О Киевской Руси по Олесю Бузине

Чудинов Валерий Алексеевич


Год назад (16 апреля 2015 г.) на улице Дегтяревская 59 в Киеве нацистами «Украинской повстанческой армии» был подло убит Олесь Алексеевич Бузина – украинский писатель, журналист, телеведущий.

Оглавление:
  • Начало статьи.
  • Книги О.А. Бузины.
  • О Т.Г. Шевченко.
  • Болотный корень славян.
  • Похождение бога Пизюса.
  • Сарматская примесь.
  • Докиевская Русь.
  • Киевская Русь уже не Киевская.
  • Существовало ли понятие «Киевская Русь»?
  • Понятие «Киевская Русь» в учебниках для средней школы.
  • Сталинское понимание Киевской Руси.
  • По инструкции вождя.
  • Варягам молчать!
  • Филиппика против академика Грекова.
  • Обсуждение.
  • Заключение.
  • Литература.
  • Комментарии
  • Начало статьи.

    Рис. 1. Олесь Алексеевич Бузина (13 июля 1969 – 16 апреля 2015)

    Телезрители России знают его как участника различных дискуссий по каналам Центрального телевидения России, где он отстаивал отчасти украинскую, отчасти собственную точку зрения, неудобную современным киевским властям. Но мы его практически не знали, как писателя. Этот пробел я и хотел бы восполнить.

    Книги О.А. Бузины.

    Перу Олеся Алексеевича принадлежат такие 9 книг (Википедия):

    • Бузина, Олесь. Вурдалак Тарас Шевченко: Интеллектуальный триллер. — К.: Прометей, 2000. — 127 с. — ISBN 966-7160-01-7.
    • Бузина, Олесь. Тайная история Украины-Руси. — Довiра, 2005. — 317 с. — ISBN 9665071971.
    • Бузина, Олесь. Верните женщинам гаремы. — К.: Арий, 2008. — 256 с. — ISBN 978-9-6649-8125-2.
    • Бузина, Олесь. Вурдалак Тарас Шевченко, или Поддельный Кобзарь. — К.: Арий, 2008. — 287 с. — ISBN 9664980560.
    • Бузина, Олесь. Революция на болоте: взгляд белогвардейца. — К.. — Арий, 2010. — 287 с. — ISBN 9664981028.
    • Бузина, Олесь. Воскрешение Малороссии. — К.: Арий, 2012. — 400 с. — ISBN 978-966-498-223-5.
    • Бузина, Олесь. Союз плуга и трезуба: как придумали Украину. — К.: Арий, 2013. — 495 с. — ISBN 9664983020.
    • Бузина, Олесь. Докиевская Русь. — К.: Арий, 2014. — 272 с. — ISBN 978-966-498-339-3.
    • Бузина, Олесь. Утешение историей. — К.: Арий, 2015. — 384 с. — ISBN 978-966-498-407-9.

    Замечу, что, хотя большинство его книг посвящены истории Украины, Википедия не считает этого исследователя историком.

    О Т.Г. Шевченко.

    Олесь Бузина писал: «Кирилло-Мефодиевское братство, в котором он, по одним данным, участвовал, а по другим — к которому просто "примыкал", было самой обычной говорильней. Да, грезили ПАНСЛАВИСТСКИМИ идеями — федерацией славянских народов. Это противоречило тогдашней внешнеполитической обстановке, когда Европой правил Священный Союз, а славяне были поделены между четырьмя великими державами — Австрией, Пруссией, Турцией и Россией. Но революции кирилло-мефодиевцы не устраивали. И Шевченко тоже ею не баловался. То ли буйства в них не было. То ли понимали, что разговоры — это одно, а реализация отвлеченных идей на практике — совсем другое. Как показала история, всеславянскую федерацию построить так и не удалось, а национальные славянские государства появились только в результате нескольких кровопролитнейших войн второй половины XIX—середины XX веков. Начиная от Крымской, разразившейся, когда Шевченко служил солдатом (слава Богу, в глубоком закаспийском тылу), и заканчивая Второй мировой» [1].

     

    Рис. 2. Писано с натуры. В юности у Шевченко хватало легких романов [1]

    И еще: «Шевченко мог бы стать символом примирения и внутри Украины, и между Украиной и Россией. Две трети его произведений написаны по-русски. Все повести. Часть стихов. Дневник. Для Тараса русский был таким же родным, как и украинский. Не станет человек писать дневник, куда заносятся самые интимные переживания (Тарас рассказывал в нем даже о своих приключениях в публичном доме) на неродном языке.

    Если двуязычие было естественно для автора "Кобзаря", то почему мы должны отвергать его в себе? А ведь Шевченко был даже не билингвом, а трилингвом. С детства он разговаривал еще и по-польски, усвоив этот язык во время проживания со своим паном в Вильно.

    Шевченко был общительным подростком. Он усвоил польский мгновенно, чтобы не чувствовать себя чужим в новом городе, куда попал из своего родного села. Тем более что в дело вмешалась еще и любовь к польской девушке. Языки сливались в прямом и переносном смысле. Девушка была пряная. И кто знает, не был ли один из последних фантастических проектов Тараса — создать единый литературный язык, понятный всем славянам (о нем упоминает Тургенев), отзвуком той любви? Шевченко хотелось научить такому же пониманию всех славян. Дать им инструмент для общения, то есть для примирения. И если тот же Тургенев отнесся к задумке Шевченко иронически, как к утопии, то абсолютно чистую, без тени акцента русскую речь Тараса он отметил особо».

     

    Рис. 3. Сон бабушки и внучки. Шевченко умел весело подшучивать над женскими фантазиями [1]

    Как видим, хотя бы по приведенным цитатам, Олесь Бузина выступал за дружбу между Украиной и Россией и стремился показать Т.Г. Шевченко таким, каким он и был в жизни – тихим, незлобивым, наделенным поэтическим и художественным талантом, и в своём творчестве более русским человеком, нежели украинским кобзарём.

    Болотный корень славян.

    А вот еще любопытная статья [2]: «Прародина. Предки так надежно ее спрятали, что ученые несколько веков найти не могли. Только во второй половине ХХ века большинство исследователей пришли к выводу — искать надо в Полесье

    Как утверждают ученые-филологи, ближайшими родственниками славянских языков являются языки так называемых балтских народов — литовцев и латышей. Достаточно нескольких примеров. По-украински — "око", а по-литовски — "akis" ("акис"). Кстати, есть слово "око" и в русском языке — как синоним слова "глаз". В нем оно принадлежит к "высокому стилю". Если хотите отвесить комплимент девушке, скажите, что у нее не просто глазки, а очи прекрасные. Поверьте — оценит.

    По-украински и по-русски "конопля", а по-литовски — "kanape" ("канапе"). Мы говорим "юный", а литовцы — "jaunas" ("яунас"). У нас "день", а у литовцев — "diena" ("диена"). По-русски — "огонь". А по-литовски — "ugnis" ("угнис").

    Эта близость славянского и литовского языков была так очевидна, что еще в XV веке, задолго до возникновения современного сравнительного языкознания, римский папа Пий Второй, он же Эней Сильвий Пикколомини, посетив Литву, писал: "Язык народа Литвы — славянский. Он широко распространен и разделен на множество диалектов".

    А главное, даже языческие боги славян и литовцев были ОБЩИМИ! Об этом свидетельствовали древнерусские летописи. До принятия христианства верховным божеством славянских племен был повелитель грома и молний Перун. А во главе богов Литвы и Латвии стоял громовержец Перкунас. Богиню судьбы (доли) звали очень понятным для нас именем Даля. А дух весны и цветения носил имя Куполе — почти как наш Купала».

     

    Рис. 4. Боги древних славян

    К рис. 4 имеется добавление: «Так их представляют современные художники на «полянах сказок». В действительности все было куда веселее. Взять хотя бы забытого Пизюса — покровителя секса» И далее следует статья об этом персонаже.

    Похождение бога Пизюса.

    «Но самое интересное, что бог супружеской любви и первобытного секса носил у литовцев очень близкое нашему слуху, почти что матерное имя — ПИЗЮС! Все люди на свет появляются из Пизюса. Другой дороги к жизни, несмотря на все успехи клонирования, пока не придумали.

    Древние литовцы очень уважали бога Пизюса. Как писал тот же римский папа Пий Второй, посетивший в молодые годы Литву и изучивший ее народные обычаи на практике, "благородные матроны" в этой стране "имеют любовников с согласия мужей, которых называют учителями брака. Брачные связи разрывают по взаимному согласию и так же легко снова и снова женятся".

