 публикаций. Начнём с первой [9]. Сначала следует небольшое введение об Игувинских таблицах. А затем следует такой текст: «В 1-й игувинской таблице описаны обряды жертвоприношений умбрийским и этрусским богам (Грабовику, Дюжине, Флеру, Фуфлунису), а также известным персонам (Партунусу, соратнику). Посвящение соратнику/товарищу (TEFRI) также описывается в Лемносской стеле.  Игувинские таблицы объединяют практически все этрусские тексты в общую книгу религиозных верований италийских племён».

    Название этрусских богов заимствовано из классической этрускологии и основано на неверном чтении этрусских текстов. А далее следует копия таблицы с переводом:

    1 ESTE PERSKLVM AVES: ANZERIATES ENETV:

    Ешьте бересклет птицы озираясь. Иначе, 2 PERNAIES РVSNAES: PREVE RES: TREPLANES:

    пернатым, пушным прежде ветки режь трепленые,

    3 IUVE KRAРUVI TREВUF: FETU: ARVIA USTENTU:

     яви Грабовику требу великую, веди, орав устами:

    4 VATUVA FERINE: FEITU: HERIS VINU: HERI PUNI:

    «Выдива солнце, веяти ярый, выни ярый».

    Обмой, 5 UKRIPER FISIU TUTA PER IKUVINA: FEITU: SEVUM:

    окропи физию. Тута перва Игувина: «Веяти сев,

    6 KUTEF: PESNI MU A; E PES ARVES:

    кути, песню  играя, рожай песню оравой».

    Разумеется, комментировать эту «нетленку» не очень хочется, но придётся. Первая строка: «Ешьте бересклет птицы озираясь. Иначе,». Википедия пишет (статья «бересклет»): «Многие виды бересклета ядовиты». Так что птицам автор якобы советует отравиться и таким способом покончить с собой. – Странно! А деепричастие «озираясь» не сочетается с повелительным наклонением глагола «ешьте».

    Вторая строка: «пернатые» (птицы) никак не могут быть «пушными» (зверями). А для белок, живущих на деревьях, или для кошек, туда залезающих (представители пушных) совсем не нужен корм из веток – они им не питаются, равно как и птицы.

    Третья строка: «вести птиц» невозможно, «вести хищников» можно, но сложно. Но зачем приносить их в жертву Грабовику? Да еще при этом необходимо «орать устами» (а можно орать чем-то еще?)

    Четвертая строка: слово «выдива» в русском языке отсутствует, веять можно зерно, но не «ярый». Пятая строка: Зачем при веянии обмывать или окроплять лицо? Веять можно урожай, но сев (то есть, зерна, положенные в землю) веять невозможно. Шестая строка: зачем кутить во время жертвоприношения и сева? Обычно кутят после получения обильного урожая.

    Итак, даже не обращаясь к очень подозрительному процессу дешифровки, можно утверждать, что полученный результат не удовлетворяет элементарной логике.

    Я не буду подвергать читателя пытке рассмотрения всех 34 строк текста – достаточно и приведенных. Хотя, возможно, следует привести три последних строки: «Рожденные веял морскому другу, копьё капищу, копьём веял, обмыл, веял опий свалил великому Партунусу. Иначе, копну рушил Яру, Титу, жертва великая кумиру люда, жертвой великой кумира тешил, песню играл». Попробуйте повеять копьём и обмыть опий, – полагаю, после этого вы действительно свалите к кому угодно, возможно, что и к Партунусу, а по дороге разрушите не одну копну сена. Особенно удачно получилось согласование прилагательного «рождённые» и глагола «веял». – Тут я умолкаю, предоставляя возможность читателю самому «рожать песню оравой» и «есть бересклет, озираясь».

    Искусство авгуров.

    Эта статья Тезана [9] комментирует чужие чтения. К сожалению, поскольку рисунки в тексте обозначены, но не приведены, сказать о том, насколько верно приведены буквы, сложно. Опять-таки посмотрим на результат чтения самого Тимофеева.