    В этом смысле древние славяне и литовцы были необыкновенно похожи. Славяне тоже смотрели на брак легко — как на дело приятное и необременительное. Невест они ловили у воды на празднике Купала. Тут же устраивали и загс, и брачную ночь — плодились и размножались.

    Вот так благодаря великой науке филологии, являющейся неоценимым помощником любому историку, мы и обнаружили то, говоря высоким стилем, лоно, или проще говоря, тот "пизюс", из которого вышли общие предки балтов и славян. Когда же славяне выделились из этой полной первобытного разврата балто-славянской общности, в которой они совместно поклонялись Перуну и Пизюсу, водя хороводы и воруя невест в ночь на Купала-Куполе?

    Современные немцы, как и древние германцы в прошлом, называют славян вендами. Точно так же, как и римляне, именовавшие их венедами. Но, по-видимому, во времена античности венедами именовался народ, являющийся общим предком славян и балтов.

    А потом с южной частью венедов начал происходить удивительный процесс, который описал римский историк Тацит в I веке н. э. Венеды, по его словам, стали активно смешиваться с сарматами, населявшими тогда территорию нынешней степной и лесостепной Украины.

    Сарматы были родственниками скифов, которых они вытеснили в Крым, и нынешних осетин, являющихся, по сути, их современным горным остатком. По языку сарматы родственны иранским народам — они тоже предки древних арийцев, как и мы. По словам Тацита, венеды начали выбираться из своей болотной глухомани и "приобретать все больше сарматских черт через смешанные браки с ними".

    Результат этого смешения не слишком обрадовал утонченного римлянина, уже вкусившего плоды цивилизации. Новая "помесь" вызывала у него некоторую эстетическую неудовлетворенность: "Смешанные браки с сарматами делают внешность венедов все более уродливой. Венеды много чего переняли из их обычаев, так как ради ГРАБЕЖА носятся по лесам и горам, какие только есть между германцами и финнами"» [2].

    Сарматская примесь.

    О. Бузина продолжает: «Но для нас важно другое. Сарматы появились в Причерноморских степях в IV веке до н. э. Следовательно, с венедами они к тому моменту, как Тацит это подметил, смешивались уже лет триста. Предки славян позаимствовали у них множество слов, привычек и несколько божеств, в том числе иранского бога Солнца, упоминаемого в "Слове о полку Игореве", — Хорса.

    Если между двумя народами шел процесс смешения, значит, отвращения они друг к другу не испытывали. Сарматы были всадниками.

    Венеды — пехотинцами. И те, и другие могли хорошенько съездить по рылу. Недаром Тацит отметил воинственность венедов и их склонность к грабежу. Но и сарматы имели у римлян репутацию первостатейных разбойников. К тому же венеды и сарматы удачно дополняли друг друга. Первые вышли из леса. Вторые — из степи. У одних были продукты хлебопашества. У других — скотоводства. Наступило время смешения, в результате которого из венедов и выделился новый, впитавший кровь сарматов народ, — славяне.

    Особенной симпатией сарматы пользовались в Польше. Там существовало в Средние века целое идеологическое направление, так и называвшееся — сарматизм.

    Польская шляхта весьма уважала латинскую ученость. Речь Посполитая была страной культурной и читающей. В том числе любили там и римских классиков. В "Географии" римского ученого Клавдия Птолемея, жившего чуть позже Тацита — во II веке н. э., Европа к востоку от Германии называется Сарматией, Балтийское море — Сарматским, а Карпаты — Сарматскими горами. Сарматия занимала гигантское пространство между Вислой, или, как ее называли римляне, Вистулой, и Волгой.

    "Древними писателями эта земля именуется Европейской Сарматией, — писал в XV веке один из отцов польской истории Ян Длугош. — И как русские, так и поляки именуются сарматами" [2].

    А вот пассаж из первой части того же исследования: «Происхождение славян до сих пор остается одной из загадок истории. Есть множество версий. Но правда — в том, что наши предки в буквальном смысле вышли из болота. Людям свойственно искать корни. Хочется знать: кем были наши предки и где жили? А вдруг для нас и ТАМ, в далеком прошлом, обнаружится неожиданное наследство, которое поможет, не ударив пальцем о палец, РАЗБОГАТЕТЬ? Какое-нибудь "золото" Полуботка?

    В связи с этим один мой приятель написал юмористический рассказ о профессоре, решившим распутать свою родословную. Сначала он нашел среди пращуров садовника английской королевы. Потом — неандертальца. Потом — динозавра. И, наконец, докопался до двух МИКРОБОВ: эту парочку ветром в луже понесло друг на друга, они спарились, не имея другого выхода, и поневоле стали основателями профессорского рода.

    Но мы так глубоко садиться в лужу истории не будем! Нас интересуют всего лишь корни славян. Кем они были — эти так называемые СЛАВЯНЕ? Из каких дебрей произошли? Из какого исторического "болота", в котором сам леший утонет?

    Со школьной парты мы знаем, что украинцы, русские, белорусы, сербы, поляки и даже болгары принадлежат к так называемым славянским народам. Нас даже когда-то учили, что это народы-братья и что им свойственен какой-то особенный славянский шарм и даже загадочная славянская душа — некая романтичная и малопонятная не только иностранцам, но и самим славянам сущность» [3].

    Надеюсь, что я дал некоторое представление об Олесе Бузине как исследователе, и теперь я перехожу к рассмотрению первой части его книги [4].

     

    Рис. 5. Обложка книги О. Бузины «Докиевская Русь»

    Докиевская Русь.

    В аннотации можно прочитать: «Русь — это земля Одина — бога древних скандинавов, потомками которого считали себя Рюриковичи. Несмотря на это, автор книги не стоит на позициях норманизма, как и не считает себя антинорманистом. Русь, по мнению Олеся Бузины, — это результат смешения славян, угрофиннов и тюрков, где скандинавам, давшим название новому государству, принадлежит роль волшебной закваски». – Правда, я не придерживаюсь подобной точки зрения, однако рассмотрение взглядов О. Бузины для меня интересно.

    Книга не имеет ни предисловия, ни введения. Возможно потому, что с 2013 по 2015 год от написал три книги, по книге в год, и торопился донести саму суть. Иначе говоря, его книги более публицистические, чем исторические, то есть, скорее отражают авторский взгляд, чем суммируют достижения предшественников или хотя бы передают авторскую точку зрения на достижения коллег. Так что с Википедией можно согласиться: без обзора литературы, без приведения сильной аргументации по защите собственной точки зрения и без взвешивания доказательств разных сторон на дискуссионные вопросы мы действительно имеем воззрение писателя, но не научный труд, а потому Олесь Бузина – журналист и писатель, но не историк.

    Впрочем, в этом мы вскоре убедимся, и не раз.

    Киевская Русь уже не Киевская.

    Так называется первая глава рассматриваемой книги Олеся Бузины. Ей предшествует эпиграф, который более широко раскрывается в тексте: «В русскоязычной Википедии исчезла статья «Киевская Русь». Вместо нее теперь – «Древнерусское государство». Колыбель «трёх братских народов» сдана на склад истории» [4:3].

    Что ж, звучит красиво! Ёмко, образно! Однако для любого учёного мнение Википедии, да еще на одном из языков, является всего лишь одной, и не самой главной точкой зрения. К тому же имеется словарь Википедии под названием: «Киевская Русь (значения)», где мы читаем: «Киевская Русь (Древнерусское государство) — средневековое государство в Восточной Европе. Киевская Русь (газета) — киевская газета (1919). Киевская Русь (кинотеатр). Киевская Русь (телеканал). Киевская Русь (мини-футбольный клуб). 11-й батальон территориальной обороны Киевской области «Киевская Русь».

    А в заметке [5] говорится: «1. Государства «Киевская Русь» никогда не существовало. Это вымышленное название было введено в обиход советскими историками в рамках политики дерусификации русской истории. 2. Первая столица Руси Ладога была основана словенами ок. 700 г. 3. В заключении договора с Рюриком участвовали славянские племена словене и кривичи и финские племена чудь и меря (по Новгородской I летописи) или весь (по Повести временных лет). 4. Из городов первоначальной, Рюриковой Руси (Ладога, Новгород, Изборск, Белоозеро, Ростов, Муром, Полоцк) 6 находятся в России, 1 – в Белоруссии, на Украине – ни одного. 5. Аскольд, Дир, Олег, Игорь, Святослав, Владимир и Ярослав приходили из Ладоги или Новгорода и захватывали Киев силой. Случаев завоевания в обратном направлении не было. 6. До завоевания Русью Киев был хазарским городом. Его самое ранее документальное упоминание содержится в «киевском еврейском письме» начала Х в. в выражении «кагал Киева».

    Кроме того, в заметке [6] приводится дополнение: «То, как выглядел древний Киев, описывает авторитетнейший украинский археолог д.и.н.  П.П. Толочко: «В результате раскопок киевского Подола в 1972—1975 гг. получены материалы, аналогичные материалам раскопок в Новгороде, Старой Ладоге, Полоцке, Бресте и других городах северо-западных и северо-восточных районов Руси. Исследование киевских срубных построек показало, что они имеют практически все варианты строительной техники, отмеченные исследователями для северо-западных и северо-восточных районов Руси».

    В этом же отчете, он приводит реконструкцию древнекиевской усадьбы. Это деревянная изба с двускатной крышей, точно такая же, как Переяславском историческом музее, где воссозданы жилища древних русичей. Русские срубы Киева идентичны постройкам Новгорода и Русы».

    И далее приводится в качестве иллюстрации рис. 6.

     

    Рис. 6. Якобы вид Киева Докиевской Руси по [5]

    Понятно, что конкретно заметку [5] Олесь Бузина знать не мог, ибо она появилась уже после написания им книги, однако существовали и другие более ранние схожие заметки, статьи и монографии. Так, например, в статье [6] мы читаем: «До начала XIX века термина "Киевская Русь" просто не существовало. Первым его использовал Михаил Максимович в своем труде "Откуда идет русская земля", написанном им в год смерти Пушкина.

    Здесь важно уточнить, что использовал он его не в значении "государство", а в ряде других "Русей" - Червонной, Суздальской и так далее. То есть учитывался только географический, а никак не государствообразующий фактор. В том же значении употребляли этот термин и Соловьев, и Костомаров. Термин "Киевская Русь" в XIX веке так и не получил своего, привычного нам сегодня значения. Даже националистично настроенные украинские историки во главе с Михаилом Грушевским сторонились его, поскольку он подразумевал, что кроме Киевской Руси есть и другие "Руси". Грушевский обозначал древнерусское государство как "Киевское государство" или "Руська держава", ставя её в противовес "государству московскому". Государством "Киевская Русь" стала уже в годы правления Иосифа Сталина. Сохранилась история о том, как академик Греков работал над своей "Киевской Русью" и "Культурой Киевской Руси". Один из его подопечных вспоминал, что Борис Дмитриевич спрашивал у него: "Вы же партийный, посоветуйте, вы должны знать, какая концепция понравится Ему"».

    Так что историк, который взялся бы за труд «Докиевская Русь», сначала дал бы обзор литературы по этому поводу. И, разумеется, начал бы вовсе не с Википедии (хотя, возможно, что закончил бы ею). – Однако вернемся к тексту О. Бузины.

    «Россия и Украина удаляются друг от друга не только в политике, но и в трактовке общей истории. Еще в 80-е годы нас учили, что Киевская Русь – колыбель трёх братских народов: русского, украинского и белорусского. Но новая «феодальная раздробленность», последовавшая за развалом Советского Союза, потихоньку перекочёвывает в труды исследователей и школьные учебники.

    В Украине с начала 90-х годов официальной стала концепция председателя Центральной Рады Михаила Грушевского, еще в начале ХХ века объявившего Русь исключительно «древнеукраинским государством». Россия долго отмалчивалась и, наконец, нанесла ответный «удар».

    Привычное словосочетания «Киевская Русь» теперь без лишнего шума исчезает из научных работ и школьных учебников Российской Федерации. Его заменяет лишенный географических привязок к Киеву, оказавшемуся за границей, термин «Древнерусское государство». Политика в очередной раз перекраивает историю для масс» [4:3-4].

      Я уже писал о том, что с точки зрения методологии науки понятие «история» как совокупность событий прошлого не совпадает с ее изложением, которое является описанием истории, то есть, историографией. Так что перекраивается не история, а лишь историография.

    Далее, то государство, которое создал Рюрика, не было ни Киевской Русью, ни Новгородской Русью, ни Русью Ладоги, ни даже государством вообще, хотя бы и «Древнерусским». Его название было «Святая Русь Рюрика»,          а статус – мировая держава, или иначе говоря, Всея Русь, в смысле: Весь Земной шар. Насколько это значение подходит под понятие государственности вообще (например, в смысле существования границ, если «государством» является весь Земной шар), это еще предстоит выяснить. Так что я не согласен ни с бывшим, ни с ныне бытующим понятием.

    Если украинцы занимают свою территорию чуть больше века, из этого не следует, что много веков назад это было украинское или «древнеукраинское» государство. Наконец, если украинцы ввели термин «в Украине», то почему он должен быть перенесен на русский язык, в котором принято словосочетание «на Украине»?     

    Существовало ли понятие «Киевская Русь»?

    «Справедливости ради заметим, что Киевской Руси как официального названия раннесредневекового государства никогда не существовало. Летописи, на основе которых вытраивают свои схемы современные историки, именовали эту державу просто Русью или Русской землёй. Именно под этим названием она фигурирует в «Повести временных лет», написанной современником Владимира Мономаха киевским монахом Нестором на рубеже XI-XII веков.

    Но та же справедливость заставляет напомнить, что термин «Киевская Русь был придуман не в Киеве, в … Москве, в XIX столетии. Авторство его одни исследователи приписывают Николаю Карамзину, другие – Михаилу Погодину» [4:4].

     

    Рис. 7. Михаил Александрович Максимович (1804-1873)

    На подписи к рис. 7, взятом из Википедии, говорится: «Михаил Александрович Максимович, ботаник, этнограф, фольклорист. Ректор университета св. Владимира». И этот термин он ввёл в 1837 году. Википедия в своей статье о нём пишет: «В своей работе «Об употреблении названий Россия и Малороссия в Западной Руси» Максимович пишет: «Не очень давно было толкование о том, будто Киевская и вся западная Русь не называлась Россией до её присоединения к Руси восточной; будто и название Малой России или Малороссии придано Киевской Руси уже по соединении её с Русью Великой или Московской. Чтобы уничтожить навсегда этот несправедливый и нерусский толк, надо обратить его в исторический вопрос: когда в Киеве и в других западнорусских областях своенародные имена Русь, Русский начали заменять по греческому произношению их именами Россия, Российский? Ответ: с 90-х годов XVI века… Основанием такого ответа служат письменные акты того времени и книги, печатанные в разных областях Русских… Приведу свидетельства тех и других. Вот первая книга, напечатанная в Киеве, в типографии Печерской Лавры — «Часослов» 1617 года. В предисловии к ней иеродиакона Захария Копыстенского сказано: «Се, правоверный христианине и всяк благоверный читателю, от нарочитых мест в России Кийовских, сиречь Лавры Печерския»… Основательница Киевского Богоявленского братства Анна Гулевична Лозьина в своей записи о том 1615 года, говорит, что она учреждает его — «правоверным и благочестивым христианам народу Российского, в поветах воеводств Киевского, Волынского и Брацлавского будучим…» Окружная грамота 1629 года, напечатанная в Киеве, начинается так: «Иов Борецкий, милостию Божией архиепископ Киевский и Галицкий в Всея России…». – Замечу, что наиболее ранняя дата из перечисленных – это 1617 год, то есть XVII, а не XVIвек.

    Участники форума [7] пришли к выводу: «Карамзин Киев областью называет, княжеством, но не Киевской Русью». Так что Карамзина как человека, который называл Русь Киевской, можно исключить, а М. Максимовича включить, и Олесь Бузина тут неправ.

    О. Бузина продолжает: «Но в широкий научный обиход он попал благодаря профессору Московского университета Сергею Соловьёву (1820-1879), широко употреблявшему выражение «Киевская Русь» наряду с «Русью Новгородской», «Русью Владимирской» и «Русью Московской» в знаменитой «Истории России с древнейших времен». Соловьёв придерживался так называемой концепции «смены столиц». Первой столицей древнеславянского государства, по его мнению, был Новгород, второй – Киев, третьей – Владимир-на-Клязьме, четвертой – Москва, что не мешало Руси оставаться одним государством» [4:4-5]. И далее он приводит портрет Сергея Соловьёва, рис. 8 левый.