    «Перевод автора с помощью славянских языков на русский: Ей Церере судил овало цветение я». Выражение «судить цветение» для русского человека непонятно. А «судить овало» – непонятно вдвойне.

    Еще один результат: «Явил твоей веси великий, кушай, тебе авгур». Невольно возникает вопрос: а что такое «твоя весь»? И что за выражение «кушай тебе» или «тебе авгур»? – А вот и вообще перл: «Велтуру, родителю нашему. Духу я жатву лияша кланялс, барана тащил, окукливал великого сечёнными яровыми тенеты. Авгур целитель [правил] 82 года». Попробуйте кого-нибудь «окуклить сечёнными яровыми тенетами»!

    Тексты Загребской мумии.

    Здесь [10] перевод В. Тимофеева таков: 1. Загнивающая рана. 2. Целитель собирал ранам. Иначе, этруски днём сияющим. 3. В дивном Риме к умершим ходили, голубке опутывали тело, дань сварили. 4. Ханки травной фиал, репейником диким загниванию клали яровые. Целитель. 5. Сбирал яровые, Метле яровые. Иначе рогатому. 6-10. Пропущены. 11. … ягнёнка жертвовал. Лечил. 12. Иначе жертвовал ягнёнка … загнивающую рану. Целитель. 13. собирал ранам. Иначе, свивал яровые, свечи рождённой принёс. 14. очищал Минерву, юного Тина чествовал, Ржихе принёс, ешь Светлан ягненка. Этруски.

    Опять-таки, я не хочу подвергать читателя пыткам. На мой взгляд, так бредят больные люди. У них дань варится, из яровых хлебов плетется метла, гниющие раны лечат агнцем.

    Не правда ли, после чтения всех 34 фрагментов (где отсутствуют фрагменты 6-10, 18, 20, и 25-34, то есть 16, примерно половина) в том же духе можно считать себя наиболее продвинутым этрускологом! Во всяком случае, более крутым, чем некий и дорогой псевдо- профессор на одной ноге, сноб В.А. Чудинов.

    Табличка из Пирги и Лемносская стела.

    Здесь [11] чтения В. Тимофеева примерно такие же, как и выше: «Эту таблицу мою я чеканил, гимн [пел], барана, звал, водил его, хвалил юного Астарте. Домашний мех, душе дар, товарищу великому нашему жаловал. Клал юной Венере, Тура чествовал, монисто свил тамарисковое я духу свил. Тело яровыми семенами накрыл. Колосья III [раза], явил Туру, варил, тешил медом италика. Я духу свил, рожденному духу жатву семян принес. Колосья рождённой травы принес, печень рожденному духу избранного италика, огнем светил. Яровую еду поникшим, хвалил барана, великому пожившему. Иначе, половину умершему давал». Так читается таблица из Пирги [11]. Так что если не хвалить барана великому пожившему, и не чеканить собой (а не, например, зубилом) таблицу, и не «жать семена» (видимо, если не разрезать их серпом), то, чего доброго, покойник оживет. А с тамарисковым монисто на Туре – ни за что!

    И далее, на Лемносской стеле сей великий этрусколог земли русской прочитал: «Атаману жатва, моряку дар, сивому, Мара жатву молодую веял. Сивого прах веял, жатву явил. Явил душе сирой, принес я дар: Сивому коню яровые, соратнику дарил пахучий опий, сияющий положил. Сирую принёс я морскому праху любимого. Храброму, сивому яровые положил, Дюжину рожденными тешил, фокийцу Атаману явился, фокийца сивого пеленал яровым саваном, явил гимн товарищу любимому. Сивого явил сияющий прах, веял Мара, коня крылатого атаману». Просто великолепно! Правда, имеются совсем мелкие замечания: МАРА – не мужчина, а женское божество славян, АТАМАН – не пахарь и не косец, а предводитель воинского подразделения, ЖНУТ женщины, и от лица мужчины слова Я ЖАЛ, звучат комично, ОПИЙ – это наркотик, который соратнику можно подарить с явно с нехорошими намерениями, МОРСКОГО ПРАХА быть не может, ибо моряков не сжигают, а сбрасывают в море, крылатый конь – это ПЕГАС, а не Сивый. Иначе говоря, смысла в этом «переводе» нет.