     

    Рис. 8. Два портрета Сергея Соловьёва

    Я специально поместил два портрета историка Сергея Соловьёва: слева – из книги Олеся Бузины [4:5], справа – из портретов, находящихся в интернете. Мы видим, что Олесь Бузина предпочёл такое изображение С. Соловьёва, на котором тот выглядит как некий страдалец, или как человек болезненный. Таков был выбор журналиста и писателя.

    Кстати, у меня не ни малейших претензий к этому термину как термину профессиональных историков для рассмотрения разных периодов жизни Руси-России. Но из него отнюдь не следует, что даже в данный период Русь жила исключительно интересами Новгорода, Киева, Владимира или Москвы. Именно поэтому я оставляю его только внутри исторической науки. А его использование в школе может привести к превратному толкованию, будто бы Русь управлялась исключительно из Киева, тогда как слово «столица» имела в те времена иной смысл (прежде всего, как город, в котором можно «постоловаться», то есть, где для любого гостя готов «и стол, и дом». Таких городов было мало. А широкий смысл появляется из-за современного понимания слова «столица», точно так же, как в современном смысле термин «Первый Украинский фронт» может быть понят как «Первый фронт государства Украина», которой тогда в качестве суверенного государства не существовало, а смысл словосочетания был иным: «Первый войсковой фронт СССР для освобождения части СССР – Украины, и состоявший из объединения всех народов СССР как на уровне командования, так и на уровне рядовых бойцов, а также службы тыла». Так что краткое название удобно для применения в каких-то условиях (например, во время войны), но, в силу краткости, даёт повод для неверных толкований.

    Замечу, что Олесь Бузина под портретом Сергея Соловьёва пишет: «Термин Киевская Русь «получил популярность благодаря московскому историку XIX века Сергею Соловьёву». На мой взгляд, это обвинение несправедливо, ибо Соловьёв писал учебник для «господ студентов Московского университета», а вовсе не для гимназий или средних школ. Иначе говоря, для будущих профессионалов, а не для широкой общественности.

    Кстати, Сергей Соловьёв не выделил в качестве столицы еще один, и самый важный город, который был официальной столицей Святой Руси Рюрика – город Ладогу. Именно с него следовало начинать обзор периодов развития Руси, условно связывая их со столицами.

     

    Рис. 9. Обложка учебника М. Острогорского

    Понятие «Киевская Русь» в учебниках для средней школы.

    «После Соловьёва «Киевская Русь» проникла и в книги для средней школы. К примеру, в многократно переизданном «Учебнике русской истории» М. Острогорского (на 1915 год он выдержал 37 изданий!) на с. 25 можно прочитать главку «Упадок Киевской Руси» [4:5].

    Жаль, но Олесь Бузина не иллюстрирует упоминание этого учебника какими-либо фотографиями, что позволю себе сделать я. Так, на рис. 9 можно видеть обложку этого учебника, тогда как на рис. 10 – его шмуцтитул. Между тем, на с. 7 данного издания говорится: «Начало русского государства. Правления у Славян не было такого, как теперь у нас; они не составляли одного государства, под властью одного государя, которому подчиняются все жители страны. Сначала, в глубокую старину, Славяне жили семьями и родами, каждый род особо, и все члены рода слушались старшего родственника. Потом, когда поселения расширились и рассеялись по стране, Славяне стали жить общинами, в которых были и родные, и чужие люди» [8:7]. Привожу в современной орфографии. Как видим, ни о какой Киевской Руси нет и помина, равно как и о государстве, как таковом.

     

    Рис. 10. Шмуцтитул учебника М. Острогорского

    И далее в дореволюционной орфографии: «Три князя варяго-русскіе—Рюрикъ и два брата его пришли къ намъ и начали княжить: самъ Рю­рикъ сѣлъ въ Новгородѣ, а братьевъ онъ послалъ въ другіе города. Такъ началось въ 862 году по Рождествѣ Христовѣ русское государство. Отъ имени рода первыхъ князей оно и на­звалось Русью» [8:8]. Как видим, и тут нет никакой Киевской Руси. Иначе говоря, сам принцип наименования были иным: не по названию столицы, а от названия рода первых князей. Правда, я бы уточнил, что Синеус был не братом, а отцом Рюрика, и создано было не государство, а держава. Но это уже тонкости; в первом приближении Острогорский прав!

    В учебнике М. Острогорского приведен даже шрифт первоначальной русской летописи в варианте XIVвека, рис. 11 [8:17], чего нет в современных учебниках для средней школы.

     

    Рис. 11. Страница 17 учебника М. Острогорского

    Раздел 13 книги Острогорского повествует об образе жизни князей, а раздел 14 воспринимается как один из примеров этого, поскольку раздел 12 гласил: «Избрание Мономаха в великие князья». Ибо в разделе 12 М. Острогорский писал: «Владиміръбылъ долгое время княземъ небольшого удѣла. Такъ онъ дожилъ до 60 лѣтъ. Онъ не быль честолюбивъ и не искалъ земель, какъ многіе другіе князья. Однако, когда кіевскій великій князь умеръ, Кіевляне собрались на вѣче и рѣшили, что княземъ быть Владиміру, хотя не онъ былъ старшій въ родѣ. Поэтому онъ сначала отказался, но Кіевляне настояли. Другимъ князьямъ это сильно пришлось не по душѣ, но дѣлать было нечего, противъ рѣшенія вѣча нельзя было идти. Вѣче имѣло тогда большую силу». И отсюда понятно, что раздел13 заканчивался так: «Княжеская одежда, особенно у южнорусских князей, была из дорогих материй и с украшениями», а раздел 14 начинался так: «Упадок Киевской Руси. После смерти Мономаха князья по-прежнему начали ссориться за княжества. Киев скоро перестал быть главным городом» [8: 25]. Из этого можно понять, что княжеств было не 4-5 5, а несколько десятков, как и Русей, и упадок Киевской Руси – это упадок одного из русских княжеств (или Русей). Смысл особого русского государства «Киевская Русь» в учебнике Острогорского не прослеживается, так что Олесь Бузина прав по форме, но не по содержанию.

     

    Рис. 12. Фрагмент страницы 25 учебника Острогорского

    Более того, дальше говорится: «От постоянных усобиц княжеских и от набегов Половецких Киевская земля беднела, торговля с Грецией почти прекратилась, потому что Половцы проходу не давали русским купцам. Жители Киевской земли стали уходить в другие места, более безопасные» [8:25]. Иначе говоря, словосочетание «Киевская Русь» являлось синонимом словосочетанию «Киевская земля». Вот как опасно бывает иногда использовать синонимы!

    Более того: страны с названием «Киевская Русь» нет и на карте «Обитатели русской земли в IX столетии» [8, вклейка между:4-5]. Так что бедному автору замечательного учебника М. Острогорскому досталось, с наше точки зрения, не за дело!

     

    Рис. 13. Обитатели русской земли в IX столетии по М. Острогорскому

    Эту карту Олесь Бузина приводит [4:6], но не обсуждает. Зато он пишет: «Но в дореволюционной России история оставалась элитарной наукой. Половина населения оставалась неграмотной. Счастье обучаться в гимназиях, семинариях и реальных училищах имел ничтожный процент населения. По большому счёту, феномена массового исторического сознания еще не существовало – для мужиков, встретивших 1917 год, всё, что происходило до их дедов, случилось «при царе Горохе» [4:5].

    Возможно, что тут имеется значительная доля правды. Однако «исследователь ИИЕТ РАН Д. Л. Сапрыкин пришёл к выводам, что: «данные полной школьной переписи января 1911 года и частичной переписи января 1915 года говорят о том, что на тот момент в центральных великорусских и малороссийских губерниях было обеспечено фактически полное обучение мальчиков. Иначе обстояло дело с обучением девочек (даже в Европейской России в школах обучалось не более 50 % девочек в начальных школах)» [9]. Назвать даже 50% обучение девочек «ничтожным процентом населения» язык не поворачивается, не говоря уже о почти 100% обучения мальчиков. Правда, это начальное образование.

    Что касается среднего образования, то «Министерство Народного Просвещения на 1913 г. было представлено мужскими и женскими учебными заведениями. Мужские: гимназий −441, прогимназий — 29, реальных училищ — 284, 32 и 27 технических училищ. Женские: гимназии 873, прогимназии 92» (Википедия, статья «Образование в Российской империи». Здесь положение много хуже, однако, возможно, всё-таки горожане имели возможность в небольшом количестве получить среднее образование. Существовало или нет «массовое историческое сознание», для меня не столь очевидно, как для О. Бузины.

    «Не было нужды в концепции «колыбели трёх братских народов» и у царского правительства. Великороссы, малороссы и белорусы до Великой Октябрьской революции официально считались тремя русскими народностями. Образно говоря, они еще лежали в одной русской колыбели. Никто не собирался перевешивать ее на тысячу лет назад – в полуземлянки летописных полян, древлян и кривичей, которым из их Х века было наплевать, как их обзовут потомки в веке ХХ – «древнерусскими» или «древнеукраинскими» племенами. Или древнебелорусскими, как вариант» [4:5-7]. – тут я не согласен насчёт полуземлянок, помещений на жаркое время годы, которые вовсе не были основными жилищами славян в зимние холода. Равно как не были и избы – временные сооружения для проживания о время охоты, рыбной ловли или сбора мёда.

     

    Рис. 14. Бревенчатая изба, типичная и для древних, и для современных русских

    В работе [10] мы читаем: «Во всех областях лесной полосы преобладает срубное бревенчатое жилище. Кирпичные постройки в сельской местности появились сравнительно недавно только в связи с городским влиянием. Срубная техника в Восточной Европе очень древняя. Она типична для славян, но весьма рано появляется и у народов Прибалтики и Поволжья.

    Традиционный тип дома у русских и в Поволжье — трехраздельный (изба + сени + клеть или летняя горница), у украинцев и белорусов часто трехраздельный, но широко распространен и двухраздельный (хата + сени). У прибалтийских крестьян жилые постройки были также трех-камерные, но со своеобразной особенностью: в Эстонии и северной Латвии среднюю часть дома составляла отапливаемая печью рига, она же зимнее жилье, к которой с одной стороны пристраивался хлев, а с другой — «камора» (клеть или летнее жилье). На протяжении последнего столетия крестьянское жилище лесной полосы видоизменялось и совершенствовалось. Появились дома-пятистенки, разделенные калиткой, стопой на кухню и чистую половину (горницу), многокамерные (на четыре больших комнаты) дома шестистенки и т. д.».

    Сталинское понимание Киевской Руси.

    Далее Олесь Бузина пишет: «Всё изменила революция и … Сталин. Обещая массам прекрасное коммунистическое будущее, большевики с не меньшим рвением взялись переделывать и прошлое. Точнее, переписывать его картину. Курировал работы лично вождь и учитель, отличавшийся завидным трудолюбием и организаторскими способностями. В середине 30-х годов советские школьники получили «Краткий курс истории СССР», где безо всяких сомнений четко и однозначно было написано, как вырублено топором: «С начала Х века Киевское княжество славян НАЗЫВАЕТСЯ КИЕВСКОЙ РУСЬЮ». Надо было бы пояснить: некоторыми историками XIX века. Но пояснений не было, как не было и выделения слов, произведенного Олесем Бузиной. Названия разделов в этом учебнике было таким: «·8.  Славяне. · II.9. Киевское государство. ·10.  Образование Киевского княжества» [11].

    О. Бузина продолжает: «Учебник этот предназначался для третьеклассников» [4:7]. Как мы видим, это не соответствует реалии. А в статье [12] мы читаем: «Первый советский учебник по истории появился в 1930-е – в результате объявленного конкурса, ход которого тщательно контролировали Жданов, Киров и лично Сталин. Победитель – учебник Шестакова «Краткий курс истории СССР» - предлагал идею преемственности: великие люди прошлого (Александр Невский, Иван Грозный, Петр I) с древних времён строят мощное государство и борются с иноземными захватчиками. Заканчивается всё советским временем, а линия положительных царей упирается в Сталина».

    Это – основная идея. Теперь – о каком классе школы шла речь: «Явного фаворита на конкурсе так и не появилось, все тексты получали разгромные рецензии, а «победил» учебник малоизвестной группы историков под руководством профессора Шестакова из пединститута. Вообще-то это был учебник для 4-го класса, который из-за отсутствия выдержанных в марксистском духе учебников рекомендовали использовать и в старших классах. В нем был сделан упор на преемственность истории, акцент на сильные фигуры, наделённые огромной властью (Иван Грозный, Петр I), просто и правильно, в том числе и на уровне лексики, описывались события после 1917 года («партия большевиков разбила этих изменников»), а в конце детям давался совет: «Надо тщательно следить за всеми подозрительными людьми».

    Казалось бы, какая мелочь – Олесь бузина ошибся номером класса начальной школы! Но в том-то и дело, что уже перенос учебника для средней школы в начальную нарушает все выводы педагогической науки, а уж перенос его еще на один класс ниже вызовет у педагогов настоящий шок! Детская психика еще не готова в столь раннем возрасте воспринимать историю в виде были, а не забавных сказок! – И причём тут Сталин?

    Итак, мы в который раз ловим Олеся Бузину на неточностях, которые, показывая его основной посыл об историографических достижениях России (в пику Украине), всё-таки определенным образом искажают и русскую историографическую мысль.

    В той же работе [12] мы читаем: «Схема объяснения новейшей советской истории, сложившаяся к концу1930-х, оказалась очень удобной, и с тех пор применялась к другим событиям 20 века (а позже распространилась и на более далёкое прошлое). Неизменными оказывались организующая роль партии под руководством вождя, безупречность её стратегии и превосходство советского строя над другими режимами. Трудности развития всегда имели внешний (относительно партии, вождя и государственной власти) источник: внешние и внутренние враги. Уже никакие последующие события не оказывали принципиальное влияние на логику изложения: после войны в учебнике появились дополнительные военные главы (рассказывающие о «вероломном нападении» и победе благодаря гению Сталина / коммунистической партии / советского правительства и советского народа вообще), а при Хрущёве – выражения «просчёты» и «объективные и субъективные причины», позволявшие даже при критике культа личности избегать разговора об ответственности высшего руководства»

    Я подозреваю, что и разделы о феодальной раздробленности в летописях появились позже под влиянием Романовых, для которых руководство Русью со стороны Рюриковичей было не просто конкурентным, но и в определенной степени враждебным (ибо Романовы этнически были не вполне русскими). Иначе говоря, стиль написания историографии во всех странах и временах был примерно одинаков: прошлое победоносно, вожди умны и проницательны, а войны и заговоры были происками врагов. Однако у Олеся Бузины имеется иной ответ: «Таким образом, с помощью сталинизма и тоталитаризма в головы нескольких поколений ВПЕРВЫЕ МАССОВО было вбито словосочетание «КИЕВСКАЯ РУСЬ». И кто бы посмел спорить с товарищем Сталиным и его Наркоматом образования, что именно так она и называлась в Х веке? Да ну ее к бесу, эту историю! Тут бы уцелеть во время ВЕЛИКИХ ПЕРЕЛОМОВ!» [4:7].

    Так что никто НЕ ВБИВАЛ понятие КИЕВСКОЙ РУСИ в головы школьников. Это Олесь Бузина захотел свалить на русское правительство не вполне корректные выражения, которые можно было понимать по-разному, в зависимости от толкования учителя.

    По инструкции вождя.

    Так называется следующий раздел работы О. Бузины. «Целых двадцать страниц занимал раздел под названием «Киевская Русь» в сталинском учебнике История СССР для 8 класса под редакцией Анны Михайловны Панкратовой – бывшей одесской гимназистки, ставшей волею судеб «красным профессором», а впоследствии даже главным редактором самого главного советского исторического журнала «Вопросы истории». Но несмотря на то, что официальная советская историческая наука до самого распада Советского Союза воевала с варягами, отрицая их вклад в создание Руси, учебник Панкратовой е был свободен от пережитков дореволюционного норманизма – сказывалось, видимо, гимназическое прошлое автора. По крайней мере, скандинавское происхождение основателей династии Рюриковичей он не отрицал» [4:7-8].

    Никакого скандинавского происхождения Рюрика, крымчанина, тавроскифа, не существовало, хотя Олесь Бузина настаивает именно на этом. Итак, если раньше был виноват у него лично товарищ Сталин, то теперь – Анна Михайловна Панкратова. В связи с этим мне очень понравилось начало исследовательской статьи [13]: «После уничтожения СССР, для всех бывших советских республик была придумана новая история. Смысл ее прост – во всем виновата Россия и русские.  Эта тема «красной нитью» проходит через учебники истории. В разной степени, с разной полнотой. В некоторых частях бывшего СССР эта русофобская пропаганда (почти)остановлена, в других идет по нарастающей». Вот и Олесь Бузина везде видит «руку Москвы».