    А вот и комментарий: «Удивительно, но в тексте Лемносской стелы, с наибольшей вероятностью, описан обряд погребения вождя (атамана). В БЭС указано вероятное тюркское происхождение слова атаман, хотя, как видно это не так. По-немецки атаман – Hauptmann, сравните HAUPT-mann со словом HOPAI и тогда становится понятным второе имя атамана – HOPAI. Отсюда и славянское «Хор-а-а», «гоп», «гопак».

    Безусловно, слово HOPAI на стеле древнее немецкого Hauptmann. Ведь это первый исторический памятник народа пеласгов. Погребение вождей в старину сопровождалось жертвенным приношением коня. В кельтских могилах найдено множество останков этого животного. Кельты были пограничными племенами со славянами и обычаи кельтов могли быть заимствованы последними, а может и наоборот. Весьма интересно сопоставить слово SIVAI – сивый (мерин) со словами из сказки: «сивка-бурка, вещая каурка встань передо мною как лист перед травою». Не это ли описания обряда погребения вождя ?! Ведь «сказка быль, но в ней намек…». В ЛС обнаружена потрясающая связь жертвоприношения белого (сивого) коня праху воина, атаману и мифологического образа Белого Коня».

    Толковый словарь Даля понимает слово СИВЫЙ так: «СИВЫЙ, по цвету: темносизый, серый и седой, темный с сединою, с примесью белесоватого, либо пепельного; говорят, о шерсти, масти; сивая лошадь, между чалою и серою» (http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc2p/353266). Однако у человека, превосходящего все НИИ лингвистики вместе взятый, СИВЫЙ становится БЕЛЫМ! – Аж дух захватывает!

    Перевод еще одной таблички:

    «Твоим вратам дань принес. Духа звал я могилы вокруг». Уже впечатляет: дань приносится не завоевателям, а воротам. И при этом нужно вызвать духа из могилы. Прямо-таки мороз по коже! «латинянки Велтины, жатву ешь тленную Афина, славил еду карей Дюжине». Как известно, Афина была богиней мудрости, но, чтобы она питалась сгнившей жатвой – я узнаю впервые. Просто жуть!

    Дальше еще удивительнее: «Вольной славил яровые Дюжине семена, тебе ясная расен, жатву я положил могиле гения». Опять мужчина ЖНЁТ, причём ЯРОВЫЕ СЕМЕНА. – Как это? Семена обычно хранятся для посева в подсобном помещении, например, в риге; никакому здравомыслящему крестьянину не придёт в голову их там жать. Но зачем потом эти изувеченные серпом семена класть к могиле гения?

    Опять не буду изнурять читателя, приведу последнюю строку: «Принес, пеленал яровыми, сияющей кланялся лицом, утешился». – Объясните, пожалуйста, как можно кланяться лицом? Сгибать верхнюю часть со лбом и глазами относительно носа и рта? Но череп этого не позволит, он состоит из кости. И как можно «пеленать яровыми семенами»? Да и зачем? – Словом, опять сплошные несуразности.

    Но вот и комментарий: «В табличке Сuppis perusinus описан языческий обряд приношения богам и латинянке (перуджанке) Велтине от лица этруска. В тексте этруск упоминается как расен (ra;ne;). Приношение или треба сопровождаются пеленанием божества колосьями. Этот обряд характерен и для египетских риуалов». Не будем придираться к написанию слова «Ритуал». Обратим внимание лучше на то, что пеленание божества производится, по Тезану, колосьями, но никак не яровыми семенами.

    Обсуждение.

    Передо мной не стояла задача дать подробный анализ творчества данного эпиграфиста. Вместе с тем, поскольку на его чтения имеются ссылки в литературе, например, в [13], я посчитал интересным проанализировать не оду его работу, как это было сделано в [1], а несколько, чтобы уберечь многих читателей от ссылок на его странные результаты.

    Какими мыслями руководствуются любители читать этрусские надписи по-славянски? – Они справедливо недовольны медленным прогрессом в этрускологии (за примерно 300 лет прочитано около 300 слов – это крайне мало!) и полагают, что их собственные чтения, где этрусские слова они будут заменять похожими (или едва напоминающими) славянскими лексемами, надписи тотчас же будут звучать по-славянски.

    Это – первая презумпция; и она была бы очень неплохой, если бы они поняли, что в большинстве случаев они заимствуют не исходный этрусский текст, а иной текст, уже транслитерированный латинскими буквами.

    Однако помимо первой презумпции, презумпции славянского звучания, то есть звучания не русского, но близкого к нему, в силу вступает и вторая презумпция: быть как можно ближе к академической этрускологии. Иначе говоря, разделять ее понимание значения этрусских букв и на основе этого ее понимание латинского написания слов и самого деления на слова. А вот тут-то и зарыта собака! Ни этрусский алфавит классической этрускологии, ни ее деление сплошного этрусского текста на отдельные слова, как это ни парадоксально, не являются этрусскими! Перед нами – изобретенный этрускологами некий новый язык, созданный на безе этрусского. Я называю его этрускоидом.

    Возникает вопрос: если этрускологи искажают язык до того, что при их чтении он не выглядит славянским, то зачем следовать этим образцам, пытаясь чуть-чуть «ославянить» предлагаемые ими чтения? Не лучше ли сразу пойти своим путём?

    И вот тут мы видим, что смелости сделать такой шаг не хватает. Ибо тогда человека тут же начнут обвинять в том, что он не знает азов этрускологии, а он вовсе не таков, он почитает ее традиции! Он начитан! Он – не дилетант!

    Вот и В. Тимофеев оправдывается: он-де не сочиняет этрусский алфавит, зачем ему изобретать велосипед? – Он не понимает, что «велосипед» этрускологов потому и не едет, что у него – квадратные колёса и отсутствует какая-либо трансмиссия от педалей к колесу. Он полагает, что если придаст колесу форму 8-конечного славянского креста, то этот экипаж поедет быстрее. Оно возможно, если еще как-то связать педали с колесом. Но без этого от изменения формы колеса результат не изменится, экипаж так и останется стоять.

    В том-то и дело, что начинать нужно с алфавита. Этрускологи плясали от латиницы, а я – от рун Рода и рун Макоши (руницы). Можно, разумеется, положить в основу греческое, арабское, еврейское квадратное, грузинское или армянское письмо, однако результаты чтения этрусских текстов на основе этих алфавитов будут столь же нелепыми, как и чтения академических этрускологов, то есть, близкими к нулю. И если мы считаем, что этруски были славянами (а я утверждаю еще круче – они были русскими!), то в основу нужно положить именно два названные вида письменности. Однако ни рун Рода, ни, тем более, рун Макоши самодеятельные этрускологи не знают.

    Имеется и третья презумпция начинающих исследователей: читать они хотят только явные надписи. Это всё равно, как поучать детей читать только заголовки, но не сами статьи или книги. Просто нынешние читатели не представляют, что тысячу лет назад люди писали намного более мелким почерком! И к тому же краски выцветают, гравировка забивается пылью, чернила смазываются, бумага желтеет, а металл окисляется, так что то, что когда-то было видно отчётливо, теперь едва различимо. А если еще добавить, что наиболее заметными становятся лигатуры, то есть, соединения букв общими частями в некие подобия фигур предметов или людей, то придание этим графическим фантазиям наших предков (а они стремились к красоте узоров из этих линий!) какого-либо чтения вообще делает бессмысленной саму процедуру дешифровки. Или, иначе говоря, то, что хорошо читается, не имеет своего смысла, а основной смысл кроется в том, что едва различимо.