    Николай Стариков, в частности, там же отмечает: «Украинские учебники рассматривают пребывание территорий современной̆ Украины в составе России как уничтожение «Украинской̆ казацкой̆ державы».

    Участие «Гетманщины» в Северной̆ войне некоторые (Струкевич А.К., Романюк И.М., Пирус Т.П.) рассматривают как «трагедию украинского народа», а выступление против Петра I гетмана И. Мазепы как «попытку освободиться от московского царизма». В. Мысан представляет измену И. Мазепы как заранее разработанный̆ план «освобождения от московского ярма», в котором он использовал Карла XII в своих целях. Карл XII, таким образом, из одного из основных действующих лиц Северной̆ войны превращается в объект политики хитроумного гетмана. В. Власов измену И. Мазепы первоначально определял, как «антиколониальное восстание против Московии», затем смягчил формулировку на «восстание Мазепы». Он пытается доказать, что у гетмана не оставалось выбора: якобы победа любой̆ из сторон означала бы ликвидацию «украинской̆ автономии», поэтому он выбрал «единственное возможное решение»: «освобождение из-под власти царя заранее до окончания войны и подписание сепаратного мирного договора». В реальности же речь шла не о сепаратном мире, а о переходе на сторону Карла XII» [13].

    Что же касается украинского понимания, то она такова: «Киевская Русь. Общая характеристика.Во времена правления Владимира Великого (980-1015 гг.) было завершено формирование территории Киевской Руси. Она занимала территорию от Чудского, Ладожского и Онежского озер на севере до рек Дон, Рось, Сула, Южный Буг на юге, от Днестра, Карпат, Немана, Западной Двины на западе до междуречья Волги и Оки на востоке; ее площадь составляла около 800 тыс км кв.

    В истории Киевской Руси можно выделить три последовательных периода:

    - период возникновения, и становления, и эволюции государственных структур, хронологически охватывает конец IX - конец X в.;

    - период наибольшего подъема и развития Киевской Руси (конец X - середина XI в.)

    - период политической раздробленности Киевской Руси (конец XI - середина XIII в .).

    2 Происхождение названий «Киевская Русь» и «Русь-Украина». Государство восточных славян называлось «Киевская Русь», или «Русь-Украина». О происхождении и дефиниции названия «Русь» исследователи не имеют единого мнения. Существует несколько версий:

    - русами называли племена норманнов (варягов) – они основали государство славян и от них пошло название «Русская земля»; такая теория зародилась в XVIII в. в Германии и получила название «норманской», ее авторы – историки Г. Байер и Г. Миллер, их последователей и единомышленников называют норманистами;

    - русы – славянские племена, жившие в среднем течении Днепра;

    - Рус – это древнее славянское божество, от которого произошло название государства;

    - руса – в праславянские языке «река» (отсюда и название «русло»).

    Украинские историки в целом придерживаются антинорманских взглядов, хотя и не отрицают значительный вклад варяжскихкнязей и войск в формирование государственного строя Киевской Руси.

    Русь, Русская земля, по их мнению:

    - название территории Киевщины, Черниговщины, Переяславщины (земли полян, северян, древлян);

    - название племен, которые жили на берегах рек Рось, Росава, Роставиця, Роська и др.;

    - название Киевского государства начиная с IX в.

    Название «Украина» (край, регион) означает территорию, которая была основой Киевской Руси в ХI-ХII вв. Впервые этот термин употребляется в Киевской летописи в 1187 г. относительно земель Южной Киевщины и Переяславщины.

    3. Возникновение Киевской Руси. Перед образованием государства на территории будущей Киевской Руси проживали:

    а) восточнославянские племена – предки украинцев – древляне, поляне, северяне, волыняне (дулибы), тиверцы, белые хорваты;

    б) восточнославянские племена – предки белорусов – дреговичи, полочане;

    в) восточнославянские племена - предки русских – кривичи, радимичи, словене, вятичи» [14].

    Почему-то Олесь Бузина не знаком с таким источником по Истории Украины. Зато он цитирует «Историю СССР для 8 класса» во времена Украинской ССР. Я не буду приводить эти строки на украинском языке, приведу только последнее предложение в своём русском переводе: «По сказаниям, в середине IX века один из таких искателей дохода, Рюрика, утвердился в Новгороде, который был ключом от севера до днепровского пути» [4:9].

    А чуть ниже Олесь пишет: «Привирал сталинский учебник и по поводу Рюрика. Ведь тот утвердился в Новгороде нее «по сказанию», а согласно сообщению «Повести временных лет» Нестора Летописца, который так рассказывает о решении новгородцев» [4:9-10]. – «Ни слова о Киевской Руси, правда? Только о Русской земле. Причём первоначально на севере – в районе Новгорода. Уже эта Русь была многонациональной. Ведь, кроме славянски племен словен и кривичей, среди тех, кто призвал варягов, в летописи значатся финские народы чудь и весь (первый жил в Прибалтике, второй – восточнее Невского озера). Это те самые ненавидимые нашими националистами финно-угры (они их считают предками «москалей»), которые, согласно летописи, стали Русью раньше, чем киевские поляне! Ведь полян Рюриковичам еще только предстояло покорить, чтобы и они «обрусели». Как сказано у Нестора, «Поляне, которые теперь называются Русью» [4:10].

    Рюрика никто не призывал, а слова по поводу его призвания были позже вставлены на подчищенное место летописи. И О. Бузина по этому поводу восклицает: «Ох, уж эта история! Ну никак она не хочет безоговорочно сдаваться политике! Ведь если верить Нестору, то выходит, что не только Киевской Русью, но даже просто Русью Киев не был до их захвата новгородским князем Олегом, дружины которого состояли из скандинавов-варягов («руси»), северных славян (словен и кривичей) и финнов (чуди и веси)» [4:10-11]. В эту основную мысль поверит вполне можно, хотя у Рюрика была не дружина, а войско, и состояло оно не из скандинавов, а из варягов, скифов и храмовых воинов.

    Варягам молчать!

    Так называется последний раздел первой главы О. Бузины, где он пишет: «Но Сталин был, прежде всего, политиком, а не историком. Он внедрял через школу и университеты в массовое сознание миф Киевской Руси, чтобы отвлечь внимание от длительного периода, ей предшествовавшего.

    По летописи, новгородский князь Олег захватил Киев в 882 году. К этому моменту варяги хозяйничали на севере, в районе Ладоги и Новгорода, уже почти столетие. Приплывая из-за Балтийского моря, они брали дань со славянских и финских племен. Ладога стала первым опорным пунктом викингов. Новгород, после того, как там утвердился Рюрик, вторым. Имена первых русских унязей были скандинавского происхождения, Олег (Хельги), Игорь (Ингвар), Аскольд (Хаскульд) говорят сами за себя. Очень уж не похожи они на славянских Владимиров и Святославов» [4:11].

    На мой взгляд, в этой констатации перемешались правда и ложь. Так, Сталин не писал учебников, а созданная по его указанию комиссия лишь отбирала удачные и неудачные варианты изложения истории. Предшествующий период как был, так и до сего дня изучен плохо, и потому отвлекать от него внимание не имеет смысла, ибо и с привлечением внимания говорить почти не о чем. Завоевания начались на следующий год после смерти Рюрика в 881 году. При Рюрике правили жрецы храмов; военачальники им подчинялись. Но после смерти Рюрика отдельные, как бы мы их назвали сегодня «полевые командиры» (князья), руководители гарнизонов Рюрика, посчитали, что они могут контролировать гораздо более обширную область, и решили расширить зону своей ответственности. Они стали называть себя князьями, хотя понятия княжества еще не сформировалось.

    Ладога стала опорным пунктом не викингов (скандинавов), но варягов (русских воинов из Вагрии), которые облагали ряд территорий данью, отчего море в то время называлось не Балтийским, а Варяжским. Однако войска Рюрика, судя по берестяным грамотам, формировалось не из них, а в основном из охраны храмов Мары разных славянских городов, то есть, из местного славянского населения. Традиция собирать дань при Рюрике, вероятно, была отменена, но не забыта, так что после смерти Рюрика Олег мог ее вспомнить и применить к Киеву, где «княжение» на современном языке означает «крышевание», то есть «защиту от притязаний иных князей», и, соответственно, основание для сбора дани. Само имя Олег могло быть русским, резвившимся из имени Волк (имя ВОЛК, записанное руницей, могло быть прочитано как ВОЛЬГА, и как ВОЛЕГ, а с отбрасыванием протетического согласного «В» и как ОЛЕГ).  

    Наконец, поскольку охрана храмов могла состоять и из какой-то части варягов, на роль князей могли претендовать и те варяги, которые имели скандинавское происхождение своих родителей.

    Продолжу цитирование. «Всё это вызывало многочисленные вопросы о подлинной истории происхождения Руси, на которые Сталину не хотелось отвечать. Так почему бы не перевести разговор на другую тему? Зачем копаться в истории появления варягов в Новгороде и оценивать их роль в создании Древнерусского государства? Давайте просто напишем, что Олег свалился в Киев из Новгорода, не вдаваясь в подробности его происхождения. А Русь назовём Киевской, чтобы жители Советской Украины помнили, что они тоже хоть чуть-чуть, а всё-таки русские.

    Товарищ Сталин провозгласил, что Русь основали не шведы, а славяне, и дал соответствующие по этому поводу указания. Никто из историков даже помыслить не мог ослушаться. Историческому «вредительству» и проискам норманистов был объявлен решительный бой! «Советская историческая наука, следуя указаниям Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, положив в основу замечания товарищей Сталина, Кирова и Жданова на «Конспект учебника истории СССР», разработала теорию о дофеодальном периоде… уже в теоретических построениях основоположников марксизма нет и не может быть места норманнам как создателям государства среди диких восточнославянских племен», – писал в 1949 году в работе «Борьба с норманизмом в русской исторической науке» декан исторического факультета Ленинградского университета Владимир Мавродин» [4:11-12].

     

    Рис. 15. Одна из конференций по истории в конце 40-х годов ХХ века

    На рис. 15 [4:9] видна конференция по истории. Подпись Олеся Бузины такова: «Академик Греков схватился за голову. Так выглядела одна из конференций по истории в конце 40-х годов. Всё по указке Сталина!» – Непонятно, отчего академик Греков схватился за голову, ибо через две страницы помещен его портрет, под которым О. Бузина подписал: «Академик Греков внедрил по указанию Сталина Киевскую Русь в сознание масс». Так что сокрушаться на конференции по поводу внедрения указаний товарища Сталина у него не было н малейшего основания.

    Напротив, он должен был гордиться выполнением такого ответственного поручения. На мой взгляд, на фотографии академик Греков просто закрыл часть листочка с записями от ненужного ему потока света от одного из прожекторов. Никакого сожаления по поводу услышанного данная его поза не выражает.

    Что же касается высказывания Мавродина, процитированного выше, то я с ним полностью согласен, ибо держава Рюрика была построена не за счет скандинавов-викингов, а за счет славян, но не диких, а имевших весьма высокий культурный уровень (например, они перемещались на летательных аппаратах – виманах).

    Филиппика против академика Грекова.

    А это – мой подзаголовок, ибо автор рецензируемой книги пишет: «К этому моменту несчастные норманисты – и мёртвые, вроде дореволюционных Карамзина и Соловьёва, и живые, забившиеся под кафедры, были окончательно «разбиты» академиком Борисом Грековым. Этот Лысенко от истории, родившийся в Миргороде и преподававший до революции в женской гимназии, уже успел прославиться точным исполнением сталинских инструкций в монографиях «Киевская Русь» и «Культура Киевской Руси», вышедших в свет в 1939 и 1946 годах. Особого выбора у него не было. Борис Греков висел на крючке у Сталина: в 1930-м его арестовывали по так называемому «Академическому делу», вспомнив, что в 1920 году будущий академик оказался в Крыму у Врангеля. Коллеги-историки хорошо понимали, что Греков придумывает «Киевскую Русь», обслуживая заказ режима. Но возражать ему означало спорить со Сталиным.

    Все эти подробности со временем забылись. Нынешние украинские школьники, которым преподают эту самую никогда не существовавшую Киевскую Русь, ничего не знают ни о Грекове, ни о его подлинном вдохновителе с кавказскими усами. Они тоже не задают лишних вопросов, чтобы без проблем сдать тексты. Но мы-то с вами знаем, что Русь была просто Русью. И не древней. И не киевской. Ни приватизировать ее, ни сдать в архив истории не удастся. Уверен, эту страну еще ждут удивительные превращения. Просто мы не в состоянии их пока представить» [4:1-13].

     

    Рис. 16. Академик Борис Дмитриевич Греков

    Википедия о его исследованиях пишет: «В 1930-е годы Греков начал изучать историю Киевской Руси, став известным оппонентом украинского историка М. С. Грушевского, который присваивал наследие Киевской Руси по большому счету только современной Украине. Наиболее известной монографией Грекова является книга «Киевская Русь» (1939), она была одной из трех его работ, получивших Сталинскую премию. В этом труде, проникнутом идеологией марксизма-ленинизма и сталинизма, Греков делал упор на большей значимости сельскохозяйственной деятельности в данном государственном строе, нежели важности коммерческих отношений. Именно он первым пытался доказать существование феодальной формации в Киевской Руси».

    Иначе говоря, Б.Д. Греков рассмотрел часть Руси Киевского периода и показал, что относить ее к периоду нарождающегося капитализма нет никаких оснований: это типичная феодальная страна. Считать этот край чисто украинским тоже нельзя. А О. Бузина приписал ему то значение названия «Киевская Русь», принятое на современной Украине, с которым он боролся.

    Обсуждение.

    Как обычно, в сочинениях лиц, пишущих на исторические темы, можно различить две проблемы: взгляд самого автора, и современный уровень знания данной темы историками. Каждая проблема многослойна.

    Олесь Бузина на первом слое выступает как противник понятия Киевская Русь, которое в современной ему Украине трансформировалось в понятие «Киевская Русь-Украина от моря и до моря» (от Балтийского до Чёрного). Ясно что такое украинское понятие является настоящим перехлёстом: в то время не было Украины, Киев тогда назывался еще «Стрелой Яра» и не входил в число вторичных Аркон, известных Рюрику. Всё это – более поздние названия, примененные к городку, образовавшемуся вокруг воинского поселения Рюрика. Так что Олесь Бузина выступил за историческую истину против раздувания небольшой древней области до размера средневекового европейского государства. В этом смысле он прав, и тем самым неугоден киевским властям, которые продолжают придерживаться указанного ложного понимания. И эта его позиция послужила, наряду с другими его высказываниями причиной его убийства: нынешнему украинскому режиму не нужны критики.

    Однако во втором слое мы видим, что Олесь Бузина, как настоящий украинец, видит создание лжи о Киевской Руси в происках иностранцев, а именно русских. Так, введение понятий «Киевская и вся Западная Русь» Михаилом Александровичем Максимовичем, украинцем из нынешней Черкасской области на хуторе Тымковщина (в то время – Полтавская губерния России) осталось им незамеченной, а ссылки идут на русских исследователях, как XIX, так и ХХ веков. Тут досталось и русским учебникам для школ, и употреблением термина во времена Сталина, и академику Грекову. Между тем, понимание этого термина Грушевским осталось у Бузины вне рассмотрения. Иначе говоря, украинцы к раздуванию значения Киевской Руси в его работе не имеют никакого отношения. Нет и анализа формулы монаха Гизеля, члена посольства Богдана Хмельницкого, утверждавшего, что Киев – мать городов русских (хотя существительное мужского рода, «Киев», плохо подходит на роль «матери»). Так что во втором слое Олесь Бузина видит промахи только у русских соседей, не замечая их в своём украинском огороде.

    В третьем слое, который в первой главе едва намечен, но развёртывается в полный размер во второй главе, он полагает, что подлинными создателями Руси выступали скандинавы-викинги. Он – норманист, и не скрывает этого. Все его сведения (как, впрочем, и остальных норманистов и антинорманистов) основаны на изучении летописей. О существовании в них подчисток и вписываниях фальшивого материала они ничего не знают, а также им неведомы результаты исследования других письменных источников: берестяных грамот, петроглифов, геоглифов, золотых пластин, надгробных плит, то есть, всего того, что известно мне. И в этом третьем слое Олесь Бузина также выступает не на стороне истины.

    Впрочем, именно так и поступают журналисты: им важен сиюминутный факт, то впечатление, которое он может произвести. У них всегда цейтнот, они не имеют времени на фундаментальное исследование, и то, что О. Бузина вместо длинной статьи написал целую книгу – это, разумеется, с его стороны настоящий подвиг. Заметим, что он с усмешкой подает творчество Тараса Шевченко, вышучивает пантеон богов Литвы, делая акцент на боге секса, словом, проявляет себя скорее шутником, чем взвешенным обозревателем. Именно такой стиль имеет и его книга «Докиевская Русь». Шутка тут состоит в том, что, доказав отсутствие Киевской Руси, он не может описать и никакой «Докиевской», ибо невозможно представить предшественника того, что не существовало.

    А далее переходим к рассмотрению проблемы собственно Киевской и Докиевской Руси. Тут тоже мы находим первый слой проблем: существование территорий. Существовала ли территория вокруг Киева? – Безусловно! Она существовала после появление Киева, во время его появления, и до его появления. Следовательно, тут вопросов нет и быть не может. Вопросы возникают на втором слое: как называлась эта территория до того, как появился Киев и во время его появления?

    Русские летописи не дают ответа на этот вопрос просто потому, что их писал Нестор летописец (1056-1114), монах Киево-Печерского монастыря. В XIIвеке Киев точно существовал, и этим именем можно было спокойно пользоваться. А как это место называлось раньше, его не интересовало. По сути дела, историки XIX-ХХ веков все свои выводы делали, опираясь на его работы, делая акцент то на одно, то на другое. Во времена Яра Рюрика (856-881) город назывался СТРЕЛА ЯРА. До него – возможно, по имени одного из легендарных мест, связанных с легендой о Щеке, Хориве и сестре их Лебеди.

    Но такова проблема не только Киева. Новгород при Рюрике назывался 35 Арконой Яра, а до Рюрика – Москвой Мары. Рим назвался после Рюрика Римом, при Рюрике – Русью Рима, чуть раньше – Первой Арконой Яра, еще раньше, до Рюрика – Русью Яра, а еще раньше – Миром Мар. Афины были 24 Арконой Яра при Рюрике. Но пока этого академическая историография не знает и знать не хочет, ибо позднее название переносится на те времена, когда город строился совсем под другим названием, и даже на те времена, когда там не жили люди.

    Обычно первые археологи оказываются довольно щепетильными и пишут: «на территории современного Киева мы обнаружили» – и далее идёт перечисление находок. А последующие исследователи уже не так осторожничают и пишут: «на территории Киева мы обнаружили» – и далее идёт перечисление находок того времени, когда имени Киева еще не существовало. Иначе говоря, росчерком пера они продлевают современное имя на несколько столетий вглубь истории, вовсе не намереваясь задурить кому-то голову, а проявляя, так сказать, профессиональную халатность. А последующие поколения историков уже не воспринимают это как небрежность, а полагают, что данный  исследователь имел какие-то серьёзные основания для такого мнения. Вот и вырастает очередной «поручик Киже», которого реально не существовало.

    Имеется у проблемы и третий слой: если мы даём историю Руси по столицам, или по «нашествиям» (если мы завоёвываем нечто у соседей, то это «наши победы», а если сосед берет кусок нашей территории, то это – вражеское «нашествие»), то возникает вопрос: понятия «столицы» или «завоевания» прежде имели тот же смысл, что и сегодня, или иной? Ведь одно дело, если столица, или «стольный град» является местом, где можно хорошо поесть и переночевать (в то время административными центрами являлись храмы), и совсем другое, если столица – это административный центр какой-то территории. И то же самое – с «набегами»: русские однодеревки из-под Смоленска («Милиниски» у Константина Багрянородного) совершили набег на Константинополь и взяли дань, а затем ушли. А вот варяги до Рюрика дань взяли, но не ушли. А при Рюрике те же варяги являлись уже частью войска Рюрика, и не только регулярно брали налоги (тоже разновидность «дани») и не ушли, но зато построили на этих территориях мировую державу. Однако с точки зрения современной историографии и то, и другой, и третье – это «набеги». И еще одна проблема «князья» как командующие кавалерийскими отрядами в войске Рюрика и «князья» как предводители набегов на соседей (своеобразные махновцы) – это одно и то же?    

    На этом примере мы видим, что современная историография способна подавать только один слой исторической истины, за что ее и стал критиковать Олесь Бузина, не замечая, что его родная Украина делает то же самое. Но до второго слоя академическая историография не дошла, поскольку из всех видов исторических источников остановилась только на одном: где уже были историографические сочинения, но более ранние, то есть, хроники и летописи. Понятно, что компактное и последовательное изложение гораздо удобнее для исследования, нежели разрозненные надписи на камнях, коже, бересте, скалах, земле, золотых пластинах, надгробных плитах и т.д. Эти надписи отрывочные, посвящены не сразу понятно, каким эпохам и в каком аспекте рассмотрения; их еще нужно атрибутировать и датировать – словом, с ними очень много возни. А исторической информации – капля. Однако я не поленился, и обладаю теперь много большей информацией, чем  академическая историография. А третий слой ею даже и не ставится в качестве проблемы, поскольку источников для ответа на соответствующие вопросы она не имеет. Таковы проблемы, которые высвечиваются при анализе произведений на тему существования Киевской и Докиевской Руси.

    Заключение.

    Любая книга, которая пытается осмыслить наше историческое прошлое – всегда удача, даже если ряд вопросов она не решает, или решает неверно. Зато она провоцирует поиск ответов, причем зачастую они уже существуют в интернете. И это позволяет полемизировать с автором, даже если его убили, в том числе и за тот взгляд на историю, который был неугоден фашистскому режиму современной Украины.

    Литература.

    1. Утешение историей от Олеся Бузины: «Тарас-миротворец». 6 марта 2015 года. Источник: http://www.segodnya.ua/blogs/olesbuzinablog/uteshenie-istoriey-ot-olesya-buziny-taras-mirotvorec-597901.html

    2. Время и люди: "Болотный корень славян" (часть вторая). 27 февраля 2015года. Источник: http://www.segodnya.ua/blogs/olesbuzinablog/vremya-i-lyudi-bolotnyy-koren-slavyan-chast-vtoraya-596005.html

    3. Время и люди: "Болотный корень славян" (часть первая). 20 февраля 2015 года. Источник: http://www.segodnya.ua/blogs/olesbuzinablog/vremya-i-lyudi-bolotnyy-koren-slavyanskogo-roda-594099.html

    4. Бузина Олесь. Докиевская Русь. – К.: Арий, 2015. – 272 с., ил.

    5. 25 фактов о Киевской Руси, которые должны знать все русские. 11 июня 2015 года. Источник: http://stockinfocus.ru/2015/06/11/25-faktov-o-kievskoj-rusi-kotorye-dolzhny-znat-vse-russkie/

    6. Рудевич Алексей. Что нужно знать о Киевской Руси. 21 октября 2014 года. Источник: http://russian7.ru/post/chto-nuzhno-znat-o-kievskojj-rusi/

    7. Киевская Русь – откуда пошло такое название. 10 августа 2013 года. Источник: http://politicon1.at.ua/forum/50-142-4

    8. Острогорский М. Учебник русской истории. Элементарный курс. – М.: 1916. – 180 с., ил.

    9. Сапрыкин Д. Л. «Образовательный потенциал Российской Империи» (ИИЕТ РАН, М., 2009)

    10. kp_dacha. Традиционные типы домов на Руси. 11 сентября 2012 года. Источник: http://kp-dacha.livejournal.com/1939.html

    11. Шестаков Андрей. История СССР. Краткий курс. Учебник для 4-го класса. 1955

    12. Черникова Юлия. Как писались учебники истории при Сталине. 16 февраля 2010 года. Источник: http://urokiistorii.ru/learning/manual/2010/16/kak-pisalis-uchebniki-istorii-pri-staline

    13. Стариков Николай. Как переписывают историю в школьных учебниках народов бывшего СССР. 16 апреля 2014 года. Источник: https://nstarikov.ru/blog/50730

    14. Киевская Русь. Источник http://histua.com/ru/istoriya-ukraini/kievskaya-rus/kievskaya-rus

Комментарии:

Владимир Н
23.04.2016 21:04
Олесь Бузина-это элита современной Окраины. Вечная память!

Оставьте свой комментарий


Закрыть

Задать вопрос В.А. Чудинову