    Именно это и лежит в основе критики Тимофеевым моих работ. Вот и получается, что кормить ягнёнка галушками – это не несообразность, а очень точный перевод. А если у меня дешифруется не просто текст, но еще к тому же и возникает важная историческая информация – то это срам недостойный. У нас с ним – разная мотивация исследований. Меня интересует, метафорами каких исторических событий являлись нарисованные сценки, и какой персонаж кем является, что можно прочитать по сопровождающим его подписям, но для этрускологов этруски просто дополняли греческую мифологию (вопрос – зачем?), а для начинающих эпиграфистов – это полигон для испытаний своего понимания слов этрускоида в слегка ославяненном звучании. И неважно, что начинающий этрусколог продуцирует некий набор слов, внешне похожих на славянские, но не образующий осмысленного повествования. Важно то, что так известные этрускологи до сих пор не читали, так что данная дешифровка, хотя бы и бессмысленная – это личная заслуга исследователя. И такой результат уже считается не заумью, а постмодернизмом. Ведь позже всегда можно сказать: а у меня такое ВИДЕНИЕ текста!

    Так что результат моего рассмотрения печален: у В. Тимофеева я не заметил ничего, кроме желания потешить его собственное тщеславие. Хотя, судя по его критике работы А.А. Зализняка, он способен оценивать и нечто полезное в работах других исследователей. Хотя ни с чтением Зализняком Новгородских грамот, ни с его работой «Древненовгородский диалект» он не знаком. Но зато он считает себя вправе поучать такого опытного лингвиста, как В.Д. Осипов. Так что Бог ему судья.  

    Заключение.

    Первые успехи в дешифровке, когда получается нечто похожее на русские слова, способны вскружить исследователю голову настолько, что он позволяет себе свысока судить о коллегах. А при ближайшем рассмотрении оказывается, что это зазнайство покоится на песке.

    Литература.

    1. Чудинов В.А. По поводу этрусских чтений. Гаршин и Тимофеев. – Сайт chudinov.ruот 29 октября 2013 года

    2. Тезан. По поводу комментария профессором В.А. Чудиновым моих п. 24 июля 2015 года. Источник: https://www.proza.ru/2015/07/24/493

    3. Чудинов В.А. Мой комментарий к интерпретации легенды на тетрадрахме В.Д. Осипова. – Сайт chudinov.ruот 19 ноября 2009 года.

    4. Чудинов В.А. Дешифровка Валерием Осиповым надписи из Езерово. – Сайт chudinov.ruот 29 ноября 2008 года

    5. Чудинов В.А. Вернем этрусков Руси. Расшифровка надписей древней цивилизации. – М.: Поколение, 2006. – 664 с., ил. 

    6. Чудинов В.А. Что мы знаем об этрусках. – М.: Традиция, 2012. – 544 с., ил. 

    7. Тезан. Комментарий на статью А.А. Зализняка о профессион. 5 июля 2015 года. Источник: https://www.proza.ru/2015/07/05/524

    8. Тезан. Перевод Игувинских таблиц. 1 августа 2015 года. Источник: http://portal.proza.ru/avtor/2015tezan&book=1#1 

    9. Тезан. Искусство авгуров. 31 июля 2015 года. Источник: http://portal.proza.ru/avtor/2015tezan&book=1#1

    10. Тезан. Сакральные тексты Загребской мумии. 23 июля 2015 года. Источник: http://portal.proza.ru/2015/07/23/1661

    11. Тезан. Параллели в табличке из Пирги и Лемносской стеле. 23 июля 2015 года. Источник: http://portal.proza.ru/2015/07/23/1669 

    12. Тезан. Перевод таблички Сuppis perusinus. 24 июля 2015 года. Источник: http://portal.proza.ru/2015/07/24/1000

    13. Котова Г.Г. Лемносская стела. // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.18205, 18.09.2013

     

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову